HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 г.

Владимир Соколов

О модусе времени в повествовательных жанрах. Динамическое описание.

Обсудить

Статья

На чтение потребуется 50 минут | Цитата | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за июнь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 26.06.2015
Оглавление

3. Часть 3
4. Часть 4
5. Часть 5

Часть 4


 

 

 

4. Всё же более и прочно утвердился взгляд на описание как на своеобразный протокол. А своеобразие состоит в том, что, в отличие от официального протокола состояния аварийного дома или милицейского правонарушения, описание должно по идее дать наглядную визуальную картину события или декораций. Повествовательных приёмов для этого выработалась масса, хотя ни наука, ни опыт до сих пор не выяснили, а как же внешние впечатления проникают в заблокированное органами чувств сознание. И слава богу! интуиция здесь уже дала гораздо больше, чем обещает дать знание.

 

Кратко укажем некоторые способы визуализации в повествовательных жанрах внешних впечатлений. Самый простой, и потому многим представляющийся естественным – кинематографический. Это когда взгляд подобно кинокамере перемещается от объекта к объекту, как бы обводя их глазами. Несмотря на данное нами название, родился он задолго до появления кинематографа. Скорее, сам кинематограф заимствовал этот приём у литературы, так что никого не удивляет, когда описательную технику, скажем, Диккенса называют кинематографической:

 

Behold me, on the morrow, in a much-worn little white hat, with a black crape round it for my mother, a black jacket, and a pair of hard, stiff corduroy trousers (камера движется по фигуре персонажа с верху вниз)

Теперь представьте себе меня на следующий день в поношенной белой шапочке, повязанной крепом, в знак траура по матери, в чёрной куртке, в жестких вельветовых штанах–

–which Miss Murdstone considered the best armour for the legs in that fight with the world which was now to come off. Behold me so attired, and with my little worldly all before me in a small trunk, (переходит на предмет, находящийся перед персонажем)

мисс Мэрдстон почитала их самыми надежными латами для моих ног в борьбе со всем миром, которую мне предстояло вести, – представьте себе меня в этом костюме со всем моим имуществом, заключенным в сундучке, который стоит передо мной,

sitting, a lone lorn child (as Mrs. Gummidge might have said), in the post-chaise that was carrying Mr. Quinion to the London coach at Yarmouth! (камера удаляется или, как говорят, с крупного плана переходит на общий)

а я, одинокий, покинутый ребёнок (как сказала бы миссис Гаммидж), сижу в почтовой карете, везущей мистера Куиньона из Ярмута в Лондон.

See, how our house and church are lessening in the distance; how the grave beneath the tree is blotted out by intervening objects; how the spire points upwards from my old playground no more, and the sky is empty! (а здесь уже камера находится в окне кареты и как бы сливается со взглядом персонажа­: согласитесь, заключительный аккорд «and the sky is empty обалденный)

Вот наш дом и церковь исчезают вдали, вот уже другие предметы заслоняют могилу под сенью дерева, вот уже не видно и шпица колокольни, подле которой я, бывало, играл, а небо надо мной такое пустое!

 

Другой способ – выделяющий. Сначала даётся общее впечатление, а потом уже переходится к деталям. Это как бы тебя запузырили в тёмную комнату: ты ничего, кроме темноты, не видишь, больше полагаясь на слух и запахи, которые дают тебе общее впечатление. И лишь постепенно, привыкнув к темноте, глаза начинают выхватывать отдельные предметы:

 

«Шёл мелкий, жёсткий снег, коловший лицо как иголками. Было холодно, склизко, темно (вот вам общая картина, а дальше – детали), газовые фонари горели тускло, и почему-то на улице пахло керосином так, что Фёдор стал перхать и кашлять. По мостовой взад и вперёд ездили богачи, и у каждого богача в руках был окорок и четверть водки. Из карет и саней глядели на Фёдора богатые барышни, показывали ему языки и кричали со смехом:

– Нищий! Нищий!

Сзади Фёдора шли студенты, офицеры, купцы и генералы и дразнили его:

– Пьяница! Пьяница! Сапожник-безбожник, душа голенища! Нищий!»

 

А вот как резвится в подобном типе описаний небезызвестный немецкий автор:

 

Ein durchdringendes Läuten, der gellende Ruf: Das Theater fängt an! weckte mich aus dem sanften Schlaf, in den ich versunken war; Bässe brummen durch einander – ein Paukenschlag – Trompetenstöße – ein klares A, von der Hoboe ausgehalten – Violinen stimmen ein: ich reibe mir die Augen.

Пронизывающие звуки, резкий призыв: «театр начинается» вырывает меня из сладкого сна. Басы ворчат друг на друга – ударник – трубные гласы – чёткое «до», выдержанное гобоем – входят скрипки. И я протираю свои глаза.

Sollte der allezeit geschäftige Satan mich im Rausche –?

Это что: вечно бодрствующий сатана уже тащит меня бреду?

Nein! ich befinde mich in dem Zimmer des Hotels, wo ich gestern Abend halb gerädert abgestiegen. Gerade über meiner Nase hängt die stattliche Troddel der Klingelschnur; ich ziehe sie heftig an, der Kellner erscheint

Да нет! Я нахожусь в комнате отеля, куда меня вчера вечером выпихнули из кареты. Прямо у моего носа болтается величественная пипка шнурка от звонка: я тяну за неё и тут же появляется кельнер.

 

Ограничительный способ даже и в примерах не нуждается, ибо он наиболее употребителен даже не в литературе, а в бытовом рассказе. Чаще всего мы описываем не всю картину целиком, а стремимся дать визуальное впечатление через какую-нибудь яркую деталь: «там тётка сидела, с задницей такой, на два стула не умещалась», «прошёл мужик с одним глазом», «а какая там природа: каждое яблоко с полкило».

 

Но и среди писателей есть буквально виртуозы подобного рода описаний: «"Дул ветер…", – написав это, я опрокинул неосторожным движением чернильницу, и цвет блестящей лужицы напомнил мне мрак той ночи, когда я лежал в кубрике "Эспаньолы".» А дальше идёт выделяющее описание, начало которого, дающее общую картину, не могу не привести: так чётко и ёмко дана обстановка: «Всё судно пропахло ужасом»,

 

а дальше даётся детализация:

 

«и, лёжа один в кубрике с окном, заткнутым тряпкой, при свете скраденной у шкипера Гро свечи, я занимался рассматриванием переплёта книги, страницы которой были выдраны неким практичным чтецом, а переплёт я нашёл... На правой стороне человек, носивший имя Лазарь Норман, расписался двадцать четыре раза с хвостиками и всеобъемлющими росчерками. Ещё кто-то решительно зачеркнул рукописание Нормана и в самом низу оставил загадочные слова: "Что знаем мы о себе?"».

 

Заметим для кучи, что хотя литература пасётся по большей части в визуальных сферах нашего сознания, но в качестве общей характеристики обстановки часто используют ментальные, звуковые и обонятельные образы, хотя хорошие писатели употребляют их очень осторожно, примерно одну деталь подобного характера на 120–130 зрительных.

 

Ещё один хороший описательный способ – вопросительный. Этот способ характерен не только и даже не столько для описания как повествовательного элемента, сколько для других его коллег: сцены (диалога) и хроники, ибо таким способом сподручнее организовать материал по линии описания событий, обстановки или внутренней жизни персонажей. Реализуется способ в рамках всё той же схемы «предмет + признак» или «вопрос – ответ» в данном случае.

 

Впечатляющий образец составления описания по этой схеме можно найти в одной из глав «Улисса», когда Блум приводит к себе домой Стивена Дедала:

 

What parallel courses did Bloom and Stephen follow returning?

Какими параллельными курсами следовали Блум и Стивен на обратном пути?

Starting united both at normal walking pace from Beresford place they followed in the order named Lower and Middle Gardiner streets and Mountjoy square, west: then, at reduced pace, each bearing left, Gardiner's place by an inadvertence as far as the farther corner of Temple street: then, at reduced pace with interruptions of halt, bearing right, Temple street, north, as far as Hardwicke place. Approaching, disparate, at relaxed walking pace they crossed both the circus before George's church diametrically, the chord in any circle being less than the arc which it subtends.

Тронувшись совместно, нормальным прогулочным шагом, с Бересфорд-плейс, они проследовали по Нижней и Средней Гардинер-стрит и по Маунтджой-сквер, в указанном порядке, на запад; затем, замедленным шагом, оба забирая влево, по ошибке через Гардинерс-плейс до самого угла Темпл-стрит; затем, замедленным шагом, с остановками, забирая вправо, по северной стороне Темпл-стрит до Хардвик-плейс. Продвигаясь, весьма несхожие, неспешным прогулочным шагом, оба пересекли круглую площадь перед церковью Св. Георгия по диаметру, поскольку хорда всякого круга короче той дуги, которая на нее опирается.

Of what did the duumvirate deliberate during their itinerary?

Какие темы обсуждались дуумвиратом во время странствия?

Music, literature, Ireland, Dublin, Paris, friendship, woman, prostitution, diet, the influence of gaslight or the light of arc and glowlamps on the growth of adjoining paraheliotropic trees, exposed corporation emergency dustbuckets, the Roman catholic church, ecclesiastical celibacy, the Irish nation, jesuit education, careers, the study of medicine, the past day, the maleficent influence of the presabbath, Stephen's collapse.

Музыка, литература, Ирландия, Дублин, Париж, дружба, женщины, проституция, диета, влияние газового освещения или же света ламп накаливания и дуговых на рост близлежащих парагелиотропических деревьев, поворачивающих листья ребром к яркому источнику света, общедоступные муниципальные мусорные урны для срочных надобностей, римско-католическая церковь, безбрачие духовенства, ирландская нация, учебные заведения иезуитов, различные профессии, изучение медицины, минувший день, коварное влияние предсубботы, обморок Стивена.

 

И так на протяжении добрых 60 страниц. Не могу однако не привести ещё один вопрос-описание из этого фрагмента, демонстрирующий неистощимый запас болтливости писателя по любому поводу:

 

What did Bloom do at the range?

Что сделал Блум на плите?

He removed the saucepan to the left hob, rose and carried the iron kettle to the sink in order to tap the current by turning the faucet to let it flow.

Он переставил кастрюлю на левую полку, взял железный чайник и понёс к раковине с намерением пустить струю воды, повернув кран, дабы она могла течь.

Did it flow?

Потекла ли она?

Yes. From Roundwood reservoir in county Wicklow of a cubic capacity of 2400 million gallons, percolating through a subterranean aqueduct of filter mains of single and double pipeage constructed at an initial plant cost of 5 pounds per linear yard by way of the Dargle, Rathdown, Glen of the Downs and Callowhill to the 26 acre reservoir at Stillorgan, a distance of 22 statute miles, and thence, through a system of relieving tanks, by a gradient of 250 feet to the city boundary at Eustace bridge, upper Leeson street, though from prolonged summer drouth and daily supply of 12 1/2 million gallons the water had fallen below the sill of the overflow weir for which reason the borough surveyor and waterworks engineer, Mr Spencer Harty, C. E., on the instructions of the waterworks committee had prohibited the use of municipal water for purposes other than those of consumption (envisaging the possibility of recourse being had to the impotable water of the Grand and Royal canals as in 1893) particularly as the South Dublin Guardians, notwithstanding their ration of 15 gallons per day per pauper supplied through a 6 inch meter, had been convicted of a wastage of 20,000 gallons per night by a reading of their meter on the affirmation of the law agent of the corporation, Mr Ignatius Rice, solicitor, thereby acting to the detriment of another section of the public, selfsupporting taxpayers, solvent, sound.

Да. Из водохранилища Раундвуд в графстве Уиклоу ёмкостью 2400 миллионов галлонов, просачиваясь через подземный акведук в одну и в две трубы, с фильтрами, построенный с проектной стоимостью оборудования 5 ф. с. за погонный ярд и проходящий через Даргл, Рэтдаун, долину Даунса и Коллоухилл в водохранилище площадью 26 акров в Стиллоргене, на расстоянии 22 английских миль, а оттуда через систему вспомогательных отстойников, с перепадом высоты 250 футов, к черте города у моста Юстейс и Верхней Лисон-стрит, хотя вследствие продолжительной летней засухи и ежедневного потребления объемом в 12,5 миллиона галлонов уровень воды упал ниже порога водосливной плотины, по каковой причине окружной инспектор и инженер водопроводной сети мистер Спенсер Хэрти, М. И. муниципальный инженер, по указанию управления водопровода воспретил использование городской воды для любых целей, помимо домашнего потребления (предвидя, что возникнет необходимость прибегнуть к непригодной для питья воде Большого и Королевского каналов, как в 1893 году), в особенности в связи с тем, что Богадельня Южного Дублина, вопреки лимиту в 15 галлонов в день на одного неимущего, каковой лимит замерялся шестидюймовым водомером, уличена была в еженощном излитии лишних 20.000 галлонов, посредством показаний водомера, по заявлению юрисконсульта муниципалитета мистера Игнатия Раиса, поверенного, и, тем самым, в действиях, наносящих ущерб другой части населения, здоровым и платёжеспособным налогоплательщикам.

 

Любопытно, но одни исследователи полагают, что в этой главе Джойс пародирует катехизис, другие учебные материалы в виде вопросов и ответов. Может и так: исследователям виднее. Хотя совершенно очевидно, что данная форма традиционна для английской, а ещё более кельтской поэзии:

 

Ты знаешь, что Мэгги намедни нашла?

Ты знаешь, что Мэгги намедни нашла,

Нашла жениха, дурака и бездельника,

И сердце разбила у бедного мельника

 

Ты знаешь, что Мэгги к венцу получила?

Ты знаешь, что Мэгги к венцу получила?

С крысыным хвостом ей досталась кобыла,

Вот именно это она получила и т. д.

 

Такой приём встречается гораздо чаще, чем это можно судить по текстам законченных произведений. Писатели очень часто выписывают вопросы, которые как бы задают направление описанию, а потом отвечают на них с прилежанием школьников. Этакое самоинтервью. В конечном тексте этот приём часто скрыт, и только знакомство с дневниками или черновиками его обнаруживает. Или не обнаруживает. Так как ещё чаще вопросы задаются устно и даже не формулируются, и описание сразу приобретает вид ответов без вопросов, то есть вопросная форма вообще не оставляет видимых следов, но в момент писания она присутствует.

 

Только не надо думать, что это какой-то искусственный приём. Человек, и даже совсем не пишущий, часто задаёт сам себе или воображаемому собеседнику вопросы и сам же или устами воображаемого собеседника отвечает на них. Вот так рассуждает сам с собою Санчо Панса, посланный к Дульсинее Тобосской:

 

– Sepamos agora, Sancho hermano, adónde va vuesa merced. ¿Va a buscar algún jumento que se le haya perdido?

– Скажите-ка, брат Санчо, куда это милость ваша изволит путь держать? Может статься, вы потеряли осла и теперь его ищете?

''No, por cierto''.

– Разумеется, что нет.

Pues, ¿qué va a buscar?

– Так куда ж вы едете?

''Voy a buscar, como quien no dice nada, a una princesa, y en ella al sol de la hermosura y a todo el cielo junto''.

– Я еду не более не менее как к принцессе, а принцесса эта есть солнце красоты и всё небо вместе взятое.

Y ¿adónde pensáis hallar eso que decís, Sancho?

– А где же, Санчо, всё это, по-вашему, находится?

''¿Adónde? En la gran ciudad del Toboso''.

– Где? В великом городе Тобосо.

Y bien: ¿y de parte de quién la vais a buscar?

– Добро! А кто вас туда послал?

''De parte del famoso caballero don Quijote de la Mancha, que desface los tuertos, y da de comer al que ha sed, y de beber al que ha hambre''.

– Меня послал доблестный рыцарь Дон Кихот Ламанчский, тот самый, который выпрямляет кривду, кормит жаждущих и поит голодных.

Todo eso está muy bien. Y ¿sabéis su casa, Sancho?

– Очень хорошо. А вы знаете, Санчо, где она живёт?

''Mi amo dice que han de ser unos reales palacios o unos soberbios alcázares''.

­– Мой господин говорит, что она живёт не то в королевском дворце, не то в пышном замке.

Y ¿habéisla visto algún día por ventura?

­– А вы её когда-нибудь видели?

''Ni yo ni mi amo la habemos visto jamás''.

– Нет, ни я, ни мой господин ни разу её не видали.

и т. д.

 

 

Вопросительную форму нельзя отнести к совсем лёгким и естественным. Порой задать вопрос гораздо труднее, чем ответить на него, оттого так много надуманных диалогов, всяких учебников в форме вопросов и ответов. Поэтому прежде чем применять вопросительную форму описания, писателю следует справиться со своими особенностями: выскакивают ли у него вопросы сами собой, любит ли он беседовать с самым умным собеседником в мире (собой), и только после этого зачислять данную форму в арсенал своих писательских приёмов.

 

Также есть описания, рассчитанные на содействие читателя: писатель даёт эпитеты, а уж дело читателя наполнить их конкретным содержанием.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июнь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение июня 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Автор участвует в Программе получения гонораров
и получит половину от всех перечислений с этой страницы.

 


Оглавление

3. Часть 3
4. Часть 4
5. Часть 5

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.06: Алексей Горшенин. Морские волки (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!