HTM
Любовь. Смерть. Искусство.
Роман в тринадцати любовных признаниях Евгения Синичкина
«Галевин»

Владимир Паркаев

Найда

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 17.01.2008
Владимир Паркаев. Найда. Иллюстрация (рисунки автора).

 

 

Небольшое вступление

 

О братьях наших меньших написано очень много, и нет сомнения, что больше всего рассказов и повестей посвящено собакам. Правда, героями становятся в основном собаки породистые, исключение составляют разве что Каштанка и Муму.

Но кажется мне, что обыкновенные дворняжки, являющиеся сами по себе помесью различных пород, часто собирают в себе только самые лучшие качества своих разнообразных предков, и, прежде всего, это те качества, которые мы называем душевными.

Рассказ о Найде станет ещё одним подтверждением этому, тем более, что здесь всё основано на реальных фактах

 

 

Находка

 

Конец октября. Вновь большими, тяжёлыми хлопьями выпал мокрый снег. Впрочем, он выпадал этой осенью уже несколько раз, но под напором ещё не сдающегося солнечного тепла быстро таял.

В этот раз зима собрала все свои холодные силы и сумела покрыть землю так, что маленький рыжий щенок с ушами в крапинку, белым кончиком хвоста и таким же лапками в белых носочках, полностью проваливался в стылую кашицу, оставляя на ней след от своего давно пустого животика.

Щенок смутно помнил, что этот день для него начался как обычно под брюхом своей ласковой матери, вместе со своими братьями и сестрёнками, которых у него было много… А вот как он попал в эту слепящую холодную белизну – он не помнил…

Он не знал, что находится возле поселкового магазина, он не знал никого из людей, которые так и шастали туда-сюда мимо него. Щенок лишь время от времени тонко поскуливал, крупно дрожа всем своим маленьким тельцем, от носа до кончика хвоста, но никто его не слышал…

Переваливаясь своими непослушными лапками по снегу, малыш снова и снова пытался хоть что-то вспомнить, втягивая носом такой же мокрый, как и снег, воздух, надеялся уловить хоть какой-нибудь знакомый запах, но кругом было всё чужое, неизвестное.

Он ещё долго барахтался возле магазинного крыльца, пока не забился в какой-то уголок ближе к стене, где не было снега. Прохожие всё также спешили мимо, равнодушно скользя глазами по маленькой трагедии, а то и вовсе не замечая, каждый занятый своими мыслями, своими проблемами…

И совсем худо пришлось бы уже терявшему сознание малышу, как вдруг он почувствовал, что его поднимают чьи-то тёплые руки.

– Гляди, Васёк… Какой интересный и… весь холодный, как лёд, – услышал малыш сквозь застывающую дрёму.

– Да он же ещё слепой… Кто же это его здесь бросил? – издалека донёсся другой мальчишеский голос.

– Давай отнесём его Кольке – они давно хотят собаку охранную завести – может его отец согласится…

Щенок слепым не был, глаза его уже почти открылись, и поэтому он здорово испугался, когда вдруг стало совсем темно и тесно. Но в темноте и тесноте скоро сделалось тепло, его тихо укачивало в такт мальчишеским шагам. После пережитого ему не хотелось думать ни о чём, ему было совершенно безразлично, куда он идёт вместе с незнакомыми мальчишками.

Скоро укачивать перестало, раздался свист. Мальчишка высвободил из пальто рыжую головёнку, которая полуоткрытыми глазами заморгала по сторонам. С широкого крыльца высокого бревенчатого дома спрыгнул ещё один мальчишка. Быстро хлопая большими резиновыми галошами, подбежал к ребятам.

– Смотри, какой интересный, – снова услышал малыш. – Вы же давно хотите собаку завести… Он, наверное, большой вырастет – видишь, сам маленький, а лапы какие здоровые…

– Мы его возле магазина нашли, – подхватил второй мальчишка. – Может, потерялся, а может, нарочно кто подбросил.

– Собачка-то хорошая, – быстро согласился Колька, плотнее запахиваясь в стёганую фуфайку, которая была наброшена прямо на майку. – Сам вижу, да вот не знаю, как папка… Его пока дома нет – на работе…

Колька взял на руки щенка и по-доброму рассматривал его, тихонько поглаживая опять начавшую подрагивать спинку.

– Ладно… Давайте я его заберу домой, поесть дам, а там посмотрим…

Колька сунул малыша под отворот фуфайки и зашлёпал к дому, бережно придерживая лёгкую ношу. Дома, кроме Кольки, были ещё две его младшие сестрёнки – близняшки, которые в это время раскладывали множество своих кукол разного роста и вида по маленьким кроваткам и готовились петь им колыбельную.

 

 

Открытие мира

 

Завидев Кольку, который уже выпростал щенка из фуфайки, они с громким визгом бросились к нему:

– Это наша собачка?!.. А где ты её взял?!.. Как её зовут?.. Где она будет жить?..

– Подождите вы! Надо ему сначала покушать дать, видите – на ногах не стоит.

Малыш после стольких пережитых потрясений стоял посреди какой-то комнаты, залитой светом, и устало моргал, покачиваясь из стороны в сторону. Наконец, он мягко брякнулся на подогнувшиеся задние лапки.

Но вскоре он услышал в доме знакомые запахи и немного успокоился. Ещё через пару минут его ткнули в плошку с тёплым молоком. Конечно, оно не было таким вкусным, как материнское, но оголодавший язычок сновал так быстро, что впалый животик стал раздуваться прямо на глазах. В изнеможении сделав последние три глотка, малыш молча опрокинулся на бок.

– Он спать хочет! – вновь в один голос завизжали сестрёнки.

– Тащите свои тряпки, кровать ему будем делать, – скомандовал Колька.

Он вытащил откуда-то большую картонную коробку, девчонки настелили в неё кукольную постель, и скоро малыш безмятежно заснул…

Проснулся он оттого, что кто-то снова поднял его на руки. Сквозь прищуренные глаза малыш разглядел лицо большого человека, который в свою очередь разглядывал его.

– Да это же девчонка!.. А нам мальчик нужен… Где ты её взял?..

– Вовка с Васькой принесли, они её возле магазина подобрали.

– Вот пусть назад забирают и девают куда хотят…

И малыш резко шмякнулся на пол.

Владимир Паркаев. Найда (рисунки автора).– Не отдадим!.. Наша собачка!.. – как всегда хором взревели сестрёнки, только раза в два громче, чем обычно.

Они уже успели горячо полюбить живой тёплый комочек и почти сроднились с ним. Малыш ещё некоторое время слышал визг и слёзы близняшек, хмурый бас, который постепенно утух – против сестрёнок никто не мог устоять, даже большой человек, который был, как потом понял малыш, хозяином дома.

В этот же вечер Колька, не долго думая, но с согласия сестёр, дал имя малышу, оказавшемуся «девчонкой» – Найда.

 

Наутро Найда, ещё толком не усвоившая своего имени, проснулась, полная сил и весёлого настроения, хотя время от времени она с грустью вспоминала свою мать, своих братьев и сестрёнок. Но их вполне заменили весёлые и добрые близняшки, которые напрочь забыли своих кукол и теперь целыми днями воспитывали Найду.

А Найда в короткие перерывы между едой и сном изучала своё новое окружение. В один из первых дней на новом месте она, поднявшись на задние лапки и уцепившись за край коробки, из которой ещё самостоятельно вылезти не могла, выглянула в большой мир.

Прихожая, в которой находилась коробка, освещалась светом, лившимся через широкую дверь из большой комнаты, откуда доносились негромкие голоса юных воспитательниц. Найда медленно скользила взглядом по непонятным вещам, которыми были увешаны стены и уставлен пол.

Вдруг раздался лёгкий скрип, что сразу же привлекло её внимание. Через другую дверь, которая была до того закрыта, протиснулась большая, со страшными усами рыжая голова с треугольными ушами. Но ужаснее всего были огромные глаза, которые уставились в сторону Найду – они то и дело вспыхивали жёлто-зелёным пламенем.

Оцепенев, Найда смотрела на неизвестное ей доселе существо, которое тоже не двигалось, но продолжало сверкать глазами.

Наконец, Найда пискнула и свалилась на дно коробки. Скоро она учуяла, что существо топчется возле её коробки и забилась с самый дальний и тёмный угол. Но тут голова с треугольными ушами нависла над краем коробки и к Найде потянулась лапа с ужасно острыми, растопыренными когтями.

– Тимошка, брысь! – услышала Найда резкий крик, и голова пропала.

– Проснулась, моя хорошая…

Одна из сестрёнок, склонившись над коробкой, подняла Найду на руки. Из кухни уже спешила другая, неся в руках небольшую плошку с молоком.

– Галя, принеси и Тимошке – пусть вместе рядышком кушают…

И вот Найда и Тимошка лакают вкусное молочко, поглядывая друг на друга.

«И не такой уж он страшный…» – тихонько соображала Найда.

«Откуда появилось это чучело? – сверлило в голове у многоопытного Тимофея, который привык к своему безраздельному господству не только в стенах этого дома, но и во дворе. – Ладно, посмотрим, что будет дальше…»

Когда с молоком было покончено, Тимофей, презрительно фыркнув, глянул на Найду, которая всё никак не могла управиться со своей порцией, и отправился на своё любимое место под окном возле тёплой батареи.

«А, пусть себе, – в полудрёме продолжал размышлять Тимофей, – пусть валяется себе в своей коробке в прихожей, а я буду спать на своём месте…»

 

Колька учился в школе, а после уроков и домашних занятий он тоже почти всё время был рядом с Найдой, приучал откликаться на имя, приманивая голосом, водил по комнатам, предупреждал возможные агрессии со стороны кота Тимофея, который пока к новому члену семьи относился с большим подозрением.

Но со временем, видя, что со стороны Найды не следует абсолютно никаких притязаний на привычный образ котовой жизни, Тимофей успокоился и даже стал позволять ей потрогать себя, а потом, когда Найда подросла, они и вовсе дружно мотались по комнатам, валяли друг друга по разноцветным половикам под восторженные вопли сестрёнок, а умаявшись, укладывались где-нибудь рядом.

Постепенно Найда распознала, кто в доме главнее. Хозяйка, которую Колька и сестрёнки звали мамой, почти всё время что-то делала на кухне и в других комнатах. Иногда она слегка бранила Найду с Тимофеем, когда те, не в меру расшалившись, собирали в клубок половики и покрывала, заставляла сестрёнок и Кольку наводить порядок. Но самое главное что нравилось Найде – это вкусные запахи, которые постоянно исходили от доброй хозяйки.

Хозяина Найда побаивалась с самого первого дня. И очень хорошо, что он рано уходил из дома и поздно возвращался. На маленькую Найду хозяин почти не обращал внимания, разве что иногда поднимал на руки и долго разглядывал пасть, раскрывая её силой грубых пальцев, пахнущих чем-то резким, не домашним.

– Вы кончайте мне её баловать, а то она нам много наохраняет…

 

Так прошло три месяца. За это время Найда уже много раз выходила на крыльцо, спускалась с него во двор, кувыркалась в пушистых сугробах возле забора, иногда вместе с Тимофеем, но тому такая процедура очень не нравилась, и он, вскочив на заборный столбик, снисходительно наблюдал за веселящейся Найдой.

 

 

Джек

 

Однажды Найда увидела, что Колька достал какие-то палки из чулана и приладил их к своим валенкам. Крикнув: «Найда, ко мне!..», он заскользил по снежной тропе за калитку. На улицу Найда ещё никогда не выходила, поэтому она очень осторожно просунула голову в приоткрытую калитку, которую придерживал Колька. Кольку поджидали давно знакомые Найде мальчишки – Вовка с Васькой. Они часто приходили к Кольке в гости. На ногах у них были такие же деревяшки.

– Давай пошли, не бойся, – легонько потянул Найду за маленький ошейник Колька. – Вон, смотри, друг тебе, иди знакомься…

Возле одного из Колькиных друзей, перебирая лапами снег, стоял уже почти взрослый пёс бурой масти. Колька, также за ошейник, подтянул слегка сопротивляющуюся Найду к нему:

– Джек, это Найда – давайте дружить…

Найда и Джек ткнулись носами, несколько секунд обнюхивали друг друга и, закрутив хвостами, поспешили за ребятами. Впереди темнела стена зимнего леса, войдя в который Найда сразу же почувствовала необычную тишину, воздух здесь стоял также неподвижно, как и деревья с чёрными стволами.

Ребята быстро двигались по укатанной лыжной тропе, Найда и Джек бежали вслед. Иногда они сходили с тропы и пытались обогнать лыжников, но это плохо получалось. Ноги быстро тонули в пушистом снегу, из него приходилось снова выбираться на лыжню, занятую впереди лыжниками.

Чувство громкого восторга в лыжном полёте по просеке на крутом склоне от мальчишек передавался и собакам, которые с весёлым лаем мчались вдогонку, иногда кувыркаясь через голову и ноги. Разгорячённые, они жадно хватали в раскрытые пасти вкусно пахнущий лесной снег. Сегодня Найда первый раз была в лесу. Много для неё в этот день было в первый раз.

К вечеру, по-хорошему устав, медленно потянулись домой. Найда с Джеком, тоже слегка усталые, семенили за лыжниками. Мальчишки ещё долго стояли возле Колькиного дома, вновь и вновь переживая острые моменты лыжных похождений. Четвероногие друзья заново вслушивались в ребячий гомон и тоже заново представляли себя рядом с лыжниками, а в ушах радостно звенел собственный визг и лай.

 

Зимние лыжные развлечения продолжались ещё и ещё –почти каждый день. Но заметно светлело небо, день становился всё длиннее и длиннее. На крышах появились сосульки, которые постепенно росли и таяли, бросая крупные капли в снег возле стен домов.

Снега становилось всё меньше и меньше, и лыжи давно были сложены в самый дальний угол чулана, а скоро земля почти полностью открылась, кое-где на бугорках с прогретыми проталинами даже зазеленела слабенькая травка.

Такого яркого солнца Найда ещё не видела в своей жизни. Знакомая тропинка вдоль забора совсем просохла, а снег оставался только в самых укромных углах – там, где пока всё время была тень. На когда-то асфальтированной, с давнишними выбоинами дороге, блестели в лучах солнца грязные лужи с талой водой.

Сегодня Найда замешкалась во дворе по своим делам, а когда подбежала к крыльцу, то сразу почуяла, что Колька и одна из сестрёнок только что прошли за калитку и повернули в сторону магазина. Она уже не раз сопровождала хозяйку или кого-нибудь из младших до магазина и обратно, и теперь уверенно побежала по следу, чутко улавливая знакомые запахи.

По пути Найда забежала навестить Джека, привычным образом открыв калитку. Джек был уже совсем взрослым и теперь он бренчал длинной цепью возле большой конуры рядом с калиткой. Выпускали его на прогулку не часто и не всегда в одно время с Найдой, и теперь они виделись всё реже и реже. Завидев Найду, Джек обрадовано запрыгал, ещё громче забрякала цепь… Но Найда, убедившись, что здесь всё в порядке, передала своему доброму соседу на собачьем языке большой привет и поспешила дальше.

Владимир Паркаев. Найда (рисунки автора).До магазина оставалось совсем немного, как вдруг из какого-то проулка выехала большая машина с чёрным кузовом. Подъехав поближе к Найде, которая, прочуяв недоброе, прибавила шагу по направлению к магазину, машина остановилась…

Звук выстрела, казалось, оглушил не только Найду, но и весь белый свет. Огонь пронзил грудь, ослепительно взорвался в сознании, и сразу резко упала черная тишина…

А со стороны магазина, размахивая сумками, уже летели Колька и сестрёнка. Они видели бежавшую Найду, видели, как остановилась зловещая машина, как Найда падала в откос с тропы, отброшенная выстрелом. Дяденьки в кабине, завидев приближающуюся, ревущую детвору, ударили по газам и трусливо умчались по тому же проулку, из которого недавно вывернули.

Колька поднял на руки раненую Найду, почувствовал кровь и, не теряя времени, бросился к дому, где они вместе с матерью перевязали кровоточащую грудь и ногу тихо стонущей Найде. Девчонки рядом плакали навзрыд.

– Тихо вы! – цыкнул на них Колька. – Ей сейчас тишина и покой нужны…

Постепенно девчонки стихли, глуша в себе приступы плача. Они тихо накрыли Найду тёплым платком и скоро она впала в забытье. Вечером Колька рассказал отцу о несчастье.

– Паразиты… Собак бродячих и правда много развелось, но зачем же днём стрельбу устраивать?.. И бродячих, и домашних в одну кучу валить…

Последующие дни и ночи дети почти не спали, старались хотя бы по очереди дежурить возле больной. Мать заваривала какие-то травы и подмешивала в молоко для Найды. Тимофей тоже крутился поблизости, как мог, выражая сочувствие, а когда становилось невмоготу, спать укладывался рядом с постелью больной – Найда уже давно выросла из своей коробки.

Боли постепенно стихли, но сил было так мало, что Найда несколько дней не могла поднять голову от коврика и только слабо моргала в ответ на ласки своих врачей. Кушать жиденькую кашку она смогла только на пятый день. Все облегчённо вздохнули – будет жить!..

И Найда выздоровела…

Ещё через неделю она уже встала на свои пока слабенькие ножки и, хромая, тихонько прошлась по комнатам, сопровождаемая притихшими, радостно переглядывающимися сестрёнками.

 

…Скоро наступило лето. У Кольки начались долгожданные летние каникулы. Целыми днями уличная пацанва гомонила по окрестным лесам. Почти окрепшая Найда, а часто с ними и Джек, которого Васёк отстёгивал с цепи, носились в густой высокой траве. Ребятня затевала на полянах всевозможные игры, участниками которых всегда становились Найда и Джек.

– Ах, какой он сильный и ловкий! – проносилось в голове у Найды, когда Джек очередной раз, под восторженные вопли пацанов, мчал на своей широкой спине вдоль лесной опушки оседлавшего его малыша…

– Какая же она легкая и быстрая! – восторженно глядел на свою подругу Джек, которая в высоком прыжке хватала на лету брошенную кем-то ветку…

Она и в самом деле была прекрасна: тонкая голова с развевающимися пятнистыми ушами, стройное поджарое тело с ярко-рыжей шерстью и длинными ногами в белых чулках…

 

 

Шестеро

 

Но собачьи детство и юность кончаются гораздо раньше человеческих.

В один из дней Найда вдруг увидела в своём дворе почти такую же конуру, как у Джека. Что-то тягостное ворохнулось в груди, но она на примере Джека уже давно понимала, что рано или поздно это должно было случиться….

Поэтому она почти не сопротивлялась, когда хозяин приладил ей на шею вместо детского лёгкого ошейника массивный, крепкой кожи с застёжкой-карабином, от которого тянулись звенья длинной, стальной цепи. Вообще-то в посёлке случаев каких-либо громких краж не могли припомнить даже самые стародавние старики, а собака в любом дворе – это скорее дань традиции, чем непременное желание сохранить своё имущество.

Целыми днями четвероногая охрана маялась возле собачьих будок, иногда от скуки облаивая нечастого здесь прохожего. По ночам изредка окрестные собаки выдавали концерты. Начинала обычно какая-нибудь одна «запевала», другие поддерживали её, постепенно создавая оглушительную какофонию. Найда никогда не отличалась громким голосом, поэтому концерты занимали её редко.

Владимир Паркаев. Найда (рисунки автора).Бесцельному лаю она предпочитала молчаливое раздумье, которое особенно часто приходило к ней вместе со звёздами и луной. Нередко в гости к Найде приходил Тимофей, который также молча и задумчиво пристраивался рядом.

Что влекло их друг к другу?.. О чём они думали, такие разные, живущие каждый в своём мире, предназначенным им Природой – нам знать, скорее всего, не дано. Наш мир – мир людей ведь тоже другой, совсем не тот, где живут наши друзья, которых мы иногда снисходительно называем «нашими меньшими братьями».

 

Так и тянулись дни за днями. Вот и лето кончилось. Снова Колька стал по утрам уходить в школу со своим заплечным ранцем. По ночам, которые становились всё длиннее, резко холодало, да и дни тоже ярким солнцем радовали всё реже.

Двор усыпало жёлто-красным ковром из осенних листьев, с неба часто моросило, по утрам иногда всё утопало в тумане.

Из-за холодов и боязни простуды мать не выпускала сестрёнок во двор так часто, как это было летом. Найда и сама всё больше укрывалась в конуре, даже днём она выходила, лишь заслышав голоса своих друзей. Всё чаще и чаще она уходила внутрь себя, с изумлением чувствуя, что жизнь её приобретает какой-то другой, доселе неведомый ей смысл. Да, в ней зарождалась новая жизнь, которая с каждой неделей, а потом и с каждым днём всё настойчивее и громче заявляла о себе…

Их было целых шесть штук… Очень скоро Найда научилась различать их. Двое из них были одинаково крупнее других, одинаково нахальны и упрямы. Они всегда стремились первыми к соскам матери, когда та в нужное время принимала удобную для щенят позу. У обоих здоровячков светились на груди в полумраке конуры белые треугольнички – как у Джека.

Следующие три были девочки, которые почти всё время спали и просыпались только тогда, когда чувствовали рядом тёплый живот матери. Проснувшись, они сразу же принимались тыкаться, отыскивая каждая свой сосок, чтобы потом снова беззаботно заснуть.

И, наконец, последний, который был почему-то гораздо слабее своих братьев и сестёр. Он всё время лежал на боку, почти без движения, иногда лишь слабо шевелил крохотными лапками. За время кормления Найда как могла ближе старалась подставить сосок именно этому малышу, так как была уверена, что остальные всё равно возьмут своё.

С появлением потомства Найда потеряла счёт времени, для неё исчезли ночи и дни, время состояло только из промежутков между кормлениями и самим процессом кормления. Много времени мать уделяла тщательному вылизыванию своих малышей, особенно долго она занималась с младшим, понимая, что это будет тому только на пользу.

 

 

Собака и человек

 

Прошло несколько дней. Однажды, ближе к вечеру, еду Найде принёс сам хозяин. Обычно это делали Колька с сестрёнками, которые знали, что у Найды появились маленькие собачки. Они до боли всматривались в темноту конуры, куда ставили большую тарелку, но разглядеть ничего не могли, а вытаскивать малышей на свет Найда не разрешала.

Хозяин поставил тарелку перед конурой, и Найде пришлось выйти. Пока она ела, хозяин стоял рядом, а когда тарелка опустела, он взял Найду за ошейник и с силой потянул к открытой двери стоящего рядом сарая.

– Что это?!.. А как же дети?!..

Найда пыталась сопротивляться, но силы были слишком неравные… Вот и захлопнулась дверь, щелкнул засов – Найда оказалась в одиночестве и в полной темноте…

В отчаянье она пыталась открыть дверь, всё время прыгая на неё, билась головой и грудью, но дверь не поддавалась… Когда же дверь, наконец, не выдержав напора, открылась, Найда стрелой влетела в конуру, но там было пусто. Родной запах уходил куда-то на улицу, за калитку… Найда рванулась раз, другой – цепь не пускала…

Владимир Паркаев. Найда (рисунки автора).Наконец, тело зазвенело всеми мышцами в исступлённом напряжении: рывок – и цепь безжизненным червяком распростёрлась на снегу…

– К Джеку! К Джеку! – молнией билось в голове…

Джек тревожно метался от конуры к калитке на своей цепи. Увидев Найду, весь облик которой говорил о страшной беде, он прыгнул навстречу, но проклятый ошейник жёстко сдавил горло до хрипа… Прыжок!.. Ещё!.. Нет, не поддаётся железная гремучая змея… Да и не было в нём той безграничной силы, которой Природа наделяет каждую мать в те минуты, когда её детям грозит смертельная опасность…

Найда резко бросилась по направлению запаха, который единственно заполнял собой всё окружающее пространство. Она мчалась по той самой накатанной сотнями лыж тропе, где когда-то впервые забежала в лес. Родной запах всё усиливался и наконец, послышался слабый писк. Ещё несколько мгновений и вот они – темнеют в снегу чуть поодаль от лыжни. Найда стала лихорадочно облизывать их – одного… другого… третьего. Мороз усиливался.

«Скорее домой… Скорее в тёплую конуру…» – Найда подхватила зубами самого младшего и со всех ног бросилась в посёлок… В конуре, убедившись, что малыш жив, забросала его смесью стружек и опилок, которыми был устлан пол, и помчалась обратно.

Схватила второго и стремглав, в поселок. Уложив его рядом с первым, метнулась снова в сторону леса. Густой, морозный воздух вихрем врывался в распахнутую пасть, обжигая лёгкие. Казалось, ледяным инеем покрылось уже всё внутри Найды…

В третий раз, добравшись до своих малышей, Найда снова попыталась ухватить очередного, но это у неё не получилось: челюсти свело морозной судорогой. Накрыв замерзающих щенков своим телом, Найда тихо думала:

«Передохну немного и снова…»

Пошёл снег, который постепенно усиливался, а когда неяркое зимнее солнце пробилось сквозь дубовое редколесье, но никто бы уже не смог заметить печального места…

 

А во дворе тоже наступило тёмное зимнее утро. В доме зажёгся свет. Колька вышел на крыльцо первым и сразу заметил, что Найды нет. Засунув голову в конуру, услышал тоненький, почти затухающий писк. Разворошив подстилку, Колька нащупал два маленьких тельца и – бегом с ними в дом. Уложив малышей в первую попавшуюся шапку, Колька пристроил её на тёплой батарее и сразу же снова выскочил на улицу.

– Найда!.. Найда!.. – Колька выбежал за калитку, добежал до Васькиного дома.

Джек хмуро бренчал своей цепью возле конуры. Продолжая звать Найду, Колька обежал весь посёлок, но в ответ лишь в некоторых дворах взлаивали чужие собаки…

Несколько дней Колька с друзьями искали Найду, но постепенно поиски прекратились, хотя Колька и сестрёнки ещё долго ждали, что Найда вот-вот откроет калитку и заскребёт лапой по входной двери…

Как обнаружилось, малыши из шапки оказались братик и сестрёнка. Братика единогласно решили назвать Джеком, а сестрёнку в честь матери – Найдой, тем более, что каждый из них был почти полной копией своих родителей. Хозяин, боясь всеобщего бойкота, на этот раз не перечил…

 

Прошло почти четыре месяца. Весна кругом праздновала победу. Днями уже кругом звенела капель и только по ночам пока ещё не сдающаяся зима снова сковывала свои снежные покровы, чтобы днём раскиселиться вновь.

Маленькие Джек с Найдой заметно окрепли и были уже давно в подростковом возрасте. Тимофею поначалу с ними хватало забот, но теперь вся троица подровнялась и куролесила в доме и во дворе на равных. Но нельзя было упустить последний снег в году, и Колька с пацанами шли по затвердевшей лесной лыжне. За ними не отставали маленькая Найда и целых два Джека.

Стволы деревьев были окружены большими проталинами. И вдруг в одной из них Колька увидел… Найду!.. Увидел её уши в крапинку, белый кончик хвоста, такие же носочки. Она лежала на боку, свернувшись в тугой клубок. А в центре клубка, будто копошились её малыши. Словно живые, они уткнулись мордочками в ледяные соски своей матери… Подбежали оба Джека с маленькой Найдой и, словно споткнувшись, остановились рядом с Колькиными лыжами. Долго ребята молчали вокруг скорбного места. Наконец, Вовка с Васькой решили скатать домой за носилками, и скоро процессия потянулась к посёлку. Схоронили Найду и четверых ее малышей в углу большого огорода возле Колькиного дома…

 

 

 Владимир Паркаев. Найда (рисунки автора).

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!