HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Павел Парфин

Полет на мультикоптере

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 26.02.2008
Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Часть 2


 

 

 

Что важней – натиск брендов или хаос товарных масок? Возможна ли жизнь без брендов? Что является истинными ценностями, если не бренды? Бренды – точки отсчета в любых отношения между беерами или результат духовной опустошенности многих… Вот далеко не полный список тем вечных наших споров с Эд. Моя жена – яростный защитник цивилизации, в основе которой находится всеобъемлющая система брендов, этих товарных лицемеров, как я называю их в минуты особо горячих споров. Природа наших страстных разногласий проста. Работа и большая часть дневной жизни Эд связаны исключительно с брендами, поскольку Эд – бренд-лоцман высшего звена. В ее обязанности входит обслуживание четырех из 18 самых крупных злакков Брендарии – где собственно и происходит вся торговля на Ихибе, – а именно: навигация, контроль и корректировка бренд-голограмм. Я же совсем другое дело, я – беежур, "ловец новостей" и "сублиматор проблем", призванный обращать внимание моих читателей на достижения и, что гораздо важней, на недостатки брендоцентрической системы Ихибы, а затем как можно острей ставить вопросы, как эти недостатки устранить. Так звучит моя миссия в идеале, вытекая из принципов профессии беежура и формулировки его обязанностей, записанной в уставе журнала "Виражи Ихибы", в котором я работаю последние шесть лет. В действительности же я ни одного значительного недостатка или сбоя в системе не обнаружил. И вовсе не потому, что мне, предположим, неизвестна вопиющая, почти полная зависимость устройства жизни на Ихибе от торгового диктата Брендарии. Совсем нет. Причина проста: мне неведом иной мир – мир без брендов.

Около шестнадцати с половиной тысяч лет бееры живут на Ихибе. Бытует гипотеза, что большую часть своей истории они что-то непрерывно покупают – с неукоснительным прилежанием и постоянством вслед за одними брендами бееры приобретают другие. 1947 лет назад круговорот товарных знаков достиг невиданного размаха, торгового бума, в результате чего на свет Ихибы появилась Брендария – могучая вселенная брендов. Управляет Брендарией, как, впрочем, и всей планетой, Совентор из двенадцати старших бееров. Именно Совентор, помимо координации торговой активности между 18 злакками Брендарии, постановляет, какому новому бренду занять нишу в сознании беера, а какому – эту нишу освободить. Своевременно и беспрекословно…

В таком отношении к брендам нет ни байта жестокости или дискриминации. Торговля брендами испокон веку ведется в голове беера, на территории его разума. А злакк – всего-навсего демонстрационный плаоб, под чьей крышей три раза в году представляются новые бренды – мультисенсорные голограммы товарных знаков, предназначенные для восприятия рассудком и всеми органами чувств беера. Выбрав понравившуюся бренд-голограмму, беер голосует за нее своей кредитной пластизой, имплантированной над правым виском каждого беера. Поэтому достаточно лишь на секунду испытать интерес или хотя бы малейшую симпатию к какому-нибудь бренду, как в тот же миг со счета пластизы снимается некая сумма, эквивалентная стоимости бренда-симпатяги. Причем в некоторых случаях снимаемая сумма может быть выше начальной цены бренда, если, например, беер воспринял бренд с особенным восторгом и воодушевлением. Тогда к основной сумме добавляется компенсация за повышенный эмоциональный тонус, вызванный презентуемым брендом. Взамен беер получает сартифик, заверенный печатями и важными подписями всех двенадцати членов Совентора и удостоверяющий, что владелец сартифика обладает охраняемыми законом правами на данный бренд. Сартифик на этот же бренд может приобрести кто угодно, не ограничено и количество его владельцев. А вот платит каждый свою цену – в соответствии с эмоциональной реакцией на понравившийся бренд.

Короче, целая наука, в которой еще не каждый беер разберется. Эд, например, во всех деталях осведомлена о механизме брендобмена, а я, наоборот, лишь в общих чертах разобрался в нем. Но даже эти скудные знания мне ни к чему. И дело даже не в том, что я испытываю к Брендарии объяснимую неприязнь и недоверие. Или, например, потому, что у меня меньше брендов, чем у кого-либо, или мне жаль денег, потраченных на них. Наоборот. Только у меня одного семь вместительных клафтов (а сколько их у Эд – лучше промолчу!), набитых сотнями сартификов, выданных мне на самые разные, порой совершенно потрясающие, но абсолютно бесполезные бренды. Все – хлам, материлизованная суета беера. Ибо необходимые для жизни товары – пищу, одежду, предметы быта, средства связи и многое другое – мы приобретаем без единого марочного названия и знака. Я вовсе не преувеличиваю: на Ихибе в ходу лишь небрендовые товары – обычные, ничем не примечательные, далекие от идеальных образов, заключенных в голограммах брендов. Зачастую ничего общего между брендом и товаром, которому, казалось бы, должен соответствовать бренд.

Но даже таких несовершенных, безликих товаров не хватает. В то время как индустрия товарных грез переживает блистательный подъем, производство того, что по определению обязано служить материальными носителями брендов – наоборот, испытывает катастрофический спад. Между именитыми брендами и безымянными товарами неумолимо растет пропасть, и теперь мало кому придет в голову, что некогда они были двумя неделимыми частями одного полезного целого.

Сколько себя помню, Совентор всегда уделял производству брендов несравнимо больше внимания. Может, поэтому с каждым годом все острей ощущается нехватка товаров – невзрачных, унылых уродцев, которых большинство бееров терпит лишь потому, что не может без них обойтись. Более того, оно, это лицемерное большинство, готово ломиться за каким-нибудь товаром, чтобы заполучить его любой ценой. Я между тем не отношу себя к этому большинству. Для меня, в отличие от них, вечно озабоченных и одержимых, обычное дело терпеливо и без намека на раздражение выстоять двадцатиминутную или даже сорокаминутную очередь за бутылочкой светлого "Элькроша" или пачкой "Чфат". А вот мой приятель, который на 17 лет старше меня, иногда вспоминает, как его прадед, бывший крепким энергичным беером, любил рассказывать о совсем иных временах, когда торговые пространства злакков были набиты снизу доверху самыми разными товарами. "Глаза разбегались, когда я смотрел на них, – мечтательно вспоминал старый беер и тут же с горечью добавлял. – Но их названия и эмблемы были ужасно примитивными. Все до единой однотипные, плоские, неподвижные, доступные только зрению покупателя. Ни объема, ни отличительного запаха, ни марочного звучания, ни нейросенсорных ощущений – тьфу! Ты не поверишь, внук, но названия были неотъемлемой частью товаров, изображались сверху на них или на футлярах, в которые товары складывались. Но все это было чепухой в сравнении с тем, что любой товар ты мог приобрести там же, в злакке…"

Выдумщиком был прадед моего приятеля. Разве можно в такое поверить? Когда, предположим, кончилось бы сейчас мое любимое "Элькрош" или я уже успел бы выкурить "Чфат". Это означало бы, что мне пришлось бы в очередной раз вывернуть наизнанку карманы, вдоль и поперек облазить клафты в нашем трехэтажном плаобе в поисках проклятых таффов, дающих мне право на приобретение товаров, притом ограниченного количества и лишь определенных наименований. И так бы поступил всякий беер, окажись он в моей ситуации. Около 140 лет назад, для того чтобы урегулировать обеспечение бееров товарами, Совентор постановил выдавать пищу и предметы первой необходимости в обмен на специальные таффы, которые сам же и взялся распределять среди населения Ихибы. Позже к жизненно важным товарам добавились новые, вроде бы менее важные, затем третьи… Так продолжалось до тех пор, пока все товары, худо-бедно еще выпускаемые на Ихибе, не оказались объектом жесткого надзора и распределения Совентора.

Могла бы по-иному сложиться судьба брендов и товаров, неизбежен ли был их разлад и дальнейшее развитие в совершенно разных направлениях, неслыханный успех одних и угрожающий закат других? Откуда мне знать. Мне всего-то чуть больше 33-х, и у меня есть лишь смутное знание того, как жили на Ихибе свыше двух тысяч лет назад, обходясь без брендов, созидая мир по другим, таинственным для меня законам. А гадать о том, что ждет нас в будущем, я решительно отказываюсь. С некоторых пор меня обуревает страх, когда я, невольно забывшись и преодолев внутренний контроль, вдруг задумываюсь о будущем и переменах, которые неизбежно придут вместе с завтрашним днем.

Немногим больше года назад, вернувшись с работы в наш полибрендовый плаоб, мы отдыхали с Эд по заведенному издавна порядку: ужиная, знакомились по сети Плазнета с главными событиями дня – в простейшем, визуально-звуковом, режиме принимали очередной ньюсбастер с порцией хвалебных новостей о Брендарии. С начала просмотра ньюсбастера и до его окончания наша дружная маленькая семья неизменно распадалась на два враждующих между собой лагеря. Эд по обыкновению молча делала какие-то отметки в своем деловом пратте, встроенном в ее изящной переносице, я, наоборот, ни на секунду не умолкал, едко комментируя одну бредовую бренд-новость за другой.

Помню, один полисенсорный сюжет – который можно было принять, не только просмотрев и прослушав его, но еще и включив органы обоняния и осязания – даже привел меня в ярость. От неожиданности Эд растерялась. Она впервые видела меня таким раздраженным и злым, всегда считая меня неисправимым добряком, готовым без всякой на то причины любить и терпеть всех на свете. А тут я, выйдя из себя, неожиданно закричал… Да, я орал что есть мочи! И ничего удивительного в этом не было. Ибо сюжет, который меня так завел, был посвящен детям, точнее наоборот – он оказался антидетским. А я не мог такое вынести, Эд хорошо знает, как сильно я люблю детей, как хочу их, а их у нас, к несчастью, до сих пор нет… Тот проклятый сюжет анонсировал бренд… ребенка. Мол, какое теперь ждет всех удобство, отныне не нужно больше страдать, копить и рожать реальных детей – достаточно вместо всего этого приобрести бренд идеального дитяти, лепечущий, пахнущий по-детски, создающий иллюзию бесконечно нежной детской кожи… Или лучше два, три таких бренда – и тогда вы многодетная семья.

– Недоумки, кто это создал! Если дело пойдет так и дальше, то в скором времени мы станем очевидцами новых "потрясающих" брендов – бренда идеальной женщины и бренда супермужчины. Но вот какая проблема неизбежно встанет тогда: бренды идеальных жителей Ихибы медленно, но верно вытеснят с планеты самих ее жителей. Кто же в таком случае станет их покупать? Скажи, кто?! – в приступе безотчетной ярости я набросился на Эд – в тот момент ее милый образ жены был жестоко раздавлен в моем сознании враждебной личиной бренд-лоцмана высшего звена.

– Хорошо, давай поговорим, – может, так же впервые, как я вспылил, Эд решила поговорить со мной о брендах – на ее профессиональную тему. Голос Эд на удивление звучал ровно и безучастно, словно гнев мой был направлен не на нее, а на кого-то другого. Или – мне сразу же стало не по себе от такого предположения – кто-то незаметно для меня подменил мои же чувства новым, еще не объявленным брендом – эффектно озвученным, но, по сути, эфемерным образом благородной ярости и стыда…

Однако я напрасно переживал – в глазах Эд стояли слезы. Настоящие, мокрые, старомодные… Вместо того чтобы пожалеть, обнять ласково жену, я несказанно обрадовался ее слезам. Не скрывая своего восторга, несколько мгновений я упивался взглядом этими бесценными знаками глубоких потрясений души. Значит, злость моя была неподдельной, значит, Эд разделила со мной справедливую ненависть к брендам… Вероятно, все было именно так, как я представлял себе в тот момент. Но уже через минуту или две, совладав с чувствами и утерев слезы, Эд перешла в наступление – загнала меня в угол всего несколькими вопросами:

Как я представляю себе мироустройство без брендов? Ради чего беер станет начинать каждое утро и заканчивать вечер? Чем будет дорожить и к чему стремиться? Что будет отличать его от одних и объединять с другими беерами, если на Ихибе вдруг откажутся от брендов?..

В ее вопросах не добавилось ничего нового, я и прежде ни один раз задавал их себе. Но тогда я сильно растерялся, застигнутый врасплох, скорее, не самими вопросами, а каким-то необъяснимым смутным беспокойством, овладевшим мной. Судорожно роясь в сознании, я тщетно пытался отыскать ответы и предложить Эд хоть сколько-нибудь разумную альтернативу брендам – "мотивирующим сущностям" (формулировка Эд). Наконец, не найдя ни единой зацепки, не сгенерировав даже сумасбродной идеи, которая в последствии могла бы послужить пусть примитивным, но все же импульсом для более здравых и созидательных мыслей, я уперся в тупик. И такое отчаянье охватило меня в тот момент! Я испытал подлинный страх, когда вдруг осознал, что не готов к переменам. Отказ от брендов, замена их чем-то новым и непредсказуемым – колоссальная перемена! Еще недавно я так страстно мечтал о ней, и так и эдак представлял ее в своем воображении, не заботясь нисколько о тех последствиях, к которым такая перемена могла б привести. Однако одно дело пытаться критиковать существующую веками систему, обличая ее в механическом повторении действительности, в пустоте и напрасности этой действительности, и совсем другое, добившись наконец реальных, невоображенных, перемен, вдруг зажить в мире, претерпевшем эти самые перемены. Но будущее после перемен могло оказаться каким угодно, более того – совсем не тем, каким бы мне хотелось видеть его. И я… я из страстного приверженца перемен в одно мгновение обратился в их малодушного противника. При этом, что было не менее ужасным, я по-прежнему отказывался признавать необходимость дальнейшего существования брендоцентрической системы на Ихибе.

Тот памятный разговор с Эд внес в мой рассудок и душу сущий раздор, жестокие противоречия раздирают меня и поныне – я готов бежать от них куда угодно. Даже на окраину вселенной.

 

 

 


Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

19.03: Яла ПокаЯнная. Поверить не могу (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!