HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Роман Оленев

Ленин и важнейшее из искусств

Обсудить

Стенограмма программы "Стоп-кадр"

На чтение потребуется 16 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 19.03.2014
Иллюстрация. Название: «Ленин жив. Советский плакат». Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

Что-то в последнее время совсем не видно на экране нашего дорогого Владимира Ильича Ленина. Он, можно сказать, раньше всех почувствовал значимость киноискусства, а его позабыли. Новое российское кино, художественное кино, им не интересуются, а старые фильмы о Ленине, кажется, вообще уже никому не нужны. А между тем, они, как минимум, очень забавны. Я уже не говорю, что по ним можно изучать искусство советской пропаганды. Но образ Ленина сегодня почему-то не в моде; в общем-то, и понятно, почему. Он, в отличие от актуального всегда Сталина, который был полководец и практик, оказался, прежде всего, революционным романтиком. А сегодня у людей ностальгия не по таким глупостям, а по порядку в стране.

Кровь проливали и Ленин, и Сталин, но Иосиф Виссарионович ещё и успел предъявить всему миру великую державу. Да и потом у Сталина такая солидность, а Ленин всё как-то больше суетился. Во всяком случае, в фильмах о нём самом он очень редко бывает спокоен, собран и строг. Эти свойства были в избытке у Сталина, и он, кстати, не хотел видеть эти качества у Ленина в кино, он считал их своими собственными. Поэтому суетливость и приторность стали типичными для кинообраза Ильича. Ему, обычно в фильмах очень добренькому, даже редко доверяли жёсткие строгие речи, их обычно произносил сам Сталин. Некоторым исключением может служить, например, вот такая сцена. В ней Ленину Сталин, что называется, разрешил выступить за себя.

 

Кадр из фильма «Ленин в 1918 году»

 

Кадры из фильма «Ленин в 1918 году»:

 

– Советская власть – штука прочная. Её создали рабочие и крестьяне не на год, а окончательно. И назад пути не будет никому. Пока вы, кулаки, ещё существуете, хлеб вы будете отдавать. Не отдадите – возьмём силой. Да-да-да-да. А пойдёте войной – уничтожим. Вот вам и вся правда.

 

Но в целом такая жёсткость Киноленину была несвойственна. Это был, прежде всего, самый человечный человек, сама скромность и фанатичное самопожертвование ради революции. При этом, конечно, какие-то колебания вокруг такой кинофигуры вождя иногда позволялись. Нельзя сказать, что Ленин в советском кино был какой-то константой. Он находился в развитии. Советская пропаганда, однажды открыв кинолениниану и уже никак не умевшая остановиться, сама пыталась экспериментировать с образом Ильича, чтобы найти идеальное попадание. Да и потом менялась сама страна, а значит, и менялся образ Ленина в кино.

И когда, в конце концов, страна изменилась так, что стала уже трещать по швам, Ленин ожил на экране очень своеобразно. В святость Ильича тогда уже никто не верил, но советская киноиндустрия ещё шевелилась, и вот в девяносто первом году случился парадокс – последнее воскрешение для Ленина в советском кино произошло через мелкого уголовника-шестёрку, которого судьба в лице начальника лагеря выдвинула на роль вождя в лагерном самодеятельном спектакле. И это уже был откровенный стёб.

 

Кадр из фильма «Комедия строгого режима»

 

Кадры из фильма «Комедия строгого режима»:

 

– Вихри враждебные веют над нами?

– Веют над нами, Владимир Ильич, веют.

– Так в бой роковой мы вступим с врагами?

– Вступим, Владимир Ильич, не сомневайтесь.

– По гнезду несправедливости и гнёта… Огонь! (Выстрелы бутафорской пушки).

– Твою ма-а-ать…

– Отличное решение!

– Вперёд, товарищи!

– Ура-а-а!

 

Забавно то, что при этой абсолютной анекдотичности и карикатурности, такой Ленин по-своему реальней, чем многие ходульные Ильичи советской киноленинианы. Недаром высокие гости зоны прониклись священным трепетом и повставали. Мелкий уголовник явно нашёл в себе Ленина, хоть и стёбного, но вот уж точно очень живого. Чувствуется, что такой Ленин в блестящем исполнении Виктора Сухорукова, несмотря на то, что смешной, ещё и сильная личность, и уж явно не сладенький и добренький, которым его чаще всего изображали. Именно такой Ленин, наверное, и мог наступить на голову собственному народу и не вздрогнуть от хруста черепа. Вот в этом он, при всей карикатурности, и ближе к правде, в отличие от многих Киноильичей.

 

Кадр из фильма «Комедия строгого режима»

 

Кадры из фильма «Комедия строгого режима»:

 

– Да, друзья мои! Пролетариат России проливал свою кровь не для того, чтобы ему забивали голову всякими сказочками о вечной нравственности. Ведь ни для кого не секрет, что мрёт в наши дни с голодухи рабочий. И я спрашиваю вас: станем ли, братья, мы дальше молчать, а? Как вы думаете? Никто не даст вам избавления, товарищи, ни бог, ни царь и не герой, имейте себе это в виду. Добьёмся мы освобождения своей и только своей собственной рукой. Революционная диктатура есть власть, не связанная никакими законами! Нравственность – то, что служит делу революции. Чёрные дни миновали, час искупления пробил!

 

В канонических же фильмах о Ленине, если гнев у вождя и случался, то был каким-то неестественно возвышенным и благородным. А вообще, резкие высказывания и по-настоящему гневные минуты для Ленина в кино – это редкое явление. Излишняя доброжелательность первых кинематографических Ильичей даже вызывала негодование у некоторых его старых соратников. Но пропагандистская машина, причём в лице лучших режиссёров-интеллектуалов того времени, таких, например, как Михаил Ромм, больше всего, кажется, думала о том, чтобы Ленин выглядел добрейшим и душевнейшим человеком. Только вот почему-то часто это выливалось в приторность. На экране оживал такой Ленин, который попросту не мог не породить в народе волну анекдотов о вожде.

Посмотрите, например, такой эпизод одного из первых, эталонных фильмов, «Ленин в Октябре». В нём диалог Ильича с рабочим для нас сегодняшних – это уже готовый анекдот. Там ничего и не надо добавлять.

 

Кадр из фильма «Ленин в Октябре»

 

Кадры из фильма «Ленин в Октябре»:

 

– Давайте нам оружия побольше, да так кулаков трахнем, чтобы, как говорится, душа из них вон! Вот какая история.

– Так. Степан Иванович, одну секундочку. Трахнем-то трахнем, но ведь вот нам говорят, что мы, наряду с необходимой суровостью, часто проявляем излишнюю суровость. Ведь вот что нам говорят.

 

Сегодня кажется удивительным, что такое милое поведение вождя предлагалось авторами фильма для зрительской аудитории без всякой задней мысли поиздеваться и снизить великий образ Ленина. Именно этот вариант оживления вождя на экране и считается каноничным. Неудачной была признана самая первая попытка экранизации ещё двадцать седьмого года, хотя за неё взялся Эйзенштейн. На роль тогда пригласили не актёра, а обычного пролетария, но который был так похож на Ленина, что снимался без грима. Первые кадры фильма действительно производили на зрителя сильный эффект. Люди в священном ужасе столбенели, вставали с кресел, начинали аплодировать, но потом всё-таки чувствовалось, что за всей этой внешней схожестью абсолютная пустота. По крайней мере, так утверждали все, кто лично был знаком с Лениным.

Рабочий, изображавший Ленина, старался изо всех сил, принимал нужные телодвижения и позы, но в итоге эту экранизацию посчитали провальной и на целых десять лет отказались от затеи оживления вождя на экране. Наверно, и в самом деле, браться тогда за такую тему было сложно и рискованно. Хотя бы из-за того, что показывать фильм предстояло тем, кто был знаком с революцией не понаслышке. Одним из таких свидетелей был сентиментальный пролетарский писатель Максим Горький. Вот от его воспоминаний во многом и стали отталкиваться. Горький часто общался с Лениным и описал душевную жизнь вождя, его жестикуляцию и повадки.

 

Кадр из фильма «Ленин в 1918 году»

 

Кадры из фильма «Ленин в 1918 году»:

 

– Алексей Максимыч! Дорогой мой Горький! Необыкновенный большой человек, вы опутаны цепями жалости. Это в такой острый момент борьбы! Отбросьте эту жалость прочь! Она застилает слезами ваши глаза, и они просто начинают хуже видеть правду. Прочь эту жалость!

 

Подчёркнутая гиперактивность Владимира Ильича в кино подчас граничит с суетливостью: он постоянно как-то несолидно, как-то по-детски беспокоится, бегает, машет руками, как будто занят какой-то интересной игрой. Детское поведение Ленина в кино совершенно очевидно. Однажды даже придумали сцену, как он весело съезжает по перилам. Потом, правда, от неё отказались. Но есть масса других сцен, где он выглядит избалованным шаловливым ребёнком. За ним прямо-таки нужно было следить, как за непослушным малышом. Он, даже когда болеет, никак не может успокоиться.

 

Кадр из фильма «Ленин в 1918 году»

 

Кадры из фильма «Ленин в 1918 году»:

 

– Сию же минуту в постель. Я на вас буду жаловаться.

– Вот это делать нехорошо. Ябедничать – это нехорошая черта.

– Я очень серьёзно говорю.

– И я – совершенно серьёзно. Доктор, вы не представляете себе, до какой степени воздух совнаркома для меня полезен.

– Сию же секунду в постель.

– А я и не спорю с вами.

– Ну, ложитесь.

– Доктор, разрешите мне посидеть в кресле.

– Недолго.

– Недолго, недолго. Я чуть подремлю. Вот, спасибо большое.

– Только ни в коем случае не читать.

– Это абсолютно исключено. Доктор, вы напрасно там ищете книги, у меня их все отобрали. А… Ну, это случайно.

 

Такое непосредственное, такое детское поведение Ленина в кино обусловлено желанием автора фильма создать на экране чистейшего и душевнейшего человека. Помимо того, что он самый гениальный, нужно было показать, что он ещё и самый добрый и скромный. По сути, эти фильмы создавались по принципу жития святых. У Ленина в них должна была быть и жизнь идеальна, и поступки непогрешимы, и мысли только гениальны.

Но в таком слепом фанатизме кинотворцы явно увлекались, и вождь получался не столько преисполнен душевной чистоты, сколько комичен. Иногда даже кажется, что перед нами то ли Ленин, то ли доктор Айболит. Владимир Ильич так заботитcя о каждом, так переживает о здоровье ближних, что разве что в рот не заглядывает и животик не щупает.

 

Кадр из фильма «Ленин в 1918 году»

 

Кадры из фильма «Ленин в 1918 году»:

 

– Хе-хе. Ну-ка, ну-ка, дайте я на вас посмотрю.

– Нет уж, дайте мне на вас посмотреть, Владимир Ильич.

(Смеются).

– А… похудели. Что, крепко досталось?

– …

– Щас-щас-щас… Ешьте. Ешьте обязательно всё немедленно.

– Владимир Ильич, я совершенно сыт. Я – сыт.

– Да?

– Да.

– Ну-ка поглядите на меня. А! (грозит пальцем). Ну ладно.

 

Одно из главных свойств Ленина в кино – это постоянная его готовность идти на контакт, какая-то суперобщительность. Всё это делалось не потому, что Ленин был такой в жизни, а чтобы показать, что он максимально близок к народу, как бы растворяется в народных массах. Настолько растворяется, что фанатично преданный ему пролетариат спокойно его может и не узнать.

Этот мотив неузнавания станет постоянным в советской кинолениниане. Но и он будет реализовываться на грани комедийности и карикатурности. Суперскромный вождь с подвязанным зубом, чтобы его не узнали, сегодня невольно напоминает гайдаевкого Буншу, выдающего себя за Ивана Грозного.

 

Кадр из фильма «Ленин в Октябре»

 

Кадры из фильма «Ленин в Октябре»:

 

– Ты Ленина не видал?

– Нет, не видал. А что?

– Да говорят, он здесь.

– Очень возможная вещь.

– Посмотреть охота.

– Да.

– А то мы там поспорили. С мироедами. Они говорят: рыжий да рябой. А я думаю: не может быть. А я думаю, он такой… головастый, большой! Ну, самостоятельный мужчина.

– Да. Ничего определённого вам сказать не могу.

– Ну да, не видал?

– Не видал, нет.

 

Да уж, чтобы так комично выглядел в кино Сталин, представить себе абсолютно невозможно. А между тем именно Сталин и руководил созданием этих фильмов. Такой забавный Ленин, по-видимому, его вполне устраивал. Потом, как известно, на какое-то время основным героем историко-революционного кино станет сам Иосиф Виссарионович. И в этих фильмах Ленин будет появляться лишь эпизодически, превратится в почти призрачную фигуру. На равных два вождя в одном фильме вообще никогда не присутствовали. Им было бы слишком тесно.

В целом, Ленин стал в советском кино полной противоположностью Сталина. Помимо контраста «суетливость – величавая солидность», ещё бросается в глаза следующая оппозиция: Сталин в кино всегда общается с народом в целом, а душевный Ленин чаще всего разговаривает с каждым в отдельности, причём ещё и сам пристаёт с вопросами. Без этих знаменитых ленинских расспросов и его умения слушать не обошёлся ни один фильм об Ильиче.

 

Кадр из фильма «Человек с ружьём»

 

Кадры из фильма «Человек с ружьём»:

 

– Вы женаты?

– Э… был, теперь не знаю.

– Дети остались?

– Трое.

– А земли много?

– Ну, где ж там…

– Лошадь есть?

– Была.

– Корова?

– А вот коровы нет.

– Но если царские генералы захотят посадить помещиков и капиталистов, то вы как думаете? Вы сами как думаете?

– Тогда пойдём воевать.

– Воевать надо сегодня…

(Смена сцен).

– Слушай-ка, с кем это я разговаривал? Кто это такой, а?

– Кто?

– Да вот этот вот (изображает на себе бородку).

– Ленин.

(Роняет чайник, чуть не падает в обморок):

– Что ты… раньше-то… (заметавшись, убегает.)

 

Если рабочие и крестьяне в советских фильмах о Ленине не уставали испытывать такой священный ужас перед скромным вождём, то зрители к Ленину стали привыкать. И не удивительно, фильмы ведь снимались безостановочно, и эффект Ленина стал улетучиваться. Вождь замелькал на экране слишком уж часто. А экранизации пятидесятых годов стали выглядеть просто нелепо-суетливыми, роль вождя ещё больше, чем в тридцатые годы, строилась по плакатной модели, а исполнители подбирались лишь по принципу внешней схожести: главное, чтобы была сияющая лысина.

Некая новизна в образе Ленина появилась в эпоху оттепели. В шестидесятые годы Ленин становится не только самым человечным человеком и кремлёвским мечтателем, но и политзаключённым, и интеллектуалом, пытающимся исправить общество. И в самом облике вождя уже не так подчёркивалось типажно-портретное сходство с историческим прототипом. Оно давалось уже как весьма условно-знаковое. Такой Ленин, напоминающий интеллигента-шестидесятника, получился в исполнении Смоктуновского.

 

Кадр из фильма «На одной планете»

 

Кадры из фильма «На одной планете»:

 

– Соберите, пожалуйста, всех членов совнаркома к пяти часам. Под расписку. Я буду из Дворцовой в шесть. Пожелайте мне ни пуха ни пера. Спасибо, к чёрту.

 

Но и такой Ленин не смог спасти ситуацию неизбежного охлаждения к образу вождя, усталости от него, да и от всего марксизма-ленинизма в целом. Широкую зрительскую аудиторию Ленин Смоктуновского не привлёк. А в следующее десятилетие такого рода кино вообще не было рекомендовано к показу.

Застойная эпоха семидесятых годов ни в каких творческих и лирических отступлениях от официального канона не нуждалась, да собственно и не была на них способна. Поэтому фильмы тридцатых годов о Ленине стали ещё более эталонны. Партией и большинством зрителей они воспринимались практически как реальная кинохроника речей вождя пролетариата.

 

Кадр из фильма «Ленин в 1918 году»

 

Кадры из фильма «Ленин в 1918 году»:

 

– Если гибнет старое общество, труп этого буржуазного общества нельзя, к сожалению, заколотить в гроб и закопать в могилу. Этот труп разлагается в нашей среде. Он гниёт и заражает нас самих. Этот труп смердит!

 

Когда снимался этот фильм, Ленин, как известно, уже почти как живой лежал в Мавзолее, и гроб ему самому был не страшен. Партия всё сделала для того, чтобы слова «Ленин» и «разложение» не стояли вместе. Поэтому советские идеологи не боялись вручать вождю такие смелые образные речи о смердящем трупе старого общества. С игрой в бессмертие Ленина партийная бюрократия заходила слишком далеко. Ему даже как вечно живому выписывались депутатские мандаты и новые партбилеты. Но от всего этого, в конце концов, в народе он стал восприниматься как живой труп.

Именно таким живым трупом он и предстал в последней на сегодняшний день художественной трактовке образа Ленина в фильме Александра Сокурова «Телец». Эту картину можно даже попытаться определить как некрореализм, то есть, жизнь трупов. По-своему это отражается и в эстетике кадра. Он тоже претендует быть документальным, достоверным, но при этом окрашен призрачностью и какой-то мертвенностью.

 

Кадр из фильма «Телец»

 

Кадры из фильма «Телец»:

 

– Мы утопаем в роскоши, и мне стыдно. Стыдно.

– Так это же всё не наше, к нам это не имеет никакого отношения.

– Почему это?

– Экспроприировано.

– Экспро… какое?

– Ворованное, Володь, ворованное.

– Ворованное?! (Бьёт тростью посуду на столе).

– Ой, господи. Да что ты делаешь?

– Осторожней, осторожней…

(Начинается разгром, сбегается прислуга, персонажа закидывают подушками и постельным бельём, он обессилено валится на пол).

 

Как видим, режиссёр не стал жалеть ни Владимира Ильича, ни зрителей, и показал всю предсмертную агонию и маразм больного вождя, у которого был сифилис мозга. Это уже не гений революции, а скорее беспомощный безумец. Безумец в прямом и переносном смысле. Можно даже сказать, что главным героем фильма становится тотальное безумие. Там как будто у всех не в порядке с головой. Сталин, например, тоже выглядит нормальным в фильме, только пока молчит.

И под безумием персонажей режиссёр намекает на безумие всей революции как плод больного сознания. Ленин здесь уже не бодренький вождь и добрый доктор Айболит, а персонаж трагедии. Так образ победителя трансформируется в образ абсолютной жертвы. Отсюда и название фильма – «Телец». Телец как объект поклонения, и он же – как языческая жертва. Ужасная болезнь Ленина превращает его в растительное существо. И режиссёр, кажется, специально одну из сцен снимает в траве. В ней Ленин и сам как растение.

 

Кадр из фильма «Телец»

 

Кадры из фильма «Телец»:

 

– Всю ночь гроза была, а трава сухая. Хорошо… Я решил просить у Партии яда.

– Причина?

– Моё неумение умножить семнадцать на двадцать два. Ясно, что это только начало. Через месяц я не вспомню, кто такая вы, через два – забуду, как зовут меня самого. Вспомните Лафада. Два старика, два трупа. Рука в руке.

 

Такой фильм лишь с одной стороны неожидан. Ещё больше он закономерен. Это вполне логичная ответная реакция на абсолютно безумный тезис «Ленин живее всех живых». Не исключено даже, что именно это фильм станет финальной точкой в бесконечной кинолениниане. Во всяком случае, уже прошло восемь или девять лет после выхода картины, а новых интерпретаций не было.

Вообще, Ленину в советском кино в целом как-то не повезло: вроде бы и снята была масса фильмов, многие из которых действительно стали популярными, но в сознание народа он вошёл как персонаж анекдотичный. В анекдотах его изображали обычно мелким и злобным пакостником. Кто-то даже назвал Ленина гадким утёнком истории, мол, каждый может его пнуть.

И самое любопытное, что сама пропагандистская машина, особенно в эпоху застоя,  дала толчок насмешкам и анекдотам. Анекдотам из серии: «Выпусти новый сорт вина "Ленин в разливе" и новое мыло "По ленинским местам"».

И всё же над Лениным не только смеялись, его и любили. Конечно, не так, как хотела Партия, скорее, как забавного киноперсонажа. Как любили Чапаева, как любили Штирлица. И вот в фильме о Ленине, созданном в последний год существования Советского Союза, выплеснулось истинное чувство большинства населения к Владимиру Ильичу – и стёб, и симпатия одновременно.

 

Кадр из фильма «Комедия строгого режима»

 

Кадры из фильма «Комедия строгого режима»:

 

– Нечеловеческая музыка. Но часто слушать её не могу: хочется глупости говорить и гладить по головкам… А сегодня гладить никого нельзя! А надобно бить по головкам! Бить безжалостно, бить, бить!!! И ещё раз бить…

 

Странно, что такой колоритный персонаж так и не стал интересен американскому кинематографу с его тягой к исторической клюкве. На западе о Ленине на удивление не снято ни одного художественного фильма. Хотя о том же Сталине были целые сериалы. Причина такого безразличия может быть и в том, что он единый правитель СССР, с кем не имели политических контактов лидеры западных стран. За это он как бы не получил статус в международной системе.

Теперь вот и у нас Ленина игнорируют. Но кто знает, быть может, кинолениниана как особый жанр ещё не исчезла, нужно только подождать её новую фазу. И если не священный ужас, но некий ажиотаж вокруг имени Ленина вновь появится в отечественном кино.

 

Кадр из фильма «Человек с ружьём»

 

Кадры из фильма «Человек с ружьём»:

 

– Товарищи! Товарищи! Я… разговаривал с Лениным!

 

 

 

 

27 апреля 2009

 

 

Источник записи видео: сайт одесского телеканала «АТВ» (atv.odessa.ua, прекратил свою работу в октябре 2014 г.).

 

 

 

Михаил Ромм. Ленин в 1918 году / Ленин в Октябре (коллекция из 2 фильмов на DVD)   Владимир Студенников, Михаил Григорьев. Комедия строгого режима (художественный кинофильм на DVD)   Сергей Юткевич. Человек с ружьем (художественный кинофильм на DVD)

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!