HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Роман Оленев

Документальное кино. Забытая осень

Обсудить

Стенограмма программы "Стоп-кадр"

На чтение потребуется 9 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 10.12.2013
Кинорежиссёр Регина Марьяновская. Источник изображения: http://society.lb.ua/culture/2011/05/23/97555_regina_maryanovskaya_izza_otsut.html

 

 

 

Кино как таковое рождалось без всякого сценария. Самые первые фильмы делались даже без режиссёрского вмешательства, и жизнь снималась такая, какая она есть. А это значит, что в основе кинематографа лежит документальное кино. И сегодня мы поговорим как раз об этом направлении киноискусства, последние годы переживающем во всём мире настоящий бум. Документальные фильмы снимают, в общем, и у нас на Украине, хотя, кажется, уже общим местом стало, что украинское кино умерло. Но на самом деле, в год на Украине снимают около двадцати документальных фильмов. В общем-то это не так уж мало. Главная проблема в том, что их почти никто не видит, и кинотеатры, и телевидение их игнорируют. Если в России дела обстоят несколько лучше, то у нас документалистика оказалась в глубоком подполье. Но сегодня мы сделаем шаг вопреки этой тенденции и поговорим о молодом режиссёре документального кино Регине Марьяновской, первый фильм которой получил специальный приз на Леонском кинофестивале за рассказанную ей историю о 98-летней одесситке французского происхождения.

 

Кадр из фильма «Забытая осень»

 

Кадры из фильма «Забытая осень» (героиня поёт по-французски, затем говорит на смеси русского и французского языков):

 

– Когда нас направили на учёбу, была… комиссия… как сказать?

– Жюри.

– А?

– Жюри.

– Да. Меня спросили, в каком институте я хочу учиться. Я ответила, что хочу быть артисткой. А меня спросили: «А кто будет рабочим ставить клизму? Марш в медицинский!» Я пошла.

 

Для режиссёра фильма, молодой очаровательной Регины Марьяновской, французский язык тоже уже стал почти родным. Она учится в Парижском университете кинематографии и при этом, как и героиня своего фильма, одесситка. Поэтому мы сегодня с ней встретились вот в этом кафе, чтобы обсудить её фильм и поговорить о документальном кино в целом.

Регина, скажи, как ты нашла такую колоритную героиню? Где отыскала?

– Совершенно случайно, в Интернете, я искала информацию об Одессе, видео. Мне попался ролик, снятый канадскими туристами, по-моему, даже в 2006 или в 2007 году. Небольшой, трёхминутный ролик с ней, и меня поразило, как эта женщина в таком возрасте говорит на французском языке. Приехав в Одессу, я решила её отыскать, благо, что на видео можно было определить место, географическое местоположение. Что оно, в Одессе, на Потёмкинской лестнице. Поузнавав у людей, которые там продают сувениры…

– То есть, канадские туристы засняли именно вот ту ситуацию, которая воспроизведена в твоём фильме на Потёмкинской лестнице?

– Да, только это было общение их с ней.

– Когда ты снимала фильм «Забытая осень»… Снят он в Одессе, а выпущен, насколько я понимаю, во Франции, в Париже. Когда ты его создавала, ты ориентировалась на аудиторию нашу, украинскую, или всё-таки больше на европейскую?

– Я даже не задумывалась, на какую аудиторию я ориентировалась, я просто снимала и потом монтировала то, что, на мой взгляд, интересно.

 

Кадры из фильма «Забытая осень» (героиня говорит по телефону):

 

– Привет, Пак. Да, так себе… Да. Кошки, кошки, собаки, тараканы, ой… Пак, а кому ты ещё звонишь? Ты не знаешь, что вчера было! Лена подралась с Таней… Алё. Начали Лена душить, а Таня стала её бить ногами, а тут пришёл Петя… Алё. И забрал Лену с ребёнком оттуда. В общем, у них весело.

 

– Ты себя чувствуешь украинским, русским режиссёром или, проучившись уже несколько лет в Париже, тебе легче себя ощущать уже европейским режиссёром?

– Мне легче себя ощущать там, но я ещё себя идентифицирую украинским режиссёром.

– Сейчас ты снимаешь фильм о детях, а первый фильм – о стариках. Это неслучайно? Это связано с тем, что с ними всё-таки легче работать молодому режиссёру, или есть какие-то более глубокие причины, чем просто добиться естественного поведения перед камерой?

– Так как меня интересует социальная тема в документальном кино, и дети, и старики – это самое важное в нашем обществе. Это всё зависит, прежде всего, от человека. Мы не раскрываемся перед всеми, то есть перед кем-то мы раскрываемся, перед кем-то – нет. Если режиссёру удалось найти эту связь, то это очень хорошо для его работы.

– А кстати, чему была посвящена твоя первая художественная лента? Ну, которая, я не знаю, или не удалась, или ты решила её самолично приостановить…

– Ну, не то что не удалась, просто, так как она была первая, там, естественно, очень много ошибок. И сейчас, просматривая её, я понимаю: здесь можно было сделать немного иначе. Но у меня и было условие: я снимала всего лишь за один уикенд, три дня.

– А как ты считаешь, что вообще принципиально отличает съёмку обыденной жизни, которую сегодня себе может позволить каждый (купить камеру не является проблемой), что вот эту съёмку наполняет ценностью с эстетической точки зрения?

– Я думаю, что когда зритель смотрит документальный фильм, он должен прочувствовать полностью, войти в фильм, прочувствовать историю персонажа и понять сложившеюся ситуацию не только когда персонаж что-то говорит или мы слышим закадровый голос режиссёра, а ещё как бы видя кадры…

 

Кадры из фильма «Забытая осень» (героиня нетвёрдой походкой пересекает дверной порог под несмолкаемый собачий лай).

 

– Сегодня на телевидении достаточно популярны журналистские расследования и специальные репортажи, которые тоже затрагивают остросоциальные проблемы, и во многом они вообще напоминают фильмы документальные. Но при этом таковыми не являются. Твоё мнение: в чём принципиальное отличие фильма документального от, пусть и развёрнутого, но всё-таки журналистского расследования?

– В документальном фильме есть взгляд автора на сложившуюся ситуацию, а в репортаже это просто комментарии репортёрами событий, которых мы видим. Может быть, и скорее всего, именно операторская работа оказывается более эстетической.

 

Кадры из интервью Бориса Годжулова, видеооператора фильма «Забытая осень»:

 

– Очень коротко новости подаются. А в документальном кино можно рассмотреть человека: вглядеться в его глаза, как он живёт, как бы по-другому можно посмотреть. Новости – бац, бац, бац, бац... Всё. Там десять секунд – один кадр. Невозможно его увидеть человека. Интересней его разглядеть, какой он там. Какие у Веры Сергеевны ножки в колготках…

 

– Сегодня в Европе, насколько я знаю, модное направление в документалистике – это съёмка скрытой камерой, и весь фильм строится именно на таком принципе, когда исключены всякие сценарные заготовки и постановочные сцены. И некоторые киноведы даже считают, что именно такое кино, оно истинно документальное. Но тебе таким методом работать не хочется. Или этот подход более сложен?

– В принципе, не так уж сложен, но мне как-то кажется, что интересней совмещать постановочное и не постановочное.

 

Кадр из фильма «Забытая осень»

 

Кадры из фильма «Забытая осень» (героиня говорит на смеси русского и французского языков):

 

– Платишь 57 гривен в месяц – и всё равно холодно. Холодно… (Успокаивает собаку). Ой па. На место! Иди на место! Нельзя. На место.

 

– Твой фильм, помимо социальной проблематики, интересен таким сочетанием трагедии и юмора. Это, прежде всего, связано со спецификой самой героини, с её удивительным оптимизмом, или и в будущие свои работы ты планируешь привносить элемент юмора, при этом оставаясь в рамках социальной проблематики?

– Ну, говоря именно об этой работе, – да, он случаен. Я, конечно, хотела бы привносить эти элементы и в дальнейшем, но тут всё-таки зависит от персонажа, прежде всего. Потому что документальное кино – это мы живём тем, чем живёт персонаж… Если у него нет чувства юмора, то, извините, мы не можем его найти и ему пририсовать.

– Ну а что ты считаешь самым главным в характере героини своей?

– Оптимизм.

– Оптимизм. Да, вот на этом особая трогательность фильма и выстраивается. При всех ужасных обстоятельствах она может дать фору ещё многим молодым людям.

– Да, это так. Это то, чему мы должны у неё поучиться, я думаю.

 

Кадр из фильма «Забытая осень»

 

Кадры из фильма «Забытая осень» (героиня торгует сувенирами и разговаривает с девочкой-покупательницей):

 

– Мне подарок нужен.

– Подарок.… Ну что, это некрасивый подарок? Ракушки, всё ракушки…

– Папе…

– А?

– А, папе подарок. А ты какой национальности? Что ты смотришь туда? Ты еврейка, да?

– Нет.

– А кто?

– Молдаванка.

– Молдаванка, хорошо. Хорошая национальность. Молдавия. Возьми папе медаль. Купи.

– А сколько она стоит?

– Медаль – десять. Но эта медаль очень…

– А вот эта вот сколько?

– Это очень дорого. Эта икона – пятнадцать. Сколько у тебя вообще денег?

 

– Я вот подумал, почему ты, видимо, принципиально не использовала музыку? Хотя музыка – это всегда хорошее выразительное средство, и она могла бы усилить те переживания, которые ты надеешься вызвать у зрителя. Почему ты отказалась от музыкального сопровождения?

– Мне кажется, в этом фильме, в принципе, музыка не обязательна. Героиня сама поёт, и я посчитала, что это было бы интересней. Использовать, именно когда она поёт самолично.

 

Кадры из фильма «Забытая осень» (героиня поёт):

 

– Не говори мне ласково «прощай»,

А молви тихо «до свиданья».

Мне трудно жить, мой друг, мой друг.

Развей мои страданья…

Не говори «прощай», пожми мне руку снова.

Мне сердце ведь болит опять…

Что ещё вам спеть?

 

– А как ты вообще сама оцениваешь сегодня состояние документалистики у нас на Украине?

– Очень плачевно.

 

А вообще-то любителей документального кино всегда было мало. Даже в советское время попытки создания специализированных кинотеатров для документальных фильмов, в общем-то, терпели неудачу. Видимо, документальное кино – это всё-таки сложный вид киноискусства, предназначенный не для всех. Его производство нигде в мире не пользуется коммерческим успехом. Но зато в Европе, в отличие от нас, есть негосударственные телеканалы, специализирующиеся на показе именно документальных фильмов. Понадеемся, что и у нас будут делаться хотя бы маленькие шаги в этом направлении. Ведь документальное кино – это сама жизнь.

Ну, а напоследок мы не удержались от желания познакомиться с замечательной героиней фильма «Забытая осень» и вместе с режиссёром фильма Региной Марьяновской оказались у неё в гостях.

 

Кадр из фильма «Забытая осень»

 

Кадры из интервью героини фильма «Забытая осень»:

 

– Я сейчас существую как старая, выжавшая из ума жидовская мора. Я же состою из трёх национальностей – греки, французы и евреи. Кто во мне преобладает? Жиды. А какой вы национальности – украинец?

– А похож на кого?

– На немца.

– На немца?

– На латыша.

– Каким должен быть документальный фильм?

– Ну, документальный фильм должен, прежде всего, быть актуальным. Что не всегда удаётся. Потому что он документальный. Дело в том, Ромочка, что каждый – историк. Каждый – по-своему понимает документацию.

 

 

 

30 января 2009

 

 

Источник записи видео: сайт одесского телеканала «АТВ» (atv.odessa.ua, прекратил свою работу в октябре 2014 г.).

 

 

 

Пуаро: Полная коллекция (48 DVD). Коллекционное издание   Кшиштоф Кесьлевский. Декалог (6 DVD). Коллекционное издание   Дрю Хэриот. Тайна (Секрет). Документальный фильм на DVD. Кинокомпания: Prime Time Productions (Австралия, США), 2006 г.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!