HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 г.

Константин Строф

Сборы в дорогу

Обсудить

Рассказ

На чтение потребуется 15 минут | Цитата | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Иллюстрации (кроме заглавной) Саши Николаенко (заявки на иллюстрирование: newlit@newlit.ru)

 

Купить в журнале за май 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за май 2015 года

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 23.05.2015
Иллюстрация. Название: «Двуколка-привидение»  (1933 г.). Автор: Сальвадор Дали. Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

– Да нет.

– Так да или нет?

– Ну-у…

– Вот вам и «ну». Велико-могучий. Ни да, ни нет.

– Да я, собственно…

– Не мне, конечно, пенять на иррациональность, но время искусства повытекло. Вы же отвечайте, пожалуйста, без «собственно». Правильно всё это или же неправильно?

– Нет. Конечно.

– Вот такой ответ бальзамом на мою разреженную душу.

Александр Александрович и Николай Степанович – по личному глубокому убеждению, неотразимые и непревзойдённые – сидели в больших мягких креслах, в средних домах обычно выполняющих роль безответных вешалок. Вообще же годы слишком откровенно брали своё и положили начало этому оброку довольно давно, так что, если бы не уверенность наших новых знакомых (особенно АА), почивать бы теперь их душам на задворках душевых складов, неотапливаемых, с худыми крышами, что в нынешние времена, свесившиеся ветвистой гроздью с оконечности эры, становятся всё более полезными.

И всё же, как ни извечна, как ни свойственна тлеющим персонам жалоба о забвении былого веселья, ход событий вполне ещё мог позабавить даже двух таких бывалых (если не былых) сычей. Вот уже целый час, как вокруг них поднялся шум, а мимо без конца проходили люди, насупленные и торжественные.

– Сказать по правде, немного даже не по себе становится от людского внимания к подобным вещам, – тихо заметил НС, задумчиво морща губы и приглаживая редкие волосы.

– Много даже не по себе, – равнодушно отозвался АА.

– Поганое заведеньице, – добавил, подумав, НС.

– Не совсем так, драгоценный мой человек. Совсем, скажем прямо, не так. Поганый… А знаете ли вы, что в своей дивной молодости означало слово «поганый»?

НС неуверенно развёл руками, словно бы о собственной молодости уже не был твёрдого мнения.

– Ну разумеется, сомнений относительно вас у меня нет, – продолжал АА, не глядя на него. – Чёрт бы побрал это нелепое зеркало, – вдруг пробурчал он, повернув голову вбок. – Это нелепое, совершенно неуместное и необъяснимое зеркало. За каким лядом оно возле этих кресел? И никогда, слышите, никогда не бросайтесь этим словом. Хотя, впрочем, все эти путешествия, странствия… – словно диктовал глухо самому себе, вдумываясь попутно в смысл произносимого. – Но всё ж таки не бросайтесь, дорогой мой. Не бросайтесь. И никакими прочими. – Он пригладил волосы так осторожно, словно боялся тем путём лишиться их. – Я прошу вас. Они ведь все такие беззащитные и невесомые.

 

НС развел руками, но тут же сцепил их обратно, тихо прошелестев длинными пальцами. Возле них на какой-то момент возникла определённая сутолока. НС понурил голову, будто не желал становиться свидетелем некоего бесчинства, однако внимание его среди кутерьмы поклонов и всплесков рук привлекло одно знакомое лицо с широко расставленными глазами в сопровождении вальяжных движений. НС вопросительно взглянул на АА.

– Да-да, – нехотя отозвался тот.

– Она прекрасно выглядит.

– Лучше бы уж «вышла на портрете»… Ничего, полагаю, время многое исправит. Долгое, почти бесконечное с умозрительной точки существования женщины. На фоне телесного разрушения и прозябания, что есть вполне закономерная дань за неверие в карму.

– Ну, я, конечно, не знаю, не был на твоём… – начал было НС, но АА сразу перебил его:

– И не стоит оно того. Заявляю вам как бывалый. И не спорьте даже. Заклинаю. Хотя бы по праву моего старшинства. Глядя на такую, с самого начала не знаешь, что должно читать во взгляде, кротость или скрытность. Крытость или скротность, – обратился он, скосив глаза к своему носу. – Крот. Скротум.

– Но всё же… – повёл бровями НС. – Женщина, безусловно, значительная. Могущая вдохновить… И к тому же её отец…

– О-о-о, – страдальческой гримасой преобразился АА. – Было время, мне значительным виделся «Туннель» Келлермана… Даже те, кого она соизволяла вдохновлять… А пораньше – охота отчима на голубя и немое сражение деда с половиною гуся. Много ль из того? – предупредительно поднял сизый палец. – А про отца даже не вспоминайте. Что за скучный был человек. Все эти целесообразности, удельности, артельные духи, экспедиции на Урал… – Он махнул рукой, словно перечёркивая всё былое заодно со всеми хребтами и отрогами.

Далее без слов они наблюдали за распоряжениями, перемещениями без всякого смысла и поцелуями, запечатляемыми на руках и щеках. Постепенно, от медленного перемешивания все протискивались сквозь растворённую белую дверь в комнату – будто в раструб молотилки. Может быть, кто-то вынес у комнаты одну из стен, либо имелся потайной погреб, – но люди один за другим исчезали внутри, хотя число их уже давно превысило все разумные пределы.

 

Иллюстрация. Название: «Сборы в дорогу». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

НС тронул АА за руку. Неподалёку от них как раз остановился в нерешительности нескладный низкорослый человек в простом костюме, с женственным томным лицом. Он мял в руках шляпу, кривил голову и поднимал носок одной туфли.

– Ничего не говорите, – нахмурился АА. – Как он ныл тогда над своими иллюстрациями. И вспоминать неохота. Всё обещался состряпать мой портрет. Вот теперь, видать, урвёт своё. Самое удивительное, как он умудряется изъясняться с женщинами. Небось, говорит им, что сын народовольца… И чёлку при этом приглаживает. – Будучи неплохим актёром, АА изобразил сказанное живьём.

– Так вот и живём, – продолжал он, видя, что НС молчит, как и было велено. И вдруг сам себе засмеялся. – Ха, тьфу-ты ну-ты. Сказал же.

Он поглядывал сквозь щель прикрытой белой двери, всё же, по-видимому, интересуясь происходящим в комнате.

– Одни потоки. Потоки речей, потоки слюней. Наконец, слёз, потоки обособившихся за вуалью глазной влаги мыслей. Потоки, потоки. Потоки глубоки, биваки убоги. Неплохо, а?

– Как всегда.

– Вот уж истинно глаголете, предметный отче. Всегда. Какая отвратная, но в то же время заманчивая оказалась категория. И пёс бы с ней, с родимою, но сколь похоже на спирт. Или какую-нибудь запретную коечную вольность, – словно бы мечтательно покачал головой АА.

– И не говори.

– Сношения бывают, – на распев, – сносными, сносимыми, голову сносящими и с носом оставляющими. – АА определённо довольствовался самим собой. Собеседник же его стал немного уныл, точно речи АА были неподходящего свойства.

 

– Ну, а у вас, как все прошло? – спросил АА. Былой лиризм вдруг как рукой сняло.

– О-о, у меня все было гораздо скромнее. Гораздо, – повторил НС задумчиво и потупил серые косые глаза.

– А вот извольте, кто явился, – между тем оживился АА, позабыв о своем любопытстве.

Тяжело постучав ногами, для верности еще оглядев подмётки прищуренным глазом, вошёл высокий человек в громоздких очках и фетровой серой шляпе. Пальто он не снял, а ещё только больше закутался в него. Он потоптался, что-то беззвучно шепча под нос, выждал с десяток секунд и проник в комнату, аккуратно прикрыв за собою дверь.

НС понимающе улыбнулся и опустил глаза.

– Этот, небось, не только пороги обивать, – удовлетворённо протянул АА, – этот и речь двинет. Видали, сжимал что-то в кармане? Бьюсь об заклад, что мокрую бумажку с напутствием. Правда, вот вспомнил, он у меня лет пять назад две сотни занимал, но вряд ли собирается отдать теперь. Хоть немного пусть поликует, чешуекрылый.

На некоторое время всё окутала тишина. Лишь из комнаты доносился чей-то приглушенный гнусавый голос да стук приборов о стол. АА сцеплял и расцеплял большие сухощавые руки, будто бы лепил невидимый снежок, НС ничего не делал, лишь по временам пучил остановившиеся глаза. Но вдруг оба приятеля разом повернулись на стук, раздавшийся в коридоре. Скрипнула за стеною входная дверь, и следом глазам их явилась молоденькая девочка с двумя золотистыми хвостиками, свешивающимися по бокам от слегка вытянутого чистого лица. Она торопилась, однако даже в спешке не теряла обворожения беззаботной лёгкости. Тёмное мягкое платье на ней было предельно коротким. Сумочку она с порога бросила на столик и, балансируя голыми руками, принялась снимать туфли, возвестившие прежде о её прибытии. Оставаясь на носках, она бегло осмотрела себя в зеркале и быстро затёрла какое-то одной ей видимое пятнышко под левой грудью, попутно оправив последнюю привычным движением. Повесив на локоть сумочку, девочка повернулась и проследовала в комнату, мелькая розовыми пятками. Ровный пробор, поднимающийся от тонкой шеи и огибающий выпуклый затылок, приковал взор НС до самого исчезновения феи за белой дверью.

Насилу проморгавшись, НС вопросительно глянул на своего друга.

– Моя дочь, – бесстрастно ответил тот.

– А-а-а, – протянул НС.

 

С минуту оба посидели молча.

– Заманчивая, – не сдержался всё-таки НС.

– Пожалуй, – покачал головой АА. – Впрочем, она и не дочь ведь мне. Просто вот показалось, что дочка бы из неё вышла пригожая.

Он замолчал и уставился куда-то вбок.

– Так кто же она? – не унимался НС.

АА повернулся и пристально посмотрел на своего друга.

– Странная в вас теплится… для вашего-то положения, – наконец произнёс он с улыбкой.

– Полагаешь?

– Налицо.

– Значит, вот как…

– Именно.

– Ещё скажешь, всему виною женщина.

– Частично.

– Что значит?

– Означает, что есть. Категория, наиболее сродственная декоративному полу.

– Знаете ли, мой друг, – ни с того ни сего вдруг заговорил АА, спустя некоторое время, – ну вы, конечно, знаете. Дело в том, что некоторые женщины, – он перешёл на доверительный шёпот, – оказываются столь щепетильны, что выделяют в своём мироустройстве, а боле на теле, места, доступные одним любовникам и заповедные другим. Разделяют, так сказать, охотничьи угодья.

Он округлил глаза, склонил подбородок к левому плечу и бесовски оскалился. НС в свою очередь перегнулся через подлокотник и сообщил что-то ему на ухо. Говорил он добрую минуту и всё время воровски поглядывал. То ли на редких прохожих, то ли на остатки кудлатой, некогда пышной шевелюры АА.

– Ах, вот оно что? – АА скривил толстые губы едва заметной брезгливостью, когда НС наконец замолк, утоп поглубже в кресле и сложил на животе руки. – Ну вы, надеюсь, на меня не в обиде?

– Что было, то было, – как-то таинственно ответил НС, потупив взгляд.

– Ну как скажете, мой дорогой, как скажете, – поднял руки АА, будто на все соглашался. – В одно верю точно, все они, – он обвёл глазами ряд дамских одежд на вешалке, – поживут ещё. Ох как поживут. Есть, знаете ли, такая категория демонических лиц, что ни разу за жизнь не усомнились в собственной истине, которую, кстати сказать, ввиду её относительной простоты, знают назубок. Так что, кому-то «предательство», а кому-то «следование своим интересам».

 

Иллюстрация. Название: «Сборы в дорогу». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

Утомившись разговором, он приподнялся на подлокотниках, напоминающих огромные рыбьи губы, и повернул левое ухо – предварительно почесав в нём – по направлению к комнате, дверь в которую босоногая отроковица не посчитала нужным затворить плотно.

– Слыхали, а? – он продел палец в воздух. Тяжко выдохнув, откинулся обратно в кресло. – Слыхали? Строгий и светлый ум… воля к труду… чувство правдивости…

НС оценивающе выпятил мясистые губы.

– Какая пошлятина, – не унимался АА, пытаясь вместе с тем заточить в кулак бесстыжую муху, только вот рука раз за разом пролетала мимо. – Определили уже, значится, разграфили, выверили. Напутственный подзатыльник, и отправили слоняться по миру. А уж языки просто совесть потеряли. Треплют сарафан нашему и без того вертлужному бытиюшке.

НС лишь кивал ему в ответ и разглаживал ребром ладони брюки на коленях.

Не успели они вернуться в состояние безмятежности, как в прихожую пожаловал новый гость. И снова то была гостья.

Женщине на вид было немногим больше тридцати. Она имела чёрные кучерявые волосы и выразительный нос, не портящий, но и не украшавший её. Глаза источали определённую надменность, но в то же время в них мелькало неприятное любой даме и распаляющее мужчин колебание. Тёмно-зелёное крепдешиновое платье в мелкий чёрный цветочек было надето, по-видимому, впервые, а потому женщина время от времени поводила плечами.

– Она… – начал НС, но АА тотчас перебил его.

– Угу, вы не ошиблись, – сказал он полушёпотом через забрало пятерни, вжимаясь поглубже в кресло. – Вы, как всегда, мой дорогой, непогрешимы. Перед нами (более, разумеется, мы перед ней) супруга того самого критика. Виленский дурень. Критиков нынче развелось, не правда ли? Любил он всё, помнится, взять меня за локоть. «Мы-то с вами понимаем, что к чему». И непременно подмигнуть следом. Старый осёл. Впрочем, конечно, его вины нет.

 

НС, судя по всему, мало понимал в словах товарища и всё больше поглядывал на даму, неспешно наводящую порядок на своём лице, прикрытом до середины вуалеткой. Подходящих туфель, по-видимому, у неё не нашлось, а чёрные показались слишком низкими. Потому на полноватых ногах красовались дымчато-синие с золотым узором, таинственно её не украшающие. Всё же она как-то неловко оглядывала себя между делом в зеркале, приведшем в возмущение АА, и, кажется, надумала разуться. В этот момент дверь в комнату приоткрылась, и оттуда выглянула неприятная зализанная дамочка (она составляла в этом доме некоторое подобие прислуги), коротко оглядев прихожую, сморщила свое вечно скорбное сальное лицо и пропала, на манер часовой кукушки.

– А вот это не к добру, – еле слышно произнёс АА, сокращаясь прямо на глазах.

Тем временем НС был поглощён собственным наблюдением. Он прищуривал один глаз и точно снимал с вошедшей мерку.

– Ба, – вдруг преобразился он откровенно глупым ликованием, – да жена критика, вероятно, тяжела. – Гордый своим открытием, он победоносно обернулся к тающему АА.

– Была не так давно, – сухо отозвался тот. – Уже легка.

Он о чём-то загрустил и покачал головою. И тут внезапно распахнулась белая дверь и в прихожую явилась хозяйка вечера. Она обдала взглядом пришелицу, а оба мужчины предпочли провалиться сквозь землю.

Жена критика (она, пожалуй, сохранит за собою эту должность, пусть бы даже и была Надеждой) как раз закончила свой туалетный привал, повесила на вешалку чёрную жакетку и, отставив в сторону унизанную кольцами ручку, собралась, по всей видимости, невозмутимо проследовать в комнату. Но хозяйка нарочито встала на её пути и вторично оценила явление, придав своему взгляду неуклонно сгущающееся презрение. Казалось, ещё секунда, и платье с отливом разлетится на отдельные цветочки. На самой хозяйке, кстати говоря, было подчёркнуто простое чёрное платьице с белым отложным воротничком и замашкой на душевную юность.

– Прошу прощения, – заговорила она первой, – но вы, кажется, ошиблись дверью.

– Отнюдь, – с бесстрастным лицом ответила жена критика. – Это самый верный адрес.

– Я бы, конечно, спросила вашу фамилию и справилась бы со списком приглашённых, но и без того знаю, что все уже пришли. Так что, прошу меня извинить.

Говоря всё это, хозяйка старалась сохранять спокойствие и степенно подошла к входной двери, взялась было за ручку, но гостья вдруг бросила бесстрашное «не стоит» и, промокнув угол глаза ажурным платком, направилась в комнату, откуда уже шёл совсем обычный праздный гул. В три прыжка хозяйка догнала беглянку и встала перед нею в дверях, подперев саму матушку-землю собою.

 

Иллюстрация. Название: «Сборы в дорогу». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

На сей раз обе женщины, как по таинственному уговору, сложили с себя право первого слова. Так бы они и стояли на месте, раскаляя воздух промеж своих тел и уходя вместе с домом и со всем этим городом в рыхлую болотную почву, если бы в дверь за могучей спиной не постучались.

– Буся, это ни на что уже не похоже, – послышался паточный, отдалённо мужской голос. Через секунду стук повторился и задвигался следом латунный рычаг дверной ручки. Он несколько раз поёрзал по боку привратницы, не поколебав выражения на её лице, и, не добившись результата, затих. Из последних надежд в дверь поскребли и отступили в невидимое.

– Вон, – вышел сквозь зубы яд, вышел мягко, еле слышным дуновением, достаточным, впрочем, чтобы стоящая на его пути отшатнулась и подняла боязливо кремовую руку, чуть затушёванную от локтя чёрными волосками.

Было видно, что ни та ни другая, полагаясь на неясные закономерности и мнимую сень приличий, не верит в возможность рукоприкладства, но все четыре кулачка были сжаты и обескровлены. Жена критика на безопасном расстоянии понемногу оправилась и вернула себе гордый вид. Она вновь извлекла из сумочки уже знакомый платок и поднесла его к густо накрашенному глазу. С тем она повернулась, приготовляясь покинуть негостеприимный кров. «Впрочем, я как всегда наивна, раз полагалась на высокую нравственность, так сказать, развитость и интеллигентность, идя сюда», – словно говорили все её жесты. Ещё минута немого сверления её мило убранного затылка, – и обе двери почти синхронно хлопнули.

 

Наши старые друзья, пережившие уже не одно стеснение бумагой, зевки и откладывание на прикроватный столик, постепенно вернулись из небытия. Далее время пошло несколько веселее. Прозвучал, так милый обоим, перезвон стекла, ёрзали стулья, вздыхали дамы, пару раз кто-то выкрикнул нечто нечленораздельное, но, по-видимому, обязательное для прослушивания всеми. Нимало не тревожась за возможность подглядывания, квартиру покидали парами. Одна за другой. И все одинаковым образом сближались в ухаживаниях во время одевания, переходили на притворный сладковатый тон, сдержанно выражали сочувствие месту и покидали квартиру, видимо спеша. Очень скоро солнце, едва пробивавшееся до прихожей через множество изгибов и щелей, стало терять интерес, все комнаты опустели, и во входной двери несколько раз щёлкнул замок, а ключ обрёл ноги на каблуках и удалился, мерно стуча в неведомую даль коридора.

АА елозил в кресле, прямо как живой. Устроиться никак не удавалось.

– Так что? Будут нас с вами прибирать, ан нет? Как там у них в планах?

Он ни к кому, собственно, не обращался, потому ответить взялся НС.

– Мне видится это весьма сомнительным.

– Видится, не предвидится, – заключил АА. – Но неужели нас оставят прямо тут сидеть? Это, в конце концов, кроме вящего неудобства, мне представляется попросту невежливым.

АА почти что покраснел от негодования.

– Оно, конечно, вряд ли. В том смысле, что теперь мы сами по себе, а значит, можно отправляться хоть куда.

– Но у меня совершенно нет желания куда-либо отправляться, – неприятно удивился АА. – И давно уже нет. Только-то и хотелось, что покоя, а здесь его вон ищи-свищи.

– У бабушки, помню, на ноге были свищи, – задумчиво произнёс НС.

– А-а, ну тебя. Опять со своими глупостями, – отмахнулся АА. – Эй, любезный, а нас-то когда? – окликнул как мог он какого-то молодца, шедшего за стенкой, напевая под нос. Однако тот даже не удостоил АА взглядом.

– Видать, всё же придётся подниматься нам и отправляться в путь, в странствия, – мечтательно заметил чуть погодя НС.

– Ну, понёс. А что же, интересно, там имеется, чего здесь нет? То-то и оно, что ни черта. По мне, лучше уж сидеть, вот как сейчас, и глазеть. Остальное всё насочинять досуг.

 

 

 

Водская пятина, 1997

 

 

Иллюстрация. Название: «Сборы в дорогу». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за май 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение мая 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.10: Григорий Гуркин. Каталог художественных работ

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!