HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Ольга Обломова

Проститутка Собакина

Обсудить

Рассказ

 

Купить в журнале за май 2017 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за май 2017 года

 

На чтение потребуется 12 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 24.06.2017
Иллюстрация. Кадр из фильма «Интердевочка» (1989 г., режиссёр Пётр Тодоровский). Источник: http://kinousers.ru/details.php?id=295385

 

 

 

В этом году асфальт опять сошёл раньше, чем снег. Сидевшая на лавочке у подъезда Виолетта Арнольдовна с грустью констатировала сей факт. Опять всюду будет непролазная грязища, а на каблуках по всем этим колдобинам будет невозможно пройти. Вот и сейчас соседка Мальвина – девушка с пониженной социальной ответственностью из второй парадной – с трудом вышагивала на высоченных 20-сантиметровых шпильках под руку с молодым человеком – обладателем повышенной пигментации кожи. Проще говоря, с негром. Да и Мальвина никакая, на самом деле, не Мальвина, а обычная Маша, взявшая себе такой творческий псевдоним для общения с иностранными клиентами.

«Проститутка», – подумала про себя Арнольдовна, но вслух обзываться не стала. Да и это было бы никакое не обзывательство, а простая констатация факта, который Мальвина даже и не скрывала. И даже, наоборот, гордилась большим количеством щедрых кавалеров с валютой, в то время как кичившиеся своей нравственностью подружки не могли ни заработать, ни найти себе нормального мужика с деньгами.

Интересно, что саму Виолетту Арнольдовну в течение её долгой 56-летней жизни тоже неоднократно обзывали проституткой. Виолетте казалось, что во всём виновата её фамилия. Её отец, потомственный немец Арнольд Карлович, во избежание проблем с советской властью предпочёл взять фамилию жены. Так к благородному, почти царственному сочетанию имени и фамилии Виолетта Арнольдовна добавилась фамилия Собакина. Дети в школе регулярно её дразнили собакой, а то и с*кой. Лексический переход от с*ки к проститутке большой фантазии не требовал, поэтому состоялся быстро.

В плане успеваемости Виолетта фамилию никак не оправдала. Считается, что собака – животное умное, а Виолетта по всем предметам перебивалась с тройки на четвёрку. Причём четвёрки появлялись лишь после визита в школу высокопоставленного папы и его посильной материальной помощи учебному заведению. По окончанию школы папа устроил её в столичный пединститут на филологический факультет. Вообще-то родители хотели отправить её на иняз, но отсутствие знаний было столь глубоким, что его не компенсировал даже папа с деньгами.

За годы учёбы в Москве Виолетта вышла замуж, родила ребёнка и развелась. «Нагуляла», – вынесли вердикт соседи после её возвращения домой с дитём на руках. Наверное, со стороны это так и выглядело: краткосрочный выход замуж остался за кадром, Виолетта даже не успела свозить молодого мужа в свой родной город. Значит, нагуляла. В принципе, доля истины в этом была. В Москве Виолетта ударилась в разгульную жизнь по кафе, ресторанам и дискотекам – так в начале 80-х назывались танцевальные заведения со спиртным и нетрезвыми кавалерами, ныне именуемые ночными клубами.

Один из поклонников, от которого Виолетта быстренько залетела, оказался человеком благородным и женился, что, если честно, мало поменяло ситуацию. В материальном плане заботы о внуке легли на плечи и кошелёк родителей. А от презрительного «нагуляла» Виолетту ограждали лишь два штампа в тогда ещё советском паспорте: один – о заключении брака, второй – о расторжении брака, датированный тем же числом, но годом позднее. Носить паспорт нужной страничкой наружу у нас не принято, поэтому Виолетта, по сути, оказалась беззащитной перед народной молвой.

По возвращении из столицы личную жизнь дочери взял под контроль высокопоставленный папа, познакомив дочку со своим коллегой – добропорядочным вдовцом чуть моложе себя. Вдовец постоянно пропадал в командировках, а женитьба на дочке быстро шагающего по карьерной лестнице коллеги сулила определённые преференции, поэтому состоялась достаточно быстро.

Сие обстоятельство мало изменило личную жизнь стареющего вдовца – ни сил, ни времени уделять внимание молодой жене тот не имел. Но машину – навороченный по тем временам Мерседес – подарил. «Насосала», – вынесли очередной вердикт соседи. Что отчасти было правдой – прочие варианты общения для угасающего пожилого организма были всё менее доступны, и данное предположение приходило в голову первым при взгляде как на Мерседес, так и на Виолеттиного мужа. Да, в общем-то, и на саму Виолетту. В свои тогда ещё 26 лет молодая мама даже и не думала начинать угасать, а возраст на уровне 20-22 лет будто впечатался во внешность.

«Собачью» фамилию Виолетта, кстати, сменила ещё в первый выход замуж. И потом ещё раз – во второй. Но вот жизнь от этого почему-то не изменилась.

 

Виолетта Арнольдовна тяжело вздохнула и взялась за метлу, которую, присев отдохнуть, поставила рядом со скамейкой. В принципе, по старым законам она уже год как должна была быть на пенсии и сидеть себе спокойно на лавочке, любуясь наступающей весной сколько душе угодно. Но бдительное правительство, заботящееся об активном долголетии пожилых людей, подняло пенсионный возраст для женщин до 60 лет.

Так что теперь Виолетте работать дворником и убирать всё, что скрывалось под снегом, ещё несколько лет, потому что анонсированная система гибкого начисления пенсий и вариативности возможностей выхода на заслуженный отдых, по существу, сводилась лишь к более длительному ожиданию этого торжественного момента.

 

– Здравствуйте! – Мальвина под руку со своим темнокожим спутником, наконец, поравнялась с четвёртой парадной, возле которой отдыхала на лавочке от забот дворника Виолетта Арнольдовна. В отличие от героинь многочисленных анекдотов о проститутках и старушках у подъезда, Мальвина была девушка вежливая. И, кстати, достаточно разумная, так как, будучи из бедной семьи, сумела без денег и блата поступить на бюджетное отделение факультета романо-германской филологии местного университета.

– Здравствуйте! – сдержанно ответила Виолетта Арнольдовна и, опираясь на метлу, поднялась, чтобы продолжить убирать двор. В юности Виолетта часто фантазировала, как бы к её имени и отчеству было бы кстати знание немецкого языка. Естественно, если употреблять имя и отчество без фамилии. Или как бы было уместно свободное владение французским в сочетании с её именем – Виолетта. Разумеется, если употреблять имя и без фамилии, и без отчества. Но для этого нужно было бы заниматься иностранным языком, хотя бы одним.

Для Виолетты по причине то ли её природных неспособностей, то ли хронической лени это было уже слишком. В результате она не знала толком даже английского. Хотя в конторе, куда её пристроил папа, регулярно проводилось бесплатное обучение английскому для сотрудников, желающих сдать международный экзамен – IELTS или TOEFL. У Виолетты такого желания не было, поэтому и предложением она не воспользовалась.

 

В конторе с графиком с 9-ти до 18-ти она явно скучала по разгульной московской жизни. Но Москва ей не светила – в отпуск они ездили в гости к родителям мужа в деревню, а в командировки Виолетту не отправляли, так как для этого нужно было бы хоть как-то вникнуть в то, чем занималась контора. Для Виолетты это было слишком скучно, поэтому круг замкнулся: чтобы не скучать и куда-то вырваться, нужно много и хорошо работать, а много и хорошо работать – это скучно.

Контора терпела Виолетту исключительно из-за высокопоставленного папы. Поэтому, когда тот скоропостижно ушёл из жизни, начали подумывать, как бы «уйти» бесполезную в работе Виолетту. Сей момент Виолетте удалось ненадолго отодвинуть, приняв интимное предложение начальника соседнего отдела, сделавшего её своим заместителем и раскидавшего её обязанности на остальных сотрудников. Коллеги за спиной обсуждали новую должность Виолетты – мол, «насосала», хотя в данном случае арсенал приёмов общения с энергичным начальником до сорока был явно шире. И добавляли презрительное «с*ка», хотя были не в курсе девичьей фамилии Виолетты – Собакина. Но прозвище немыслимым образом вернулось к ней спустя годы, и уже по другому поводу.

Начальника вскоре перевели на работу в зарубежное представительство компании. Чтобы поехать туда в качестве заместителя или хотя бы помощника, нужно было знать хотя бы один иностранный язык, с чем у Виолетты была напряжёнка. Больше в конторе ценителей её 36-летних прелестей не нашлось, поэтому Виолетта отправилась на вольные хлеба. Первое время Виолетта перебивалась на деньги, вырученные от продажи старенького и давно не модного, но ещё на ходу Мерседеса – пожилой супруг умер вскоре после смерти отца. А потом… потом Виолетте пришлось искать работу.

Работа учительницей в школе Виолетту не интересовала никогда, да она бы уже и не вспомнила ничего из школьной программы, которую и раньше никогда не знала. Разные предложения по специальности филолога – редактура текстов для газет и журналов, работа в книжном издательстве и так далее – были отметены Виолеттой как скучные и очень уж напоминающие сидение в конторе.

Вариантов вне какой-либо конторы у дипломированного филолога не так много, поэтому Виолетта успела поработать торговым представителем, менеджером по продажам, продавцом-консультантом в торговом центре и даже волонтером в центре защиты животных. Удовлетворения бунтующая и скучающая по разгульной столичной жизни натура Виолетты нигде не находила, да и особых успехов она не достигала. Потому и не задерживалась.

В столице в её возрасте за 40 лет и с трудолюбием, как в 16, ей было делать нечего и заработать что-либо на московскую жизнь невозможно. Спонсоров ей как-то не попадалось, хотя хроническое безделье наводило её соседей на совсем другие мысли. Например, о наличии спонсора и фактической проституции, так как в свои 40 с лишним выглядела Виолетта очень даже ничего. Помаявшись несколько лет «на вольных хлебах», Виолетта была уже готова сесть на какую-нибудь работку с гарантированным окладом где-нибудь в ЖЭКе. Но там предпочитали кандидатов помоложе и с дипломом юриста либо экономиста. Поэтому Виолетте предложили лишь работу дворника.

 

Виолетта перехватила метлу поудобнее и начала мести двор. С каждым взмахом просыпавшаяся после зимы земля становилась всё чище и чище. Многочисленные окурки, фантики от конфет и резино-технические изделия интимного назначения, выброшенные с верхних этажей и скопившиеся за зимние месяцы под снегом, собирались в изящную кучку, аккуратно сформированную Виолеттой.

Пожалуй, это было первое и единственное место работы, где Виолетта могла наглядно видеть результаты своего труда, и это ей даже нравилось. Нравилось, что после её усилий вокруг становилось лучше. Нравилось, когда за её работу – впервые в её жизни! – ей говорили спасибо. Не нравилась лишь маленькая зарплата, но это уже так – издержки нынешней нестабильной экономики.

 

– Виолетта Арнольдовна, а что за субботник? – это возвращалась домой, проводив и посадив на такси спутника с повышенной пигментацией, Мальвина. – Там на подъезде объявление, – уточнила она.

– В это воскресенье все желающие жильцы могут присоединиться к благоустройству территории, – без особого энтузиазма ответствовала Виолетта.

– Вы так хорошо подмели, что тут и убирать нечего? – то ли спросила, то ли констатировала Мальвина.

– Благоустройство – это покраска скамеек, качелей и горок для детей, ремонт деревянного грибка в песочнице и побелка стволов деревьев во дворе, – терпеливо перечислила Виолетта. – Краску и прочие стройматериалы предоставит ЖЭК, а жильцы возьмутся каждый за то, что умеет делать.

– Я умею красить, так что могу присоединиться, – сказала Мальвина. Девушка, невзирая на пониженную социальную ответственность, явно знала цену хорошим отношениям с соседями, так ни разу и не сдавшим её ментам, регулярно проводящим рейды по выявлению подпольных борделей.

– Присоединяйтесь, – слегка улыбнулась Виолетта. – Начинаем в 10 утра.

Мальвина ушла, а Виолетта вновь перестала мести двор и задумалась. Когда она была юной девушкой, ей в голову не приходило принимать участие в субботниках, тем более добровольно.

Это что же получается? Реальная проститутка сама, без помощи родителей поступает в университет на иняз, практически свободно, в чём могли убедиться все соседи, владеет разговорным английским так, чтобы можно было общаться с гражданами других государств, умеет работать руками – как минимум, красить скамейки – и может находить общий язык с людьми. Ни о каких залётах и детях без отца речь не шла, невзирая на повышенный, скажем так, профессиональный риск такого исхода. Виолетта проституткой в прямом смысле слова никогда не была, хотя её таковой всегда считали. Однако ничего из вышеперечисленного никогда не умела. И даже пользование противозачаточными средствами освоила лишь после рождения ребёнка.

Что и когда пошло не так? Виновата ли в этом её девичья фамилия Собакина или что-то ещё? Что и в какой момент можно было повернуть иначе, и можно ли было вообще сделать так, чтобы было иначе? Виолетта задумчиво поддела метлой кусок асфальта, сошедшего вместе со снегом. «Нужно будет замерить площадь повреждённых поверхностей и сдать заявку на латочный ремонт асфальтового покрытия во дворе», – подумала Виолетта. «И не нужно ничего поворачивать иначе. Она сама себе хозяйка большую часть рабочего дня. Она видит результаты своей работы и может по праву гордиться ими. Ей благодарны люди, и она это видит и слышит. Что ещё нужно для удовлетворения? Зарплата? Ну, то уже такое…»

 

Виолетта вдохнула полной грудью свежий весенний воздух и с энтузиазмом взялась подметать двор снова – осталось совсем немного до того момента, когда двор засияет почти первозданной чистотой. Такой, какую ей удалось навести прошлой осенью аккурат перед первым снегом. Да, и так будет ещё несколько лет до её отсроченной государством пенсии. А может, и дольше, если ей и дальше захочется заниматься тем, что у неё хорошо получается и за что ей благодарны люди. Ну, и прибавка к пенсии какая-никакая.

Правда, после того, как из их дома – Виолетта жила на соседней улице – разъехались все, кто помоложе, то в подъезде не осталось ни одной женщины младше 60 лет, кроме Виолетты, и соседям даже некого стало обзывать проституткой. Поэтому, как в известном анекдоте, старушки у подъезда считали проституткой дворничиху, то есть Виолетту. Со своими соседями Виолетта никогда не дружила и не сидела вместе на лавочке. Раньше было неинтересно, а сейчас некогда – работа. Ну и чёрт с ними, с соседями! Считают – и пусть себе считают! Виолетте вдруг стало всё равно – почти как той Мальвине из второго подъезда. У Виолетты всё хорошо, её все устраивает – по крайней мере, на данный момент. Ну, а что ещё нам, проституткам, нужно?..

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за май 2017 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению мая 2017 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

24.06: Дмитрий Зуев. Мадонны на стене (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

14.06: Дмитрий Москвичев. Ю. (повесть)

17.06: Деян Стоилькович. Нет храбрости (рассказ, перевод с сербского Анны Смутной)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!