HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 г.

Алекс Ведов

Созерцатель

Обсудить

Философское эссе

 

 

 

Я писал это не для всех, но для тебя одного:
мы достаточно большая аудитория друг для друга.

        Эпикур

 

 

 

Чем яснее и светлее в человеке сознание, созерцание мира,
тем неотступнее преследует его загадочность бытия,
тем сильнее будет он чувствовать потребность подвести итоги,
сделать какой-либо конечный вывод о жизни и бытии вообще;
тем менее человек будет доволен просто тем,
что он живёт и постоянно лишь предотвращает нужду.

       Артур Шопенгауэр

 

 

 

Если твои дела нужны Миру,
они будут нужны и тебе.

        Слова Ванталы

 

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 2.09.2010
Оглавление

7. Экзистенциум
8. Манифест необязательности
9. Солнце и тень странника

Манифест необязательности


 

 

 

Итак, у тебя есть внутреннее пространство выбора, есть тот, кто выбирает, и есть возможность выбора. О каком вообще выборе идёт речь? Конечно, я говорю не о выборе в житейских делах, не об определении оптимальных вариантов поведения в разных ситуациях. И даже не о таких решениях в критические моменты жизненного пути, которые задают или изменяют его направление в целом. Хотя всё это может быть важно, но постольку, поскольку так или иначе связано с главным, вертикальным выбором. Я говорю о том выборе, который ты делаешь в отношении всей своей жизни, и который важен в первую очередь для тебя самого. Все предыдущие – это выборы в отношении частных эпизодов твоей жизни, они по отношению к главному выбору являются горизонтальными.

Вертикальный выбор – это такое усилие, или действие, или преобладающая активность, которую предпринимает твой экзистенциум в направлении роста внутренней свободы и гармонии. Другими словами – активность, направленная на расширение канала связи между вертикальным минором и вертикальным мажором, составляющими твою личность.

Повторю: это делает твой экзистенциум. Больше нет никого, кто бы это мог делать – ни во Вселенной, ни за её пределами. Было бы приятно пребывать в уверенности, что Изначальное заботится о тебе и направляет все твои внутренние помыслы и усилия к себе, подобно тому, как магнитный полюс ориентирует стрелку компаса. Но я повторю ещё раз то, что уже говорил об отношении Изначального и его творений: Изначальное, Супержизнь для человека не надо понимать как заботливого родителя, опекающего своё любимое чадо. В Супержизни нет никого, кто бы специально взял на себя заботу о развитии человечества в целом и отдельной человеческой личности в частности. Там вообще нет никакого отдельного дискретного, обособленного «кого-то». Всякий отдельный «кто-то» существует только на границе Супержизни и Её инверсного состояния, будучи в определённом смысле уникальным временным образованием, симбиозом того и другого.

Супержизнь же сама по себе, являясь сущностью жизни и источником жизни, – это только возможность самореализации, проявляющаяся в бесконечном числе разнообразных форм. Одной из таких форм, весьма особенной, выброшенной из бесконечности в конечное и проявляющих свою активность в конечном, является личность.

Так вот, возвращаясь к выбору. Какой другой аспект собственного существа ни возьми, включая физиологию – всё это следует за вертикальным выбором или не следует за ним. Вертикальный мажор тоже не делает выбор, он не испытывает в этом «необходимости»; он только, оказывая мягкое гармонизирующее влияние сверху, создаёт предпосылки для выбора в свою пользу, чтобы оказывать ещё большее влияние.

У тебя ещё осталось некоторое недоумение, и прежде чем говорить о тебе, я хочу внести полную ясность в разговоре о выборе. Почему я сделал такой сильный акцент на выборе? Да потому, что ты живёшь в пространстве возможностей, иначе быть не может. Возможность – это суть самой жизни, квинтэссенция жизни. Всё, что ты воспринимаешь из окружающего мира, и всё, что происходит в твоём внутреннем мире, – это сплошное, бесконечное и неисчерпаемо разнообразное пространство возможностей. А я говорю о выборе, вкладывая предельно широкий смысл в это понятие. Я понимаю и хочу, чтобы ты понимал в контексте нашего общения, слово «выбор» как внутреннее сознательное усилие, которое реализует одни возможности, оставляет в покое другие и противодействует реализации третьих. Это усилие, которое направляет подвластные ему процессы по определённому сценарию. Сценарии могут быть бесконечно разными: от сиюминутного желания отправить естественные надобности до выработки жизненной стратегии; от намерения обустроить квартиру до стремления выразить в творчестве красоту или истину.

Нас же будет интересовать тот выбор, который является вертикальным градиентом твоего «Я», то есть тот, который ведёт к сценарию возрастания гармонии и свободы внутри тебя самого. Потому что это выбор всех выборов.

Вдумайся: ведь на фоне сложившейся у большинства людей привычной картины мира, выбор – это магическое действо. Потому что привносит в мир тайну, нечто иное, чем сам мир. Оно кажется обыденному сознанию чем-то обычным, само собой разумеющимся, не заслуживающим особого внимания. Впрочем, обыденному сознанию всё на свете кажется не заслуживающим внимания, кроме собственных мелких делишек. Для него, привыкшего только к горизонтальному измерению собственного существования, не существует вертикального, не существует ни чуда, ни тайны, ни удивления. Но это не хорошо и не плохо, это следствие неравномерного всеобщего развития. Такое состояние сознания для кого-то является совершенно естественным и даже единственно возможным, и ещё неизвестно, кто из вас больше доволен жизнью и собой. Однако вернёмся к тебе.

Представления о вселенской миссии отдельного человека мы оставим в покое. Я согласен, что для тебя и для любого человека (даже если он осознает и безоговорочно примет всё сказанное) жить с этим, постоянно думая об этом, держа в голове всё это, – невозможно, если ты не уникум. Это выше обычных человеческих сил. Это слишком грандиозное знание, чтобы человек мог постоянно соотносить с ним свою жизнь. Так можно и с ума сойти. Тем более, что такая твоя роль в мироздании никак тобой не ощущается и на твою жизнь не влияет. В конце концов, и верить в это ты не обязан, если всё это тебе представляется недостаточно убедительным или неприемлемо по каким-то иным соображениям. Я ведь тебе ничего не пытаюсь внушить или доказать, я просто пытаюсь доступным тебе образом ответить на запросы твоей души и ума.

Пожалуй, только одно наверняка стоит вынести из всего сказанного мною: человек для бытия, для Вселенной и для себя самого значим тем, что он обладает сообщением с бесконечностью, со свободой и гармонией. И может, посредством своего сознательного выбора, привносить свободу и гармонию из бесконечности в конечное, участвуя тем самым в его преображении. Вот так, без всякого пафоса. Потому что свобода и гармония – атрибуты сущего. Они, в отличие от многих других выдумок человеческого пристрастного разума, существуют объективно. Они более реальны, чем весь внешний для человека материальный мир. И в то же время составляют сердцевину человеческого существа, делая его тем, кем он является.

Это – главное для моего рассказа, всё остальное вытекает отсюда.

 

 

*   *   *

 

Когда ты думаешь о том, как распорядиться собственной свободой, какие внутренние усилия тебе нужно прилагать, чтобы реализовать себя, то всегда натыкаешься на какой-то барьер в рациональном понимании этой проблемы. Стоит достаточно глубоко вдуматься в существо вопроса, как понимаешь, что проблема скрыта в самой его постановке. Опять сказывается всё та же самая неадекватность языка и мышления, особенно сильно сказывающаяся при размышлении о свободе.

Человеческое сознание и язык сформировались в условиях ограничения свободы, они обусловлены ограничениями этого мира. Да и как могло быть иначе? Сознание – результат проявления в причинной обусловленности Того, что приносит свободу, но при этом средствами, только и «разрешёнными» этой же самой причинной обусловленностью.

Всё предметное, с чем имеет дело сформировавшееся сознание, что принадлежит вертикальному минору, – это проекции в твой внутренний мир из мира внешнего, и это всегда проекции тех или иных ограничений и обусловленностей. Таковы же и все следствия переработки сознанием этого материала, – они тоже являются всевозможными формами ограничений. А свобода – это уменьшение числа ограничений, их преодоление и в пределе – их уничтожение. Свобода – нечто принципиально иное, чем всё, на чём может остановиться рациональное мышление. Чувства, кстати, знакомы со свободой больше. Больше знакома с ней и сфера подсознательного. Не говоря уже о вертикальном мажоре – это не сама абсолютная свобода, но то, что само по себе обладает ею (вернее, целиком находится в ней, ибо обладать ей в том же смысле, как предметом, невозможно).

Но в целом человеческое сознание вообще и мышление в частности и в особенности, сформировано путём ограничения свободы. И поэтому не может не пытаться применять к свободе все те же понятия и познавательные приёмы, которые применяло к миру причинной обусловленности.

Но к свободе все эти познавательные установки и приёмы неприменимы. Свободу невозможно применять и использовать, как идею, знание или предмет. Это не средство, а цель, хоть и, как правило, смутно понимаемая. И одновременно главное условие для применения средств – без неё все средства бесполезны. Человек применяет идеи, знания и предметы внешнего мира, чтобы достичь если не абсолютной свободы, то хотя бы большей относительной свободы для себя и, возможно, для других. Другое дело, что если ты уже не обладаешь определённой степенью внутренней свободы, то и не можешь ничего применять и ничем пользоваться – ты просто не можешь тогда совершать осознанный выбор.

Таким образом, свобода лежит в начале всякого стимула к действию, и она же находится в конце как предельная цель, придающая смысл всем действиям.

Почти всё, что побуждает человека к действиям – давление природных законов, опосредованное его физиологией. В «чистом виде» это просто вынуждение, проявляющееся в человеческом вертикальном миноре как страдание или угроза страдания, непосредственная или косвенная. Другое дело, что давление причинной обусловленности на человека (и любое живое существо) не всегда такое прямое и однозначное, как, скажем, действие гравитации на падающие предметы. Оно многообразно преломляется через различные физиологические и психологические функции организма, через сферы мыслей и эмоций, и совсем не однозначно опосредуется ими.

Но всегда оно выступает как внутренняя или внешняя форма некоей непреодолимой силы, довлеющей над человеком. Причём, как и всякий организм, человек испытывает на себе это давление именно потому, что не настолько детерминирован природой, как, например, астероид. Он обладает также высокой степенью внутренней свободы и гармонии – вот в чём вся штука.

Испытывают ли это давление объекты неживой природы? Ясное дело, нет – его не испытывают и те формы жизни, которые не обладают достаточной степенью организации. Совершенно очевидно, что ощущаемое жизнью давление причинной обусловленности – и как следствие, страдание – удел очень небольшой, даже ничтожной части Инверсума, оказавшейся в силу совпадения множества причин наиболее восприимчивой к главному процессу в Инверсуме. Это удел высокоразвитых существ, парадоксальным образом проявляющих большую, чем всё остальное, «естественность» в «неестественных» условиях.

Тот противоречивый факт, что человек является высшим творением природы и внутренне относительно свободен, – но в то же время зависим от мира, невозможно оценивать, как хороший или плохой с точки зрения Супержизни. Но его можно оценить таким образом с точки зрения самого человека. Потому что это имеет отношение к начатой теме о свободе.

Этот факт признаётся почти всеми думающими людьми безотносительно к различным познавательным установкам, лежащим в его основе. Но издавна оценивается двояким образом: оптимистически и пессимистически. При всей пёстрой и многообразной палитре взглядов на мир в целом и место человека в нём, выработанных человечеством, эти взгляды склоняются либо к оптимизму, либо к пессимизму. В упрощённом виде это выглядит примерно так.

Оптимистический взгляд видит свободу как привилегию, данную человеку свыше; знак особого призвания человеческого существа во Вселенной. А страдание и смерть – необходимое зло, неизбежно сопутствующее этому призванию. Со страданием и смертью можно смириться, потому что в целом человеческое существование себя оправдывает. Смерть не окончательна, и человек получит от неких высших сил воздаяние за все свои мытарства.

Пессимистическому взгляду видится, что никаких высших сил нет, а если и есть, то они не обеспечивают человеку такого призвания. А если что-то и можно в человеческой жизни счесть призванием, то всё равно оно не стоит всех человеческих страданий. А если и стоит, то смерть превращает его в ничто и абсолютно обесценивает, делает равным всему остальному.

Конечно, оба подхода имеют под собой основания и каждый по-своему выражают часть истины о человеке. Я, не склоняя тебя ни к одной из этих точек зрения, обращаю твоё внимание на то, что обе исходят из одной не всегда осознаваемой установки. Она состоит в том, что существует некто, имеющий проблему, которую нужно решить в пользу той или иной точки зрения.

Так вот, я хочу помочь тебе осознать, что такая установка сама по себе не ложна и не истинна – она бессмысленна. Её, наверное, трудно игнорировать, как трудно игнорировать страдание. Но ведь страдание не истинно и не ложно, оно само в себе беспричинно и бессмысленно. От него нельзя избавиться путём принятия какого-то «правильного решения», путём сознательного волевого усилия. Оно присуще тебе и всякому чувствующему существу на Земле в силу вашего существования. Страдание существует только вместе со своим носителем и исчезает вместе с ним. Я бы сказал, что оно может играть и определённую положительную роль в развитии живых существ, но по отношению к жизни в целом оно паразитично. С точки зрения Равновесия оно есть побочный продукт петли третьего порядка.

Точно так же дело обстоит и с проблемой смысла и оправданности человеческого бытия. Каким это кощунственным тебе ни покажется, но, как и страдание, эта проблема со всеми вариантами её решения существует только за счёт того, что есть некто, являющийся её носителем. Только в данном случае этот «некто» сам же является и её создателем. И с исчезновением этого «некто» исчезает и проблема.

И, так же, как и в случае страдания, эта проблема не решается на том уровне, на котором возникает в сознании этого «некто». Она вообще не «решается», – просто уничтожается сама основа её существования. Вся штука в том, что для её уничтожения надо предпринять достаточные внутренние вертикальные усилия, с деятельностью ума имеющие мало общего. И в результате таких усилий «некто» придёт к состоянию, в котором не будет ни его самого, ни его надуманных или «реальных» проблем. Он не исчезнет, а просто придёт, вернее, вернётся к реальности, которая бесконечно больше его. В которой нет места ни для отдельного «кого-то», ни тем более для каких бы то ни было проблем. Это – продолжение человеком великого пути, начатого за миллиарды лет до человека самим Изначальным.

Своё предназначение человек совершает на этом пути. Любой другой путь, избранный человеком, оставит его с проблемами и неудовлетворённостью.

 

 

*   *   *

 

Я предвижу твой вопрос. Получается, что нужно прийти к такому состоянию, где уже никого нет, где просто некому быть несвободным, некому испытывать страдание, некому умирать? Это и является окончательной истиной человеческого существования?

Но всё это уже было сказано за две с половиной тысячи лет до тебя – Буддой и его последователями, а также даосскими мудрецами, йогами, да мало ли кем ещё. Это не ново, и чего, спросишь ты, было такой огород городить? Что по сути изменилось в человеческом бытии за этот срок?

Как всегда, это только аспект истины, открытой человеком о себе самом. Пускай в этом и есть часть истины, но это ещё не всё. Люди, которые пришли в своё время к этим выводам, кажущимся окончательными, были мудры и проницательны. Но они не обладали ещё такими знаниями о мироздании, о жизни, о развитии. Они опирались только на свой жизненный опыт и строили интуитивные, чисто умозрительные догадки о месте человека в мире. Наверное, для своего времени в понимании человека и его предназначения они зашли так далеко, насколько это было возможно. И надо отдать им должное. Истины, открытые ими, и сейчас могут с успехом служить для многих в качестве руководящих принципов жизни.

Но жизнь не стоит на месте. Тем более развитие человечества не может подчиняться каким-то раз и навсегда установленным отвлечённым истинам, какими бы убедительными и действенными они кому-то ни казались. Истину вообще ищут очень немногие, ибо немногим она нужна. А открывают её новые аспекты и вовсе единицы.

Но всё же это происходит, потому что вертикальное присутствует и действует в человеке. Когда в мировоззрение прочно вошла идея всеобщего развития, эволюционного изменения, тогда и появились предпосылки для более широкого понимания места человека в мире. В позапрошлом и прошлом веках многие выдающиеся умы пришли разными путями к важному выводу, который формулируется и обосновывается разными способами, но суть которого в следующем.

Жизнь вообще и человек в частности эволюционируют в определённом направлении и к определённой цели – чем дальше, тем быстрее. Такова главная закономерность развития жизни как явления. Эта цель – выход эволюции на принципиально иной уровень, где биологическое развитие заканчивается. Начинается что-то другое, некое надбиологическое, надприродное существование в формах, которые человек и представить не может. Эта новая жизнь будет иметь (извини за пафос) духовное измерение. И это развитие, это восхождение к высшим формам эволюции проходит через человеческий вид. И зависит в определённой мере от человека.

Ты обо всём этом читал: интегральная йога, «Точка Омега», ноосфера, жизнь в виде лучистой энергии, богочеловечество… Хочешь знать, как всё на самом деле будет?

Здесь я тебя разочарую: никто не знает. Потому что будущее не запрограммировано и уж тем более не существует в заданном виде. Оно неопределённо. Я могу только констатировать: да, в развитии жизни существует тенденция движения ко всё более осознанным формам, стремящаяся в пределе к выходу за пределы природного порядка вещей. Я мог бы сказать, что в свете того, что ты услышал от меня, это стремление к комплементарному синтезу, к реинверсии – туда же, куда стремится и весь Инверсум.

Но я не могу тебе абсолютно определённо сказать, что жизнь на Земле обязательно придёт к этому, и если придёт, то каким образом. Это не записано ни в каких сценариях мира, потому что никаких обязательных сценариев не существует. Их никто никогда не писал.

Усвой эту важную мысль: ничто в Инверсуме не предопределено однозначно, кроме его исхода в Изначальное. Неизбежна и обязательна только реинверсия, только отмена всякой неизбежности и обязательности, которая маячит где-то в отдалённом будущем. Или, может быть, не столь уж в отдалённом – опять-таки: никто не знает. Тем более, что реинверсия – не произойдёт как некое событие во времени, она наступит как конец времени.

Не было бы необходимости повторять, но это важно для обсуждаемой темы. Осознай этот парадокс: вообще ничто из того, что во Вселенной причинно обусловлено, заранее никогда не было и не будет задано абсолютно жёстко и однозначно. Как сказано в трактате одного мудреца древнего Китая: «У камня, летящего в пропасть, есть много причин не достичь дна». А вот исчезновение самой причинной обусловленности задано абсолютно жёстко и однозначно – здесь нет никакой альтернативы. Но не в силу какой-то сверхпричины, а в силу того, что сама причинная обусловленность не является устойчивым состоянием бытия, – она вторична, производна по отношению к отсутствию причинной обусловленности.

Я всё это говорю затем, чтобы ты осознал: в реальности, где царствует детерминизм, любое явление совершается от прошлого к будущему, но ни для какого явления нет никакого определённого сценария будущего. Даже для такого исключительного, как эволюция жизни. Ничто не обязательно, кроме исхода в Изначальное тем или иным способом. Ну, и ещё кроме смерти каждого отдельного существа, – но это тоже ни для инверсной реальности, ни для Изначального не является событием.

В самом деле: жизнь как явление по существу необязательна, необязательна и отдельная человеческая жизнь, в том числе и твоя. Кто может сказать, что он обязательно должен был родиться? О любой форме жизни, которые были и будут на Земле с момента зарождения жизни, независимо от положения на лестнице эволюции, можно сказать то же самое. Необязательность как форма свободы лежит в самом фундаменте жизни.

Точно так же совсем не обязательно было и формирование Солнечной системы с одной из планет, на которой возникли условия для зарождения и развития жизни. Это произошло совершенно случайно, а ведь любое крупномасштабное явление в космосе, произошедшее достаточно близко – вспышка сверхновой, появление «чёрной дыры», поток метеоритов, – могло пресечь эту возможность в корне.

Не обязательно и само существование Вселенной. Её рождение было самопроизвольным, спонтанным процессом – просто случайным всплеском бесконечной активности Изначального. Никакой предопределённости в появлении жизни не было – были только брошены семена возможности в неизвестное. А прорастут они или нет, и что появится в результате – сама Супержизнь не задавала на сей счёт никакой программы, обязательной к исполнению. У Неё не было специальной цели выращивать что-либо. Она только предоставила поле возможностей тому, что из Неё возникло. Если бы в Инверсуме никакой органической жизни не появилось – это не имело бы для Супержизни особого значения. Ибо Она сама в себе есть бесконечная возможность приложения активности по всем направлениям.

 

 

*   *   *

 

Так что и появление новой формы жизни, переход эволюции на новый надбиологический, духовный или какой ещё угодно уровень – совершенно не обязателен и не задан. Жизнь сумела в условиях инверсной реальности достичь того уровня, на котором она сейчас находится, на котором она в лице человека смогла осознать самое себя и закономерности и тенденции своего собственного развития – это факт. Но то, что она пойдёт ещё куда-то дальше – возможность, но совсем не факт. Это так же необязательно, как и всё остальное во Вселенной, как и сама Вселенная.

Нравится тебе это или нет, но духовные чаяния о приходе нового бытия могут, но не должны сбыться. Это не фатально, фатальны только конец всех актуально живущих существ и тех условий причинной обусловленности, в которых их вызвал к жизни реинверсный потенциал. Помимо возможности упомянутых космических катаклизмов, которые враз могут погасить во Вселенной одинокую свечу органической жизни, есть ещё много чего, что может не позволить двигаться эволюции дальше. Допустим, мировая война с применением ядерного или иного оружия массового поражения, в результате которой вся жизнь на Земле гибнет. Эта опасность не миновала, и похоже, если навсегда минует, то отнюдь не скоро. Агрессивность была и остаётся в природе человека, о чём свидетельствует вся история, которая является по сути историей войн. Никакая мощь оружия и никакая мораль ещё не удерживали людей от взаимного истребления.

Или ухудшение состояния природной среды под воздействием промышленных отходов и неумеренного разграбления её богатств – вплоть до окончательного истощения. Где гарантия, что этого в обозримом будущем не произойдёт? Цивилизация развивается таким образом, что люди на Земле спохватятся скорее всего не раньше, чем процессы деградации биосферы примут необратимый характер, а природные ресурсы будут до предела истощены. Где силы, способные остановить в человеке стремление уничтожать себе подобных и природу вокруг себя ради наживы? В самом «венце творения» природы их что-то не наблюдается.

Можно нарисовать и менее драматичные варианты будущего, но которые, тем не менее, исключают роль человека как переходного вида на пути к сверхэволюции. Даже если на Земле будет прекращён безудержный рост населения, и как следствие – рост потребления, рост уничтожения и загрязнения природы, – даже в этом случае… Что заставит огромные массы людей повернуться к чему-то иному, чем замкнутый цикл производства-потребления благ, в который каждого вовлекает современный образ жизни почти помимо воли? Вся история человечества неопровержимо свидетельствует о том, что духовный поиск, стремление к открытию вертикального измерения жизни, – всегда были уделом одиночек. Тех, кого называли мудрецами, просветлёнными, мистиками. Вспомни: много ли ты встречал в своей жизни людей, способных хотя бы задаться мыслью о чём-то таком, что выходит за пределы повседневной суеты?

Это не удивительно, это в порядке вещей. Я в который раз повторяю, что реинверсный потенциал развёртывается неравномерно, и этот факт находит отражение в природе. Живые существа составляют очень малую величину среди неживого материала; разумные существа – очень малую часть живой природы; а человеческие существа, открывшие вертикальное измерение собственного существования – очень малую часть человеческих существ. И точно так же, как всё вещество Вселенной не может стать живым, все организмы не могут стать разумными, – не может и всё человечество враз стать авангардом Супержизни. Это один из законов всеобщего развития: авангардом, передним фронтом эволюции на любом уровне является только очень небольшая часть того, что оказывается способно к эволюции. А остальное на этом уровне обеспечивает поддержку условий, в которых возможен прорыв к высшим уровням этой небольшой части.

Вот простой пример: для дерева высшим результатом развития становятся плоды. Но для их развития сначала необходимы и корни, и ствол, и ветви, и листья. Дерево не может всё целиком и сразу превратиться в плоды. Иначе оно не сможет существовать. Точно так же не может и весь человеческий организм превратиться в один мозг – весь остальной организм необходим для поддержания жизни и работы мозга.

Но допустим, что мы на положение вещей смотрим слишком мрачно. Представь себе, что во Вселенной есть некая разумная и добрая сила, которая постоянно направляет неразумное человечество на путь истинный и не даст ему уничтожить само себя, а заодно и жизнь на Земле. Некая сила, заботливо опекающая оазис жизни во Вселенной, которая не даст погаснуть Солнцу, не позволит вблизи Солнечной системы взорваться сверхновой или упасть на Землю астероиду. Некая сила, наконец, которая пробудит широкие массы к духовному развитию, и, несмотря ни на что, приведёт жизнь к Супержизни. То есть сила, которая задалась такой целью и обязательно её добьётся – независимо от чего бы то ни было.

Такой вариант, может быть, и лучше, чем уже рассмотренные. Однако тогда получается, что всё уже задано, всё уже предопределено, как конец света и страшный суд в христианстве. А от тебя лично – да и от кого бы то ни было – не зависит ничего. Ты не в состоянии на это повлиять. И что же? Какой интерес пытаться сформировать будущее, которое уже задано, даже если оно светлое? Опять выходит, что ты только инструмент, а не полноправный участник происходящего. Если тебя такая роль устраивает, что ж… Но полагаю, что ищущего человека она не устроит. А ты – ищущий человек.

Там, где настоящее и будущее обязательно, для ищущего нет никакого просвета. Обязательна только смерть, жизнь насквозь необязательна; необязательность – это воздух жизни. Но, к счастью, не существует такой силы, которая досконально контролирует весь мир и развитие жизни в этом мире. Супержизнь выбросила семена возможности в поле неизвестности и предоставила их самим себе, обеспечив некоторым, наиболее удачливым из них, минимальную поддержку при отсутствии всяких гарантий. Вот и всё. Ни настоящее, ни тем более будущее (за исключением конца) для человека как вида и индивида не обязательны.

А потому, хоть и в очень малой степени, зависят от каждого. И от тебя тоже.

Необязательность – это то, на чём тебе стоит основать своё видение мира, жизни и своего места в ней, чтобы двигаться по своему пути.

 

 

*   *   *

 

Но даже если и будет осуществлён переход к высшим формам жизни, – неважно, при активном участии человечества или без него, – то как ты, лично вот ты можешь соотнести общую эволюцию с собственной жизнью? Где твоё место, твоя роль в этом великом процессе? Как это поможет тебе придать значение и смысл собственному существованию? Как это проявляется в твоей жизни, единственной и неповторимой, как влияет на неё?

И снова ты стоишь перед фактом: всё это, как и твоя роль катализатора космической реинверсии, слишком неопределённое и слишком великое, чтобы вместиться в твою жизнь, в твоё осознанное бытие. Это может только вместить твою жизнь. А для такой задачи надо жить ею, целиком и полностью посвятить себя ей, – и только при условии, что ты можешь это, что тебе это дано. А если нет? И, судя по совокупному опыту всей твоей предыдущей жизни, лично тебе этого как раз и не дано. Да, были, есть и будут выдающиеся личности, которые обладали той степенью внутренней гармонии и свободы, позволявшей им достигать максимума человеческих возможностей на пути духовного преображения себя и соответствующего воздействия на мир. Но ты, увы, не относишься к их числу. Тебе дана только способность к пониманию, ну и… ещё кое-что сверх того.

Много или мало – «сверх того»? Прежде всего, само по себе понимание – это уже не так мало. Можно ли далеко продвинуться по пути без понимания того, что и зачем ты делаешь? А кроме того, ты способен воспринимать вертикальное измерение своей жизни – иначе бы мы не общались. И ещё ты способен делать выбор в пользу вертикального.

Учитывая, что многим и такое недоступно, сам делай выводы относительно своих возможностей. И ещё, конечно, нельзя не учитывать, что ты и кто ты в социальном аспекте, в каком контексте пространства-времени человеческой истории тебе приходится жить.

«Приходится», кстати, ключевое слово, – оно означает то, что ты себе не выбирал. То, что тебе навязано, – если называть вещи своими именами. Говоря более мягко, те условия, которые тебе даны. Тебе приходится делать, говорить, думать, воспринимать, терпеть, переживать и так далее – очень многое; практически вся твоя жизнь проходит на фоне «приходится». Ты, как и любой другой человек, настолько свыкся с постоянной вынужденностью как преобладающим лейтмотивом собственного существования, что не замечаешь её, как не замечаешь воздух, которым дышишь. Вся человеческая жизнь по существу проходит под знаком вынужденности и обязательности, она пронизывает жизнь сверху донизу, она преследует каждого и определяет его путь на каждом шагу. Стопроцентно обязательным является страдание – кто смог прожить без него? Жизнь начинается и заканчивается им. И апофеозом обязательности является смерть – нет ничего другого во Вселенной, что бы выполнялось столь тотально и неукоснительно. Даже природные законы, которые кажутся железными, допускают некий люфт неопределённости в исполнении. Но смерть не знает ни исключений, ни нюансов – как раз потому, что она не является только природным явлением. Вдумайся…

Однако мы-то уже знаем, что обязательность существует только за счёт необязательности, она вторична и производна по отношению к необязательности. И потому последнее слово в истине о человеческом существовании остаётся, несмотря ни на что, за необязательностью. Говоря в более общем смысле – за свободой. Говоря о необязательности, я подразумеваю свободу в том смысле, в каком ты сам её чувствуешь и понимаешь в своей жизни.

Итак, за отправную точку мы возьмём тебя теперешнего – такого, кем и каким ты сложился к настоящему моменту.

Ты родился и вырос в то время, когда человечество уверенно заполнило жизненное пространство Земли, достигнув численности четыре миллиарда человек (а за время твоей жизни эта цифра уже перевалила за шесть миллиардов). Время, когда цивилизация накопила множество знаний о мире и достигла небывалого технологического могущества. Время, когда наука, техника и производство находятся на невиданном в истории уровне. Ещё до твоего появления на свет человек уже успел выйти в космос, овладеть энергией атомного ядра, создать гигантские инфраструктуры различных видов производств, жизнеобеспечения и коммуникаций, опутавшие сетью всю планету. И заодно поставить биосферу на грань глобальной экологической катастрофы. И создать горы разнообразного оружия, способного многократно уничтожить жизнь на Земле. Ты родился в человеческом мире, который уже до тебя собственными усилиями мог прекратить своё существование и может сейчас.

Ты родился в условиях цивилизации, которая вырабатывает у человека определённый образ жизни и мышления, адаптированный под неё. Однако она не имеет иного смысла, кроме как бесконечное расширение человеческих потребностей и создание новых средств для их удовлетворения. Добавь сюда ещё безудержное наращивание добычи полезных ископаемых и борьбу за рынки сбыта, которая во многом определяет современную глобальную политику. Человек оказывается вовлеченным в замкнутый цикл производства и потребления, став только функцией в этом цикле, придатком к огромной машине. Уже непонятно, человек формирует эту техногенную цивилизацию или она формирует его. На самой её заре наиболее проницательные люди уже видели эту опасность: «Люди становятся орудиями своих орудий». Эта тенденция только растёт, и предела этому не видно.

Но сузим круг рассмотрения с общепланетного до масштабов отдельной страны, в которой ты живёшь.

Ты родился в государстве, которое несколько десятилетий культивировало у своих граждан убеждение в том, что оно ведёт человечество к его главной заветной цели. А они, граждане, которым посчастливилось в нём родиться, являются для него строительным материалом и его собственностью, которой оно вправе распоряжаться по собственному усмотрению. Что единственно в этом состоит их предназначение. И что они должны гордиться такой ролью.

Тебе с детских лет внушали, что у человека нет никакой свободы, кроме как свобода приспосабливаться к внешним условиям; а всякая по-другому понимаемая свобода – это иллюзия, заблуждение. Что единственная свобода – это осознанная необходимость. Что твой внутренний мир – только отражение внешнего. Что твоё бытие целиком определяет твоё сознание, и эта непреложная истина должна воодушевлять тебя, отвечать на все твои вопросы и быть руководством к действию. И что нет никакого другого смысла в твоём существовании, кроме общественно полезного труда. Можно долго перечислять в таком же духе…

Надо сказать, что это внушение во многом достигло своей цели. Ты почти поверил во всё это. Ты избрал себе совершенно обычную для миллионов людей дорогу в жизни, которую только и могло предоставить тебе это общество – вуз, производство, семья… И, конечно, многолетняя борьба за место под солнцем и подобие материальных благ, в которой ты окончательно потерял бы самого себя. Собственно, любое другое общество предложило бы тебе тот же самый нехитрый набор, – что ещё оно может предложить? Разве что в другом случае ты, возможно, имел бы тогда побольше этих самых благ. Но что бы в тебе изменилось по существу?

Но, к счастью, вертикальное дремало в тебе и не давало успокоиться, изредка давая о себе знать слабыми, но тревожащими намёками на что-то иное, большее, чем вся эта утомительная бессмысленная суета. И к тому же в стране наступили другие времена.

Тебе стало доступно то, о чём ты раньше и мечтать не мог. Ты узнал, что с природой человека, с его местом и ролью в мире обстоит не только не так просто, как тебе твердили ложные учителя, но и просто не так. Ты узнал, как велик и многообразен духовный опыт человечества, от которого твой ум усилиями официальной идеологии был так заботливо и тщательно изолирован. Ты нашёл подтверждение тому, о чём так долго и напряжённо размышлял, в чём сомневался или только смутно догадывался. Оказывается, великое множество людей до тебя прошли по открывшемуся тебе пути, и рассказали другим о нём.

Теперь этот путь перед тобой, и ты… не обязан, но можешь пройти его.

 

 

*   *   *

 

Можно пытаться рассматривать себя самого исходя из разных порядков существования – метакосмического, космического, планетного, общечеловеческого, государственного… Но при таких масштабах рассмотрения отдельного человека просто не видно. Один человек, такой ничтожный и слабый посреди этого бушующего бесконечного мира, который проглотит тебя или раздавит, сотрёт в пыль и не заметит… Меньше, чем комар в лесу. Невольно возникнет недоумение: о каком влиянии на окружающую действительность тут можно всерьёз говорить?

Всё верно. Ты только человек и не можешь видеть реально ни своего места в мире, ни отдалённых или не столь отдалённых последствий твоих усилий. Ты можешь видеть только то, что соизмеримо с тобою самим, то, что является частью тебя самого. Поэтому для цели моего повествования рано или поздно придётся спуститься на самый нижний уровень, который является, так сказать бытовым уровнем твоего существования. Это ты сам и твоё непосредственное окружение. Это тот уровень, который ты в состоянии соотнести со своей жизнью. Собственно, здесь и начинается сфера твоего влияния на мир, подконтрольная тебе самому. И именно ей я собираюсь уделить наибольшее внимание.

Практически всё, что приходит к тебе снаружи, да и почти всё, из чего состоишь ты сам, настойчиво убеждает тебя в обязательности происходящего с тобой и вообще со всем в мире. Но ты уже хорошо представляешь себе, что на самом деле ничто не обязательно. Всеобщая обязательность – это что-то вроде гигантской иллюзии, накрывшей весь мир для разумного воспринимающего существа. Человек как бы смотрит на бытие, на мир, на себя, на жизнь, – и особенно на жизнь вообще и свою жизнь в частности, – сквозь искажающую призму обязательности.

Задумайся об этом. Вспомни всю свою жизнь с того момента, как помнишь себя. Всегда кругом была сплошная обязательность в многоразличных аспектах, в которой жил и ты, и все, кого ты знаешь. И сейчас она заполняет твою жизнь. Она проявляется в давлении обстоятельств, в нескончаемых проблемах, в обязательствах перед окружающими, в нужде, в боли, наконец, в страхе перед всем этим. Похоже, что жизнь и есть сплошная обязательность.

Но ощущение мёртвой хватки обязательности существует не иначе, как в твоём восприятии. Не было бы тебя – не было бы и никакой обязательности. Это простой и бесспорно очевидный, но так трудно осознаваемый людьми факт. Представь, что ты умер, или просто никогда не рождался. Где бы было всё то, что ты считаешь для себя обязательным?

Обязательность – не истина жизни, а её побочный продукт, который я бы даже назвал неизбежно сопутствующим злом.

Не было бы мира – тоже не было бы никакой обязательности. В Изначальном нет никакой обязательности, Оно ничего о ней не знает. Да, собственно, и мир не знает, он знает только причинную обусловленность, которая нисколько его не тяготит, потому что является главным условием его существования и «естественна» для него. Обязательность – только временная локальная несогласованность во взаимодействии материального мира и Того, что за его пределами. Некая анархическая, самопроизвольная переверзия между ними, когда первое отчасти сдало свои права, а второе ещё не вступило в свои.

Конечно, я не хочу сказать, что мир иллюзорен, или что причинная обусловленность иллюзорна. Они существуют объективно, независимо от тебя, но срок существования причинно обусловленной реальности ограничен. Необходимость, страдание, смерть, – тоже не иллюзии, кто бы спорил. С ними ты не можешь не считаться. Однако они реальны настолько, насколько реален твой внутренний мир. Их реальность условна и не окончательна. Они не могут быть более реальны, чем твоё сознание.

А вот сознательное или неосознанное убеждение в обязательном характере всего, из чего состоит жизнь – это стопроцентная иллюзия. С ней можно жить, будучи придатком к огромному механизму современной цивилизации, функцией общественных институтов, исполнителем той или иной социальной роли: отца, сына, начальника, подчинённого, специалиста в том или этом, члена той или иной партии… С ней вполне можно быть очень хорошим исполнителем всех этих ролей.

Но с ней невозможно двигаться в сторону гармонии и свободы, невозможно сознательно проявлять в себе вертикальное измерение. Поэтому, если ты хочешь что-то изменить в себе радикальным образом (а без этого невозможен путь к собственному предназначению), то первое, что тебе надо сделать – это осознать, что ничего обязательного не существует. Ничто в мире не обязательно, в том числе и выполнение тобою или кем бы то ни было собственного предназначения.

Как это ни парадоксально, но это надо понять и принять. Это понимание – концептуальная основа для того, чтобы двигаться дальше. Вместо того, чтобы быть принуждённым к чему-то, что тебе необходимо делать, ты совершаешь в своём сознании прыжок в пространство возможности, в свободу от оков обязательности. Надо стать странником на путях свободы. Вернее, такие слова как «надо» или «необходимо» здесь уже не подходят. Быть может, слова «можно» и «стоит» подходит лучше.

Супержизнь не принуждает никого, Она только предоставляет возможность. Если стремишься к Ней, стоит быть похожим на Неё.

С таким пониманием… не нужно, а можно искать своё предназначение.

 

 

*   *   *

 

Понимание тотальной необязательности всего должно органично вписаться в твоё миропонимание и мироощущение. Оно вовсе не должно произвести в тебе самом и в твоей жизни что-то вроде радикального переворота, хотя и такой вариант возможен. Просто если ты до глубины осознаешь необязательность всего в мире, выработаешь такой взгляд на мир вместо привычного, это неизбежно вызовет в твоём сознании и в твоей жизни существенные перемены.

Такое понимание и отношение ко всему нужно культивировать, как выращивают любимое растение или животное. Нужно жить с этим пониманием, подходить с ним ко всему, что бы ты ни делал и что бы с тобой ни происходило. Необязательность нужно сделать преобладающим фоном своей жизни, вытесняя обязательность, где только можно. И такая практика рано или поздно запустит в твоём сознании глубинные тектонические сдвиги, самопроизвольный механизм движения к вертикальному, к большей внутренней гармонии. И тогда твоя внешняя жизнь также начнёт меняться. Надеюсь, к лучшему.

Я не призываю тебя к тому, чтобы ты снял с себя всякую ответственность в жизни и сложил с себя всякие обязанности по отношению к другим. Забегая вперёд, я даже скажу, что в определённом смысле ты даже станешь ещё более ответственным перед собой и жизнью, чем обычный человек. Понимание необязательности не освободит тебя совсем от тягот, усилий и забот человеческой жизни, да и не должно. Человек, пока он жив, не может жить, вообще ничего не делая, не предпринимая никаких усилий по изменению окружающей реальности, не заботясь о себе и близких. Как бы ты далеко ни продвинулся на вертикальном пути, элементы обязательного неустранимы из твоей жизни. Просто в силу того, что ты остаёшься биологическим существом со всеми его потребностями. Тебе, как и другому живому существу, надо есть, пить, дышать, отправлять естественные надобности. А к тому же тебе никуда не деться от того факта, что ты – существо социальное, вряд ли ты сможешь прожить и чего-то достичь вне общества. Поскольку ты живёшь в нём и являешься в каком-то смысле его частью, тебе надо добывать в нём средства к существованию; как-то обустраивать свой быт; заботиться о собственной безопасности и безопасности твоих ближних; соблюдать законы и правила, принятые в социуме; просто общаться с другими, наконец.

Я бы не говорил все эти банальности, если бы понимание необязательности не контрастировало до такой степени со всем, что человек привык понимать под содержанием своей жизни. Просто я хочу подчеркнуть то, что при всём при этом ты меняешь отношение к окружающей реальности в целом, и такая перемена взгляда не может не отразиться на твоём внутреннем мире.

Во-первых, понимание необязательности всего позволяет изменить отношение к тому в жизни, что действительно совершенно не обязательно и не помогает тебе двигаться по вертикальному пути. Это понимание позволит тебе отсечь от своей жизни массу ненужной шелухи, отнимающей у тебя время и силы. И перенаправить свою энергию на вертикальное, на достижение более цельного, гармоничного внутреннего состояния.

Я бы назвал такое достижение обретением целостности собственного существа. Потому что в таком случае ты приходишь к тому состоянию гармоничного единства всех трёх вертикальных составляющих себя самого (минор – экзистенциум – мажор), которое задано в тебе с рождения, которое представляет твой человеческий потенциал и главную задачу в жизни.

Я не буду подробно объяснять тебе, что именно нужно отсечь от своей жизни – ты сам это должен решить. Говорить подробно об этом можно очень долго, но я не собираюсь тебя вести по жизни за руку, я только даю тебе самые общие ориентиры. В общем это всё то в твоём вертикальном миноре, что не может стать элементом твоей внутренней гармонии, что с трудом интегрируется в целостность собственного «Я». Или вообще никак не может быть интегрировано. Это и присущие тебе самому части собственного существа, и то нежелательное, что тебе приходится воспринимать извне, в условиях, которые ты можешь изменить.

Во-вторых, понимание необязательности всего позволяет выработать правильное отношение к тому, что изменить ты не в силах. А сколь это важно, пояснять не приходится. Вспомни, сколько сил в жизни люди тратят на переживания, на отрицательные эмоции по поводу того, что изменить к лучшему невозможно. Не столько плохие события сами по себе отнимают жизнь, сколько реакция на них. Здесь уместно было бы вернуться к тому, что сам ты пережил недавно, и что привело тебя сюда.

Человек, как и любое живое существо, смертен. Со смертью близкого человека умирает и часть тебя самого. Но понимание, о котором я говорю, позволит тебе адекватно принять уход близкого человека, и мысль о собственном неизбежном уходе. У подавляющего большинства людей, привыкших смотреть на мир сугубо с обыденной точки зрения, нет правильного отношения ни к жизни, ни к смерти.

Если бы оно было правильным, то они бы понимали, что скорбеть не о ком и незачем. Они бы понимали, что смерть, которая ждёт их всех, которую они воспринимают как предельный ужас, столь же реальна, как и их маленькие жизни. Они бы понимали, что есть нечто бесконечно большее, чем их жизни, как они её понимают – есть Источник самой жизни. И что этому Источнику однажды захотелось испытать приключение во временном и конечном. Что Он попытался сделать это, и их маленькие жизни со всеми их драмами и коллизиями – это только Его брызги, такие же необязательные, как и само это путешествие бесконечности к самой себе через конечное.

Они бы тогда понимали, что смерти бояться нечего. Что ужасом как раз было бы их обязательное появление и вечное существование в таком вот качестве и в тисках причинной обусловленности. Они бы понимали, что отдельная дискретная жизнь имеет столько смысла, сколько она вместила в себя и дала развернуться в себе свободе и гармонии Супержизни за короткую вспышку своего существования.

Они бы тогда понимали, что настоящей жизнью, в которой не исчезает их личностный аспект, обладает нечто большее и совсем другое, чем они сами. А именно – вертикальный мажор каждого их них, который неуничтожимо существует вне времени и пространства. И каждый из которых частично входит во время и пространство, связываясь с соответствующим ему индивидуальным вертикальным минором, придавая ему гармонию. И заодно – свободу заблуждения считать себя вечной личностью, или душой, или божьей искрой, или кем там ещё ему заблагорассудится.

Подытоживая, я бы сказал, что понимание необязательности всего нужно для того, чтобы становиться более гармоничным и свободным. Говоря другими словами – для расширения канала связи со своим вертикальным мажором. Всё, что в твоей жизни обязательно, или ты считаешь обязательным, стремится сузить этот канал, засорить его. Предельная обязательность – смерть – означает окончательное перекрытие этого канала. И одновременно означает разрушение твоей целостности.

Рано или поздно это произойдёт, потому что симбиоз временного и вневременного, пространственного и внепространственного, причинно обусловленного и самодостаточного – нестабилен. Да и как может быть иначе? Но это не приговор и не трагедия, а проявление высшего порядка вещей, суть которого в том, что взаимодействие между перечисленными парными сторонами заканчивается в пользу вневременного, внепространственного и самодостаточного. Главное в таком симбиозе – не неизбежное прекращение его, а великая Возможность, которая несмотря ни на что скрыта в нём. И которая может быть им осознана и осуществлена.

 

 

 


Оглавление

7. Экзистенциум
8. Манифест необязательности
9. Солнце и тень странника

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.06: Алексей Горшенин. Морские волки (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!