HTM
С Днём Победы!

Фёдор Раухвергер

Впечатления эпистолярного психоделика

Обсудить

Цикл статей

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 3.06.2007
Оглавление


1. Очерк о современной русской литературе и о месте в ней Сергея Сакина
2. Смерть в конце тоннеля (обращение к начинающим писателям)

Очерк о современной русской литературе и о месте в ней Сергея Сакина


Думаю, многие из читающих эту статью ездят в метро. Что касается меня, то во время поездок, если я не занят чтением какой-нибудь книги, я смотрю, что читают мои сограждане. Недавно, например, я заметил богемного вида мужчину средних лет, держащего в руках «Чёрную весну» Генри Миллера. Но это, к сожалению, приятное исключение. Обычно же мои сограждане читают детективы Бориса Акунина и Дарьи Донцовой. Последнюю не читал, но подозреваю, что это очередная пошлая дешёвка. Об Акунине у меня мнение двойственное. С одной стороны, чтиво изысканное, с другой, повторюсь, именно чтиво. К сожалению, могу это сказать и об остальных известных современных русских писателях.

 

Уверен, многие слышали о молодёжной литературной премии «Дебют». В 2000 году в номинации крупная проза первое место занял роман Сергея Сакина и Павла Тетерского «Больше Бена». Что можно сказать об этом произведении? Впервые я прочитал его в журнале «Птюч connection», потом купил и изданную книгу. Когда я в мае 2000 года увидел рекламу «Дебюта» по телевидению, мне запомнилась фраза о том, что Пушкин стал знаменитым в шестнадцать лет, а Шолохов прославился в двадцать один год. Следовательно, Сакин и Тетерский являются их достойными приемниками. Эти приемники на 270-ти страницах повествуют нам, своим читателям, о том, как они успешно «разводили» англичан: воровали из магазинов продукты и книги, обманным путём присваивали мобильные телефоны, хотели получить кредит в банке (но Тетерский не пишет, получил ли он его в итоге или нет, видимо, боясь уголовной ответственности. Сакин в своём следующем романе «Умри, старушка!» говорит, что этот кредит они всё-таки выманили), не говоря уже о том, что они нахально сибаритствовали в домах своих друзей. Но это ещё понятно. Откровенно говоря, я, прочитав эту книгу (а также биографию Артюра Рембо, написанную Пьером Птифисом), так проникся идеями битничества и сквотерства, что сам сорвался в Питер (дальше уехать всё-таки не хватило мужества) и там усердно старался «негодяйствовать» (неологизм Артюра Рембо): воровал еду и книги, спал в метро, «вписывался» к новым приятельницам в женское общежитие и тому подобное. Да, было, безусловно, весело. Но мне тогда семнадцать лет было. А им, насколько я знаю, далеко за двадцать. Но вот чего я действительно не смогу никогда понять, так это их расистских взглядов. Сакин в этом отношении более устойчив – он как не любил «генетический мусор», так до сих пор рядом с ними и не сядет. А вот Тетерский, получив от ямайского негра Тони подачку, в чернокожих резко влюбляется. Какие, получается, у нас нацисты продажные!

 

Интересно прочитать их первые впечатления после получения ими премии «Дебют» (журнал «Птюч connection» за 1-2 2001). Тогда они ещё не успели возомнить себя литературными гениями и честно удивлялись, как смогли занять первое место.

Многие мои знакомые воспринимают эти подоночьи похождения, как подвиг русских ребят, этаких Данил Багровых, в зажравшейся буржуазной Англии. В это поверить ещё можно – дескать, наш ответ Чемберлену. А как Сакин верещал, что было «действительно трудно» в шоу «Последний герой»! Вот тут ты, брат, загнул! Продался, штурмовик, капиталу!

 

«Больше Бена» читать нужно, но только для того, чтобы ознакомится с подоночьей (читай битнической) субкультурой России девяностых годов. За Сакиным и Тетерским целое поколение (и я в их числе) вот так вот думающих и живущих ребят. Грустно, конечно, но что делать, перестройка, эфиоп её. В этом отношении роман Сакина «Умри, старушка!» даже колоритнее. Автор описывает свою (не думаю, что выдуманную, может быть он слегка придумывает что-нибудь) жизнь в Москве. Описывает футбольных хулиганов, их отношение друг к другу, мысли, привычки, жаргон. Прослезились, читая это произведение? Лично я нет. Потому что он разгильдяй, лентяй и неудачник. Я читал его досье в архиве Института стран Азии и Африки при МГУ, где он учился (корейский язык). Вернее, он там не доучился. Выгнали. Родители его устраивают на какую-то работёнку – он оттуда уходит. Работать не умеет, не может, не хочет (его личные слова). Лишний человек, которому противно применить себя в бездушном и алчном обществе? Сомневаюсь. Просто ему по паспорту за двадцать. А так – четырнадцать-шестнадцать. Сакин по-детски хвастается прочитанными книгами – Ремарк, Берроуз (вспомним его милую фразу из «Голого завтрака»: «…ниггера сожгли, а за бензин не заплатили…»), Керуак. Браво! Согласен, подавляющее большинство его ровесников о таких авторах даже и не слышало. Но зато они честно живут, работают, уже начинают растить детей. А от таких вот «торчков» только «генетический мусор» родится и может. Зато они унтерменши – тупые киборги, думающие исключительно о деньгах и карьере. Да, согласен. А Сакин об этом не думает – только о наркотиках, выпивке, «махачах» и поёбках – тоже не джентльменский набор. Как не грустно, но мы действительно потерянное поколение – вымерли в наше время интеллигенты – люди, совмещающие в себе и культуру поведения, и работоспособность. Может быть об этом призывает задуматься эта книга?

 

Главный редактор журнала «Птюч connection» Игорь Шулинский сказал верно: «Поколение потребителей, сметающее с прилавков новые хип-хоповые релизы, последнее пиратское видео, книги Салмана Рушди и Харуки Мураками, имеет право на художественную документацию своей жизни». Кстати, о Мураками. И чего такого вы все в нём находите? Типичная, по-моему, литературная жвачка – прочитал и выплюнул – ни уму, ни сердцу.

 

Довольно интересно композиционное построение обоих романов. В первом случае мы сталкиваемся со стилизованными под дневник записями двух друзей, приехавших «в Лондон тырить еду в универсамах и выбивать из банков кредиты по липовым документам» (Вячеслав Курицын). Чтобы читатель мог различать авторов, Сакин пользуется обычным шрифтом, а Тетерский – курсивом. Надо сказать, очень оригинальное и интересное решение. Записи обоих соавторов тесно переплетаются, создавая единую картину, или же взаимно дополняют друг друга (описание пребывания в гостях у двух украинок).

 

Не уступает в оригинальности композиции и «Умри, старушка!». Здесь повествование идёт целиком от первого лица. Свои эмоции Сакин подчёркивает вставленными в текст так называемыми «смайликами» - графическими выражениями эмоций, принятыми в эпистолярной культуре сети Internet. Литературовед наверняка заметит тенденцию укрепления сетевой культуры в современной литературе. Авторами для стилизации всё больше используются «смайлики», транслитерация и другие подобные приёмы. Сакин, например, разделяет одно событие на несколько сюжетных линий, что перекликается с традицией форумных игр (называя главы, например ГЛАВА 4-а и ГЛАВА 4-б, Сакин описывает сначала случай, произошедший с ним, когда он пошёл к Баррикадной, а потом случай, произошедший с ним, когда он пошёл к Маяковской; причём оба варианта приводят к одной развязке. Тем самым писатель, видимо, подчёркивает монотонность и однообразие московской жизни). Кроме того, параллельно с главной сюжетной линией Сакин даёт ещё одну. Следуя ей, мы видим что бы произошло с ним, если бы он поехал с «брудой» в Европу. Эта линия выражена автором через описание своих снов, мечтаний и, постепенно переставая указывать на источник, он как бы воплощает её в жизнь. Причудливое сплетение жизни в Москве и европейских скитаний и образует колоритность этого романа.

 

Теперь о языке обоих произведений. Употребление «бичеств» - жаргона футбольных хулиганов, в обеих книгах призвано погрузить читателя в описываемую среду. Очень удачное решение, к тому же вокабуляр, приведённый в «Больше Бена», помогает читателю во всём разобраться. А теперь о нецензурной брани в обоих романах. «Идущие вместе», зациклившись на Сорокине (тоже ничего, на мой взгляд, из себя не представляет), как-то упустили эти две «литературные сенсации третьего тысячелетия» (цитата из какого-то отзыва о «Больше Бена»). А зря – обе книги прямо сочатся матерным гноем! Многие скажут: «Это же один из способов погружения в описываемую среду! А вот на Западе! Долой совковую цензуру!» Хорошо, но давайте вспомним «Воскресение» Льва Николаевича Толстого. Повседневная жизнь каторжников. И не одного даже бранного слова! «На дне» Максима Горького. Александр Исаевич Солженицын – есть несколько, но употребляются они крайне скромно, я бы даже сказал стыдливо. Всё пошло из американской литературы.

 

Начали переводить Миллера (кстати, даже слово «трахаться» - калька с английского “to ban” – буквально «стукаться») и пошло-поехало. У них есть, а чем мы хуже? И давай пересыпать свои писульки площадной бранью. По себе знаю – начать ругаться матом легко, а вот бросить – проблематично (вспомните, как описывает Сакин в «Умри, старушка!» свои «матерные университеты»). Поэтому, пользуясь случаем, хочу призвать молодых писателей воздержаться от употребления нецензурных выражений в своих произведениях! Давайте, во-первых, уважать и себя, и читателей, во-вторых, придерживаться традиций классической русской литературы. Это я такой умный – читаю и посмеиваюсь. А сколько юношей, прочитав эти две книги, начнут воровать и «вписывать по щщам чуркам»? Я не антифашист, но, по-моему, это неумно. Лучше открыть свой «белый» продуктовый магазинчик (в котором Сакин будет воровать) и составить кавказцам умелую конкуренцию.

 

Сотрудник политического отдела концентрационного лагеря «Аушвиц» Пери Броад писал, что немки-надсмотрщицы, бывшие проститутки, очень любили издеваться над узницами и постоянно боялись их мести, но «…еврейки, преимущественно образованные женщины – студентки Сорбонны, артистки, никогда и не думали опускаться до уровня вульгарных немецких проституток, и отплачивать им той же монетой». Зачем я привожу в этой статье эту цитату? Бьют ли кавказцы в России скинхедов, если они в большинстве? Нет. И не потому что боятся. Просто, несмотря на свою необразованность (я имею в виду всяческих продавцов, а не академиков и членов корреспондентов РАН), они умнее бритоголовых дегенератов. Оставим эту тему.

 

Книжный магазин «Москва». Отдел современной русской литературы: много Сорокина, незаменимые Акунин-Донцова, эстетствующая Татьяна Толстая, Сакин, «Гопники» Козлова, «Аппликации» Киры Ласкали. Про «Гопников» молчу. «Аппликации» - довольно занятная книжечка. Оригинальный стиль. «Роман-микс», по выражению, Игоря Шулинского. Но вот почему роман? Сам Кира Ласкали объясняет это в своём предисловии так: «Не разменивайся на ерунду! Напиши роман! – кричит моё тщеславие. И я обманываю его, называя романом АППЛИКАЦИИ». Тогда зачем Шулинский ЭТО так продвигает?! Не дело это.

 

С удовольствием прочитал «Generation П» Виктора Пелевина. Но вот остальные его вещи мне не особо понравились. Раскрутили слишком. Как Коэльо. Ну не люблю я читать засаленные сбродом книги!

 

Надеюсь, не особо наскучил вам своими измышлениями. Буду рад отзывам, которых и жду с нетерпением.



15.01.2003

Оглавление


1. Очерк о современной русской литературе и о месте в ней Сергея Сакина
2. Смерть в конце тоннеля (обращение к начинающим писателям)

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

01.06: Венедикт Пономарев. Диссидент (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!