HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Фёдор Раухвергер

В поисках вдохновения

Обсудить

Поэма


(сон в плацкартном вагоне поезда
Санкт-Петербург - Москва)

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 3.06.2007
Иллюстрация. Автор: SmileStudio. Название: Пора уезжать.

* * *


 

«Смысл моего творчества – отобразить возможности и стремления человека пропорционально масштабу Вечности»

 

              Уильям Берроуз

 





                  * * *

Вокзал, безжалостен ты в городе чужом!
Как проститня не помнишь всех клиентов..
Томишь меня аляпистым Петром
И громким объявленьем анганжментов..
Места все заняты, а сидя на полу,
Рискую заработать простатит.
Так хочется курить, на улице мороз,
«Простите, что толкнул!» – «Бля, Бог простит»..
Пульсируют в хрусталик, как в проём,
Цифирки времени, что сверху на табло;
Хоть до посадки ещё целый час,
Я мыслями в Москве уже давно.


                  * * *

Под грохот монотонный железяк,
Под сотрясания пола замызганного
Высасываю как всегда три топора
0.5; как это всё бессмысленно!
По стеночке из тамбура в вагон
Иду – теперь я вовсе не шатаюсь –
Ещё бы нижнеполочную бабку не задеть,
Сбоку наверх без лампочки взбираясь.

                  ---

Если буду рвать, то только вниз –
Туда на столик, аккуратно газетой
Застеленный – не спускаться ж мне
Опять – нет! а можно и в пакет – способ проверенный.
Я с претензией на стихотворный дар;
Полупьяно брежу о смысле творчества;
Я сегодня с девушкой зачем-то порвал
(И напился то от одиночества) –
Всё в сознании смешалось и во сне –
Клеточки работают пропитые – странная
История пригрезилась мне,
Всё образы, и всё уже избитые:


                  * * *

Я, чтобы полностью поэзии отдаться,
Лишь музе жизнь всю посвятить,
Движеньем воли душу отделил от тела мяса
И в странствие отправил – мир весь изучить.
Да, лишь познав всю красоту природы,
Лишь побеседовав со всеми мудрецами,
Смогу поэта отличить от сброда
И чувства выразить свои словами.


                  * * *

Душа моя без тела не скучает –
В астрале Вечности теперь она –
Ей гимны петь любви никто там не мешает,
И не дурманит дым от гашиша.
В пески Аравии отправилась сначала –
Узнать о жажде, грусти и нужде;
Нельзя смеяться там – она молчала –
И бредила лишь о воде.
Да, вдохновенья влаги не хватает –
В отчаянья пустыне её нет –
Жар пресыщения всю жидкость иссушает –
Попав сюда, умрёт любой поэт.
Мираж любви вдали –
Душа туда стремится –
Бежит и падает – кругом одни пески;
Лишь в вышине кружит надежды птица,
Да облако напоминает о дожде.
В индиго, раскалённым солнцем, неба
Манит оно меня спасения надеждой –
Ей внемлет жизнь провяленного тела
И разум – он пока что не повержен.
Оазис правды, очищенья
Достигнуть сложно – путь далёк;
Я запер сам себя в гламурности темницу,
По глупости был сам к себе жесток.
К религии примкнуть мне каравану
Уже не хочется – я выберусь и сам;
Священник за умеренную плату
Берётся показать, пройти как по пескам.
Гадюка, извиваясь гибким телом –
Искрится чешуя на солнце так прелестно! –
Ползёт ко мне – готов поганый яд – и между делом
Собою на песке выводит арабески.
Душа иссохла вся и,
Умирать готовясь,
Раскаялась во всех своих грехах;
И сразу же, о чудо, очутилась
В яванских девственных садах.


                  * * *

Осталась бы навек в тех кущах райских –
Играла бы на арфе золотой –
А нимфы бы кружились в вихре танца,
Нектар ей приносил бы негр младой.
Лазурным небом там пленится взор,
И воздух полон фимиамом,
Искрятся радугой луга вокруг озёр,
И по утрам туман над ними пряный.
Увы, блаженству вечно не бывать –
И скоро исчерпав все темы,
Не смог о рае больше я писать,
Пора душе продолжить приключенья.
Скучаю я в покое и довольстве –
Мне странствия тяжёлые милей –
Чем выше горы, тем и интересней
Взбираться ввысь по остриям камней.


                  * * *

Душа моя – паломница в Непал –
Хочу я мудрости набраться вечной –
Прекрасное ценить везде, куда бы ни попал,
Хочу достичь спокойствия я в жизни скоротечной.
Мне мало ощущать прекрасное в природе –
Я с детства жил рассвета откровеньем,
Полётом птиц, бутонами цветов,
Рубины звёзд считал я с упоеньем
На небе ещё наших праотцов.
Но в двадцать первом веке
Не природу, проснувшись, видим каждый день;
Всё больше стали в жизни человека,
Мы не под деревом – под крышей ищем тень.
Хочу последовать примеру я Бодлера –
И красное в бездушном ощущать –
Воспеть бензин и клетки из бетона,
Не землю – прах отцов, а плиты целовать.
Мы в суете своей давно забыли Бога –
Его нам телевизор заменяет;
Бредя но улицам Европы Вавилона
Моя душа в неоне утопает.
Представить хоть на миг
Всю мощь и гордость Мысли,
Что, не смотря на скрежет, стон и визг,
Железу форму предаёт – какую пожелает –
Триумф Труда – величественный Бриг.
На нём, лоснящимся на солнце
Акриловой блестящей краской-кожей,
То вниз, то вбок глядя через оконце,
Летим к звезде, на землю непохожей.
Как божья тварь урчит –
Налажен механизм –
Не верьте вы тому, кто нагло говорит,
Что жалок Человек; О нет, есть Разум,
Впрочем, довольно Силы мне,
Её сменить на Чувство уж пора –
Всё в меру хорошо; Стою на корабле –
Надеюсь, что в последний раз паломница душа.


                  * * *

Стальной ковчег – прекрасный пароход
Несёт меня сквозь волны к берегам
Страны, где музы ждут меня давно,
Где вознесусь я к виршей облакам.
Сапфир воды искрится по утрам,
Крылатых рыб над гладью вспышки;
Осталось мало ждать – я скоро буду там,
Откуда многие поэты уже вышли.
Так сладко-приторен от опиума дым –
Окутал тихо он все мои чувства –
Мне качка в море больше не страшна –
Во власти я особого искусства.
Теперь я стал звездой – взираю на всех вас,
Луны целую бледный лик,
Но знаю точно – ждёт меня коллапс,
После того, как отрезвления настанет миг.
Трещат стальные рёбра корабля,
Кровоточат заклёпок зубы –
Так сильно в море буря поднялась,
Узнав, что опиум мои познали губы.
Меня Творец лишить задумал дара –
Запретный плод не должен был вкушать;
Моя душа объята пламенем пожара –
Погибну я – уж рвётся, плача, снасть.
На берег выкинут – в карманах нету денег,
Не понимаю я туземцев языка;
Подобен казаку, попавшему на Терек –
На мушке он у дикого черкеса.
Среди скорлуп кокосовых,
Подошвы колет галька,
Бреду растерянный, собравшись умирать;
Душа моя вся в путах лихорадки –
И некому, увы, её спасать.
Раскаяться опять – и вновь обет нарушить?
Смириться с участью? О нет!
В смердящих ядом джунглях постараюсь выжить –
И не в такие беды попадал поэт!
Я, как Адам, нагим бродил по дебрям,
Лишь обезьяны видели мой стыд,
Когда скача безумно по деревьям
Бессвязной бранью высмеять мой вид
Они пытались; Серыми хвостами –
Когда прямыми, словно римский стяг,
Или петлёй, ветку зажав тисками –
Они махали, словно жезлом маг.
В гниющей сырости, в удушливом тепле
Я оценил комфорт цивилизации –
Мечтал о маленькой бетонной конуре,
Молился чуду электрификации.
Я понял всё – хотел я лишь писать;
Чернила – кровь, но негде взять бумаги.
В Москве, порой, я уставал её марать,
А здесь я за клочок отдал бы все дензнаки.
Теперь я знаю, каково другим,
Оставшимся без крова и клозета;
Ещё я больше полюбил Басё –
Премудрого скитальца и поэта.
Отчаялся я ждать чудесного спасенья –
В пещере обустроил склеп,
Где между плесенью и горами помёта
Мой должен упокоиться скелет.
Пока я жив – наполнен череп мозгом –
Роятся строчки в нём клубком из змей,
И мыслей много в нём – бездарных, несерьёзных,
Воспоминаний о свиданьях с Ней.
Но лишь умру, когда устанет сердце,
То мозг – отныне сгусток плоти жалкий –
Сгрызут, смакуя, перламутровые черви,
Увянут образы – исчезнут без остатка.


                  * * *

Готовясь к гибели, чадящей пустотою,
Я сочиняю самоэпитафию –
Хоть так я душу перед смертью успокою,
Хоть так короткую припомню биографию…



    Самоэпитафия мальчика,
    возомнившего себя поэтом


Много ли я за свой жизни обрубочек
Испытал, пережил, ощутил?! Но читая
Чужие измышления, в чернилах застывшие,
Умудрённым аскетом себя возомнил..
Пожалуй, камень подо мной не прогнётся,
Не треснет лёд скучной зимой,
А лучший друг вряд ли сопьётся,
Уходя, колдырку бодая, в запой – со мной.
И если меня попросить, я ударю –
Без лишних разборок кто не прав,
И золото, спрятав в своём сарае,
Хранить буду ничего не украв.
А вечером, выйдя бездумно из дома,
Повинуясь ветерка дуновению,
Я и тигр, и корова,
Я просто подвержен времени тлению.
Поэтому, если шнурки развязались
И я наклоняюсь их завязать,
Увидя себя в дребезжащем зеркале,
Не знаю, – ржать или рыдать..
Я, самоназвав себя богемцем,
Потерялся в лабиринте сознания,
Жизни принципов не понял
(Вряд ли; просто наплевал на них брутально).
Душу весело так было задушить! и вести
Себя асоциально –
Негодяйствовать, подобно Рембо,
Издеваться над мещанской моралью:
Жить подальше от народа трудового,
Не дарить ему цветы своей души
(Мой декаданс кричал при приближенье сброда,
А сброд кричал – меня-ка опиши!),
Воровать в буржуйских магазинах,
Попробовать колоться, много пить,
Умы невинные насиловать пороком,
И глупых целок заставлять вот так же жить.
Теперь, когда почти все отвернулись
(Мой эпатаж порядком надоел),
Я стал московским комнатным подонком,
Алкоторчком.. порядком поумнел
Я любил – но были ли чувства прекрасны –
Душу я не отдал – ограничив цветами
Внимания знаки. Как безмозглый рабочий,
Оценить весь изыск красоты не сумел –
И лишь для дурмана нужны мне бирманские
Маки. Но упорно – настойчивей всякой
Еврейской мамаши – я насиловал ручку
(потуги небезуспешны) – и даже
Влюблённости в строчки вмонтировать
Получалось (все тщеславны – все грешны).
Но, что делать, меня опять разлюбили – ах!
В платочек надушенный внезапно так, моя
Душа кровью харкнула – обманут, брошен
Юный сопляк – это пока преамбула.
Её любимый город – Париж – хочет там
Блистать звездой шикарной – а я у порога
Её сяду прям – на ступени мраморно-влажной.
Этот город её манит – чем? Романтики
Стереотипом дешёвым – башня, поля,
Поцелуй (не мой) – там тоже весело так
Играть моим сердцем сушёным..
А что я думал? –
Я люблю смотреть в твои глаза –
Они такие мягкие и карие;
Знаю, злишься, если улыбаюсь я –
Это от любви… непонимание…
Я тебе дарю букет из роз
И стихи читаю, чуть картавя;
Мы с тобой идём – вокруг мороз
Из слов, которыми, меня ругая,
Разговариваешь… льдинки слёз не тают…
Знаешь, солнышко моё, о чём сейчас
Мечтаю? Стать твоим Йосефом – от порока
Охранять тебя… а льдинки всё же тают…
Чтобы снова ты евреям родила
Два тысячелетия спустя
Лжепророка…

                  ---

Я всегда мечтал сильно – стать Верлена
Другом по рюмке абсента; жить в Латинском –
А за радость такую потом от сифилиса
Сгнить впустую –
Это моё парижское желанье; а у неё оно
Обстоит иначе – ей стандартный набор
Зданий – и чтобы я не маячил перед глазами.
Привык я прикарманивать чужие –
Точнее женского пола – сердца – а тут вдруг
Понял – меня хитрее – не заметил даже, как
Обыграла. Такой невинной казалась
Девицей – я уезжал – она плачет – потом
Пришла моя очередь слезами делиться –
И уже моё сердце в груди скачет. Ручкой
Два сделала раза – впервые не понял –
С плезиром повторяю – ты мне совсем-
Совсем не нужен – что делать, я опять уезжаю.
Я искусством живу – это веру мою разжигало,
Да, укрепляло уверенность в том, что повис
Я над сбродом навсегда (или надолго),
Что я что-то Такое творю.
Я с сокамерником по таланту –
Вприпрыжку за музой гонялся –
Он и я теперь студенты, а
Студенту нельзя распылятся… но
Стоя в подъезде на Герцена
И распивая дешёвый портвейн,
Мы с другом, одетым в пальто, решили –
Замечательно побывать в Аргентине!
Ведь всегда хорошо там, где нас нет!
- Сколько же ты там не был?
- Скоро будет уже двадцать лет!
Портвейн развёл языки на бредни,
А сознания на поток,
Отравив при этом мозги и печень;
Выйдя на улицу я даже не смог
Сдержаться и блеванул…
После по лестнице подъёма – отдышка,
С каждой пачкой она будет только сильнее;
А выпьешь пару банок на Пушке – отрыжка,
И с каждым часом становится небо темнее.
Скоро начать можно будет считать звёзды
И наблюдать раз-в-сто-лет луны затменье,
Разве что без него, а так как всегда проходят зимы и вёсны
В сплетнях с другом, в совместном оцепененье
Разума – доходит до абсурдизма, -
Невыполнимое перед глазами мерцает,
Мы конечно счастливее жертв нацизма,
Только никто этого не ощущает;
Я или нашёл здравый смысл в Буковском,
Или искал то, чего вовсе нету –
Он, видимо, был… кем? либо недоноском,
Либо мудрецом, стреляющим сигарету
У того, кто всё равно глухой,
Сколько бы не цеплял на лицо hands free…
В общем я уже основательно бухой,
Надо пройтись – щас встану; щас, на счёт три…
Чёрт, мы пьянели от внезапной
Свободы. Важности щитом
Прикрыв лицо, мы глупости невероятной
Вкушали пряные плоды. Потом
Опять ребячились; Всем было стыдно
С нами; а я орал котом
Весенним, водкою опившись и богами
(Оригинально) были битники для нас, и
С них пример мы брали,
Хотя они уже в гробу, костьми гремя,
Наверняка, на нас глядя, уж не один
Устроили сальто-мортале.
Но мы же их мудрей! Мы – самый
Цвет культуры – и наплевать на серость
Бытия – мы ищем новый стиль,
Мы странниками бродим – ага, и вот где
Оказался я! Так сладко было жить!
Так горько умирать
(Банальностей набор готов в уме всегда)!
Я знаю, что она не будет
Вспоминать про юного и глупого меня…


                  * * *

Мрачный склеп задушит вдохновенье…
Вход в него плюётся лоскутами света…
Не познаю больше откровения –
Уж забыла муза своего поэта…


                  * * *

И последнее – всем, кто пишет,
Кто лелеет в себе этот дар –
Может кто-то (дай Бог) и услышит
Мой предсмертный сердца удар.
Не гонитесь за славой дешёвой –
Ведь читателю нужно не это –
Пусть твой стих – от правды пудовый –
Разбудить сможет в нём Человека.
Да, из столетья в столетье
Повторять нужно Правду поэтам –
И в забвенье уйдёт лихолетье,
Внемлить будут нашим советам.
Я уверен, настанет тот век,
Совершится прекрасное чудо –
И искусство поймёт человек,
Что сейчас живёт в юрте с верблюдом.
У него огромное сердце –
И оно для изыска открыто –
Пока жив – дерзай же – твори –
Распахай его деловито!


                  * * *

Никогда не замечал твоей любви,
Часто так тобой пренебрегал;
Ну а ты меня искала и нашла,
От бездарности меня спасла,
В час, когда талант мой умирал.


                  * * *

Я к вам пишу – я выверяю строчки –
Лишь лучшее достойно будет музы –
Её хочу обрадовать стихов дарами;
Слова рождаются и, набухая в почки,
С Гаити распускаются цветами.


                  * * *

Увы, порочен я – отравлен злом разврата –
Всё меньше с каждым святого островок.
И мне уже не так страшна расплата –
Так глубоко засел во мне порок.
Но для поэзии всегда душа открыта –
Во всём готов я чувствовать прекрасного черты –
Цветы жасмина и убогое корыто
Я одинаково люблю во имя красоты!..


                  * * *

Чу, милая, зачем же сильно так
Меня трясёшь?! Я рад, что ты вернулась!
Прогнал тебя, но нет любви преград..
Я счастлив; не кати меня в обратный угол.
Сейчас я вряд ли идеальный кавалер.
Небрит. С тобой на «ты». И губы все в помаде.
С дороги пылен. Как нашла меня? Я не пишу стихи..
Я их блюю у прозы на фасаде…


                  * * *

Правда ведь сон красивый?!
Досмотреть бы его до конца!
Проводница, крашенная гнида,
Растолкала – типа скоро Москва.
Обдавая пассажиров перегаром,
И периодически им ноги отдавливая,
Понедельника утром поганым
Выхожу наружу, судорожно отрыжку сглатывая.



август 2002 - март 2003, ноябрь 2005 - февраль 2006
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!