HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2019 г.

Саша Николаенко

Клетки

Обсудить

Роман

На чтение потребуется 4 часа 20 минут.
Скачать файлом doc, fb2, pdf, txt за 97 руб.:
Сразу после оплаты кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»

 

Цитата | Скачать и получить доступ ко всем публикациям месяца в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

 

Купить в журнале за июль 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2015 года

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 2.07.2015
Оглавление

1. Часть 1. Игрок
2. Часть 1. Игрок. Глава 1. В которой главный герой не находит себе места
3. Часть 1. Игрок. Глава 2. Марсельеза Люпен Жирардо

Часть 1. Игрок. Глава 1. В которой главный герой не находит себе места


 

 

 

 Иллюстрация. Название: «Клетки». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

Антон Павлович Райский не любил людей.

«Терпеть их всех не могу. Тьфу на них! – думал Антон Павлович, глядя, как люди бессмысленно бегают туда-сюда по тротуару под окном его кабинета. – Просто зла на них не хватает, до чего надоели!». И Антон Павлович шевелил во рту языком, накапливая слюну.

Накопив её достаточно, чтобы плюнуть, обращал взгляд к дворовой арке. Многолетний опыт плевания (Антон Павлович плевал на людей с раннего детства), подсказывал ему верную траекторию падения плевка с учётом направления ветра и скорости вынырнувшей из-под арки цели. Если пешеход выныривал стремительно, а ветер дул в сторону Антона Павловича, плевать на такого означало бросаться слюной на ветер. В таком случае Антон Павлович ограничивался лишь мысленным: «Тьфу на него!» – но не плевал, накапливая слюну до следующего раза.

Направление ветра и прочие погодные условия он определял значительно точнее Гидрометцентра. Выйдя в полдень из кухонной двери на мансарду, Антон Павлович опускал в рот указательный палец и, щедро послюнявив фалангу, устремлял палец в небо, мгновенно производя необходимые расчёты.

В такие минуты Антон Павлович возвышался над двориком, как капитан в корабельной рубке возвышается над форштевнем океанского лайнера.

Над форштевнем двора Антон Павлович нависал зимой, нависал летом, нависал осенью, в ноябрьские сумерки и на Рождество.

Порывистый северо-западный ветер был непредсказуем. Северо-восточный относил плевок в сторону песочницы. Юго-восточный означал, что плевать следует сразу после появления из-под арки тени идущего. Такой плевок Антон Павлович производил не от презрения к отдельному человеку (его ещё было не видно), но от неприязни ко всему человечеству. А от человечества Антон Павлович не ждал ничего хорошего.

Стихия боролась с Антон Павловичем. Антон Павлович боролся со стихией, отдельным человеком и человечеством в целом, доставляя себе ни с чем не сравнимое удовольствие, и делал это, не причиняя никому видимого вреда. Оплёванный пешеход беспечно устремлялся дальше. Антон Павлович провожал его торжествующим взглядом.

Совершив пару попаданий против одного промаха и бодро насвистывая, отправлялся завтракать. Проигравшись вчистую, садился к столу мрачный, ел без аппетита яйцо и уходил к себе, раздражённо звеня ложечкой в чае.

Здороваясь в парадном с консьержкой, проходя мимо стайки знакомых старушек в парке, стоя в очереди за хлебом или сталкиваясь с соседом на лестничной площадке, Антон Павлович вежливо здоровался и улыбался, слегка приподнимая край шляпы. Без шляпы Антон Павлович не выходил. Его улыбка говорила: «Здорово, приятель! Веду шесть ноль. Эх ты, лысина!». Или: «Погоди у меня, торопыга, будет тебе ещё не такой каркаракуль!».

Оплёванные соседи улыбались Антону Павловичу в ответ.

– Антон Павлович, дорогой! Как продвигается книга? – спрашивали они.

«Я тебе покажу, «продвигается»!» – думал Антон Павлович, улыбаясь.

– Антон Павлович, милый, ваша последняя книга это просто апофеоз! – говорили они.

«Я тебе покажу апофеоз!» – мысленно грозил и опять улыбался.

– Антон Павлович, оплатите, пожалуйста, пятьдесят рублей за домофон, – говорили они.

«Я тебе покажу, «пятьдесят рублей за домофон»!» – думал и улыбался, и так шли дни.

 

Антон Павлович был писатель, обласканный неприхотливым, доверчивым читателем, на которого плевал, издёрганный ненавистным критиком Добужанским, на которого не имел возможности плюнуть, поскольку негодяй Добужанский жил на другой улице, страдающий от отсутствия новизны в сюжетах (все, что можно написать, было уже написано Антоном Павловичем по несколько раз), терзаемый издателем и терзаемый несвареньем желудка.

Преследуемый неотступно глазами жены, газами, журналистами и ежемесячной выплатой ипотеки за дачный участок, Антон Павлович Райский был трагически не молодой, блистающий лысиной человек со съёмной челюстью и больной печенью.

Бело-розовый зубной протез по утрам эластично улыбался ему утопленником со дна дезинфицирующего раствора. Это было отвратительно и снилось в кошмарных снах. Кошмары Антон Павлович записывал, протез ненавидел.

Место на голове, где на заре мятежной зрелости у Антона Павловича ещё были волосы, теперь, неприкрытое шляпой, отражало свет настольной лампы.

В страшных снах бедный Антон Павлович часто видел себя бегущим от нейлонового протеза по скользкой пластиковой поверхности собственной лысины. Та отражала луну и звёзды.

Печень являлась Антону Павловичу во снах, одетая в чёрное, точно Фагот или покойница, но не бежала за ним, а стояла на горизонте и грозила в след кулаком.

Пробегав всю ночь по сну, как дряхлый лис по запертому курятнику, Антон Павлович просыпался в холодном поту, мутно видел в окне зарю и засыпал опять, чтобы вновь проснуться.

И увидеть в стакане челюсть.

Всё это было ужасно. Но хуже «ужасного» было то, что с некоторых пор у Антона Павловича в голове началась какая-то молчаливая и мучительная клаустрофобия. К сюжетам кошмаров добавился лифт, похожий на полый металлический шар, несущийся из ниоткуда в никуда, в котором Антон Павлович болтался резиновым мячиком, отскакивая от стен и не в силах остановится.

Кабинет, прекрасный кабинет вишнёвого дерева с ливингстоновским креслом, с золотой росписью «Мюльбарх» над нотной решёткой кремового рояля, с каминными часами, копиями Доре и тремя терракотовыми коллекционными котами на полочке казался ему западнёй.

Мышеловкой Антону Павловичу представлялась разверзнутая пасть ноутбука.

Она манила, как манит прекрасная женщина, обещая взаимность. С восторгом мыши, привлечённой запахом сыра, Антон Павлович бросался к столу, заносил безымянный палец над россыпью букв, намереваясь облачить их рассеянное богатство в одноимённую повесть или роман. И беспомощно замирал.

Холодно взирал на него с книжной полки Спиноза, ухмылялся Вольтер.

Гёте, Руссо и Ауэрбах прятались за тяжёлыми гардинами, высовывая длинные носы. Шуршал и ворочался Гоголь. Хихикал Заратустра, подмигивала хитрая ведьма Вульф. Печально отворачивался Виклиф. Скрипел пером надутый лицемер Шекспир. Томас Мор показывал край лиловой мантии из за плеча грустного бородатого Диккенса. Шептались адские сестрички Шарлотта с Эмилией.

Спина Антона Павловича горбилась, под халатом разливался ядовитый пот умственных усилий. Антон Павлович ненавидел Спинозу, взгляд которого был ему отвратителен. Толстые губы и глупые брови, густые волосы, спокойный взор тихих чайных очей Спинозы, его бессмысленный трактат «О Боге, человеке и его счастье» и весь он сам доводили Антон Павловича до отчаянья и чесотки. Болела печень. Протез вдавливался в десну.

Антон Павлович хватался за голову, вскакивал из своего Ливингстона и с воинственным, пронзительным стоном бросался на полку со Спинозой.

Когда поверженный насмешливый бенедиктинец в семи томах оказывался на полу, Антон Павлович тапочком отправлял его под диван. Это помогало.

Но ненадолго. Кроме ненавистного Баруха оставалась ещё вся английская, французская, испанская, японская и прочая классика. Оставался Маркс. Оставался Энгельс. Оставалась нестерпимая, жалкая, скучная, отвратительно написанная Русская Классика. Фиглярская поэзия золотого века, хромоногий Байрон, ловелас Александр Сергеевич, Жуковский, Замятин и Карамзин…

Лесков и Фёдор Михайлович. Фонвизин и Шмелёв. Два Толстых и ещё одна Толстая.

С ними было ничего не поделать.

Джером Клапка Джером…

Оскар Уайльд…

Блейк…

Остен…

Мери Шелли…

Конан Дойл с Агатой…

Шоу, Киплинг и Грин…

Карлсон начинал кружиться, жужжа в пустой голове Антон Павловича. Малыш бил его сочинением Линдгрен по твёрдой лысине…

Все они: те, что стояли на полках справа и слева, посередине, вверху и внизу, и те, что с ледяным презрением взирали на Антон Павловича свысока – были воры! Воры и негодяи, удачливые негодяи, опередившие Антона Павловича отнюдь не талантом, умом или плодовитостью, а только временем своего рождения.

Родись Антон Павлович в семье Габриэля Альвареса в 1632 году, он стал бы Спинозой. Но хитрый Барух – спинозист, пронырливый, как его метафизика, – обошёл Антон Павловича на четыре столетья.

Уайлд отнял у Антон Павловича «Дориана Грея».

Кристи – «Десять негритят» и «Восточный экспресс».

Шекспир отнял Гамлета, Ромео с Джульеттой и «Сон в летнюю ночь».

Все эти так называемые авторы и отняли у Антон Павловича сон, успев написать до него всё, что мог бы написать он. И теперь, умерев, оставались торжествовать, недоступные и безнаказанные.

«Нет, погодите у меня, мерзавцы, я вам ещё устрою! Я вам покажу, как!» – угрожал классикам Антон Павлович и затравленной тенью метался вдоль кабинетных полок. «Я тебе покажу «Войну и мир»!» – обращался ко Льву Николаевичу. «Я тебе покажу «Преступление и наказание»!» – к Фёдору Михайловичу. «Я тебе такие «Алые паруса» устрою»! – шипел Александру Степановичу.

И классики замирали в испуганном, благоговейном, как ему казалось, ожидании.

 

Сразив птеродактилей от литературы, Антон Павлович падал с ног в предусмотрительно подвинутое кресло и затихал, обессиленный. Ему не писалось. В голове оставался жужжать Карлсон. Лысина по-прежнему отражала свет настольной лампы.

Кабинет погружался в сумерки. Тикали, ещё дальше унося Антон Павловича от классиков во времени, каминные часы. С полочки равнодушно смотрели коллекционные терракотовые коты.

Что оставалось? Оставалось плеваться.

И Антон Павлович просыпался после очередного кошмара, согреваясь освещавшей его мучительное существование мыслью: «Сейчас я вам!» – думал, просыпаясь, и опускал с дивана синие, жилистые ноги в тапки.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июль 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение июля 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

1. Часть 1. Игрок
2. Часть 1. Игрок. Глава 1. В которой главный герой не находит себе места
3. Часть 1. Игрок. Глава 2. Марсельеза Люпен Жирардо

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.09: Борис Чурин. Репка (сказка)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!