HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 г.

Рустам Ниязов

Рассказ о том, как азарт сгубил Алвана

Обсудить

Сказка


(из серии «Страшные сказки о великом Шгаре»)
 
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 18.05.2007
Рустам Ниязов. Рассказ о том, как азарт сгубил Алвана. Иллюстрация. Источник: imageserver.ru

Случилась эта история на окраине старинного города Шгара, еще в те времена, когда в городе было много приезжих купцов. Один из них, приехавший из города Чи, женился на дочке богатого ремесленника и остался навсегда в этом городе. Он не имел в родном Чи долгов и престарелых родителей. Согласно законам жития, этого было достаточно, чтобы получить фирман на постоянное поселение. Дела у купца пошли в гору, к тому же вскоре родился мальчик. На радостях отец назвал первенца Алваном, что означало "Первый". Постепенно купец разжился и стал главой местной торговой гильдии и самым богатым человеком Шгара. И жить бы ему поживать, да только сын рос капризным и шаловливым. В этом ему немало подсобили многочисленные друзья купца, часто гостившие у него дома и избаловавшие наследника, кто словом непотребным, а кто и подарками. Один из них, помнится, привез ему игрушечное ружье с пистонами. Долго после этого юный Алван пугал обитателей квартала своими выходками. Бывало, подстережет темным вечером одинокую старушку, засидевшуюся в гостях у дочки, а затем заглянувшую на базар, чтобы купить немного дрожжей для утренних лепешек. Да как пальнет ей под нос! Дрожжи в пыль, а бедная старуха – в обморок.

Чтобы наказать своего отпрыска, купец приказывал дворовым запирать хулигана в своем торговом складе до утра. Но разве этим проймешь дурную башку?

Ну, так вот. Чем старше становился Алван, тем больше находилось на его душу пороков. Одним из них оказался азарт. Пристрастился парень к игре в нарды, да так, что мог целыми днями сидеть в беседках своих дружков, да и стукать по доске деревянными кругляшками. Только и слышался его голос: "тиш-биш, тим билиш!". Так Алван заговаривал кости, и часто небезуспешно. И вот однажды играл он на окраине города, на одном из богатых сборищ, которые устраивали себе дети местной знати. Молодежь галдела, пила вино, наслаждаясь вечерней прохладой, веявшей от прозрачных струй великой реки Лим. И вдруг к ним подошел грязный уличный попрошайка Урваб. Старый, однорукий, одетый в тряпье, днем он промышлял на базарах, а вечером ходил по скрытным улочкам и навязывался в игроки. Хвастался тем, что руку свою потерял, участвуя в достославные времена в восстании знаменитого разбойника Имвала.

Но любой торговец из любого базара скажет вам, что руки у него не стало от воровства, когда еще свирепствовал в Шгаре прежний городовой, про которого сейчас говорят – "Отец Порядка", а раньше так и звали – Гроза Воров. Это прозвище он получил за то, что ввел наказание увечьем даже для таких мелких дельцов, каким и был Урваб.

Вот и стоял теперь Урваб перед игроками и просил принять его на кон. Подвыпившие парни стали отгонять непрошенного гостя. Кто-то бросил в него объедками со стола, за что тут же получил нагоняй от старшего из них, сына самого главы храма Ишнар. Сын жреца помнил законы и предупредил всех, что храм запрещает швырять в нищих объедками. Впрочем, он тут же рассмеялся над своей серьезностью и, подняв с трапезного ковра баранью лопатку, сам подал пример и бросил ее в Урваба.

Но попрошайка не унимался. Он нудно ходил кругами вокруг играющих, вспоминая храброго Имвала и свою родную мать, якобы знакомую со знаменитым смутьяном и не дожившую, слава Ишнар, до седин. Он клянчил хотя бы один кон, и, в конце концов, добился своего. Его подозвал к себе, как вы и догадались, наш неуемный Алван. Он был единственный, кто играл до последней монеты и с кем угодно.

– На что сыграем, достопочтенный Урваб? – с наигранной вежливостью сказал он, и вся честная компания прыснула со смеху.

Урваб принялся что-то бормотать про полуденную жару, делавшую покупателей на базаре черствыми к просящим людям, про заоблачные цены в харчевнях, одним словом, было понятно, что играть ему не на что.

– Но, я могу сыграть и в долг, достопочтенный Алван! – заявил Урваб.

Алван, весело оглядываясь на дружков, громко спросил:

– А, может, заложишь свою вторую руку, достопочтенный Урваб?!

Компания опять залилась смехом, но громче всех рассмеялся сам Урваб. Показывая миру свои кривые желтые зубы, он заявил прямо в глаза Алвану:

– Почему нет, достопочтенный Алван?!

Но Алвана смутить было нельзя. Несмотря на свою молодость, он знал толк в мужских словесных перепалках и мог ответить на любой вызов. Толпа замолкла, а Алван собрал с доски кости. Они быстро расставили кругляшки и бросили жребий. Ход выпал на Урваба. Попрошайка сгреб кости, провел рукой вокруг рта, словно обвязывал толстые слюнявые губы невидимой ниткой, и вот желтоватые кубики уже весело катятся по доске.

Игра пошла для Алвана хорошо, но ловкая единственная рука Урваба мешала ему сосредоточиться. Длинные грязноватые пальцы то крутились и вертелись над игрой, то колотили костяшками по краю доски, а когда приходил черед хозяина руки бросать кости, они, как змейки на старом весеннем пне, вились в каком-то темном клубке, пытаясь подняться одна выше другой. И Алван проиграл. Друзья, весь кон галдевшие и подтрунивавшие над Урвабом, сначала замолкли и вдруг разразились смехом, таким громогласным, что всколыхнулись даже ивы на берегу.

Громче всех смеялся сам однорукий победитель. Он задрал старую рубаху и, показывая всем свою культю вместо левой руки, кричал в лицо Алвану: "Отдавай руку, достопочтенный Алван!"

Теплое вино и позор поражения помутили разум Алвана. Да еще этот обрубок плеча, который так странно смотрелся, когда Урваб вилял им по сторонам. Перед глазами Алвана вертелась смуглая, с грубыми шрамами культя, и смотреть на это зрелище было невыносимо.

Алван, не ведая, что творит, схватил кривой разделочный ножик и вонзил его в грудь Урваба.

Тот издал звук, будто поперхнулся и повалился на бок. Его тело задрожало, а на ковер полилась кровь.

Вся компания, еще недавно весело подтрунивавшая над своим неудачливым другом, вдруг разом отпрянула и бросилась врассыпную. Алван тоже поднялся на ноги и отошел от ковра. Ему вдруг показалось, что ковер быстро пропитается кровью и запачкает его самого. Смертельно раненый Урваб перевалился на спину и застонал. Его рука нелепо подвернулась, будто несчастному было уже совершенно не нужно заботится об удобстве своего тела. Алван почему-то подумал в этот момент не об ужасе убийства, а о том, что уже темно и луна зашла за тучи, а значит, домой будет трудно добираться.

Разбежавшиеся по первому разу, парни стали возвращаться обратно. Самый старший из них, тот самый сын главы храма, подошел к Алвану и тихо сказал:

– Алван, кажется, ты его зарезал...

– Вижу! – резко ответил Алван. Он уже протрезвел и что-то обдумывал. Потом приказал всем друзьям взять ковер за концы и оттащить к берегу.

В сгущающейся темноте друзья волокли ковер, не смея смотреть на тело раненого. Когда под ковер попадал камень, умирающий Урваб слабо вскрикивал, побуждая парней бросить все и убежать, но убегать было нельзя, и они это знали.

Когда они приволокли ковер к самой кромке воды, Алван громко спросил:

– Друзья, заберите из ковра все вещи, которые могут выдать вас!

Друзья молчали, только один из них тонко заскулил:

– Алван, будь ты проклят, ты его убил ножом, на котором клеймо моего отца! Вытащи нож, я умоляю тебя!

Алван зло ответил:

– Ну и что? Ножами твоего отца пользуется весь Шгар!

Скуливший парень ничего не сказал, и даже отошел за чью-то спину.

Алван схватил круглый камень, серо светившийся от рассеянного тучами лунного света, и положил его на ковер. Парни, кто понял его замысел, тоже стали шарить вокруг себя в поисках камней, а те, кто со страху потеряли рассудок, стояли и ждали, когда закончится весь этот ужас. Когда вокруг тела Урваба появилось с десяток камней, Алван и еще один парень схватили уголки ковра и стали завязывать его в узел. Они стянули концы что есть силы, чтобы ни один камень не выпал из этого своеобразного мешка. Затем поволокли его вдоль берега, выше по течению, там, где река делала поворот на Шгар. И в этом месте с небольшого обрыва сбросили ковер в воду.

Домой возвращались молча и перед тем как разойтись, поклялись друг другу держать языки за зубами.

С тех пор зажил Алван по-прежнему. Стареющий отец постепенно отходил от дел, а заменить его было некому. Он много раз пытался приобщить сына к управлению торговлей, но Алван был рассеян и неусидчив.

Так бы и жили, если бы не постучала в ворота их знатного дома болезнь и беда. У Алвана, в тот день гостившего у дяди, внезапно разболелась левая рука. Сначала она ныла в локте, а к вечеру боль отдавалась уже в лопатке и в шее. Покрытый испариной, Алван почувствовал лихорадку и попросил слугу дяди отвезти его к отцу. А жил его дядя в безымянном селе, откуда до города полдня езды. Это при хорошей погоде, когда под палящими лучами солнца глина превращается в мягкую пудру, пусть и назойливую, но вполне проходимую. Но на дворе стояла уже поздняя осень, раскисшая дорога хлюпала и налипала комьями на спицы повозки, замедляя ее ход. Как ни гнал слуга повозку, к городу они приблизились только к ночи. Луна временами исчезала за тучами и вот впереди мутно блеснула волнистая гладь Лим. И только остановил слуга повозку, чтобы дать коню передых, как вдали послышался конный топот. Слуга испугался и прижал морду коня к себе, умоляя глупое животное не брехнуть часом, ибо шатающегося по ночам лихого народа только и тянет к одиноким путникам. Но кони приближались. Тогда слуга схватил свои пожитки и обратился к смертельно уставшему от боли и тряски Алвану:

– Ой, хозяин, плохи дела! Надо бежать! Никто из добрых людей не повстречается нам в такую погоду и в такой час!

На что Алван ответил ему:

– Беги вдоль берега в город и позови моего отца!

Слуга с облегчением согласился, так как это снимало с него ответственность за события, изменить которые он был не в силах.

И вот когда слуга удалился, прячась в камышах, к повозке Алвана подъехал маленький конный отряд. По длинным копьям, привязанным к спинам всадников, было видно, что путники – люди военные, ибо шатающиеся на степном ветру разбойники никогда не носили длинные копья. Они спешились, быстрыми уверенными шагами приблизились к повозке. Впереди шел низкий угловатый старик, с развевающейся на ветру бородой. На его груди холодно белели железные лепестки кольчуги. По самые белые брови была задвинут медный шлем. Бедный больной юноша видел, как склонился старик над повозкой и коснулся своей рукой лица Алвана.

– Эх, Алван, Алван... – необычайно низким голосом произнес старик, и будто боевые барабаны громыхнули в его словах.

Единственное, чего хотел сейчас Алван – это чтобы сгустился необычайно плотный туман, в котором можно было бы раствориться и исчезнуть от врага. А то, что перед ним враг, Алван почувствовал сразу.

– Эх, Алван, Алван... – произнес старик еще раз. И вдруг рявкнул: – Вставай!

Откуда нашлись силы у Алвана, неизвестно, но он вскочил, словно ужаленный. Холодный ветер пронзил его тело, и оказался он в полукольце седых и хмурых воинов. На лицах многих из них виднелись страшные боевые шрамы, которые от света придушенной тучами луны казались глубокими и черными. Даже при ветре и влажном дыхании ночной реки почудился Алвану запах крови и гноя, веющий от страшных ночных воинов.

Старик, поднявший его на ноги своим криком, молча указал на песчаный берег. Алван, словно хмельной, понуро побрел туда. Когда его ноги коснулись холодной черной воды, старик прорычал за его спиной:

– Раз ты должен моему сыну руку, отдай ее!

В этот момент Алван разглядел в темном зеркале воды странное волнение. Небольшая волна поднялась перед ним, как столб, и с жутким клокочущим звуком вырвалась из этой массы длинная костлявая рука. И понял Алван, кому принадлежит эта рука! Он вспомнил эти змеиные пальцы, скрюченные и подвижные, так ловко обыгравшие его и опозорившие! И когда он это осознал, костлявая рука рванула его за плечо с такой силой, что хрустнули сухожилия. Увидев, как его рука, оторванная от тела, уходит в воду, Алван захрипел и упал на песок.

Вот такие дела случились ночью, у самых ворот города Шгар, на берегу прохладной Лим. Утром бедный отец, которого привел слуга, нашел холодное тело своего сына. Алван лежал на песке и смотрел в небо. Руки его были целы и кротко прижаты к телу, как у спящего ребенка.

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

23.04: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

08.05: Сергей Жуковский. Дембельский аккорд (рассказ)

05.05: Дмитрий Зуев. Хорей (рассказ)

01.05: Виктор Сбитнев. Звезда и смерть Саньки Смыкова (повесть)

30.04: Роман Рязанов. Бочонок сакэ (рассказ)

29.04: Йордан Йовков. Другой мир (рассказ, перевод с болгарского Николая Божикова)

27.04: Владимир Соколов. Записки провинциального редактора. 2008 год с переходом на 2009 (документальная повесть)

25.04: Бранислав Янкович. Соловей-пташка (рассказ, перевод с сербского Анны Смутной)

22.04: Александр Левковский. Девушка моей мечты (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!