HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Виктор Сбитнев

Что за уродство отпугивает от нас?

Обсудить

Эссе

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 17.03.2019
Иллюстрация. Название: «Сон» (1888 г.). Автор: Жан Батист Эдуард Детай (1848–1912). Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Детайль,_Жан_Батист_Эдуард

 

 

 

…Недавно по случаю попал в компанию костромских учителей. Довольно быстро разговор, как это нередко нынче выходит, принял сугубо политическое направление: Украина, Америка, Евросоюз, Сирия, а затем – и конкретные виновники нашей изоляции в Мире: Порошенко, Меркель, Макрон, Трамп… Особенно долго и непримиримо спорили о Трампе, включая его республиканскую партию, бизнес и семью. Учитель истории так увлёкся, что даже шейный галстук на груди распустил. Но была в этой группе и одна уже немолодая, но ещё красивая учительница литературы, которую предмет нашего спора настолько не интересовал, что она ни единожды бралась изучать программку и даже демонстративно зевала. Наконец одиночество ей наскучило, и она невпопад громко спросила:

– А Трамп – это который негр, что ли?

Наступила гробовая тишина. Потом стоявшая рядом подруга зло ткнула её сумочкой в бок и с укоризной проговорила:

– Ну что ты, Анюта, право? Одни пилоны на уме! Это Обама негром был, а Трамп – белый, как коза из нашего городского зоопарка!

Все невольно рассмеялись, тут же остыв и вспомнив, где они и с какой целью собрались. А я подошёл к аполитичной учительнице и поинтересовался у неё: дескать, что это за пилоны, за которыми даже от Трампа как за каменной стеной? Оказалось, что учительница Анна Дмитриевна в свои пятьдесят активно посещает гимнастический зал, где из полудюжины спортивных снарядов ей ближе всех подвешенный к потолку шест – пилон.

– Я очень старалась последнее время, и наш тренер увеличил мне количество еженедельных занятий с одного до трёх, – с нескрываемой гордостью сообщила она. – А тут ещё кружок в школе подкинули… Так что времени на телевизор не остаётся, да и смотреть по нему, если честно, стало нечего. При негре-то ещё более-менее было…

Вот так просто я избавился от первоначального впечатления о ней как о типичной школьной училке, уставшей, ограниченной и нелюбопытной. Ведь, судя по всему, подумал я, она просто любит жизнь, её ежедневное протекание, роение вокруг неё самой, а не вокруг кого-то там – на Украине, в Европе, а тем более, за океаном, куда всех нас уже не первый год упрямо тянут наши тележурналисты. Да и не журналисты они априори, а расчётливые и ох как падкие на деньги работники госпропаганды.

 

Но, думаю, этих господ с «запасными родинами» хотя бы российская интеллигенция уже давно себе «прояснила» (М. Булгаков), и весь вопрос лишь в том, как скоро они оставят в покое страну и её на удивление доверчивый, болезненно склонный к погружению в иллюзии народ. А вот о народе, который совершенно разучился читать, по крайней мере, русскую классику, хотелось бы поговорить предметно, поскольку, если убрать из общественного сознания национальную литературу, то, согласно воззрениям всё тех же классиков, образовавшуюся в нём (сознании) пустоту непременно займут бесы. То есть лживые индивиды, враги правды, искусно оперирующие ради корысти мастерством компиляции.

В опубликованном недавно интервью популярный писатель Захар Прилепин поинтересовался у маститого литературного критика Владимира Бондаренко: почему в современном российском обществе стал практически не заметен литературный процесс? В ответ критик заметил, что, видимо, ни сам Путин, ни его формальные оппоненты типа Зюганова современную литературу не читают и в своих выступлениях соответственно отечественных писателей не цитируют, как это делали, к примеру, Ленин и Сталин. А по установившейся в элитах традиции этого не делают и другие российские политики калибром мельче, и общественные деятели самого разного уровня. Кроме того, и в США, и в Англии, и в Китае и в иных крупных странах в век цифровых коммуникаций активно заработали программы поддержки национальных литератур. В России такой программы нет. Но создать, например, новое конкурентоспособное кино или поставить актуальный, проблемный спектакль без сильной востребованной обществом национальной литературы невозможно! Один из ярчайших примеров – победа в Великой Отечественной войне, которая была одержана, в том числе, благодаря профессионально реализованным литературным сценариям тридцатых – «Александр Невский», «Пётр Первый», «Чапаев» – и чрезвычайно реактивной культовой мифологии писателей-коммунистов. В своё время Фридрих Ницше назвал культуру «тонкой яблочной кожурой над раскалённым хаосом». Управляемый хаос конца 80-х – 90-х годов прошлого века, как и предполагали его организаторы, сделал своё дело. Из широкого общественного сознания были начисто вытеснены национальные, социально активные писатели Астафьев, Бондарев, Распутин, Белов и соотносимые с ними по влиянию на интеллигенцию и студенчество поэты Рождественский, Евтушенко, Вознесенский, Рубцов… Кто или что заполнило образовавшиеся пусто́ты? Десятки и сотни обречённых уже завтра на полное забвение шустрых сценаристов, случайных режиссёров и заточенных на шум журналистов… Имя им – легион! И «окучивают» якобы литературу и якобы киноискусство они целыми командами. Но отказ от подобных практик, повторюсь, придёт завтра. А пока все они в состоянии активной реализации бесовского антинационального проекта. И это не только создатели многочисленных похожих друг на друга «стрелялок», мыльных опер, удивительно пустых любовных драм и псевдоисторических «преданий старины глубокой». Как ни парадоксально, но в ряду наиболее раскрученных (на новостном канале!) телепрограмм особым, вдохновенно подаваемым бесовством отличается авторская программа уважаемого кинорежиссёра Никиты Сергеевича Михалкова «Бесогон».

Такое как бы народное, но режущее ухо своей искусственностью название, представляется мне, возникло из нравственно-физиологической потребности автора признаться в неком тайном подсознательном. В своё время отец знаменитого режиссёра и актёра не менее знаменитый детский поэт и литературный чиновник Сергей Михалков сочинил памятные миллионам советских детей строки: «А из нашего окна площадь Красная видна, а из вашего окошка – только улицы немножко». Безобидное, даже несколько обезоруживающее, на первый взгляд, признание. Но, по большому счёту, вот ради этого ВИДА из семейного окна (не окошка!) отец долгие годы работал локтями в писательском союзе, а сын делает что-то подобное в союзе кинематографическом и в своей, так сказать, мегапатриотической телепрограмме «Бесогон». Я не стану сейчас про постыдную попытку расправиться с Юрием Нагибиным и про подлые технологии травли других советских писателей. Недосуг дебатировать здесь и о скандальных манипуляциях в рамках Союза кинематографистов. Никита Сергеевич и сам практически в каждой из программ кого-нибудь развенчивает или разоблачает: Ксению ли Собчак с её мамой-сенатором или каких-либо иных патологических ненавистников России. И делать это не трудно и совершенно безопасно при условии, когда для тебя российский народ и его нынешние руководители – одно и то же! Хотя если подойти к этому мировоззренческому единству с нынешними «измерительными приборами», то сразу выяснится, что взгляды на действительность граждан России, с одной стороны, и Путина с «друзьями» – с другой, не совпадают примерно… на 180 градусов. Вот умерший Ельцин – это другое дело! Его можно легко отделять от подданных и пинать без всякой опаски, невзирая даже на ещё живущую среди нас вдову Наину Иосифовну. Хотя легко вспоминается, что на выборах 1996 года Михалков ратовал за Ельцина ровно так же, как и в 2018-м за Путина. Всё как завещал папа. А поскольку коммунистический пафос проживания в стране давно сменён прошлыми и нынешними «знакомыми» Н. Михалкова на капиталистический, то, согласно, по крайней мере, одной из налоговых деклараций, главный гонитель бесов российского искусства зарабатывает в месяц до миллиона долларов. Но это как бы вскользь, для уяснения всей разносторонности и глубины кинематографического и вместе с тем журналистского таланта. И опять-таки, как заявлено в начале, ещё и ради констатации вытеснения универсальных формул классики – например, пушкинской: «Гений и злодейство несовместны». Не знаю, как там «сумрачный германский гений» и итальянское злодейство, но вот русский режиссёрский талант и рыночное бесовство, творческая одарённость и чиновничье угодничество перед властью в нынешней России совместимы. Абсолютно!

 

Но вернёмся к простому русскому человеку, к его опять-таки обозначенной Пушкиным досадной слабости: «Ах, обмануть меня не трудно. Я сам обманываться рад!». На чём его на сей раз провела отнюдь не изобретательная на новации власть? Разумеется, всё на том же старом и добром патриотизме, которым с самого утра насилуют наш мозг сразу полдюжины прямых телеэфиров, телерингов, теледебатов и телешоу.

– Тихая моя Родина, – явно стесняясь своего нескромного городского бытия, обращался к своим землякам растерянный Николай Рубцов. –

Где этот дом? Вы не видели?

Сам я найти не могу.

Тихо ответили жители:

– Это на том берегу.

Но конкретная тишина нынче не в чести, потому что она не питает патриотизм подходящей случаю энергетикой, пафосом общих мест и размытых категорий. Куда продуктивней и действенней выхватить из 1964-го года сделанную фронтовиками лирическую драму «Жаворонок» и при помощи цифровых технологий перелицевать её в игровой боевик «про войну», о котором сразу по выходе на экран расстроенный кинокритик написал рецензию под названием «Якобы о войне». Почему расстроенный? Потому что он совестливый и понимает: заставить любить «тихую Родину» при помощи вранья невозможно. Более того, хорошо известный поколению немолодых критиков Виктор Астафьев неоднократно предупреждал не воевавших коллег, что тот, кто врёт про войну минувшую, тем самым приближает войну будущую. А нам, уже отслужившим и отвоевавшим, этого для своих детей очень не хочется. Да и вообще, господа сценаристы-режиссёры, зачем из года в год вы тратите урезанные чиновниками средства на эти бесконечные ремейки, повторение уже пройденного, если Великая Отечественная до сих пор вся в «белых» пятнах? Почему вы никак не хотите использовать уникальный шанс – например, первыми снять фильм о боях подо Ржевом, небольшом райцентре Калининской области, где погибло более двух миллионов наших солдат и офицеров? То есть вдвое больше, чем при освобождении всей Европы! Или про Мясной Бор, где разлагающиеся трупы павших вызывали летом 1942-го дьявольское бурление местных болот. Неужели не пришла пора дать объективную оценку действиям тех, кто бездумно их туда послал? Даже не ради осуждения, а с целью понимания ещё ТЕХ, но по-прежнему тяготящих нынешнее российское общество процессов! Ведь если не поймём этого сегодня, то уже завтра и сами можем запросто сгинуть в этих гнилых болотах. Это ли не дань памяти о минувшей войне, уникальное, сберегающее цивилизацию и мировую культуру свойство? Что, в министерстве культуры или из самого Кремля не велят? Не ко времени? Не по ситуации? Не патриотично? А может, просто окружив себя беспринципной и жадной обслугой, власть понимает, что эти миллионеры, лауреаты, орденоносцы и «доверенные лица» ни фига путного на таком материале не снимут? Ибо тут нужна не лукавая, громкоголосая конъюнктура, а врождённое, тихое чувство родины и правды! И, вообще говоря, давайте коллективно обратимся к доктору исторических наук Мединскому, который с позиций министра культуры только что, яростно защищая выше указанный кинропродукт, назвал нас всех «внутренней идейной фрондой», на которую «надо постоянно держать кулак». Вопрос такой: Правда и истина, как категории, входят в понятие «патриотизм»? И нравственно ли, господин культурный министр, понуждать российских режиссёров и государственные студии к вранью на том лишь основании, что они там, у себя на Западе тоже врут? А ведь Вы так и мыслите ПРЕЛЮДНО: раз в основу создания «Спасти рядового Райена» положена вымышленная о войне на Западном фронте история, то отчего же нам не придумывать ради великих патриотических целей небылицы о фронте Восточном? А отчего, в самом деле, если у нас немцы убили около тридцати миллионов, а у американцев всего несколько сот тысяч человек?! Сейчас вот после первой волны проката «тридцатьчетвёрки» подсчитаем выручку – и вперёд с песнями: «Броня крепка, и танки наши быстры!». Как в патриотичные тридцатые: Трепещи, враг! С нами «первый красный офицер» товарищ Ворошилов! Но о врагах мы скажем несколько позже…

 

Мало кто будет спорить с тем, что наиболее талантливо и достоверно воссоздал войну участник кровопролитной Севастопольской кампании поручик ещё николаевской армии Лев Толстой. В своё время на изучение его эпопеи «Война и мир» в девятом классе я, как учитель литературы, потратил едва ли ни целую четверть. Причём, более всего часов у нас ушло на такие важные для советской школы темы, как «Истинный и ложный патриотизм в романе» и «Дубина народной войны». О, сколько было потрачено душевных сил! И знаете, встреченные мною ученицы той поры в разговоре признались, что не любят нынче смотреть по вечерам основные каналы российского телевидения, потому что там один патриотизм, а недовольного народа нет. Как говорится, получили прививку на всю оставшуюся жизнь. Но сам автор романа, через много-много лет заболев публицистикой, пошёл ещё дальше. В своей статье 1900 года «Патриотизм и правительство» он не сказал в адрес патриотизма вообще ни одного доброго слова! Для полной адекватности восприятия давайте используем при цитировании один из испытанных приёмов современной режиссуры. Так, в «Сибирском цирюльнике» Никита Михалков весьма легко погрузил зрителей в эпоху Александра Третьего. А мы попытаемся произвести обратное: представим, что Лев Толстой написал «Патриотизм и правительство» только что, скажем, для президента Путина, Медведевского кабинета министров, патриотично настроенного окружения и кучки обласканных властью журналистов типа Соловьёва и Брилёва. Итак:

– Патриотизм и последствия его войны (пропаганды – В.С.) дают огромный доход газетчикам и выгоды большинству торгующих (Сечину, подрядчикам Керченского моста и т. п.). Всякий император, король тем более приобретает славы, чем более он предан патриотизму.

– В руках правящих классов войско, деньги, школа, религия, пресса. В школах они разжигают в детях патриотизм историями, описывая свой народ лучшим из всех народов и всегда правым; во взрослых разжигают это же чувство зрелищами, торжествами, памятниками, патриотической лживой прессой. Главное же, разжигают патриотизм тем, что, совершая всякого рода несправедливости и жестокости против других народов, возбуждают в них вражду к своему народу и потом этой-то враждой пользуются для возбуждения вражды и в своём народе.

– Возбудив же к себе ненависть других народов, а в своём народе патриотизм, правительства уверяют свой народ, что он в опасности и нужно защищаться.

– Правящие классы (не одни правительства с их чиновниками, но и… капиталисты, журналисты…) могут удерживать своё исключительно выгодное в сравнении с народными массами положение только благодаря государственному устройству, поддерживаемому патриотизмом. Имея же в своих руках все самые могущественные средства влияния на народ, они всегда неукоснительно будут поддерживать в себе и в других патриотические чувства, тем более, что эти чувства, поддерживающие государственную власть, более всего другого награждаются этой властью.

– Всякий чиновник тем более успевает по службе, чем он более патриот…

Как видим, последнюю формулу Толстой вывел как будто специально, чтобы исчерпывающе объяснить мотивы поведения чиновника Мединского и художников Михалковых в качестве опять-таки чиновников от литературы и кино. И, конечно же, – всех генеральных менеджеров российских телеканалов, главных редакторов государственных печатных и электронных СМИ и т. п. Поведение – да, объясняет, ибо тут, как говорится, назвался груздем – полезай в кузов! Но не оправдывает ни этическую, ни нравственную, ни в самом конкретном смысле интеллектуальную подоплёку выбора (полезать в кузов или не полезать?), который на определённом этапе своей карьеры и судьбы делает каждый Человек и Гражданин. Перед режиссёром Михалковым, по крайней мере, такой выбор в своё время стоял. Но если за какими-нибудь Соловьёвым или Брилёвым и нет в сущности ничего, кроме итальянского именьица да дома в Великобритании, то относительно Михалкова – извините! Там – галерея запоминающихся художественных образов, цепь эстетических новаций, ставших незыблемой частью русской культуры. А говоря предельно просто, – частью русского менталитета. Поэтому и возникает феномен бесовщины, ибо авторитетному, признанному народом художнику во сто крат легче достучаться до аудитории, чем кому бы то ни было ещё… в своём Отечестве. И аудитории у крупных режиссёров и известных деятелей культуры куда обширней и определённей, нежели у, так сказать, рядовых госагитаторов. Их работа с сознанием народных масс напоминает мифологический розжиг костра: подходили по очереди около десятка дюжих разбойников, шумно топтались и ругались, чиркали-чиркали кресалами – не горит у них, хоть плачь. Подошёл тщедушный охотник, склонился бесшумно, поколдовал перед собой с минуту, и разом занялись весёлым пламенем все разложенные перед ним дрова. Поэтому сам собой встаёт вопрос о гражданской ответственности художника перед своим народом, который от него столь зависим. Карьера и личное благосостояние априори не могут считаться достойными главной цели творца! И поэтическая формула «поэт в России больше, чем поэт!» возникла в Отечестве не на пустом месте. Ещё очень многие россияне хорошо помнят бурные дебаты по всему СССР вокруг новых романов Бондарева и поэтических сборников Вознесенского, публицистических песен Высоцкого и сатирических программ Аркадия Райкина, театральных премьер Георгия Товстоногова в БДТ и музыкальных новаций Рыбникова в «Октябрьском». Искусство и литература существенным образом влияли на жизнь страны и в значительной степени поддерживали эстетический тонус её граждан. Сегодня как движение всей страны, так и отдельное проживание каждого из россиян происходит вне когда-то объединявших всех нас эстетического, этического и политического потоков. Третий – политический – я, разумеется, приткнул к первым двум с натяжкой, как досадный рудимент социализма, как абсолютно неконтролируемый тормоз. В результате с утверждением третьего (неконституционного!) срока Путина мы окончательно затормозились! В течение майской кампании 2018 года как минимум каждый второй из проголосовавших за Путина на вопрос «а почему именно за него?» отвечал почти с отрепетированной интонацией: «А за кого же ещё? Больше не за кого…» И это тоже результат работы Михалкова и его многочисленных, менее заметных в общественном сознании коллег. Ну, казалось бы, как это не за кого? В том же кинематографе у нас есть и Герман, и Звягинцев, и Шахназаров, и Сакуров, и Данелия, и Михалков, а в большой политике – никого, только Путин. Что за мазохистская логика? Ведь если больше «не за кого», то в этом повинны только фильтры власти и стоящий во главе её президент, которого опять, в который уже раз, раскормленная им верхушка тянет на то же самое «выборное» место, чтобы длить и длить до самозабвения ставшее для России судьбой «состояние дурной бесконечности». По Гегелю, это когда событий вроде много, но ничего не меняется. Именно в таком промежуточном состоянии мы пребывали весь 2018 год: и не империя, и не национальное государство, и не диктатура, и не демократия. И как результат – жаждущий конкретных ответов на тьму накопившихся вызовов НАРОД на последней итоговой пресс-конференции не услышал от Путина НИ-ЧЕ-ГО! Да простят меня уважаемые коллеги, но отобранные в регионах на встречу с президентом работники СМИ всем нам не коллеги, а некие сформированные, согласно артикулам «Единой России», колонны, пригнанные в Кремль для показательной демонстрации всенародного единства. И это тоже печальный результат грубой феодальной пропаганды, превратившей ещё совсем недавно самую совестливую и активную часть общества – журналистов – в квёлое, корыстное сборище послушных исполнителей с яркими безвкусными фантиками пошлых зазывалок. Ну как тут не вспомнить нашу журналистскую практику конца восьмидесятых – первой половины девяностых годов?

 

Вот передо мной лежит памятное заключение призывной комиссии костромского военкомата, куда меня вызвали на излёте советского времени, хотя срочную я к тому времени уже давно отслужил. Но тут дело особое! Я тогда опубликовал в «Северной правде» цикл откровенных материалов о незаконных деяниях руководителей облисполкома и глав областных управлений, и меня, как «заинтересованного организатора несвоевременной полемики, способствующей развитию нездоровых тенденций в советском обществе», решили призвать через райисполком по месту жительства на военные сборы, а там – в Карабах. Быстро смекнув что к чему, я сослался невропатологу (кстати, совершенно обоснованно) на недавнее сотрясение головного мозга и периодически возникающие в связи с этим приступы сильного удушья. Тот, озадаченно почесав за ухом, написал в карте обследования рекомендацию: «психоневрологический диспансер, амбулаторно». Когда же я подошёл с этим резюме к председателю призывной комиссии, тот грубо перечеркнул его и размашисто вынес сверху свою резолюцию: «Психбольница. Стационар!». Я любезно поблагодарил и, аккуратно свернув документ, пошёл писать ещё одну скандальную статью, на сей раз об умышленной попытке советских чиновников отправить неугодного журналиста в «дурдом». Вспоминается и обочина шоссе из Костромы в Нерехту, на которую мы с нерехтским предпринимателем Андрющенко сливали из бака его иномарки подозрительный бензин, который, как мы поняли уже в дороге, залили туда ночью неизвестные «доброхоты». Я тогда вплотную подобрался к разгадке убийства его родственников и неприглядной роли в этом местной милиции, и мы просто испугались сгореть заживо на пустынной дороге. Кстати, примерно через полгода этого Андрющенко за что-то всё-таки упрятали в ИВС, и я долго добивался при помощи разных медсправок его перевода из холодной камеры изолятора в тёплую палату областной психбольницы, где потом я его не раз навещал. Случалось мне и расследовать историю вывоза льняных тканей по заниженным ценам в Данию, и «прокачивать» английские поставки ферросплавов под видом дисков к автомобилям, и заниматься необъяснимыми смертями в районной больнице, и писать, а затем и судиться по поводу незаконной охоты с БМП в таёжных районах области представителя первого президента России. Но самого Бориса Ельцина, тем не менее, мы встречали на площади в Костроме как гостя, и моей жене-телеведущей легко удалось спросить его о перспективах вовлечения оппозиции в процесс управления страной. Вот в такой журналистике я работал и одно запомнил до конца своих дней: настоящий журналист никогда не должен обслуживать власть! Тем более, двуличную и недееспособную, удерживающую общество в состоянии необратимой стагнации.

…ни в какую провинцию после той пресс-конференции Путин, конечно, не поехал, и никакие местечковые страсти-мордасти его особо не взволновали, ибо наши люди, как подданные, согласно исследованиям ведущих психологов и специалистов по коммуникациям, реально интересуют руководителя уровня президента или премьера максимум десять лет! Именно поэтому – и всякий, кто хотел, тот это явственно видел – Путин, утомлённый двадцатью годами власти, гораздо больше, чем людьми, интересуется гиперзвуковыми носителями с ядерными боеголовками! Некоторые из «внутренней идейной фронды» так и написали в своих отчётах о мероприятии: «говоря о наших смертоносных изобретениях, он просто начинает весь светиться». Но, может, Мединский заговорил о фронде просто из боязни? Выложил же Песков в Интернете откровение от 17 января, что де от некоторых слов Путина всё внутри тебя начинает стынуть! Испуг в России всегда буквально инкубирует патриотов! Поэтому нелишне будет предположить, что всё усиливающаяся пропаганда патриотизма (войны – по Толстому) вполне может стать причиной возникновения в одной из «горячих» точек Мира предвоенной ситуации. Этот механизм так же прост, как ребячья свара на школьном дворе. Вот как описывает его Лев Толстой:

«Всякое увеличение войска одного государства (а всякое государство, находясь в опасности, ради патриотизма старается увеличить его) заставляет соседние тоже из патриотизма увеличивать свои войска, что вызывает новое увеличение первого.

– А я тебя ущипну!

– А я тебя кулаком.

– А я тебя кнутом!

– А я тебя палкой.

– А я из ружья!

Так спорят и дерутся только злые дети, пьяные люди или животные. А, между тем, это свершается в среде высших представителей самых просвещённых государств, тех самых, которые руководят воспитанием и нравственностью своих подданных… Положение всё ухудшается и ухудшается, и остановить это ведущее к явной погибели ухудшение нет никакой возможности».

Именно этот последний блок толстовских умозаключений позволяет весьма определённо ответить на поставленный выше вопрос: почему автор подчёркнуто национальных романов и повестей стал с годами столь враждебен патриотизму? Думаю, причина в том, что в аккурат к началу 20-го века автор «Войны и мира», будучи, прежде всего, гениальным провидцем, явственно уловил в мировом эфире «Предчувствие войны». И упрямее всего остального к ней вела вскармливаемая огромными деньгами самых богатых стран мира работа с массовым сознанием, то есть пропаганда: «…и остановить это ведущее к явной погибели нет никакой возможности»!

В самом деле, как можно переубедить Мединского или Михалкова, если они, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, прекрасно понимают – чем и во имя чего заняты. Министр Мединский, полагаю, вообще шибко не «парится» ни за свои дела, ни за свои слова, поскольку великодушно освобождён от принятия каких-либо важных самостоятельных решений. Вполне возможно, что где-то там, в кулуарах российской власти, в редкие минуты вдруг нахлынувших сомнений слышит он сверху нечто долгожданное и успокоительное в уже хорошо знакомой по прежним остротам стилистике: «Да ладно, не бери в голову, Володя! Правильно, пусть кулак держат, а будут борзеть, вообще перекроем финансирование». Режиссёр Михалков, думаю, временами ещё «парится», но, впав на склоне лет в состояние обаяния властью, пускает этот пар, увы, не на разгон маховика творческого процесса. К сожалению, и как режиссёру, и как личности, ему по этой причине так и не удалось до конца пройти отпущенный всякому русскому художнику путь: от «я» к «мы». Метался-метался кожаным генералом в потоке простых людей, но так и не стал середь них своим («Утомлённые солнцем -2»). А дальше, увы, как Горьковский уж-индивидуалист: соскользнул вниз, «но не разбился, а рассмеялся!». То есть принялся изгонять бесов из не оценивших его метаний сограждан.

А про рядовых бойцов этой «войны» мне и сказать особо нечего. Эти зарабатывают дензнаки – и только. Показателен ответ журналиста Соловьёва блогеру Навальному от 22 января – на находку последним в Италии ещё одной «журналистской» усадьбы: Ну, и что? Я много зарабатываю и горжусь тем, что приношу российскому телевидению хорошие деньги. Но я не госслужащий, плачу налоги. Захочу – куплю и ещё что-нибудь! Подчёркиваю ещё раз: так уже привык рассуждать независимый журналист! Исключительно по Толстому: «патриотические чувства, поддерживающие государственную власть, более всего другого награждаются этой властью». Так за что награждаются журналисты, подобные Соловьёву? Судите сами. Вот три главных «новости» подконтрольного российской власти утреннего интернета двадцатого января 2019 года:

1/ «Украинский эксперт назвал условия начала войны с Россией»;

2/ «в Эстонии предложили направить ракеты на Петербург»;

3/ «МИД предупредил россиян об отмене более тысячи авиарейсов в США».

«Эксперт назвал», «в Эстонии предложили», «МИД предупредил»… Это, даже по самому нестрогому экспертному определению, не новости. Это современный российский патриотизм, то есть – в сумме – примитивная пропаганда неприязни к иным государствам, в данном случае – к Украине, Эстонии и Соединённым Штатам.

 

Но остановить эту «явную погибель» пока ещё можно. Для этого нам должно учиться жить, то есть просто радоваться самому процессу проживания в своём климатическом поясе, в своём городе или селе, в родном доме или на даче среди полей и лесов. Надо просто вспомнить про учительницу Анну, которая предпочла учить детей, а в свободное время – заниматься собой любимой. Вместо того чтобы, повинуясь агрессивному настрою пропагандистских шоу, копить в себе ненависть к Украине, Штатам, Польше, Англии, а теперь вот ещё и к Белоруссии, ибо её парламентарии тоже приняли решение о полной замене наших телепрограмм белорусскими, поскольку российские, по их твёрдому убеждению, насаждают межнациональную рознь. Причём, после этого глава братской республики посоветовал подданным постепенно отвыкать от русского языка как средства внутринационального общения. И если не президенту Белоруссии внимать нам, так давайте прислушаемся хотя бы к старейшему политику России Николаю Травкину, который тоже не вдруг заговорил о «самих себе»: «Нам бы в зеркало вглядеться. Задуматься, что же в нас не так, что за уродство отпугивает от нас, и все от нас шарахаются?»

 

 

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.09: Виталий Семёнов. Сон «президента» (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!