HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Николай Шульгин

Аппендицит

Обсудить

Рассказ

 

 

Ты заплакала?..

Не бойся, ты не сентиментальная. Просто тебе повезло – у тебя есть Душа.

Отсутствие сентиментальности – это отсутствие сострадания…

Не обижайся, что я иногда скуп на комплименты. За нарочитой сухостью скрывается желание погладить тебя по голове, вытереть щёки от малинового варенья…

Можно продолжать до бесконечности говорить о тебе и о себе, но едва ли откроется что-то новое, что уже было двести раз в этой жизни, и не с нами…

Рассказ?..

А что рассказ?.. Пусть себе живет своей жизнью – рождает ассоциации, тёплые сердечные боли, выкидыши от «прохожих жизни»…

Это нормально…

Я тебе потом ещё что-нибудь напишу… Если позволишь…

 

Опубликовано редактором: Карина Романова, 14.09.2009
Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3


Часть 3


 

 

 

Наутро, после поллитра портвейна, молодой организм Ротшильда показал прекрасные результаты. Может быть так классно справился с портвейном, может быть портвейн сам по себе лекарство, а скорее всего никто анализов и не проводил.

« – Не фиг, – сказал Ахмед, – дорогие реактивы тратить на этого мордоворота. И так видно. Что мы, без высшего образования, что ли?»

– А кровь куда девать. Целый стакан нацедила с него, как дура!..

– Выпей, там половина портвейна! Они вчера сторожа три раза посылали в лавку... Клыки вырастут. Будешь нам пиво открывать зубами. Сколько можно об стол. Он же всё-таки операционный...

– Я Ваших шуток, Ахмед Иванович, не понимаю.

– А я тебе говорил – иди, учись на заочного ветеринара. Надо же расти. Всё должно расти, Валентина... А у тебя только титьки. Дисбаланс называется.

– Ой, не могу, какое слово смешное... Дисбаланс... Не буду я учиться. Надоело. Уколы умею, а остальное опытом возьму. А про титьки самой стыдно... Я уже все перепробовала...

– Ну ладно, бери этого Ротшильда на выписку. Кстати, почему его Ротшильдом зовут?

– Не знаю. Может в детстве рот шилом проткнул?..

Рот говоришь?.. Ладно… Не надо тебе учиться… Опытом возьмёшь... А этого на выписку. Остальные пусть поваляются пару деньков...»

Утром вместо солнца в палату зашла новая санитарка и спросила, нет ли пустых бутылок. Мы сказали – «нет». «Может тогда вам не мыть? Всё равно до обхода не успею?» – сказала она и ушла…

– Ну, брат, Ротшильд, судьба твоя решается. Обход через полчаса... – вздохнул шофер.

– Ага, – добавил Шмаль. – Или хрен в дребезги или унитаз пополам...

– Я в туалет, – сказал Ротшильд.

– Давай-давай... У настоящего солдата всегда, как в бой, так понос...

– Надо что-то решать с розыгрышем, – еще раз вздохнул Шофер, когда Ротшильд ушел, – вроде я, как бы, виноват. Я начал. А вдруг его «кондрат» хватит.

– Обязательно хватит. Я читал у недорослей сердце маленькое, а тело большое. Чуть что – не выдерживает.

– Да чё ты, Баянист, херню всякую несёшь? На нем покойников в морг возить по три штуки на коляске. Он сука последним пришел и первым уходит. Пусть напоследок получит пистон в жопу. Щас я ему скажу – увеличу понос.

– Стой, – сказал шофер, – я начал, я и закончу. Сам скажу...

– Так, симулянты, – вошла сетра Валентина – Ахмед не придет, у него срочный перитонит каждые пятнадцать минут. Обход проведу я. Нагибаться к вам не буду – у меня пуговка верхняя порвалась...

– Боитесь Вы все женщины сущность свою внутреннюю показать! А пуговки специально рвете.

– Ты Шофер старый, Шмаль импотент, а у Баяниста жена красивая. Фиг ли мне пуговицы попусту рвать? Для Ротшильда что ли? Кстати где он? Вот бумаги… пусть подписи собирает и завтра уматывает кошары строить. Здоров!

– Отдай шоферу, он его папа!

– Дошутишься, Баянист, до клизмы Пехтурского шестым номером.

– Я серьёзно. Отдай. Бывает так. Ты что, сериалы не смотришь?..

– Да ну вас всех! Полудурки. Зря только пуговицу рвала... Вот вам.

Валентина бросила бумаги на койку Ротшильда и ушла.

Потом тут же пришла и на ходу каркнула:

– Шофер, у тебя повторные анализы... Портвейн что ли пил, дурак...

– Я все слышал, – сказал Ротшильд входя, – зря только на портвейн потратился.

– Вот дурак – это твоя самая умная трата за всю жизнь. Вспомнишь потом мои слова.

– Когда?

– Когда денег на портвейн не будет, а башка больная будет...

– Ну, хорош Шмаль пацана жизнью пугать... Давай про траты и прочие деньги...

Мы со Шмалем легли на свои кровати и повернулись носами к стене, готовясь «плакать».

– Значит так, – начал шофер – я тут выяснил, что ты несовершеннолетний и паспорта у тебя нет.

– И что?

– А то, что на твоем мазутном свидетельстве о рождении нет фотографии, и деньги не выдаст никакая бухгалтерия…

Ротшильд осознавал две минуты.

– А ты Шофер, сука, – бесстрашно сказал он старшему товарищу, – и вы жопы суки. Вы же все знали, что у меня нет паспорта... Я голодал. Вы думаете, что у меня богатая мамка. Она одна на стройке... и две сестры...

Ротшильд сел на свои бумаги и заплакал. Тихо. Без музыки. Просто слёзы лились...

Мы со Шмалем повернулись, слушали тишину и смотрели, как слёзы капают на казенный халат.

– Хорош сопли пускать. Слушай меня, – прервал молчание шофер, – Есть одна фишка. У меня папорт всегда с собой. Я же шофер. Надо доверенность оформить...

– Какую ещё беременность?

– Заткнись Шмаль. Не до тебя. Тут еще брюхо разболелось. Короче, вот тебе Ротшильд бумага. Пиши.

– Чего?

– Завещание!

– Ну, ты то, Баянист, взрослый человек...

– Ну, молчу...

– Пиши: я такой-то такой-то....

– Да не «такой-то такой-то», а фамилию свою пиши...

– Ты же сам сказал...

– Ну, это так говорится, а пишется фамилия....

Через полчаса «завещание» было составлено, и Шофер поставил точку:

– Вот смотри, гад, ты как бы доверяешь получить мне деньги за тебя при подписавшихся свидетелях. Я получу их и отдам, несмотря на моё больное брюхо, которое от тебя чего-то еще разщеперилось совсем. Давай бумаги и сиди жди. А лучше переодевайся... Чего тебе тут сутки лишние торчать...

Шофер подхватил больной живот свободной рукой, другой взял бумаги и вышел...

Ротшильд собирался и нервничал:

– Вот чувствую разводят меня, а как не пойму... Я голодал... Я расту... Мне питаться нужно... и деньги...

– Да не ссы... Сейчас приволочет. У него слово кремень. Это не мужик...это...это...

– Это больной из палаты номер семь...

– Заткнись, Баянист, я может впервые в жизни серьёзно. Вот ты, Ротшильд, если шофер деньги выбьет выставишься на портвешок?..

– Я уже выставлялся. Твоя очередь... Да и не принесет он ничего. Что-то он крутит... Чувствую... Специально меня с собой не взял. Понимает, гад, что я законов не знаю. Сейчас придет скажет: «Это еще с Вас три писят за проссанный матрас!..»

– Подожди...не суетись... Не ссы....

– Да не ссал я! Он мне таким сразу достался, я и Вальке говорил!...

– Да я в другом смысле…вот козёл…

Через десять минут пришел согнутый шофер и кинул Ротшильду на колени бумаги:

– Вот... Тут освобождение по болезни... Записи всякие. Пойдешь с ними через три дня в районную поликлинику...

– А за матрас?

– Что за матрас?

– За проссанный матрас платить не надо?

– А, это фигня… удержали всего рубль. Вот. Получите, как говориться, распишитесь...

Шофер вывалил на кровать кучу денег.

– Без рубля Ваши двенадцать, мистер миллионер. Пойду таблетку у Вальки возьму, что-то брюхо сегодня… Атас, прямо...

Мы со Шмалем ничего не понимали и сидели, как в цирке в первом ряду.

Ротшильд аккуратно пересчитал деньги и сказал:

– Ну, что я говорил? Нет рубля...

– Так удержали же за проссанный...

– Да не ссал я ... мне сунули такой... я ж в несознанке был! Сейчас наверное с Валькой пьют портвешок на мой счет. Ну, ладно отольются мои слёзы...

Ротшильд пошарил у Шофера в тумбочке.

– Ну, чё! Нашел проссанный рупь?

– У него найдешь...Давайте, пока... Я двинул...

Ротшильд действительно двинул крутым молодецким плечом хлипкую больничную дверь и не закрывая её вышел.

– Ничего не пойму, – сказал Шмаль.

– Чего тут непонятного? Не надо было в столовую ходить. Сейчас бы чуни индипошив под кроватью стояли, а не утка...

– Да не гони ты пургу! Что я с проссанного матраса что ли? Откуда бабки взялись?

– Шофер свои отдал. Ты что, чучело, еше не дотумкал?

– В натуре?

– В тентуре!.. Вот только не пойму, почему на рубль меньше?

– Ну, так матрас же...

– Ой...

В палату влетела растрёпанная Валентина:

– Давай пацаны, шустро... Помогите с коляской ... Шофера срочно на повторную...

В коридоре уже пятеро добровольцев, откуда ни возьмись, катили шофера в операционную. Возбужденный Ахмед орал на всех:

– Валентина, куда ты делась? Где эти анесе …сте…Господи прости… Зеологи... Какого черта все в коридорах! Марш по палатам!.. Шмаль, подержи капельницу! Остальные по камерам...

Я вернулся в палату и сел на кровать. Было такое ощущение, что кончилось кино, и конец оказался не тот, которого ожидал, а какой-то кособокий...

Шмаль не возвращался. Под вечер заглянула Валентина.

– Чего не спишь?

– А Шмаль где?

– Да кто его знает. На то он и Шмаль.

– А ты почему здесь, а не там?

– Выставили меня. Главный запах учуял. Да я выпила то всего… Сказал вообще выгонит.

– Выгонит?

– Да нет. Кто работать то будет? Как я уколы делаю так никто. Давай напоследок, вколю тебе чего-нибудь доброго, что б спалось покрепче...

Я проснулся поздно, укол был действительно «добрый». Солнце уже играло на блестящих больничных утках, намекая на то, что жизнь прекрасна. У окна стоял Шмаль.

– Ну, че смотришь? Думаешь, солнышко тебе портвейн с утра принесёт?

– Смотри.

– Чего?

– Машины нет. Ротшильд, козел, КАМАЗ спиздил... А я думаю, чего он там ковырялся в тумбочке... Это он, сука, трамблёр искал...

– Надо сообщить срочно... Как Шофер без Камаза домой-то....

– Не надо...

– Как не надо?..

– Умер он ночью...

– Как умер!?

– Помнишь, ты спрашивал: «Почему рубля Ротшильду не додали?»... Я, когда в палату его катил спросил. Ты был прав. Шофер свои бабки отдал. Только это последние были. Не хватило рубля...

– Всё равно надо насчет машины сообщить. Мы же знаем кто украл … Вот падла неблагодарная...

– Не надо.

– Почему не надо?

– Бог не фрайер. С такими делами он сам разбирается.

– Ага... Спускается с небес и разбирается...

– Зачем? Здесь кого-нибудь попросит...

Зашел какой-то мужик и собрал вещи Шофера в наволочку. Потом молчаливые санитарки перестелили кровать и перекрестились...

Вечером за мной пришла жена. Когда проходили мимо приемного покоя, Ахмед с санитаром играли в нарды.

– Что, всё, Баянист, дембель? Играй Марш Славянки...

– А может марш Шопена?..

– Это ты насчет Шофера? Можешь сыграть. Только слова напиши.

– Зачем?

– Чтобы знали люди, что умер от инфаркта... Сердечник он, братец... Переволновался из-за чего-то и каюк… Грыжа тут не причём… К нашему хирургическому счастью… А Вам коллега «домашний марс». Это значит с прошлыми уже восемь пива...

Я представил, как Валентина открывает рот с клыками и одну за одной откусывает крышки от всех восьми бутылок пива. Хирурги садятся и пьют его с жирной рыбой...

Дверь хлопнула за нами в месте с чьими-то словами:

– К кому тут с брюхом?

– Ко всем...

 

28 июня 2008 года.
Нью-Йорк.

 

 

 


Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

14.10: Лачин. Диспут распятых (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!