HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 г.

Вольдевей

Мираж вне графика

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 5.03.2008
Иллюстрация.  Автор: Uhodigger. Название: "Переезд в степи"  Источник:  http://www.photosight.ru/photo.php?photoid=2571351&ref=section&refid=999

 

 

 

Посвящается
начальнику Туркменской железной дороги
Худайкулы Халлыкову,
погибшему в неизвестном месте перевоспитания

 

 

 

Его нашли на насыпи новой железнодорожной ветки, проходящей через Каракумы в столицу страны. Он лежал лицом к щебню. Охранники лагеря исправления развернули беглеца. На них смотрело гордое лицо человека, на котором остались два грязных потека слез. Начальник караула, отвечавший за поселенцев Школы перевоспитания, с размаху ударил прикладом автомата в голову. Пленный схватился за нее, повернувшись на бок, и тотчас же получил сапогом в живот.

 

– Эй, Ахмед! Хватит! В тебя что, шайтан вселился!

 

Это крикнул один из подчиненных начальника караула. Он был не молод и служил в полиции по контракту.

 

– Если ты такой жалостливый, Байрам, то веди его все семь километров в село сам, – ответил Ахмед, сплюнул на землю и выругался по-русски, грязно, вероятно, даже не понимая смысла слов. Так же по-туркменски иногда ругались русские, которые жили когда-то в Туркмении. Но они понимали смысл, и это было настоящим национальным унижением.

 

– Хорошо, – сказал Байрам, – поведу, а не то ты забьешь его до смерти.

 

Ахмед и двое охранников сели в старенький Уазик, и машина, петляя по бездорожью, развернулась в сторону аула.

 

– Вставай, Курбанов, – сказал Байрам. – Ты можешь встать?

 

Пленник, было, зашевелился, встав на карачки, но тотчас же рухнул на землю. Он все еще держался за голову руками, пальцы его ладоней были в крови.

 

– Дай-ка посмотрю, – подошел к нему охранник.

 

Он заставил пленника убрать руки, достал из сапога острый пычагНож (туркм.) - здесь и далее примечания автора., отсек с головы часть волос, вынул из маленькой аптечки йод и пролил немного капель на рану.

 

– Шишка есть, но кровь из-за содранной кожи. Не так все страшно. Не хочешь идти? Ладно, давай посидим.

 

Байрам сел на насыпь. Пленник все-таки приподнялся и сел рядом.

 

– Спасибо за то, что вступился, – сказал он глухим голосом.

 

– Тебе уже за шестьдесят. Раньше такой возраст уважали, – ответил Байрам. Он посмотрел на вытянутое лицо пленника, на его умные раскосые глаза. – Ты из иомудов?

 

– Нет, я из туркменкалинских.

 

– Там хороших скакунов выращивают…

 

– Я пра-пра-правнук Махтумкули.

 

– Вах-вах, какая новость для меня! Неужели самого Махтумкули?

 

Пленник кивнул головой.

 

Байрам отбросил автомат в сторону и встал перед пленником, приложил одну руку ко лбу, а другую к сердцу, и поклонился.

 

– Вах-вах, – снова сказал он, – это же надо! Такого человека сослали! Вы, уважаемый, хотели уехать на поезде или броситься под колеса?

 

– Нет. Я пришел посмотреть на эту дорогу. Я ее строил…

 

– Эй, неужели вы тот самый Керим Курбанов, который был правой рукой Туркменбаши?

 

– Туркменбаши? – криво усмехнулся Керим. – Безродный Ниязов, перебежчик, перевертыш! Жалкий недоучка! Вот кто такой твой Туркменбаши! Это так назвали его лживые газетчики. Я знаю его…

 

– Хорошо, что вокруг никого нет, – сказал Байрам и покосился на калашников, зависший на ремне на ветке саксаула. – Если бы кто слышал твои речи, добил бы и голову отправил президенту. Будете насвай?

 

– Давай.

 

Охранник достал из кармана вырезанную из дерева грушу, покрашенную в желтый цвет, вытащил пробку и насыпал сначала Кериму на ладонь, затем себе по щепотке наса. Каждый положил себе его под язык. Так издревле курили туркмены-кочевники. Благодаря небольшому количеству опиума в насвае, нервы людей успокоились. Затем курящие повыплевывали зеленоватую кашицу.

 

– Да, ты был большим человеком! Заместителем Самого! Что вы там наверху не поделили?

 

– Я бы убил его!

 

– Вах-вах! О чем вы!

 

– О нем! О мелком, продажном сластолюбце! Выжившем из ума маразматике!

 

Слова «сластолюбец» и «маразматик» Байрам не понял, но подумал, что это какие-то американские ругательства. И еще подумал, что они там между собой грызутся, как пауки в пустом кувшине!..

 

– Наговорили на вас?

 

– Да, там много прихлебал.

 

– Почему не постояли за себя?

 

– У меня внуки. Я согласился на измену Родине. Если бы не согласился, то родных бы пересажали в тюрьмы.

 

– Вы настоящий мужчина.

 

– Нет, ошибаешься, – я трус! Мне надо было поднять русских против Ниязова, свергнуть его! А не поддакивать его глупым бредням!

 

– Я не знаю, как до сих пор вас не убили, – вздохнул охранник. Ему было страшно сидеть с таким вольнолюбивым человеком. С ним рядом беда.

 

Но здесь до них дошел какой-то звук. Вдали из-за бархана появился поезд. Он шел с юга на север.

 

– Грузовой идет, – сказал Керим, – по звуку слышу – около полусотни вагонов. А тащит их «Ушка».

 

Пленник посмотрел на охранника. Увидел, что тот не понимает его.

 

– Это тепловоз такой, у него в названии есть буква «у», русская буква.

 

– Давайте отойдем.

 

Они отошли на метров пять к зарослям саксаула. Поезд приближался. Из трубы локомотива шел черный дым.

 

– Не отрегулировали подачу дизеля, – грозно сказал Керим. Он выпрямился, вытянул руки по швам, нахмурил брови, словно приготовился слушать доклад, а может и объяснения о плохом ремонте тепловоза. Да, он был таким, строгим и непримиримым к недостаткам. Еще был вспыльчивым. Он мог накричать, но еще когда был начальником Чарджоуского отделения Среднеазиатской дороги. А после, когда стал начальником «Туркмен демир ёлы», поумнел. Он был ровным в разговоре, но достаточно было лишь чуть-чуть повысить голос, как люди отступали, если защищались, не имея на это оснований.

 

Приблизился тепловоз, он тащил за собой состав на совсем малой скорости, потому что дорога шла на подъем и по кривой. Из окна локомотива на двух человек смотрел машинист. Он был не в форме. На голове лишь одна келлепетюбетейка.

 

И вдруг машинист произвел экстренное торможение. Всего-то метров пятьдесят получилось. Он выскочил из кабины и побежал к людям в пустыне.

 

– Керим-ага, Керим-ага! – кричал он на ходу, размахивая келлепе.

 

Когда он подбежал, то остановился, с болью разглядывая своего бывшего начальника.

 

– Дурдыбай Огузов? Это ты!

 

Бывший начальник дороги шагнул к машинисту. Они обнялись, и так долго стояли, покачиваясь, сглатывая слезы.

 

– Ах ты, шайтан! Ты что так дымишь! Ты думаешь, пустыня большая, вытерпит?

 

Это Керим отстранил от себя машиниста и стал его отчитывать.

 

Тот стоял, утирая слезы:

 

– Машина не достояла на ремонте, ее вытащили на маршрут.

 

– Как так?

 

– Не хватает их…

 

– А что не по форме одет, и что в одно лицо едешь? Без помощника?

 

– Помощников нет, да и платят за одно лицо чуть больше… И какая там форма? Без нее денег нет. У меня же двенадцать детей, восемь внуков… Если бы не корова да теленок. Я же на ХитровкеГородской район Ашхабада, примыкающий к вокзалу с восточной стороны. живу, там у меня дом, рядом с депо.

 

– Знаю, – ответил Керим, – забыл, что на свадьбу старшего сына приглашал?

 

– Да помню, помню и подарок от руководства дороги, машину «Жигули»…

 

– Ты же был «Почетным железнодорожником» от тогдашнего МПС СССР.

 

– Давно это было. А сейчас мне надо на пенсию. Но не пускают – людей не хватает… – Машинист помолчал, а после спросил. – Почему так произошло? Почему аллах допустил, чтобы страна разбежалась?

 

– Ну, хватит тебе! Ты же знаешь народную мудрость: беречь надо то, что есть. Не уберегли…

 

– А почему вы здесь? – спросил машинист. – Я слышал, что вас в тюрьму посадили.

 

– Вот моя тюрьма, – показал Керим на пустыню. – Меня перевоспитывают. Помнишь китайских хунвейбинов? Про них еще партийные агитаторы говорили, да по радио передавали.

 

– Я все помню, яшулиУважаемый (туркм.), каждый день счастья помню!

 

– Какой я тебе яшули, Дурдыбай? Я идиот, забывший о гордости!

 

– Нельзя так, Керим-ага, нельзя! Мы боялись вас, но и уважали. Еще ночь, еще петухи спят, а вы уже то на станции, то в депо, то в дистанции пути. Мы слышали ваш голос по селектору, все вы знали, не проведешь! И еще помню ваше любимое выражение: «Ты думаешь, что Бога за бороду взял и ничего не страшно?» При вас никто не зарывался!

 

– Да что там говорить. Не надо было мне с дороги уходить. Да думал, что помогу отрасли, новые ветки проложим, тепловозов накупим… Даже думал, что надо переходить на электротягу. А что, вон Марыйская ГЭС только на полмощности загружена! Думал, что дойдем и до Индийского океана… Думал, да, оказывается, не тем местом!

 

– Вы никогда так себя не ругали! А что с семьей?

 

– Не знаю точно, – Керим оглянулся на охранника. Тот отошел в сторону. – Сыновья стали бизнесменами, а дочка уехала с мужем и детьми в Москву. Там им лучше. Старшая внучка в Америке с мужем. Вот так. Жену жалко…

 

– Да, ваша Дурдыгуль-апа стала настоящей железнодорожницей, столько лет с вами вместе!

 

– Все, хватит разговоров, иди, диспетчер там разрывается! Ты как остановку-то оправдаешь?

 

– Найдем причину! Столько недоделок! Вон шлангов и ремней кучу запасных везу.

 

– Они тебя вычислят по месту остановки с нашим лагерем. Беды не оберешься!

 

– Скорее бы он сдох!

 

– Иди, и не греши! Аллах приберет, когда захочет.

 

– Я думаю, ему помогут подняться на небо… А давайте ко мне в кабину! Свяжем этого, – машинист кивнул на охранника, – и доставлю в Ташауз. Там есть ребята, перебросят к узбекам. Каримов вас в обиду не даст. Вы ж такая фигура!

 

– Меня то может быть и защитит, он мужик четкий, а вот кто моих родных убережет? Уходи!

 

Керим аж топнул ногой, как это делал, когда заставлял слушать его приказания. Но послышался лишь слабый хруст песка.

 

Дурдыбай встал на одно колено перед своим бывшим начальником дороги, и взялся за полу его халата, и поцеловал грязную, запыленную, забитую песком ткань. Словно это было знамя неизвестной страны, которой надо было присягнуть на верность. Но оба знали, что это была дань погибшему государству, миру, в который жил без Вавилонской башни.

 

Когда старый машинист поднялся, они снова обнялись. Но слез уже не было. Они появились после, когда машинист уже в кабине тепловоза взялся за контроллер, а охранник снял свой автомат с куста пустынного дерева.

 

Он коротко приказал Кериму:

 

– Пошли… пошлите… домой!

 

Так и разошлись люди и поезд, чертящий в небе хитросплетения из колец дыма, которые быстро рассеивались.

 

Вскоре на этом месте никого не было.

 

Был только мираж, так часто появляющийся в воображении людей, потерявшихся в пустыне.

 

На этот раз пустыней была их прежняя жизнь…

 

 

 

Реклама:
организация корпоративных праздников от профессионалов
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.10: Григорий Гуркин. Каталог художественных работ

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!