HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 г.

Tony Wrong

122 золотые монеты

Обсудить

Сказка

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 22.02.2007
Иллюстрация. Автор: De Vito

– Отвези это письмо Графу Лютеру до захода солнца, – наказывал гонцу сэр Гидрик, по своему обыкновению подчеркивая каждое свое слово схожим выражением лица. – Да смотри не разевай рот, если не хочешь потерять эту должность. Я помню твой поход, когда ты заблудился в болотах.

Сэр поднял голову и с довольным видом почесал подбородок, а потом добавил:

– И возвращайся в деревню сразу же. Вдруг нужно будет отправить еще что-то. Я не собираюсь ждать тебя целую вечность. Все, иди.

Сэм небрежно взял толстый сверток в толстом кожаном чехле. Потом он развернулся, отрешенно вскочил на коня и отправился в путь. Когда он скрылся за кустистым холмом, его ход стал немного медленнее: лошадь шла свободным шагом и изредка похрапывала, как бы соглашаясь с хозяином, который ворчал на сэра Гидрика.

– Сэр! Ха-ха! Да я бы мог быть еще лучшим сэром. Ему это положение даже не идет. Не сэр, а какой-то ворчливый дурак! И вообще я не боюсь никого. Надоели эти мелкие поручения, они мне не дают проявить себя. А ведь поэтому мои способности никто и не замечает. Вот сейчас выброшу это письмо и пусть со мной будет что будет…

Так он говорил потому, что у него было испорчено настроение. А может потому, что у него не было родных, и жизнь его была какой-то пресной. Вообще-то ему нравилось быть гонцом. Это не то что сидеть в душной мастерской, здесь каждый раз что-то новое.

Сэм был человеком малообщительным, он вырос в детском доме. Однажды ему поручили принести какую-то важную вещь. Никого другого просто рядом не оказалось, и шансов, что какой-то мальчишка выполнит это, казалось, не было. За этой вещью охотилось много людей. И поразительно, что он ушел от всех и доставил посылку. Это не прошло незамеченным, и он стал получать поручения от сэра Гидрика. Теперь он выполнял свою работу, расслабившись до предела.

Он знал, что до наступления темноты он сможет дойти как нечего делать. Поэтому, проходя мимо речушки, он решил покидать камни в воду, что доставляло ему немалое удовольствие.

Сэм слез с коня и направился к берегу, это заставило сотню лягушек булькнуться в водоем и исчезнуть в воде. Первый увесистый камень, оказавшийся в его руке, принес ему такое же удовольствие, какое приносит ароматный кекс, оказавшись во рту у обжоры. Он с силой бросил камень, докинув почти до середины реки.

– Да, в куртке кидать неудобно. Это не дело, – подумал он и сбросил куртку на землю, а сверху положил сверток с посланием. Потом он начал один за другим посылать в воздух камни.

Нужно подметить одну деталь в этом повествовании, Не будь ее, этой истории и не было бы. Дело в том, что берег не был усыпан камнями разной формы и величины. Среди травы и островков песка камни попадались довольно редко, но все же их не приходилось искать. Камни эти были гладкой округлой формы и располагались примерно на равном расстоянии друг от друга. По этой-то причине, вдоволь накидавшись, Сэм оказался на некотором расстоянии от сумки. А когда он метнул на нее взгляд, то заметил горбатого бельзера, который, судя по всему, вылез из реки. И теперь он стоял, держа в лапе письмо, и шоркал ногами так же, как делают собаки, отходя от нечистот. Только он направил это унижающее действие на его куртку.

Сэм с криком бросился за ним. Бельзер издал хрип, который выражал не то радость за украденное, не то отчаяние за то, что его заметили, и бросился к воде, не выпуская из рук чехла с письмом.

Как же был разгневан Сэм. Он выхватил из-за пояса кинжал и, прыгнув в реку, начал рассекать им водную гладь. Он бился как подстреленный гусь, который, падая в воду, пытается взлететь, пока совсем не иссякнут силы. Выбившись из сил, он, весь промокший и злой, выбрался на берег и, упав спиной на траву, уставился на небо. Сперва Сэм просто лежал и тяжело дышал, потом его взгляд сосредоточился на небе. Он наблюдал за каждым проплывающим над его головой облаком и пытался понять: поступил ли он глупо или же нет. Постепенно его дыхание стало спокойным.

Пролежав так некоторое время и успев рассмотреть семнадцать пар облаков, он отправился в обратный путь. Теперь ему предстояло самое сложное – держать ответ перед сэром Гидриком. К холму он приближался еле переставляя ноги, идя рядом с конем. Он специально тянул время, будто идет издалека. А едва оказавшись в поле зрения западной деревни селения Гор, он вскочил на лошадь и галопом помчался к его особняку.

Сэр Гидрик сам собирался куда-то ехать, поэтому, когда Сэм выскочил из-за поворота, их лошади чуть было не столкнулись, издав ржание. Гидрик, увидав Сэма со столь ранним возвращением, выпучил глаза больше, чем напуганная лошадь.

– Что может означать твое столь быстрое возвращение? Надеюсь, что произошло чудо, а не наоборот.

– Сэр! – воскликнул Сэм с отчаянием. – Жестокая случайность приключилась со мной. Я скакал во весь опор. И ужасно захотел пить, а мехи все пусты. Хотел я из ключа попить, что у реки там был, недалеко. А пить хотелось так, что уж ужасно душно стало, и куртку снял я. Вместе с ней и сверток бросил, сверху.

– И что, и что со свертком-то? – с волнением спросил Гидрик.

– Поганый бельзер, вот ведь хитрая зверюга! Схватил ваш сверток и бросился бежать к воде.

– Что-то мне кажется, что врешь.

– Чес-слово, господин. Он бросился к воде, я следом бросился за ним. Но все же я земной, а он, проклятый гад, – почти как водяной. Стащил он сверток в глубину, там не достать, как ни пытайся.

– Теперь послушай-ка меня, гонец. Ведь по закону тебе должен быть конец. Однако я не злобный, не тиран, и помню я, служил ты мне, как ветеран. А в этом письме скрывалась сумма в сто двадцать две златых монеты. Все, что должны мне должники за это лето. И чтоб тебе в могилу не нырнуть, придется золото за всех людей вернуть.

– Но как же, их аж сто двадцать две. Достать бы мне хотя бы две!..

– Ну, это уж твои проблемы, не нужно мне такой дилеммы. Притащишь сто двадцать две золотых – иль попрощаешься с миром живых. Теперь ступай. Вали отсюда. И помни: у тебя три дня, чтоб сделать это чудо.

С этими словами он снова выпучил глаза, но не так сильно, как в первый раз, и поскакал прочь. Сэм же остался рядом со своей лошадью. Он снова хотел упасть на землю и долго-долго смотреть в облака. Возможно, даже до смерти. Хотя лучше целую вечность, подумал он, подняв голову.

Постояв так совсем немного и осознавая, что монетам с неба не посыпаться, он оседлал лошадь. У него в трудностях всегда возникал хороший настрой, что помогало ему смело идти к цели. Что толку просто сидеть и горевать, даже если проблема, кажется, не разрешимая.

– Вот если соберу сто двадцать две монеты за три дня, я сам себе насобираю потом столько, что мне не надо будет ни на кого работать.

Он понимал, что устраиваться на работу нет смысла, так как нет такой работы, где за три дня дают больше десяти золотых монет. Оставалось две вещи: найти быстренько какой-нибудь клад или ограбить какого-нибудь богатого старичка, который много накопил за свою жизнь. Хотя лучше ограбить его сына, которому он передал все наследство. Только вот как узнать, кого и когда?..

Сэм медленно ехал по загнутым улицам и сосредоточено озирался по сторонам, ища все, что может пойти на приобретение золотых монет. Так незаметно он выехал из города, и теперь ему попадались только редко стоящие домики. Из одной ветхой избы, которая была более кривая, чем остальные, выбежала маленькая девочка с взволнованным лицом. В тоненьких пальчиках, высоко над головой, она держала монетку. Золотую монетку.

– Нашла! Я, наконец, нашла ее.

Сэм пришпорил лошадь и, промчавшись рядом с девочкой, выхватил у нее монету.

– Я тоже нашел! Ха-ха! Вот и первая монетка. Осталось всего сто двадцать одна, – он смеялся так громко, что заглушал плач девочки.

Впереди его ждали еще десять монет. А достал он их вот как…

По пути в близлежащую деревню он встретил девушку в белоснежном платье с белыми как снег волосами. В своей изящной руке она держала не менее изящный меч, который мерцал белым светом. И лишь острие его багровело от крови.

Рядом лежал ужасно толстый человек с выпученными глазами и смертельной раной в животе. Вокруг него вились мухи, но они казалось, даже близко боялись подлетать к девушке. Она смотрела вниз так, что ее зрачков не было видно. Голос ее зазвучал очень звонко и одновременно мягко.

– Этот вор украл у одного из жителей города кошелек с золотом. Если ты его достанешь из этого вора, то можешь взять себе десяток монет. Я же не могу пачкаться в этом огромном куске жадности. Понимаешь меня?

– А что, деньги в нем?

– Да, он проглотил кошель и задохнулся бы. Но он так долго мучился, пытаясь перевернуться на живот, что во мне проснулось…

– Жалость?

– Нет. Отвращение. Трясясь в мучениях, он проклинал себя, что не убил того, у кого украл этот кошелек. «Если я не сдохну, – думал он, – обязательно вернусь к нему». Это последнее, что я прочитала в его черном мозгу. Итак, ты поможешь мне? – Ее взгляд так и не попадал в его глаза.

Сэм, одновременно заволновавшись и испугавшись, согласился. Ему было ужасно противно, но он, зажмурив глаза и сморщив лицо так, что стал непохож на себя, засунул ему руку в рот. Рот был огромный, мешал только распухший язык.

– Там ничего нет, – тяжело произнес он, царапая кожу об пожелтевшие зубы.

– Глубже! – мягко пояснила девушка. – Кошелек в горле.

Сэм засунул руку прямо в горло и нащупал кошель. Рука его при этом скрылась во рту толстяка по локоть. Он резко вытянул руку вместе с кошелем, и изо рта толстяка побежала пена.

Сэм бросил кошелек в сторону и с омерзением отвел от себя обслюнявленную руку.

– Теперь, будь добр, высыпи деньги на землю.

Он так и сделал. Всего в кошельке было одиннадцать монет, и он, по уговору, взял себе десять. Теперь у него было одиннадцать монет и оставалось добыть всего сто одиннадцать. Девушка не двигалась с места и не издавала ни звука.

– Я могу идти? – не понимая, что еще сказать, спросил Сэм. На это девушка еле заметно кивнула головой.

Единственное, что его беспокоило сейчас больше, чем золото, – это то, где отмыть руку от этих зловонных слюней.

Он направился к болоту, которое было поблизости, в стороне. Уже была глубокая ночь, когда он улегся спать недалеко от болота под каким-то темным деревом.

На утро, когда он открыл глаза и теперь уже при дневном свете увидел это дерево, его объял ужас. Как он мог не подумать об этом раньше, ведь он знал об этом дереве! Это было дерево Унд. Но само по себе оно не страшно. Оно является местом обитания цикрихона. Цикрихон выходит только когда кто-то живой попадает под тень его дерева.

В давние времена люди не так боялись самых мерзких чудовищ, как боялись цикрихона.

Сэм проснулся и ужаснулся оттого, что он лежит в тени.

– Может, я все-таки уберусь отсюда незамеченным. Вроде бы тихо и никого нет, – подумал Сэм. Он поднялся, хотел отвязать лошадь и обнаружил, что она съедена. Лишь голый скелет лежал на земле. Сэм замер и тихо, как только мог, пошел от дерева. Вдруг позади него, на ветке дерева, мелодично пропела какая-то птичка, похожая на скворца. Сэм невольно обернулся и посмотрел на скворца.

– Как ты здесь оказался? – спросил совершенно непринужденно скворец.

– Прошу, не делай мне ничего плохого, – жалобно попросил Сэм.

Скворец бросился вниз и, не успев достигнуть земли, обратившись в рысь, мягко приземлился.

– Ко мне так редко приходят люди, и к тому же они все какие-то боязливые. Я поражаюсь тому, как быстро вы распускаете слухи. А я ведь просто хочу пообщаться, – рысь широко зевнула и продолжила. – Знать языки людей разных народов и не говорить с ними – это ужасно. Так скажи мне, – сказала рысь, подходя ближе, – как ты здесь оказался?

– Я мылся в этом болоте, потом страшно захотел спать и, ни о чем не думая, устроился здесь.

– Интересно! – потягиваясь, мурчала рысь. – А с чего бы это тебе мыться в этом болоте, и к тому же прямо перед сном, поздней ночью?

– Я заблудился, и больше негде было.

Черная рысь зашипела и превратилась в такую же черную пантеру.

– Я не люблю обман. Твоя рука пахнет мерзостью, такой, какую редко найти!

– Да, ну… – замялся Сэм. – Я вытаскивал у толстяка… у мертвого толстяка изо рта кошелек.

– Тебе что, нужны деньги? – скорчилась пантера. – Деньги, вот вам чего нужно бояться. Я могу годами перечислять страдания, с которыми вы живете из-за них. И вы же не можете без них по причине своей жадности. Жадность, да – вот еще что я ненавижу.

– Не именно мне нужны деньги, – Сэму уже было все равно, он понял, что цикрихону после многих лет ожидания не насытиться одним конем. Поэтому он пересказал ему все, как есть.

Пантера без каких-либо усилий уменьшилась и стала котенком. Все таким же черным.

– Да, хорошо. Откровенность, вот-вот, это я люблю. Я ее чувствую. Откровенный разговор – это не простой обмен словами и формальностями, это обмен чувствами. Часть тебя переходит другому человеку. Да! Твоя история интересна. Давно мы не слышали таких. Я даже поучаствую в твоей истории, так сказать, помогу тебе.

– Как ты мне поможешь? Вас тут много? – растерялся Сэм, не веря своим ушам.

– Много или один, мы или я, это не имеет значения. Я совершенно другая форма существования, которую тебе не понять. В общем, слушай. Тебе не хватает ста одиннадцати золотых, чтоб у тебя стало сто двадцать две? Так я тебе дам сто двадцать две монеты, если ты поправишь, что испортил, достав одиннадцать монет.

Сказав это, цикрихон слился с тенью своего странного дерева.

У Сэма так же в распоряжении было три дня. Первое, что он сделал, – пришел в соседнюю деревню, и нашел семью, которую обокрал толстяк. Он им дал десять золотых. После этого он направился в деревушку, где украл монетку у девочки.

– Ну не просто ли! – думал он. – Верну монетку этой плаксе и всего-то.

Когда он выхватил монетку, у него было завязано лицо, поэтому сейчас девочка его не должна была узнать.

Войдя в покосившийся дом, он увидел там мертвую женщину, лежавшую на койке, и плачущую рядом с ней на коленях девочку. Монета была у него в левой руке.

– Что с твоей мамой, милочка? От чего она умерла? – не ожидая, что увидит такую сцену, спросил Сэм.

– Я…я… – не могла ответить она, постоянно хлюпая носом и заливаясь слезами.

Он снова растерялся и сказал:

– Пошли со мной, дорогая. Расскажи, как это произошло. – Он вывел ее на улицу, но пока решил не вручать золотой.

– Я… я… – снова полились слезы. Потом она начала еще раз. – Я потеряла золотой, который был у моей мамы. Он был ей очень дорог, но она меня простила. Потом она заболела, а лекарство от такой болезни стоит очень дорого у кинесов. Но я искала эту монетку и, наконец, нашла. Но только я выбежала на улицу, чтоб бежать к лавке торговцев, какой-то злой вор, гадкий вор… – она опять пустила слезы, – он выхватил ее у меня из рук и захохотал дьявольским смехом. Я рассказала об этом маме, и она прокляла его. И вот, этой ночью она умерла… – девочка громко зарыдала, уткнувшись лицом в его грудь. Сэм стоял на коленях и обнимал ее, он не мог проронить ни слова. У него внутри было неописуемое чувство, будто половина его сердца превратилась в огонь и жарила его изнутри, а другая половина – в лед, и обдавала его мертвецким холодом. Эти две половины пытались убить друг друга. Он осознавал себя убийцей ее матери и одновременно ее утешителем, к которому она прониклась доверием безо всякого знакомства. На его лице это выражалось только тем, что уголки его губ судорожно подергивались, а глаза стали мокрыми от слез, но так и не обронили ни одной.

– Где твой отец? – с трудом сдерживаясь, спросил он.

– Ушел куда-то давно и не вернулся. Так говорила мама. Теперь, без мамы, у меня никого из родных не осталось.

– Нет, доченька, твой папа вернулся… это я, милая, – проговорил он, и слезы, накопившиеся в его глазах, хлынули по щекам. И он чувствовал их соленый вкус, так же, как и девочка, которая его целовала, судорожно проговаривая: «Папочка! Папочка!». Она почувствовала нежность, которая исходила от него, и ей не нужно было никаких других доказательств.

Сэм так сильно сжимал кулак в левой руке, что монетка погнулась.

Через три дня после того, как он встретил цикрихона, цикрихон встретил его, когда он выходил из комнаты, где спала девочка. Он только что уложил ее спать и теперь решил навести порядок в доме. Цикрихон пришел в виде домовой мыши.

– Я был полностью уверен, что тебе не возместить того, что ты натворил. Хотя… ты и не возместил. Просто получилась непредсказуемая ситуация. Я должен был убить тебя в любом случае, я так обычно и поступаю с глупцами. Но теперь получается так, что если я убью тебя, я затрону и ее жизнь. Ведь она считает тебя своим отцом. А я никому, никогда, ничего не должен. Ты, сам того не зная, нашел выход из ситуации, из которой не было выхода. Заметь, деньгами не возместить того, что из-за них случается... Ах да, еще одна вещь. Покажи ты ей монету, она бы догадалась, кто ты. Эта монета особенная, если ты не заметил, на ней король изображен без глаза. Так что спрячь подальше и не показывай. И вот ваши деньги, ровно сто двадцать два золотых.

– Постой! – крикнул Сэм, когда мышка собралась юркнуть на улицу. – Значит, с десятью золотыми я поступил верно?

– Не имеет значения. От того толстяка ты заразился странной болезнью, и у тебя скоро начнет гнить рука. Но радуйся, ты останешься жить.

Золотые можешь не возвращать сэру, бельзер положил конверт на место. И догадайся, кто был этим бельзером?

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

23.04: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

08.05: Сергей Жуковский. Дембельский аккорд (рассказ)

05.05: Дмитрий Зуев. Хорей (рассказ)

01.05: Виктор Сбитнев. Звезда и смерть Саньки Смыкова (повесть)

30.04: Роман Рязанов. Бочонок сакэ (рассказ)

29.04: Йордан Йовков. Другой мир (рассказ, перевод с болгарского Николая Божикова)

27.04: Владимир Соколов. Записки провинциального редактора. 2008 год с переходом на 2009 (документальная повесть)

25.04: Бранислав Янкович. Соловей-пташка (рассказ, перевод с сербского Анны Смутной)

22.04: Александр Левковский. Девушка моей мечты (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!