HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 г.

Валерий Темнухин

Проблема стихотворного переложения и современного издания «Слова о полку Игореве»

Обсудить

Статья

Опубликовано редактором: Елена Зайцева, 4.04.2007

 

 

Признанный шедевр древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» знает немало переводов и переложений на современный русский язык. Если говорить о стихотворных переводах, охватывающих весь его текст, то следует непременно упомянуть о произведениях, созданных в XIX веке Василием Жуковским и Аполлоном Майковым, а в XX веке – Константином Бальмонтом, Сергеем Шервинским, Николаем Заболоцким, Семёном Ботвинником, Игорем Шкляревским, по праву считающихся лучшими в русской поэзии [1]. Возможно, к ним следует отнести и опубликованный совсем недавно, уже в XXI веке, «переклад» «Слова…», выполненный Евгением Евтушенко.

Однако, как мне кажется, даже лучшие переводы «Слова…» кроме ряда несомненных достоинств имеют и весьма заметные недостатки, позволяющие говорить о том, что проблема переложения древнерусского текста весьма далека от своего решения.

Общим и наиболее значительным, на мой взгляд, недостатком переложений «Слова…» является то, что при работе с текстом-оригиналом автор-переводчик в той или иной степени оставляет нетронутой древнерусскую лексику, объясняя это, в частности, заботой о сохранении красот языка Древней Руси, бережным к нему отношением и т.д. На деле же оказывается, что читателю предлагается не перевод как таковой, а довольно пёстрая смесь, комбинация, из современного русского и древнерусского языков, смысловое значение которой, как правило, слишком искажено и удалено от текста произведения-оригинала, а порою и откровенно противоречит элементарной логике. Если же добавить к этому утрату сегодняшними читателями всей глубины эмоционального восприятия описываемых в «Слове…» событий, неполноту нынешних представлений об особенностях военно-политической, этнографической и т.д. ситуации того времени, то имеющиеся переводы никак нельзя признать исчерпывающими. Кроме того, каждый из переводчиков «Слова…» на современный ему русский язык следует тому или иному литературному направлению или течению, порою недостаточно строго соотнося эстетические требования этих направлений и течений с художественным замыслом древнерусского Автора, что вносит дополнительные искажения в трактовку текста-оригинала.

Так, в одном из первых наиболее известных переводов «Слова…», произведении Василия Жуковского, уже широко использован приём смешения современной ему литературной и древнерусской лексики. Между тем, это переложение стало своего рода «классическим», эталонным для последующих переводов «Слова…», а задействованные при его создании художественные приёмы до известной степени превратились в некий стандарт или догму для авторов, создававших переводы «Слова…» в более позднее время. Представляется, в частности, что продолжением «классической» традиции переводов «Слова…», так или иначе, стали произведения поэтов XX века Константина Бальмонта, Семёна Ботвинника, Игоря Шкляревского и множества других авторов.

В несколько иной, фольклорной, традиции выполнил переложение «Слова…» во второй половине XIX века Аполлон Майков, приблизив, как можно видеть, своё произведение к былине. Думается, однако, что такое приближение прямо противоречит замыслу древнерусского Автора, ведущего повествование в духе исторического реализма, особо акцентируя внимание читателей на деталях, подчёркивающих правдивость описываемых им событий.

Сергей Шервинский с большой оригинальностью попытался передать в своём произведении прежде всего ритмику Игоревой песни, смысл же её, как видится, оставлен на уровне продолжателей «классической» традиции переводов и переложений «Слова…».

Переложение Николая Заболоцкого выделяется художественной выразительностью языка, приближенного к современной поэтической речи, но нельзя не отметить, что смысл текста переложения относительно смысла текста оригинала при этом довольно сильно исказился.

Для того, чтобы более точно судить о недостатках перечисленных переводов, достаточно провести сравнительный анализ любого отрывка из древнерусского произведения и соответствующих ему переведённых текстов. Например, древнерусский Автор (в реконструкции Д.С. Лихачёва [1, 2] ) пишет:


«Боян же вещий,
если хотел кому песнь воспеть,
то растекался мыслию по древу,
серым волком по земле,
сизым орлом под облаками.»

В переводе Василия Жуковского [1] этот отрывок выглядит так:


«Вещий Боян,
Если песнь кому сотворить хотел,
Растекался мыслию по древу,
Серым волком по земли,
Сизым орлом под облаками».

По сути дела, весь перевод свёлся к замене ряда слов во второй строке отрывка, остальной текст оставлен без изменений.

В переложении Аполлона Майкова [1, 2] этот же отрывок приобретает следующий вид:


«Песнь слагая, он, бывало, вещий,
Быстрой векшей по лесу носился,
Серым волком в чистом поле рыскал,
Что орёл ширял под облаками!»

Примерно то же видим и в переводе Сергея Шервинского [1] :


«Песнь задумав кому-либо,
Вещий Боян
Растекался по дереву мыслью,
Серым волком он, вещий,
Скакал по земле,
Реял сизым орлом в поднебесье».

В переложении Николая Заболоцкого [1, 2] читаем:


«Тот Боян, исполнен дивных сил,
Приступая к вещему напеву,
Серым волком по полю кружил,
Как орёл под облаком парил,
Растекался мыслию по древу».

Становятся очевидными, как минимум, два недостатка, общие для произведений Аполлона Майкова, Сергея Шервинского и Николая Заболоцкого. Это, с одной стороны, максимально возможное сохранение нетронутыми древнерусских слов и выражений, кочующих из текста в текст разных авторов, а с другой – искажение смысла текста-оригинала. Ведь в рассматриваемом отрывке древнерусский Автор стремился показать своё восхищение поэтической мощью певца Бояна, а в переводах Боян выглядит неким полоумным существом, которому нужно скакать как зверю, прежде чем он будет в состоянии приступить к исполнению песни. Такой певец вызывает не восхищение, а, по меньшей мере, недоумение. Налицо грубейшее, до прямо противоположного, искажение замысла древнерусского Автора. Надо полагать, в мыслях своих, виртуально, но никак не реально, не как физическое тело, скачет Боян серым волком по земле и орлом парит под облаками, причём делает это в высшей степени искусно и правдоподобно. Между тем, в рассмотренных переводах и переложениях указанный контекст полностью утрачен. Характерно, что эпитет «вещий» никак не переведён, хотя является явным архаизмом и несёт, вместе с тем, значительную смысловую нагрузку. То же можно сказать и о фразе «растекался мыслию по древу». К тому же, как известно, в современном языке эта фраза, став идиомой, толкуется в отрицательном смысле. Ею принято «награждать» болтунов, но никак не выдающихся, подлинных мастеров художественного слова, а это опять-таки прямо противоречит смысловому содержанию древнерусского текста.

Рассмотренный отрывок отнюдь не единственный пример несовершенства вновь созданных произведений. Если следовать по их текстам параллельно тексту древнерусского произведения, от его зачина до заключительной славы, таких неточностей и ошибок приходится видеть столь много, что, возможно, стоит посвятить этому явлению отдельное исследование. Однако, по моему мнению, и отдельно взятый рассмотренный пример позволяет сформулировать главные требования, которым должен удовлетворять добротный перевод «Слова о полку Игореве» на современный читателю XXI века русский литературный язык.

Они, в основном, включают в себя:

– максимально строгое следование сюжету и, по возможности, ритмике древнерусского произведения;

– насыщение перевода современными литературными словами и выражениями, отсутствующими в тексте оригинала, но наиболее точно отражающими поэтическую мысль древнерусского Автора в каждом конкретном случае

– максимально возможное изъятие из переведённого текста древнерусских слов и выражений, этнографических и географических наименований, смысл которых на момент создания каждого нового произведения утрачен или неясен, вызывает споры.

Однако, это вовсе не означает выхолащивания текста создаваемых произведений, огрубления его, движения в сторону примитивизма. Речь идёт лишь об отказе от некоего туманного ореола научно-поэтической заумности, доступности только для избранных, своего рода просвещённого изоляционизма, вольно или невольно культивируемых в переводах и переложениях «Слова…» и прямо противоречащих основным идеям, заложенным в текст самим древнерусским Автором.

Между тем, помимо проблемы собственно современных интерпретаций древнерусского текста существуют ещё и трудности с составлением изданий, посвящённых «Слову о полку Игореве», особенно тех из них, которые рассчитаны на широкую читательскую аудиторию, включая школьников. Например, стремясь сделать «Слово…» более доступным для понимания, в издание помещают не только реконструкцию древнерусского текста, его наиболее известные переводы и переложения на современный язык, но и многочисленные комментарии и примечания к ним, а также пространные приложения [2]. Но, как ни парадоксально, обширные и выверенные с научной точки зрения комментарии и приложения к основному тексту вовсе не способствуют его лучшему пониманию, а, наоборот, вызывают затруднения. Ведь для того, чтобы уяснить смысл того или иного отрывка основного текста, приходится одновременно читать и сам этот текст, и все комментарии и прочие пояснения к нему. Таким образом, вместо одного текста предлагается освоить сразу четыре – пять, да ещё размещённых не параллельно, а в разных частях издания! Даже для подготовленного читателя это непросто, а для большей части студентов и, тем более, школьников весьма затруднительно. Вот почему добавляется ещё одно, на мой взгляд чрезвычайно важное, требование к новым переводам и переложениям «Слова…»: их текст должен быть в максимальной степени доступным для понимания при минимуме дополнительных комментариев.

Но, как представляется, все перечисленные несовершенства переводов меркнут перед главным. Переводчики, более следуя установившимся в нынешней русской литературе традициям, почти что возведённым в догму, а также собственным весьма субъективным эстетическим и историческим представлениям, нежели замыслу древнерусского Автора, удаляются от главной идеи « Слова…» – идеи преодоления внутренних распрей, раздоров, пустой похвальбы, политической недальновидности во имя единения всех русских людей и дружественных им других племён и народов для защиты Русской земли от внешнего врага, – лишь формально провозглашая, но не развивая её. По моему мнению, самое решительное искоренение такого подхода в работе с текстом «Слова…», вне всякого сомнения, крайне необходимо.

К изложенному остаётся добавить, что за последние 10-15 лет практически не выходило литературно-художественных изданий, посвящённых «Слову о полку Игореве», которые могли бы соперничать по широте и глубине подачи самой новейшей информации о нём с изданиями, выпущенными в 60-80 годах XX века. В то же время, общественно-политическая и морально-нравственная обстановка в сегодняшней России как нельзя более созвучна тем основным вопросам, которые поднимал древнерусский Автор «Слова…». Общество остро нуждается в единстве, а государство и власть – в укреплении и нравственном очищении. Представляется, что всё это делает новое издание «Слова о полку Игореве» чрезвычайно востребованным, прежде всего в глазах широкой общественности, и не только российской, но и всех людей, читающих по-русски. Как можно видеть из рекомендательного письма [3], такое мнение отчасти разделяется и некоторыми представителями нынешней российской власти.

Попыткой решения перечисленных задач можно считать предлагаемую вниманию читателя поэму «Каяла». Как мне кажется, её стоит воспринимать как своего рода продолжение той поэтической традиции переложений «Слова...», начало которой положил Н.Заболоцкий [1, 2] и которая, как он определил, представляет собой «свободное воспроизведение древнего памятника средствами современной поэтической речи», не претендуя «на научную точность строгого перевода», и не является «результатом новых текстологических изысканий».

Как справедливо отмечено критикой [4], «Каяла» представляет собой попытку достаточно строгого следования «не только композиции, но и поэтике древнерусского литературного памятника»; попытку возможно более точной и логически последовательной передачи «общего смысла «Слова о полку Игореве» при отказе от пословного точного следования за его текстом».

При создании поэмы за основу были взяты тексты реконструкций, переводов и переложений, а также комментарии и приложения к ним из ряда прежних обзорных литературно-художественных изданий, посвящённых «Слову…» [1, 2].

Конечно, в ней нет и не может быть ни глубины и красоты звучания подлинного древнерусского языка, ни деталей междукняжеских отношений, равно как и других сторон жизни той эпохи.

Главная, по моему мнению, задача «Каялы» – обратить интерес читателя к «Слову о полку Игореве» не столько как к любопытной, занятной исторической и/или литературной древности, но, более всего, как актуальному для жизни современной России произведению, насущно необходимому каждому, кто независимо от социальных и прочих различий признаёт нашу страну своей Родиной.

Думается, что «Каяла» и созвучные ей по духу новые, более совершенные, переложения и переводы «Слова…» на современный русский язык, могут и должны стать наряду с прочими факторами основой для сплочения сегодняшнего российского общества, одним из источников возрождения и процветания нашей многострадальной Отчизны.

Однако совершенно очевидно, что решение подобных задач вряд ли под силу одному человеку. Как автор «Каялы», я, формально не будучи литератором и существуя за чертой бедности, крайне нуждаюсь в профессиональной, моральной и материальной поддержке, какие бы формы она не принимала – от читательских откликов до спонсорства, от отзывов профессионалов до информации о грантах, издательских проектах и т.д. Искренне надеюсь, что мой голос будет услышан, и помощь не заставит себя ждать.
Контактный телефон для связи с читателями: 8-(8312)-300-260 (звонить вечером). Кроме того, возможна связь по e-mail: temnuhin@rambler.ru.


                                                                                        Валерий Темнухин



Использованная литература:


1. Слово о полку Игореве: Сборник/ Вступ. cтатьи Д.С. Лихачёва и Л.А. Дмитриева. Реконструкция древнерусского текста и перевод Д.С. . Лихачёва. Сост., подгот. текстов и примеч. Л.А. Дмитриева. – Л.: Сов. писатель, 1990. – 400с. – (Б-ка поэта. Малая серия).


2. Слово о полку Игореве: Сборник/ Вступ. cтатья Д.С. Лихачёва. Реконструкция древнерусского текста и перевод Д.С. Лихачёва. Макет книги В.В. Пахомова. – М.: Детская литература, 1972. – 221с. – (Серия «Школьная б-ка»).


3. Российская Федерация. Федеральное Собрание. Секретариат Председателя Совета Федерации. Отзыв на рукопись поэмы «Каяла», автор – В. Темнухин: письмо Советника Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Рос. Федерации Карпухина О.И. от 5.12.06 № 1-25/2039. – 2006. –2с.


4. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН. Отзыв на издание: Темнухин В. Каяла: (вольный пересказ древнерусской повести «Слово о полку Игореве»). Нижний Новгород: Изд. Гладкова, 2006. Изд.2-е, перераб. и дополн. – 78с. Составитель: доктор филологич. наук, вед. науч. сотр. отдела древнерусской литературы Бобров А.Г. : удостоверено 19.10. 2006. – СПб, 2006.–4с.

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

16.10: Александр Дорофеев. Мореход (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!