HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Катерина Ермолаева (Вольная)

Мы – люди городские…

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 27.08.2011
Иллюстрация. Название: "About The Lonely Cow II". Автор: Edvaldas Ivanauskas. Источник: http://www.photosight.ru/photos/2157775/

 

 

 

Проснулся дед Матвей с третьими петухами. Оделся наспех, выпил молока, вышел во двор, закурил. Всю ночь не спал старик – мучился сердцем. Лаяли собаки, за стенами сарая мычала корова – вчера вечером её не кормили, с утра не выгоняли со стадом, нынче собрались резать. Потоптался дед Матвей у крыльца и пошёл по росяной траве в сарай.

– Эх, Милка, Милка…– сказал-выдохнул, глянул на выпершую хребтину Милки, на отвисшее вымя. Может, и надо было дать вчера скотине наесться досыта? Ведь как знала, как чувствовала, что ей нынче с жизнью прощаться, вырвалась вчера со двора, выбежала за обочину, где бурьян разросся, и ну траву жевать. Еле загнал старик её в сарай, запер на щеколду, вот и стоит теперь, милая, голодная.

Сегодня и сыновья приедут из города помочь отцу, всё торопят его, теперь всё делают быстро: скотину режут, дом продают… Жалко деду Матвею и корову, и дом, да деваться некуда – сыновья зовут в город. Что, мол, на старости лет с огородом, с коровой возиться, в старости отдых нужен. И так старик разболелся, совсем никудышным стал: и радикулит, и ноги, и сердце… Да и старуха сдала за год: всё лицо, как печёное яблоко, в морщинах, ходит с трудом, дышит тяжело, – куда вам, старикам, за хозяйством угнаться?

Угнаться, конечно, не угонишься, да вот свыклись уже с деревней, с заботами и хлопотами… А в городе-то – суета, шум, гам… Тьфу! Квартира там какая-то в самом центре, продай дом да ещё доплачивай! А чем квартирка-то лучше избы? Неужели всё, что век наживали, негодно совсем, ненужно стало? Сыновья говорят – негодно – ну, им виднее.

Постоял немного дед Матвей, а как собрался уходить, Милка замычала. И показалось старику в её мычании обидное что-то, жалостливое, он тяжело вздохнул:

– Ладно, Милка, потерпи… Скоро теперь…

Черт-те что сказал! Горько было старику. Запирать корову снова не смог, – пусть хоть на свет божий налюбуется напоследок. Вывел из сарая, а сам пошёл к дому.

 

Вышла из избы и жена, Ксенья, тоже спозаранку встала, переживает.

– Эх, мать, – только и выдохнул старик, сел на завалинку. Двор у стариков неладный – и задний, и передний, – всё на виду, вот и Милка стоит недалеко, смотрит умными глазами на хозяев, вдыхает в ноздри чистый деревенский воздух.

– А что, помнишь, мать, как энтим летом телка-то у ней отобрали, всю ночь мычала, горевала… Скотина-то скотина, а разумная, знает толк…

– Да, а как же… разумная, да.

Бабка села рядом. Сняла платок с плеч, повязала на голову. Молчали долго. Припомнил дед Матвей, как покупали со старухой тёлочку, поили молоком, кормили свежим сеном. Ласкаться любила, чудная, вот и прозвали Милкой. Теперь пошёл уж ей четвертый годок – не стара ещё, долго прослужит…

– А давеча Гришка-то говорил, что, мол, оно и к лучшему, что с хозяйством расстаёмся, – услышал старик хриплый голос жены (бабка подняла вверх палец), – вот как говорит. В загранице, говорит, давно уж никто скота не держит, огорода не ведёт. У них штраф за энто берут, огород с корнями вырывают. Тоже ведь – каждому своё дело: на ферме, мол, выращивают коров, и для огорода специальные люди имеются. У кого какая работа…

Дед Матвей покосился на бабку, подошёл к корове:

– Да все равно мы без Милки никуда…

Провёл рукой по хребтине, похлопал по бокам… Неужели ей сегодня горло перерезать? И кому? Ему, старику, который растил и лелеял, с благодарностью пил парное молоко…

– Ладно, уймись. Чего уж там… – голос старухи дрогнул. – Сядь. Счас и сыновья приедут. Обещали же.

Дед Матвей только отмахнулся, с любовью посмотрел в тревожные чёрные коровьи глаза, смахнул слезу:

– Дай хоть наглядеться на прощанье…

 

За воротами загудел мотор автомобиля.

Калитка – настежь, Василий и Григорий (оба высокие, крепкие, голосистые, не в отца пошли – в деда), хохоча, ворвались во двор. Старик устало перевёл взгляд с одного на другого, горько подумал:

«Энтим за праздник корову зарезать, ни черта не боятся…»

– Ну, здрасьте вам! Там всю дорогу перекопали, пришлось объезжать. Зато вспомнили былые времена – полдеревни объехали – тут, оказывается, каждая собака за углом, как в детстве, родная. Теперь вот корову резать, как десять лет назад…

– А Милка-то, смотри, вот она!

Григорий захохотал, обхватил Милку за морду. Она задергала ногами.

– Ух! – Григорий отшатнулся: чего доброго, еще лягаться вздумает!

– Хорошая корова, сердитая!

Старик почесал бородку, опустил глаза. Протестует Милка, печалится, да им этого не понять, мучителям…

Старуха спохватилась – предложила всем чаю, свежего, из листьев смородины. Сыновья отказались: и так, мол, времени много ушло, какой там чай, скорее к делу… Погнали скотину к сараю, Милка тревожно оглядывалась, не хотела и шагу шагнуть. Старик похлопал по боку, сказал ласково:

– Ладно уж, Милка, иди, иди…

Отозвалась на слова хозяина: «Му-у!», будто поверила, пошла вперёд. Бабка Ксенья, перекрестясь, зашла в дом: смотреть на муки Милки не хотела. Старик попыхивал папиросой, надо было нервишки успокоить – вон как разыгрались! Или старым стал, сердце не выдерживает?

 

– Где верёвка, отец? – услышал дед Матвей нетерпеливое. Куда торопитесь, куда спешите? Милка дрожит вся, родная…

Ответил, не оборачиваясь:

– На погребке свёрнута, в корзине.

Сам нехотя пошёл в кладовую, достал давно позабытый нож – покупал когда-то для этого дела. Тьфу!

Спутывали Милке ноги, она стояла смирно, ни звука от неё не слышали. Глянул дед Матвей на неё, и сердце кровью облилось: в огромных коровьих глазах по капле собирались слёзы. И раньше знал старик коровьи слёзы, но до сих пор не мог понять – не видел, чтоб хоть одна земная тварь ревела, а корова вот слёзы льёт, как человек…

– Эдак, эдак…Слишком-то ноги не жми, Гриш, – попросил сына и отошёл подальше (не разреветься бы самому, при сыновьях-то стыдно).

– Вот как оно… На бойне-то быков не слишком мучают, оглушают разом… А энта тяжёлую смерть примет, вся дрожит, боится.

Втроем повалили Милку на землю, она замычала. Мычала долго, протяжно, старику почудилось, будто скотина, мучаясь, кричала. Резал душу этот крик. И вся напряглась, мордой мотает, хвостом дёргает. Старик даже биение её сердца слышал, так колотит-мечется… или его, стариково, вот-вот из груди вырвется?

Василий оседлал Милку: одно колено – на земле, другое – на корове, изловчился, мучитель! Григорий держал корову сзади, старику приказал передние ноги держать.

– Ну что, отец, давай нож…

 

Дед Матвей слабыми руками протянул нож сыну. Блеснул в руке Василия нож, другой рукой он крепко обхватил корову за морду. В последний раз глянул дед Матвей в застывшие от страха коровьи глаза, сердце Милки заколотило у самого уха… «Стой!» – не выдержал старик и вырвал нож у самой коровьей глотки.

– Ну, отец, – улыбнулся Григорий, и вдруг с опаской посмотрел на побелевшего старика. – Я только собрался, а ты…

У деда Матвея дрожали ноги. Не устоял, сел на землю подле коровы. Бледный весь, губы синие, бородка трясётся.

– Что с тобой, отец, плохо, что ли?

Сыновья испугались не на шутку: Григорий махал перед стариком кепкой, Василий побежал было за матерью, но дед Матвей остановил:

– Ладно, не майтесь, и корову распутайте. Завтра пойду искать покупателей. Мы ж теперь люди городские, мясо и на базаре купим…

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!