HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 г.

Виктор Нюхтилин

Мелхиседек. Время

Обсудить

Философский роман

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 6.10.2007
Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2

Часть 1


Говорить о времени очень трудно, потому что сложился устойчивый стереотип его представления, который неизвестно когда появился, нигде никем не формулировался, но настолько общепринят, что попытка разрушить его вряд ли может считаться удачной мыслью. Но все же это надо обязательно сделать, иначе традиционное представление о времени будет постоянно искажать наше правильное понимание того, что с нами со всеми происходит.

Существует незыблемая умозрительная модель потока времени, в котором происходят, происходили, и будут происходить все мировые события. Создается грандиозная картина вечного Времени, равнодушного и постоянного в своем движении. Возник и укрепился образ чего-то, охватывающего собой абсолютно все. Все происходит во времени, от времени никуда не деться, оно продолжает и продолжает своим неумолимым бегом вызывать все новые и новые изменения в окружающем мире. Оно безжалостно. Оно неподвластно нам. Оно вобрало в себя всю нашу историю, влечет нас своим течением в свое будущее, и будет удерживать нас в себе всегда и безысходно. Мы в его воле полностью и навсегда. В обиходных понятиях сложился даже культ времени как высшего авторитета. "Время лечит". "Время покажет". "Ничего – придет Время!". "Время рассудит". Само время как бы делится еще на какие-то равнозначные составные – "связь времен", "время от времени", "новое время", "старое время". Время может даже выступать критерием целесообразности – "не ко времени", "не вовремя", "еще – не время". Время даже становится непонятным образом синонимом преуспевания – "время – деньги", или, одновременно с этим же, символом бренности всякого преуспевания – "время – вода". От времени даже образуются глаголы, то есть, временем выражается уже определенная форма действия, противоположная самому действию, как таковому. Это даже скорее глагольная форма бездействия – "повременить". Время вошло в плоть и кровь системы нашей ориентации.

В среде мыслителей для времени тоже уделяется самое почетное место. Оно и форма существования материи, и форма нашего осознания этой материи, и Бог еще весть что, но непременный участник всех диалектических процессов. То есть, всего, что имеет в себе развитие через противопоставление. Даже пространство считается четырехмерным – высота, ширина, длина и время. Как ни смотри на сложившиеся традиции его восприятия, а время представляется в них как самостоятельно действующая компонента движения истории и жизни. Как какой-то локомотив событий, или как некий катализатор действий – вот пришло время, и произошло то, что должно было произойти. Придет другое время – и еще что-то произойдет. Время здесь, вроде бы, как в качестве некоего источника силы оживляет и запускает процессы там, где оно присутствует. И, наоборот, там, где его уже нет – уже ничего не происходит. А там, где его еще нет – еще ничего не происходит. Вот как можно выразить такой взгляд на время графически.



Виктор Нюхтилин. Мелхиседек.

Рассмотрим этот простой график подробнее. Он таит в себе много интересного, несмотря на свою полную ясность и абсолютное соответствие нашим представлениям о времени. "Точка начала" – необходимый элемент, мы от него никогда не отступимся, об этом мы подробно говорили выше. Эта точка графически выражает принцип сотворенности Вселенной, одновременно с чем возникло и само время, как характеристика бытия вещей. Далее идет отрезок прошедшего времени. Мы его провели сплошной линией, поскольку нам доподлинно известно о том, что это время точно было и точно уже прошло. Документальных и научных свидетельств этому столько, что не стоит останавливаться на доказательствах. Далее идет "точка настоящего времени". Почему я изображаю настоящее время в виде точки? Потому что наше настоящее мгновенно становится прошлым. Каждый нынешний миг времени моментально поглощается новым мгновением времени и оттесняется в прошлое. Получается, что будущее постоянно накатывает на прошлое через точку настоящего времени, и точка настоящего времени – это всего лишь точка перехода будущего в прошлое. Пограничный пункт, место трансформации, превращения одного времени в другое.

Будущее время мы изображаем пунктирной линией, поскольку оно вероятно наступит, исходя из общего порядка вещей, но все же пока не наступило, в силу чего о нем можно подождать пока, говорить как о реальности. Сплошной черты оно еще не заслужило.

Кроме того, на графике есть стрелки, которые указывают, что совершается движение, то есть, в понятие заложена динамика. "Время течет", вот что означают эти стрелки, и течет оно в направлении от прошлого к будущему.

Вот так мы представляем себе время, и это абсолютно губительно сказывается на нашем мировоззрении и на понимании того, что происходит. Такое представление абсолютно губительно в силу своей абсолютной ошибочности. Посмотрим, почему.

Во-первых, надо выкинуть из этого построения будущее время, поскольку это лишь предполагаемое время. Его еще нет. А раз его еще нет, то его и совсем нет. Тем более что когда оно наступит, то мгновенно через точку перехода настоящего времени тут же превратится в прошлое время. То есть, само понятие будущего времени является просто потенцией прошедшего времени. Самостоятельной функции оно не несет, представляя собой лишь резерв все того же прошедшего времени, но резерв не реально существующий во всей своей предполагаемой полноте, а возникающий в момент перехода из настоящего в прошлое. Поэтому мы должны отрезок будущего времени убрать из графика как несуществующий в действительности.



Виктор Нюхтилин. Мелхиседек.

Точку настоящего времени мы оставляем, ибо она, несомненно, существует, пусть и в качестве момента преобразования. В данном случае нас ее качество не интересует, главным остается ее наличие в структуре времени.

Прошлое время уже произошло, и его уже нет. Того, чего уже нет, того тоже нет совсем. То, что было, уже не есть. Прошедшее время не существует объективно. Оно присутствует субъективно в нашем сознании. Наше сознание способно удерживать в себе многое чего, но не все из удерживаемого в нем существует в реальной действительности. Факт наличия в нашем сознании "чего-то" еще не является обязательным условием рассматривать это "что-то" в качестве реально существующего. Если в этом аспекте рассматривать все то же будущее время, то его можно назвать умозрительным, но не существующим, а прошедшее время можно тогда по аналогии назвать умозарегистрированным, но также не существующим в реалии, в силу чего мы и его попросим покинуть наш рисунок.



Виктор Нюхтилин. Мелхиседек.

Итак, единственно реальным остается время настоящее, поэтому отрезок прошедшего времени мы тоже убираем из графика, и, поскольку точка настоящего была нами отнесена от точки начала на дистанцию, соответствующую величине времени прошедшего, то, после исчезновения отрезка этого времени, точка настоящего времени должна уйти максимально влево и наложиться на точку начала. Таким образом, они образуют собой одну точку. Как назвать то, что было началом, и то, что является настоящим, а стало одним единым, если говорить о времени? Мы назовем ее "точкой происходящего", поскольку, после Начала, время, все-таки, существует и динамика его сохраняется постоянно.

Зачем мы свели эти две точки в одну? Затем, что линейное построение дает абсолютно неверное, линейное, представление о времени. Если смотреть на исходный рисунок традиционной модели времени, со всеми его отрезками, то возникает картина гигантской вздыбленной волны событий в точке настоящего времени, которая, прокатываясь от Начала в будущее, активизирует собой все новые и новые процессы изменения существующей действительности, оставляя позади себя завершенные, мертвые события, и, вызывая собой из будущего все новые и новые, реально действующие явления.

А на самом-то деле – все наоборот! Это как раз время появляется там, где происходят события! Если нет никаких изменений, то нет и времени! Если нет интервалов между состояниями объектов и явлений, (а из этих интервалов и слагается само время), то и времени нет. Время только характеризует скорость и очередность происходящих изменений. Время – способ регистрации всего происходящего в нашем сознании с целью ориентировки нас самих в череде изменений. Самостоятельного, или что-либо формирующего собой значения, время не имеет. Сначала происходит изменение, а потом мы определяем его очередность в общей последовательности изменений с помощью понятия времени.

Ну и что это меняет для нас? Что, все-таки, дает нам представление о времени, как о точке происходящего, а не как о линейном феномене? Оно дает нам главное – ясное понимание того, что происходит не ряд событий в прошлом, настоящем и будущем, не смена одних событий другими, а происходит одно неизменное событие, которое от самого начала видоизменяется и самотрансформируется само из себя и само в себе в точке происходящего. Нет никакого захоронения происшедших в истории событий, имевших место и значение для своего времени, почивших в бозе и уступивших место другим событиям, имеющим уже свои специфические место и значение. Есть только одно историческое событие, имеющее одно и то же место и одно и то же постоянное значение. То есть, если линейное представление можно выразить в виде потока реки, воды которой движутся куда-то, а сама река как объект уже существует, то нелинейный принцип можно представить себе в качестве цветка, который прорастает из семени и в котором происходят движения, совершаются изменения, но сам объект еще не сформировался, и его движением во времени является само его постоянное видоизменение в пределах самого себя.

Итак, первый наш вывод из принимаемой нами концепции времени, следующий – что-то происходит, но ничего еще не произошло. Все в стадии развития. Куда и зачем? Этим мы и занимаемся. Это не новый вывод. Но он будет вновь полезен для нас далее.

Второй наш вывод гораздо значительнее, а именно – ничего в истории не происходит во времени, ибо история – это накопитель прошедших событий, а эти давно или даже вчера происшедшие события находятся в несуществующем времени, которого в прошлом уже нет, и находятся они в документально засвидетельствованном виде в настоящем времени и непосредственно в нашем сознании. Следовательно, время нам говорит – не знаю никакой истории, знаю только нынешний краткий момент, историю вы создаете сами своим сознанием, образуя из моих кратких нынешних моментов непрерывность событий издалека в нынешнее, в то время как для меня (для времени) есть только непрерывность настоящего. Итак, приближая терминологию этого второго вывода к лексике нашего первого вывода, мы можем сказать – что-то происходит, ничего еще не произошло, мы не знаем не только куда и зачем это происходит, но и несем полную личную ответственность за интерпретацию откуда, поскольку полагаемся при этом на единственно объективное, что связывает это "откуда" в правомерно подлинную картину – на прошедшее время. Опираясь на прошедшее время, мы создаем картину всего происходящего, в то время как происходит только то, что происходит сейчас и никакого "всего" на самом деле сегодня не существует.

Таким образом, единственное, что позволяет нам уверенно предполагать то, что мы правильно создаем картину этого "всего" в его историческом развитии – это наличие такой объективной характеристики, как время. Все остальное – наше субъективное, то есть личное истолкование. Ну и что тут страшного? Пусть себе все субъективно (то есть зависит только от нашей внимательности, кропотливости и умения давать правильную оценку, а мы в этом традиционно очень сильны и пусть только кто-нибудь в этом посмеет усомниться), это не беда – здесь всегда можно где-то поправиться, лишь бы была хоть одна объективная категория, на которую можно опереться, а правильный анализ действительности от нас никуда не денется рано или поздно. Но это мы только так думаем, и, вероятно, мы станем думать немного по-другому, если ознакомимся с нашим третьим выводом.

А третий наш вывод будет не только интересным, но и весьма парадоксальным, поскольку он гласит – никакого объективного времени нет. Есть психическо-интеллектуальный процесс в сознании человека, который вводит этого человека в состав действительности через систему его ориентации в этой действительности, которая представляет собой регистрацию очередности, скорости, длительности и протяженности событий, что мы и называем "временем". И больше пока мы ничего не видим. И что здесь объективного? Пока что все совершенно субъективно, то есть без нас – никуда!

Но, позвольте, (спросят нас), хочет человек ориентироваться или не хочет в этой действительности и так он ориентируется в ней или этак, но время существует независимо от него, то есть носит объективный характер, поскольку события все-таки происходят, и в них присутствует та самая очередность, протяженность, скорость и длительность, что и является временем даже и без регистрации человеком! Об этом знают все! А мы и всем, и себе самим (и это – единственно важно), скажем – объективного времени нет. Чтобы пояснить, почему мы так думаем, разберем понемногу основные характеристики времени.

Что касается скорости, то это так просто, что мы отложим это на потом. Тут все нам ясно, поскольку скорость определяется расстояниями, то есть характеристиками пространства. Время, деленное на расстояние – это и есть скорость. С этим понятно. Перейдем к протяженности. Что мы здесь имеем в виду? Протяженностью мы называем способ регистрации, когда не можем применять категории пространства и, следовательно, скорости. Вот прожил человек 76 лет, мы же не можем говорить, что он прожил свою жизнь с какой-то определенной скоростью. При чем здесь расстояния? Или – война шла пять лет. При чем здесь пространства? Она могла буйствовать и на целом континенте и в пределах соседства двух городов. Вот для характеристики таких событий мы и применяем понятие "протяженность". Есть протяженность событий, которые уже произошли, мы здесь фиксируем протяженность документально с помощью эталонов нашего земного времени. Есть событие, которое происходит сейчас, здесь мы складываем его протяженность из наблюдаемых непосредственно действий, мысленно приплюсовывая к нему все ту же происшедшую уже его протяженность в прошлом. И есть протяженность будущего события, которое будет происходить в будущем, и мы с помощью того же эталона земных часов планируем его предполагаемую протяженность (например, дом предполагается построить в течение семи месяцев).

Что мы можем из этого извлечь? А вот что: во-первых, мы видим, что для измерения данной характеристики применяется некий единичный стандарт, который мы называем "сроками", на базе которых образуются различные категории протяженности – секунда, день, неделя, квартал, пятилетие, век и т.д. Причем этот стандарт может обезличиваться и объединяться в различные совершенно неконкретные понятия – эпоха, период, стадия и т.д., хотя это для нас сейчас и не существенно. Во-вторых, мы видим еще один неизменный компонент системы ориентации – наблюдателя, то есть человека, который производит регистрацию на базе процесса своего наблюдения, или же конструирует предполагаемую регистрацию будущих событий на базе опыта своих наблюдений, опираясь при этом все на тот же стандарт сроков, в основу которых заложена система измерения земного времени. На этом пока все. Перейдем к длительности.

Что мы измеряем длительностью? Длительностью мы измеряем те процессы, которые не только не имеют пространственных категорий расстояния, но и не имеют собственного факта осуществления в физическом мире. И что же это за события? Это события нашего внутреннего мира. Мы совершенно правомерно выделяем их в отдельную по характеристикам категорию, поскольку их длительность не зависит не только ни от каких стандартов, ни от каких протяженностей, ни от каких скоростей, но даже и от самого времени как такового. Например, когда мы едем вахтой на работу, то водитель несется как черт на своей бешеной машине и приезжает к месту удивительно быстро. Когда же мы на той же вахте едем домой, то тот же самый водитель с утра, оказывается, так и не проснулся, колупает еле-еле рулем, а его старый рындван не может набрать приемлемой скорости даже на спуске, и в результате поездка домой настолько длительна, что кажется – проходит вечность. У этих двух событий совершенно разная длительность, хотя пройдено одно и то же расстояние с одной и той же скоростью и за то же самое время. Понятно, при этом, что "то же самое время" того же самого события не может иметь разную длительность, поэтому мы говорим – измерено было не это событие, а какое-то событие в пределах нашего внутреннего мира. При этом мы видим все того же наблюдателя – но никаких эталонов. Следовательно, отсюда мы можем извлечь следующее – есть еще одно время помимо исторического времени. То есть, мы несколько удивительно для себя находим рядом с таким привычным для нас историческим временем еще и время не историческое, не измеряемое, но реально ощущаемое. Ведь если мы даже не участвуем ни в каких событиях вообще, а просто лежим, закрыв глаза, то при этом мы ощущаем, что время идет, и это именно это время, а не хронологическое время физического мира. Это время другой реальности. Нашей, внутренней. Следовательно, мы можем сказать – существует две реальности – внешняя нам, где действуют эталоны измерения времени, и внутренняя наша реальность, где нет никаких эталонов, и мы являемся наблюдателями обеих этих реальностей.

А теперь вернемся к скорости. Вот теперь для нас существенным будет разделить "скорость" как неопределенное понятие обезличенного набора стандартов (эпоха, период, стадия, помните?) и "скорость" как скорость, связанную с конкретным преодолением пространственных дистанций. Здесь мы тоже можем утверждать, что существует две скорости. Первая – условная категория, которая не связана с пространством и расстояниями. Например – до Рима все в истории происходило медленно, во время Рима – вообще ничего не происходило, после Рима чуть побыстрее, после XVII века еще чуть быстрее и быстрее, а в XX веке все так сорвалось с места, что только держись. Здесь разные скорости исторических преобразований, которые измеряются все теми же стандартами земного времени, но без пространственной подоплеки в подсчетах. Итак, здесь мы видим скорость, где есть наблюдатель, есть эталоны, но нет пространственной составляющей.

Вторая скорость – это скорость, как интервал между физическими событиями, измеряемый стандартными единицами, деленный на расстояние пути движения или движений в составе этих событий. Это привычная для нас арифметическая скорость, если можно ее так назвать. Здесь есть наблюдатель, хронологические эталоны и расстояния. Вот теперь мы готовы, чтобы показать, что объективного времени нет.

И как мы это сделаем? Это будет проще, чем кажется. Потому что во всех этих системах регистрации мы видим наблюдателя, то есть субъекта, который создает время в своем субъективном уме. А если предположить, все же, что время имеет объективный характер, вспомнив об эталонах, которые задаются движением космических объектов, которые (как и все остальное в природе) двигаются независимо от данного наблюдателя, то мы зададим очередной вопрос – а кто нам сказал, что они двигаются по этим эталонам? Кто сказал, что эти хронологические эталоны, которые мы сами же для себя и высчитали, лежат в основах систем отсчета времени непосредственно самого физического мира? Разве процессы физического мира происходят в строгом соответствии с лунными циклами? Каждый процесс и в микромире и в макромире совершается по собственным характерным интервалам и периодам, у каждого процесса есть свое собственное время, которое мы просто сравниваем с временем лунного календаря. И даже сама Луна по своему собственному смыслу своего движения совершает это движение не в секундах, минутах, неделях и месяцах, а под воздействием всех остальных процессов, которые формируют это движение, и при этом каждый из них имеет собственное законодательное время. Луна просто совершает под суммированным воздействием этих процессов плавное, равномерное и непрерывное перемещение по небосклону с таким же равномерным, плавным и непрерывным изменением своей формы, наблюдая что, мы и создаем в своем уме плавную, равномерную и непрерывную систему регистрации – время. А теперь скажите – много ли в природе процессов, которые имеют такую же плавную, непрерывную и равномерную характеристику? Кроме планет – практически ничего и не найдешь. Все то ускоряется, то замедляется, то останавливается, то выходит из состояния покоя, то меняет направление, то соударяется, то появляется, то поглощается и т.д. Следовательно, если мы хотим говорить об объективном времени, то нам придется говорить о бесчисленных "времях" в каждой из систем взаимодействия вселенной. Естественно, что это было бы невозможно и поэтому мы субъективно избрали удобный нам ориентир интервалов и пользуемся им для измерения всех остальных движений.


Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.06: Алексей Горшенин. Морские волки (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!