HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Виталий Семёнов

Картошка с укропом, с цибулею, хиба не

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 15.06.2012
Оглавление

14. Часть 14
15. Часть 15


Часть 15


 

 

 

Неужели они доехали? Неужели больше никуда не надо собираться? Неужели это конец их тяжкого пути? Вот здесь они будут жить. Генке здесь нравится, он уже обошёл всю избу. Сейчас помогает Бабе Насте подкладывать дрова в печь. Мальчику интересно смотреть на огонь и участвовать в его кормлении. Старый и малый беседуют о том, как скоро будет жарко в доме. Они подружатся. Генке здесь будет хорошо. Он будет жить, расти, станет взрослым. Кира любит своего сыночка больше всего остального мира. Она оставила свой город, всю прежнюю жизнь ради него. Она, не задумываясь, кинула всё, чтобы отправиться в этот нескончаемый путь и спасти жизнь ребёнка. Хозяйка все выспрашивает, что Кира умеет делать. Да всё, что не умеет, она быстро научится, даже не сомневайтесь. Доить, косить, обращаться с курами и лошадьми, колоть дрова, топить печь, таскать вёдра на коромысле, копать, огородничать, всё, что угодно. Кира не боится труда, она всему научится. Ведь главное, здесь хорошо её мальчику, сыночку Геночке. Анастасия Петровна всё сетовала, как трудно нынче без мужской руки в хозяйстве. «Шибчей бы Павлик с Гришкой оборотились с войны, – повторяла она. – Все в батьку, Фёдора, такие же высокие и красивые!».

Наконец картошка готова, чугунок на столе. Хозяйка достаёт из мешочка горсть сушёной травы, открывает крышку и сыпет туда перетёртую между ладонями зелень. Укроп! Опять закрывает крышку.

– Почекайте трошки. Картошка с укропом, с цибулею, хиба не? – спрашивает она Киру, а сама уже нарезает небольшую луковицу.

Нарезав, открывает крышку, вырывается облачко пара с запахом распаренного укропа. Блаженство, разве бывает запах приятней? Разве есть что-то приятней простого домашнего ужина? Когда не надо больше никуда ехать и можно, наконец, расслабиться. Отпустить ту, до предела натянутую, тетиву внимания и напряжения, что держала почти два месяца пути.

Картошку разложили по мискам, Генка сразу схватил кусок и обжёгся, бросил картошину обратно.

– Что, горяче? Дуй, дураче! Хиба не знал? – Баба Настя улыбнулась, и стала помогать мальчику дуть на картошку, остужая её.

Какая, всё же, вкусная картошка! С укропом, можно с луком. Картошки здесь, наверное, много, даже кожуру смело чистят. Теперь Кира тоже будет часто так готовить. Хоть каждый день, ведь объедение. Вдруг хозяйка спохватывается, уходит и приносит полную миску красной, со свёклой, квашеной капусты. Пир!

Наелись, разомлели, жарко. По случаю их приезда Анастасия Петровна целых два часа палила керосиновую лампу, тратя остатки дефицитного нынче керосина. Уставший Генка так и уснул, разглядывая огонёк под стеклом, у мамы на руках. Спи, мой птенчик, всё будет хорошо. Ребёнка уложили на топчан возле печки. «Пока вошки», они поспят здесь. Завтра хозяйка обещала «убрать зверей». Она хорошая женщина, Анастасия Петровна, простая и здравая. Приняла как родных. Ждёт Павлика и Гришку, похожих на батю.

Наконец-то можно раздеться и лечь. Здесь так тепло, у печки. Только давно не мытое тело, услышав про баню, стало чесаться и зудеть, прося помывки. Ничего, завтра начнётся нормальная человеческая жизнь. Они опять будут просто жить, Кира и её сынок Геночка. Уже в полусне опять вспомнилась вкуснейшая картошка… с укропом… можно с луком…

 

 

 

 

 

Вместо Р.S.

 

Все описанные события реально происходили и переданы по воспоминаниям моей бабушки. Каждый год, желательно один, я бываю на её могиле. Она лежит под теперь уже общей плитой с мужем, моим дедом, «оборотившимся с войны Гришкой». Я приношу бабушке на помин пакетик шоколадных конфет. Она так любила их, прожив почти всю жизнь в эпоху развитого идиотизма и дефицита. Это тебе, «мой птенчик». Однажды своему внуку, ещё совсем мальчишке, уже пожилая тогда Кира сказала: «Чем дольше живёшь, тем больше хочется, тем больше ценишь это состояние – жизнь». Она любила жизнь и ценила её. И всегда находила в своей скромной жизни причины для счастья.

Я кладу конфеты и прижимаю ладони к земле, хранящей её останки, пытаясь хотя бы косвенно прикоснуться к бабушке. Я плачу. Я, матёрый, седеющий дядька на пятом десятке, которого уже давно нельзя ничем обидеть и разжалобить, сейчас я плачу, как дитя. Пытаюсь слезами заглушить боль от невосполнимой, безвозвратной потери.

Что же было примечательного в скромной и честной жизни этой совсем незнаменитой женщины? Что героического было в том, что она (сама, применяя только это слово) «драпала», схватив ребёнка в охапку, от фашистов? Спасала дитя? Это делала любая нормальная мать всегда и везде. Что с того, что мы храним, как святыню, её грамоту за работу на противотанковых рвах, из давно уже не модной сумочки? У многих полно наград и грамот, оставшихся от стариков. Ведь Кира даже не была на фронте или в оккупации, как её сёстры. Что она моя бабушка? Они есть или были у всех. Эта женщина сама не видела ничего особенного и героического в своей скромной жизни. Всё так, но поверьте, она достойна многотомного романа, который я, по скудоумию и лени, сократил до рассказа.

Объёмного описания достойна каждая женщина, которая честно, на себе тащила тяжелейший, нечеловеческий груз тех лет. Долго ещё вся страна, вставая и молча, не чокаясь, выпивала третью стопку. «За погибших на фронте». Но мало кто вспоминал, а теперь уже забыли вовсе, женщин. Обычных, незнаменитых, не с фронта, просто спасавших детей и себя. Погибших под бомбами и артобстрелами. Сгинувших в лагерях смерти по обе линии фронта. Безвестно пропавших в лесах и болотах, пытаясь спрятаться от геноцида оккупантов. Умерших от голода, отдавая последние крохи фронту и детям. Надорвавшихся от каторжного труда в промёрзших цехах. Тех, кому повезло, кто выжил. Тех, кто сохранил детей, себя, страну, которая никогда их не берегла, и наши будущие жизни.

Жизни, данные нам даром, а потому, обычно, мало ценимые. И не всегда мы находим причины для счастья, чтобы просто «ценить это состояние – жизнь».

 

 

 

Моей бабушке, Семёновой Кире Михайловне (09.01.1918–17.08. 2004).

КАЖДОЙ женщине из числа этих простых, честных, незнаменитых.

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ.

Ведь это её увидел наш мифический праотец …и назвал её – Жизнь.

 

 

 


Оглавление

14. Часть 14
15. Часть 15


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.10: Ибрагим Ибрагимли. Интервью (одноактная моно-пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!