HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Игорь Тогунов

Волшебная флейта. Алиса и Сатир

Обсудить

Поэма

 

Купить в журнале за декабрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года

 

На чтение потребуется 17 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 19.12.2015
Иллюстрация. Авторский коллаж из изображений: «Золотые ворота», «Питер Пауль Рубенс. Вакханалия», «Вильям Бугро. Ореады», «Брюс Пеннингтон. Сатир в изгнании».

* * *

 

 

 

«Всѣ любовныя мечты, слезы –

всѣ нѣжныя чувства –

суть только цвѣты,

подъ которыми прячутся нимфа и сатиръ»

И. Гончаров. «Обломов»

 

I

Блестит на створках позолотой

Металла царственная твердь,

Скрипучей тяжестью ворота

Не допускают в город смерть

В желтушном облике монгола,

Но вот спадает ночь на мир,

В проёме огненного створа

Является седой сатир.

 

Ленив, распутен козлоногий,

Худы бока, свалялась шерсть.

Наверно, праведные боги

Разверзли каменную твердь,

Небесный опустили купол,

Чтоб кривоглазого изгнать,

Жалея на пройдоху жупел

И всяко божью благодать.

 

Он среди нас, слегка смущённый,

У вала Золотых ворот

Стоит нагой, не облачённый…

Сбежался тутошний народ

Из близлежащих обиталищ

На козлоногого взглянуть,

Понять, кому сатир товарищ

И далеко ли держит путь?

 

Гость словно глух, не понимая,

О чём тревожится толпа,

Из сумки флейту вынимает,

Поит мелодией сполна.

Народ запел под эти звуки…

Слов в песне той не разобрать,

Но в песнопении не муки,

А новоявленная стать.

 

И каждый чувствует значенье

В том приобщении себя

К такому дерзкому явленью.

Здесь, кажется, что всех любя,

Одной мелодией повязан

С соседом, другом ли, врагом,

И в этом – флейте ты обязан,

А не сатиру в действе том.

 

II

О происшествии Алиса

От друга сцены узнаёт:

Она – Народная актриса,

Хотя в Заклязменском живёт,

В посёлке, а на сцене рядом

У вала, где играл сатир,

В ролях Алиса правит залом,

Быть может, обновляя мир.

 

В тех образах добра и света

То страсть любовная, то боль…

Вниманием людским согрета

Судьбы мучительная роль:

Когда не занята на сцене,

Быт в одиночестве пустом

Так непривычен к перемене

В печальном образе своём.

 

Но по душе покой, покуда

Холодный не снежит январь:

В серванте чистая посуда,

За окнами лесная даль,

Озёра, скованные льдами,

Мост через речку – к сцене путь…

Одна Алиса вечерами

Ролей проигрывает суть.

 

В углу рояль как айсберг в море

Бездушной блещет белизной,

Порою настроеньям вторит

Мотив мелодии простой.

Алиса, клавиши лаская,

Отрешена от сущих дней:

Так чувства солнечного мая

Звучат напевностью своей.

 

Вот и сегодня: день свободен

От репетиций и ролей,

И вечер не особый, вроде,

Однообразностью своей.

Алиса подошла к роялю,

Коснулась клавиши перстом,

Как вдруг преобразились дали

Звучаньем флейты за окном.

 

III

Что это было? Гость ли странный

Явился к дому невзначай,

Мотив ли внутренний желанный

Реальной нотой зазвучал

И пробудил те тайны чувства,

Тепло и трепетность души,

Что жизнь скрывала так искусно

В родной Заклязменской глуши?

 

Алиса от рояля встала,

В волненье подошла к окну,

Но ничего не увидала,

Вглядевшись в призрачную тьму.

А флейта нежилась и пела…

Алиса, распахнув окно,

Мелодию вдыхала смело

С январским хладом заодно.

 

А что сатир? Забыт ли нами

Его сластолюбивый дух,

Его ли флейта вечерами

Напевностью ласкает слух?

Или лукавый имитатор

Во тьме, скрываясь ото всех,

Надеется как император

Всемирный обрести успех?

 

Кто разъяснит, как эти звуки

Распоряжаются тобой,

И чьи страдальческие муки

Рождают голос флейты той,

Что тростником была когда-то,

Впитавшим влажное тепло?

Ты плачешь. Может, слёзы – плата

За неприглядное чело?

 

Сатир рогат и неопрятен.

Не от того ль уродлив он,

Не от того ли он развратен,

Что все вокруг, со всех сторон

Кричат: распни его, урода,

Но сами в глубине души

Своей натурой и породой

Не столь уж больно хороши?

 

IV

Афишами оклеен город.

Билеты проданы. Аншлаг.

Мы вечный утоляем голод

И не насытимся никак

Волшебною игрой актёров –

Их имена хранят века,

А что до всяких гастролёров:

Одних приветствуют слегка,

 

С другими не желают знаться –

По мне они, что кот в мешке.

А бесталанным восхищаться,

Как строить замки на песке...

Актёр, завидуя актёру,

Быть может, менее актёр:

Прилюдно внемлет режиссёру,

А за спиною – плут, хитёр.

 

Лукавит, обсуждая роли,

Польстит, где надобно ругать;

Своим суждением всё боле

Слегка старается пенять,

Но не заметно: лицедейство

Как себялюбие – в крови,

Не отличишь от фарисейства,

Быть может, только на пари.

 

Увы, и зритель в наше время

Не тот, что в прошлые года,

Возможно, непосильно бремя

Затурканности и труда:

Спешит, торопится с работы,

Успеть бы к третьему звонку,

Сменить, не успевая боты,

Глотает что-то на бегу.

 

Вот гаснет свет. Раскрыта сцена.

Дрожит волнение кулис,

По-новому и неизменно

В кругу актёров и актрис

Алиса трепетной Ниядой

Пред зрителями предстаёт,

Но флейта действию преградой

В мобильных гаджетах поёт.

 

V

Смиренный быт провинциала

Не столь вниманием богат,

Как, скажем, дождика начало

Или нежданный снегопад.

Что нам студёные морозы –

Едва ли лютостью страшны:

Они – естественные дозы

Надежд рождения весны.

 

Сатира вы в январской стуже

Представить можете себе?

Скользят по льду копыта дюже,

Снег на рогах и на спине,

Пусть и слегка покрытой шерстью,

А этот крепкий голый торс

В гусиной коже. Уж поверьте,

Сатир на юге голым рос.

 

Закоченеть ему не дали:

Тулуп овечий принесли

И валенки, а не сандалии

Копыта скрыли до весны.

На темя шапку нацепили,

Рога упрятав от зевак,

Словечкам всяким научили –

И не богач, и не бедняк.

 

Ах, сколько их, таких сатиров

Скрывается среди людей!

Пришельцы заняли квартиры,

Проникли чудом без ключей

В строения, где есть охрана,

В подвалы, где охраны нет.

Как разузнать сатира-Пана,

Когда рогатый приодет?

 

И не в тулуп овечий шерсти,

Не в валенки, а в лоск штиблет,

А по одёжке, уж поверьте,

Различия с другими нет.

Одно, быть может, отличает

Сатира духа от меня:

Достанет флейту, заиграет,

Своей мелодией маня.

 

VI

Экстаз успеху рукоплещет!

Кумир не бог, а иже с ним.

Его деяния не вещи,

Но идола боготворим

За жест, за голос, за движенье,

За ноту взятую не ту,

За воплощённое уменье

Завлечь и возбудить толпу.

 

Усыпана цветами сцена,

Зал восторгается, любя.

Не просто вырваться из плена,

Когда приветствует тебя

И знающий, и первый встречный.

Когда неистовый почёт –

Вся жизнь твоя уже беспечно,

Как ни старайся, не пойдёт.

 

К Алисе зритель тянет руки,

Всяк жаждет прикоснуться к ней.

На лицах – слёзы, счастья муки,

Цветы поклонников, друзей.

Вот юноша, в надежде как-то

К себе внимание привлечь,

Не обделённый чувством такта,

На сцену влез да держит речь.

 

Сбиваясь, путаясь, смущаясь,

Он говорит, что покорён

Игрой Алисы. Улыбаясь,

Рокочет зал со всех сторон,

Но в обожании кумира

Остановиться трудно нам…

Вдруг флейта старого сатира

Звучаньем льётся по рядам.

 

Оцепенел от звуков зритель,

Блаженно с мест своих привстал,

Как будто маг и повелитель

Околдовал огромный зал,

Как будто иволга запела,

Дивя расцветкой золотой…

Алиса медленно взлетела

Над восхищённою толпой.

 

VII

Что это было: сон ли, чудо,

Как диво дивное принять?

…Пришло неведомо откуда

Желание людей летать.

Быть может, птицы – те же люди:

Невоплощённые мечты,

Бескрылой несвободы судьи

В не достиженье красоты?

 

Упрёк нам птицы в наказанье

За неумение парить

В холодном мраке прозябанья.

Мы век стараемся прожить,

Осваивая твердь земную,

Ступая шатко иль ползя,

Не признавая суть благую,

Что реять в воздухе нельзя.

 

Людская дерзость без предела:

Взлететь стараемся не раз,

То сумасбродно, то не смело,

То, спрятавшись, то напоказ,

То сами гибнем, улетая

От наших близких и друзей,

То погребаем, принимая

Случайность горемычных дней.

 

Так где же вы, кто был в полёте

И не вернулся в отчий дом,

Как вы без нас теперь живёте

В святом бессмертии своём?

Вы стали светом поднебесья,

Смущаясь, смотрите на нас,

А птицы, певчие полесья,

Парят на равных среди вас.

 

И всё притихло. Всё застыло.

И горю некому помочь.

И остаётся только «было»,

И еле слышно плачет ночь…

И флейта бережно играет

Мотив печальный и простой:

Она одна, быть может, знает

О нашей жизни неземной.

 

VIII

Сегодня писем пишем мало –

Бумажных писем. Век таков!

А было время, не хватало

Эпистолярных фраз и слов.

Томило писем ожиданье,

Но почтальон, завидев нас,

Вручал желанные посланья

С наклейкой жёлтой «Первый класс».

 

…Письмо Алиса открывает,

Волнуясь, достаёт листок

На строчки странные взирает

С наклонами наискосок.

Ей неизвестны стиль и почерк,

И незнаком чужой язык,

Но до того был слог отточен,

Что смысл в сознание проник.

 

«…За лёгкость нежного парения

Самозабвенной чистоты,

Благодарю не привидение,

Благодарю, что ты есть ты.

В другой стране, совсем не странной,

За рубежами рук твоих,

Во мне ты предстаёшь желанной,

Деля разлуку на двоих.

 

Минуют дни пустой растратой,

Уйдут в неизгладимость встреч,

Явлюсь восторженный, крылатый,

Чтобы всегда тебя беречь.

И на века, и на мгновения

Заброшусь в запахи твои

И стану верить в настроения

С непогрешимостью любви...

 

Над тленным миром пролетая,

В закатных отблесках огня

Спешу к тебе, хотя не знаю,

Сумеешь ли узнать меня.

Нас ведовство свело с тобою:

Из флейты извлечён мотив,

Преобразованный молвою

В размеренный речитатив».

 

IX

Как сдоба будничного теста

Печётся свежий карнавал,

Кому бразильская фиеста,

А нас собой околдовал

Провинциальной мишурою

Бал-маскарад: меняя вид,

Кто дерзостью, а кто с мечтою

Выказывает свой прикид.

 

Накидки, колпаки и маски,

Кистей цветастых бахрома –

Смешались музыка и пляски,

Животные и детвора...

Но взрослый карнавал мудрее:

Здесь лжец под маскою лжеца,

Банкир с клешнёю скарабея,

Здесь рыбы-девы на живца.

 

Здесь твари с клювами грифонов

Сидят у Спаса на Крови,

Пираты раздают жетоны

Под жёлтой маскою Дали;

Лик новоявленного мэра

Скрывает маска-благодать,

А эполеты офицера –

На тех, кто должен воевать.

 

А вот сатир! В добротной маске:

Рога, копыта, хвост быка,

Спина в каштановой окраске,

В шерсти отвисшие бока,

Угодлив, пьян, развратно весел,

И рыбы-девы тут как тут…

Провинциальный бал не весел,

Как повседневный неуют.

 

Театры с карнавалом схожи –

В них маска обретает роль,

А коль артист не вышел рожей,

Фигляром предстаёт король…

Звук флейты песни заглушает,

Смолкает карнавальный гам –

Сатир Алису примечает,

Бросая васильки к ногам.

 

X

Не тонет истины пирога,

Не сохнет мыслей водоём,

Покуда Сатану и Бога

Зрит око в зеркале одном.

Пишу о храме, и не всуе

Грифоны привлекли меня:

Подобен рай коню без сбруи,

Когда нет адова огня.

 

В печи горящей пламя ада

Всепожирающе как зверь:

Одним – спасенье и отрада,

Иным – пристанище потерь.

Огонь то тень, то пышет жаром,

Готов и жечь, и охлаждать.

Святитель говорит недаром:

«…И пожигать, и просвещать!».

 

В аду Лукавый без работы,

Поскольку Божья благодать

Ввела на свет и пламя квоты,

Чтобы греховность очищать...

Быть может, Дьявол чисто бредни,

Покуда Бог во всём един?

Я рассуждал о том намедни,

Дожив в сомненьях до седин…

 

Сатир наш, просвёщенный в меру,

(Помог, конечно, Интернет),

Людскому следуя примеру,

Тактичен, важен, приодет.

Насколько Богу стал угоден,

Скрывая хвост, разгладив бровь?

В его неистовой природе

Чертовски дьявольская кровь.

 

Огонь геенны – сущность выжжет,

Огонь любовный – вознесёт,

Огонь – лишает смертных жизни,

Огонь – бессмертие даёт.

Но лишь сиринга заиграет –

Огонь померкнет… Флейта вновь

Мелодией воспламеняет

И страсть, и муки, и любовь.

 

XI

Стих карнавал. Алиса дома.

Предчувствиями смущена.

…Пришла знакомая истома

Актрисы, выпившей до дна

Веселия напиток пряный,

Обволокла со всех сторон…

Невразумительный, туманный

Алисе снится странный сон.

 

Она в лесу одна, нагая,

Шурша, колышется тростник,

Щебечут птицы в кущах рая,

У ног прохладу льёт родник.

Но что же это, что с ногами?

Алиса видит вместо стоп

Копыта козьи, и рогами

Её украшен дивный лоб…

 

Так где же правда? В маске, в роли?

Кому прощать, кого карать,

Когда в тебя душевно болью

Сольются образы и стать?

Довериться ли слуху только,

Внимая музыку душой,

Глазам отдаться ли, поскольку

Обманчив мелодичный строй?

 

Как верно отличить подделку,

Как облик совместить и суть?

Где глубина, где слишком мелко

Как разобрать, когда твой путь

Сомнений, страха, прямодушья

Берут в расчёт твои враги?

Взрастить слепое равнодушье

В покорном образе слуги?

 

Иль сомневаясь, ошибаться,

Мир принимая, как любовь,

Безумствовать и восторгаться,

Соединяя с желчью кровь?

…В Заклязьменском настало утро,

Поёт петух, звонит звонарь,

Аптекарь поступает мудро,

Гася на улице фонарь.

 

 

Волшебная флейта

 

22.10.–05.11.2015

 

 

 

Волшебная флейта. Алиса и Сатир

 

Авторский комментарий

 

 

Прежде всего, о названии и форме повествования.

Действительно, прямая ассоциация с названием оперы Амадея Моцарта. Подчёркиваю, в первую очередь с названием – «Волшебная флейта», а затем с некоторыми фрагментами сюжетной линии либретто.

В название заложен факт мелодии одного из старинных музыкальных инструментов, по моему мнению, сегодня являющегося, в некотором смысле, архаичным.

 

Выбор поэтической формы довольно тривиален: основа – классика: традиционный, порою «набивший поэтическую оскомину» четырёхстопный ямб. По ходу изложения размер трансформируется в иные вольные формы, что ведёт к определённому смешению стилей и ритмики. Признаюсь, что полотно рифм в отдельных случаях желает быть современнее, в отдельных эпизодах сознательно оставлял глагольную рифмовку, понимая, что это может вызвать некоторое скептическое отношение читателя к поэтическому профессионализму автора.

 

Время действия: современность, но со смещением времён нынешних до условного татаро-монгольского периода, на что указывает всего лишь одна стихотворная строка в начале повествования.

 

Действие происходит в старинном провинциальном городе, расположенном на берегу реки, широкая пойма которой заполнена небольшими озерами. В центре города древний крепостной вал, крепостные ворота, защищающие от нашествия иноземцев. Церковный собор. Рядом на площади провинциальный театр. Жилой посёлок в отдаленном районе за городом, в лесном массиве.

 

Выбор имени героини не так прост, как кажется на первый взгляд. Здесь несколько слоёв: «Зазеркалье» как место действия провинциального города. Сакральное зеркальное отражение как суть двойственности, но в этой двойственности своя дубликатура истинного и вымышленного, облика и маски, вещи и звука, Бога и Чёрта, рая и ада...

Обобщённо поэтически подобный дуализм представлен в единстве сатира и мелодии его флейты. Некое отражение одного в другом про целостности. Истинная сущность каждой из сторон разрушается и видоизменяется: мелодия раздельно от сатира становиться лишь мелодией, сатир раздельно от звучания флейты, облачённый в рубище либо повседневный костюм, теряет облик сатира.

Отталкивание и притягивание. Актёрство как принимаемая и почитаемая суть двойственности. Отсюда восприятие сатира как игры. Отсюда профессиональное занятие Алисы.

И маскарад: карнавальный и вне карнавала.

 

В части второй повествования раскрывается тема одиночества. Январская стужа. Сублимация в музыке. Белый рояль. Желание и готовность принять звуки внешнего мира. Готовность ли принять естественность, а порою и уродливость окружения для того, чтобы не страдать от одиночества?

 

Часть четвёртая. Мир театра. Отношения актёров. Лёгкая ирония над знаменитыми строчками Евгения Евтушенко: «Поэт в России – больше, чем поэт».

 

Часть пятая. Темы сострадания, чрезмерной толерантности и двурушничества. Первая: отношение к обездоленным, даже к тем, кто не твоего роду-племени. Перифраз реплики Сатина: «Сатир – это звучит гордо!».

Вторая: скрытое неприятие порядков и традиций иных культур как способ мимикрии и, в конечном итоге, своеобразного паразитирования, до определённого момента не подавая требований претензиями и «мелодиями своих флейт». Из этой темы повествования – логичный переход к теме масок, двуличности в реальной жизни и на сцене. Театральный обман, лицедейство, порождение и обожание кумиров, представление их в глазах публики некими небожителями, парящими над обыденностью.

 

Тема кумиров, фанатизма представлена в шестой части повествования. И как вариант избавления от смертельных объятий почитателей – полёт «над восхищенною толпой».

 

Трагична тема седьмой части: в любом несвойственном полёте – риск падения, трагедия со смертельным исходом…

 

Часть восьмая. Форма: ироничный перевёртыш «Письма Татьяны к Онегину». Содержание: попытка поэтического изложения чувства. Дух стихов этой части резко отличен от фона всей поэмы. Некая чужеродная вставка в общую канву повествования.

 

Часть девятая. Своеобразный апогей. Тема карнавала. Сращение масок с персонажами. Скорее всего, навеяно и «Балом Сатаны» Булгакова, и персонажами сказок Гофмана, и сюжетами некоторых кинофильмов… Всё смешано: действительность и игра, реальный быт и театр, представители власти и простые члены общества, светское и церковное… Уродливое на маскараде становиться истинным и не только по внешнему виду, не только по виду маски, но и по действиям, которые реальны как букет васильков…

 

Огонь является героем десятой части. Двойственность огня, его сжигающая и очищающая сущность. Огонь творчества.

 

В заключительной части ироничное обращение к «Снам Веры», монологу Гамлета и стихотворению А. Блока.

 

Должен честно признаться, что при сочинении «Волшебной флейты» приведённые выше отдалённые параллели с произведениями, сюжетами, ситуациями, художественными героями возникли интуитивно, а не были запланированы сознательно.

Позже открылись эти соответствия, пусть не всегда логично обоснованные, но именно они явились основой для представления нижеприведённого списка авторов и произведений.

 

  • Александр Блок. «Ночь, улица, фонарь, аптека…».
  • Александр Пушкин. «Евгений Онегин».
  • Виктор Гюго. «Собор Парижской Богоматери».
  • Вильям Шекспир. «Гамлет».
  • Вольфганг Амадей Моцарт, либретто Э. Шиканедера. «Волшебная флейта»
  • Джем Керри. Фильм «Маска» по мотивам комиксов издательства Dark Horse.
  • Евгений Евтушенко. «Братская ГЭС».
  • Иван Гончаров. «Обломов».
  • Карло Гоцци. «Король-олень».
  • Льюис Кэрролл (Чарлз Людвидж Доджсон). «Алиса в стране чудес».
  • Максим Горький. «На дне».
  • Митрополит Иерофей (Влахос). «Рай и ад».
  • Михаил Салтыков-Щедрин. «История одного города».
  • Михаил Булгаков. «Мастер и Маргарита».
  • Николай Чернышевский. «Что делать?».
  • Роберт Стивенсон. «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда».
  • Сельма Лагерлёф. «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями».
  • Тимур Зульфикаров, Мукадас Махмудов. Фильм «Белый рояль».
  • Эндрю Адамсон и Вики Дженсон. Мультфильм «Шрек».
  • Эрнст Теодор Амадей Гофман. Сказки.

 

И в заключение. После того как состоялось произведение, могу предположить отнесение повествования к сатире, как ни двусмысленно это звучит.

 

Игорь Тогунов

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение декабря 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.05: Лачин. Тональная безбрежность Хиндемита (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!