HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Галина Вайгер

Песня странника

Обсудить

Венок новелл

 

 

Quasi una fantasia

 

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 7.02.2008
Оглавление

3. Новелла третья. Белогория
4. Новелла четвёртая. Израиль. Точка памяти
5. Новелла пятая. Песня странника

Новелла четвёртая. Израиль. Точка памяти


 

 

 

Рождество.

Крещение.

Преображение.

Вознесение….

Это не просто евангельские сюжеты, ожившие на этой Земле, это этапы внутреннего пути. Израиль – отправная точка, с которой начало расширяться Бытие мира. И, как обратный процесс, мир свернувшись в точку, даст нам Израиль, как код всего духовного ветхозаветного пути. В храме Гроба Господня стоит “Пуп Земли” – физический символ этой точки.

Здесь же, в Израиле, находится Мёртвое море-соль Земли.

Так значит соль... кристалл... концентрат... Магический кристалл Земли... На его гранях разворачиваются обрядовые действа Мира.

Как только я ступила на эту землю – я сразу же почувствовала себя однородной ей, казалось бы: я – русская женщина на земле Израиля и вдруг такое знакомое чувство, я словно бы не узнавала, а вспоминала: эти камни в густых трещинах, силуэты этих деревьев... Меня принимал Израиль. И воздавал своим откровением по степени моего благоговения.

Все две недели, что мы провели в Израиле, я пыталась подобрать определение к этой стране, и год ходила с невысказанным словом, уже готовым выплеснуться из меня, но так и не обретшим форму. Да конечно же, это кристалл, это удивительная концентрация, которая во всех сферах так ярко себя проявляет:

Это концентрация цвета – настолько природа насыщена красками;

Это концентрация вкуса, запаха – здесь даже воздух пряный как булка с корицей;

Это концентрация линий – горы Израиля избороздили морщины, кажется, что это не каменная глыба, а рука старика, где за каждой линией – судьба. Так и хранят седые исполины историю своей Земли. Эти горы не только помнят, они говорят;

Израиль-это концентрация переживания – здесь возникает чувство многомерности восприятия – история Человечества словно сжалась на этой маленькой территории и предстала пред глазами как краткая летопись, где каждая дата имеет свой монумент.

Всё это рождает уверенность, что Израиль не заканчивается своей территорией, а простирается далеко за свои физические пределы.

Мы пролетаем Синай. Ещё немного и я впервые увижу «страну под солнцем». И вдруг – буря. Мы в грозовом облаке. Самолёт сотрясают молнии. А под нами дымится Синай. Я вспоминаю о Господе, обитающем на Святой горе...

“И взошёл Моисей на гору; и покрывало облако гору”...

Синай… Гроза... Мистика? – Совпадение?

Уже потом, в Эйлате, мы узнали, что буря в этих местах бывает раз в 30 лет. Так значит надо было такому случиться, что бы это произошло с нами. Нас опалило в воздухе и мы опустились на землю очищенные огнём грозовых зарниц. Всё, что произошло позже, было выдержано в этом изначальном ключе.

Нас перевезли в Галилею. Вчера ещё светило солнце, а сегодня-дождь.

Дождь лил с утра, исчезал на мгновение и внезапно проливался тёплыми струями; он стекал с головы, по лицу и уходил в землю, воды которой его породили. Первое чувство – огорчение. Я понимаю конечно, что в это время в Москве – снег и морозы, а здесь только дождь. Но всё равно, как бы Здесь не было лучше, чем Там – хочется чтобы Здесь было ещё лучше: эгоизм человечества. Хочется раскалённого солнца.

Но это – первое чувство. А немного позднее пришло осознание и вслед за ним – радость: нас омыли воды Израиля, смыв наши пороки, очистив наши души, подготовив к святым местам, по которым нам предстояло пройти.

Небо как море бушует сегодня,
Спелые грозы на голову сыплет,
Дождь, словно пена морская, полощет
Стылые души, смывая пороки…    

Эти капли, испарившись из вод Иордана и Кенерета, ещё несут на себе память иного касания... А теперь, пролившись дождями, Иорданские воды касаются наших лиц.

И поняв всё это, уже не чувствуешь раздражения от прохладных брызг и мокрых одежд . . .

Красота Израиля, его памятники и храмы так часто описывались что нет нужды говорить об этом. Сказать можно только о своём восприятии этих мест.

Картины мира, пройдя через индивидуальную призму восприятия, дают мощный потенциал для внутреннего развития – они становятся мировоззрением. Израиль изменил моё мировоззрение. Почтительный, сторонний взгляд на Библию сменился чувством сопричастности. Именно здесь, в Израиле, я впервые осознала религию внутри себя не как веху человечества и моральный кодекс, а как личный духовный опыт сопереживания.

 

Я стою у дома Петра. Внизу развалины фундамента. Сверху, словно подвесная чаша со стеклянным дном, – новый храм. Туристов не пускают. Это обитель францисканцев, паломники со словами молитвы поднимаются в здание. Каким чудом нам удалось пройти? – мы в храме. Нет здесь икон, к которым так привычен наш православный взор, нет золота и росписей куполов – есть фактура естества. Здесь, подо мной – только толща стекла отделяет – развалины дома тёщи Петра: к ней, немощной, приходил Иисус, здесь читались первые проповеди, здесь он исцелял. И строгая святость этого места дороже роскоши стен наших храмов: Господь во всём, но здесь его присутствие зримо.

“И ты, Копернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься”… – Сказал Иисус городу не принявшему его. Теперь только малая часть что свидетельствует о тех событиях, стоит незыблемо, город же поглотило Генесаретское озеро – Кенерет.

Я подхожу совсем близко, промочив ноги, набираю в ладони воду и подношу к лицу. По этому озеру ходил Иисус, ловили рыбу апостолы, пересекая из края в край, проповедывали они свою религию. Я слышала, что учёные доказали наличие памяти у молекул воды – я почувствовала как захлестнула меня эта память: он касался тогда – я касаюсь сейчас. И не важно, что времена миновали, что столько касаний было до меня – есть вещи, когда контакт устанавливается индивидуально и никаких внешних помех и воздействий быть не может. Всё происходит в сфере других взаимоотношений. Это была личная встреча. Я не знаю как передать это чувство, слова бедны – это была личная встреча: через комок воды, через ноздреватый, измытый временем прибрежный камень. Они больше меня знают об этом. Они видели, они помнят, они передают, являясь посредниками этих встреч...

 

Иерусалим, Золотые ворота, Гефсиманский сад-это всё будет позже. А пока – дорога к Иордану.

Тяжёлые зелёные воды этой реки стоят в плотном окружении каменных валунов и густой зелени (пальмы, ивы – не помню) – зелень вод слилась с зеленью дерев, словно долгая линия снизу вверх, словно единое продолжение густого мазка, смачного зелёного росчерка.

Нам предлагают набрать святой воды, я разуваюсь и по колена вхожу: стайка рыб, потревоженный краб спешит затесаться меж каменьев – живая вода. Набираю в бутылочки воду – прозрачная.

И вопреки всему (крабам, зелени и рыбам) стоит у меня эта вода уже столько лет – чистая как кристалл... Живая вода. Ещё одно чудо Израиля. Интересно то, что позже мы купили в храме святую воду Иордана, в красивой упаковке, в подарок для друзей – вода эта не доехала до Москвы, она испортилась ещё в Израиле. А эта стоит. Чудо? – Закономерность.

Иерусалим.

Замурованы Золотые ворота. Но я знаю, мессия пройдёт. Что есть преграда для Сына Человеческого?

Гефсиманский сад.

Вот скала на которой Он молил о Чаше и слова, которые заповедовал всем нам: ”Не моя воля, но Твоя да будет”.

Стена плача.

Мечеть. Гора Мориа.

Виа Делороза.

Голгофа.

Возможно ли описать это?

Весь Иерусалим – это таинство молчания. Только в тихой робости сердца, опрокинутого в отрешённый, сосредоточенный взгляд можно было услышать молитвенное напутствие своей душе.

И я подумала, как хорошо, что я не живу здесь, что мне не привычно это переживание. Я – странник, паломник этой Земли. Именно поэтому так трогает всё, что даровано мне увидеть. Решение бытовых задач, выживание сделают привычными любую радость и откровение. Мы – торгующие во Храме Жизни. Но бывают минуты, когда нисходит другое определение и душа живёт своей истиной жизнью. Так было в Израиле.

Это страна параллельных миров: мир зримый, физический – и тот что над ним, где навечно запечатлены вечные события: если ты готов, ты словно попадаешь в матрицу и несёшь этот отпечаток, как точно сотворённый жест.

 

 

И уже к концу подходило наше путешествие. И Красное Море (Чермное море), и солнце, и песок, и безоблачное небо, и загар – всё осталось позади. Впереди только метельная, заснеженная Москва…

Бен Гурион.

Тут с нами случилось последнее чудо: мы прощались с друзьями, за салютными брызгами шампанского слышим объявление: ”посадка на рейс...,улетающий по маршруту... окончена.”

Как? – добрая половина пассажиров ещё раздавала последние поцелуи и обещания помнить и писать...

Всё выяснилось позже: произошёл сбой в компьютерной системе авиакомпании, места были забронированы дважды. И кто поторопился-улетел.

А мы? Мы сначала очень расстроились: нас ждала Москва, горящие дела, на том конце Земли нас уже выехали встречать в Шереметьево с тёплыми вещами...

Первым опомнился муж: ” Это потрясающе! – сказал он – Израиль нас не отпускает!”

Следующий вылет через неделю.

Говорят, что такого тоже не бывает: за счёт авиакомпании мы остаёмся ещё на неделю и проходим по тем местам, что проскочили второпях, что не успели посетить.

Огни ночной Яффы, старый причал, плескание в Средиземном море, и за несколько часов до вылета – прощальная прогулка по Иерусалиму.

Последний день… У стены разрушенного храма мои шёлковые широкие брюки путаются в колючем кустарнике. Я упала на руки мужа. Мы смеёмся, торопливыми руками отдираем повязавший меня куст, и вдруг понимаем – это терновник. Я села на камень. Осторожно прижала к груди ветвь тернового куста.

Прямо передо мной, на другой стороне от храма – Голгофа…

Нужно было ехать, нужно было спешить, через несколько часов нам улетать, а я сижу на камне и не могу сдвинуться. В моих руках терновый куст, который поймал меня перед Голгофой!

Может быть, именно тогда я приняла свой крест? Может быть, этим терновником Господь пометил меня на своей земле? Ведь то, что было до Израиля – было радостью, а многое после – большим испытанием на прочность и веру. И я не всегда проходила это испытание.

Как странно: терновый венец сам меня избравший… и через десять лет, уже в другой стране, потеряв всё – дом, семью, себя – икона святого Спиридона, сама меня в горах нашедшая…

 

Господь с нами говорит через символы. Мы идём по земле и читаем его знаки, как письма любящего отца, где он показывает нам свою волю и оберегает от напастей. Когда мы перестаём чувствовать себя только «человеками, спешащими по своим делам», а становимся «странниками» – каждый росчерк в небе, каждое слово, каждый встреченный на пути – становится нам учителем.

Господь с нами говорит через эти символы…

 

Иерусалим – Сербия – Чергногория – Белогория…

 

Я до сих пор думаю, за что мне дан такой подарок? И не нахожу в себе поступков, соответствующих этому дару.

Моё возвращение из Израиля было символично, как и многое в моей жизни.

Москва... Я разбираю израильские вещи. Из кармана пиджака выпадают ключи. Что это? – Ключ от номера тель-авивской гостиницы. Номер 103. Я не спрашиваю, как он оказался здесь, почему не был сдан в тот хлопотливый вечер, когда мы по нескольку раз поднимались в номер, сдавали ключи, и вновь поднимались за забытыми вещами...

Я увезла тебя с собою, Израиль. И этот ключ – лишь символ. Очередной символ.

Могла ли я так просто исчезнуть? – конечно, нет. И теперь на косяке моей московской квартиры всегда будет висеть Ключ Израиля, как мгновенная и доступная готовность возвращения.

Как код мгновенного подключения к вечному пространству…

 

Я помню – очень важно идти по земле не спеша, успевая прочесть и осмыслить её знаки, и знать главное – всё придёт тогда, когда придёт покой…

 

 

 


Оглавление

3. Новелла третья. Белогория
4. Новелла четвёртая. Израиль. Точка памяти
5. Новелла пятая. Песня странника

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.09: Виталий Семёнов. Сон «президента» (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!