HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Игорь Якушко

Никогда в табачных облаках

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: , 19.12.2007
Иллюстрация. Игорь Якушко. Никогда в табачных облаках.   Источник: www.uralweb.ru

 

 

 

В соседней комнате гулко хлопнула крышка рояля и расплывчатый Шопен оборвался на высокой, истерзанно-патетической ноте. Она отодвинула стул и направилась сюда. Движение в пространстве как воплощение решения, принятого в пользу того, чтобы оборвать Шопена, отодвинуть стул и направиться в спальню.

Мне вдруг показалось, что каждый человек, в конце концов, может быть рассмотрен с точки зрения Идеи. Я припомнил сходные случаи и удивился: с кем и о чем бы мы ни говорили, всегда в итоге получалось, что каждый из нас несет в мир какую-то свою глобальную (хотя иногда, увы, – и мелкую) Идею. Каждый рассуждает, спорит, доказывает какие-то частности, а в результате просто отстаивает какую-то одну мысль, направление, измерение, что ли... Не знаю, как назвать. Вот слова "в разных плоскостях" ведь очень точные. Главные.

 

Взять, к примеру, этого москвича – молодой да ранний, съежившийся в объятиях идеи частного взгляда на вещи. Сначала я не понимал, почему с ним так тяжело общаться. О чем бы ни говорили – на все своя точка зрения. Но этого определения недостаточно. Потом Алина сказала, определила кредо москвича: я, говорит, его не перевариваю. Смотри, он в любом разговоре отстаивает самые простые банальности, но подает их так, словно это – особенная, индивидуальная точка зрения, результат трудного опыта, интеллектуальная авторская собственность! Алина права... Четка в определениях, как толковый словарь Ожегова. Это, кстати, ее, алинино, жизненное кредо. Идея, я хотел сказать.

– Марат, – говорю я москвичу, – я вот тут думаю себе, охота мне к вам в Москву переселяться или ну его, у себя в провинции нормально. Что скажешь?

Марат (не задумывяась, приезжая на выходные, сдвинув брови, сочно потея, неуверенно-уверенный; я смеюсь с серьезным лицом):

– Нет, ну ты понимаешь, что каждый чувствует себя в Москве...

(его омерзительная привычка начинать каждую фразу со слова "нет"! – заглянуть в Юнга)

...что каждый чувствует себя в Москве двояко. Весь вопрос в том, насколько ты москвич. Очень много людей рвется в Москву в надежде на халяву. Мало работать и много получать. Они приезжают с мыслью: ну, я вам, москвичам, покажу, где раки зимуют. С амбициями.

– А теснят приезжие москвичей, Марат? – хитро улыбаюсь, не знаю, зачем.

– Нет, ну, конечно, они ушлые. Ты знаешь, что в семидесятых еще один мужик многолетнее социологическое исследование на АЗЛК провел – диссертацию защитил. Приезжим там – все условия. И квартиру быстрее получают, и зарплаты выше, и по служебной лестнице продвижение... А качество работы на тридцать процентов ниже, чем у москвичей, это суммарный показатель.

– Так это понятно же: у них в голове что? Закрепиться надо. А москвичи давно успокоились...

– Нет, на самом деле...

И так весь вечер. Марат самый настоящий москвич. Потомственный.

 

Алина... Дорогая, я дал бы тебе фамилию Ожегова. Алина Ожегова. Алина Даль. Алина Рабинович, в конце концов – ведь были же среди бесчисленных рабиновичей составители толковых словарей! Почему ты не хочешь брать мою?..

 

Сосед приходил... приползал в прошлом месяце в приступе белой горячки. Бывший мент. Нет, он мент по натуре. Это его Идея. Как вы думаете, на что прошибает мента в приступе белой горячки?

Я сначала не понял, что он не в себе. Сидит на лестнице перед моей дверью. Сжался в комочек. Трясет. Я:

– Привет, Эдик!

Поднимает страшные круглые глаза. За руку хватает:

– Помогите мне! Я тут недалеко живу. Я мент. Участковый, бывший. Дайте водички попить.

В общем, не узнает меня ни фига. Приношу водички. Полный стакан в один глоток.

– У тебя ствол есть? Тащи скорее. Там внизу киллер. Они убъют меня... Я САМ СЕБЯ ЗАКАЗАЛ.

Я, наконец, въезжаю:

– Эдик, ты что, соседей не узнаешь? Все нормально, иди домой спи!

– Нет, нет, посмотри!

Рывок к окну. Смотрим.

– Вон, видишь, двое с автоматами стоят. И девчонка в подъезд заходит. Спрячь меня!

Рывок к моей двери. Я не пускаю.

– Эдик, там же нет никого...

– Спустись, посмотри...

Спускаюсь. Эдик дико выглядывает из подъездного окна. Показывает на то место, по которому я только что прошел:

– Вот она!

– Эдик, здесь никого нет!

– А они за углом...

Вчера я зашел к нему проведать. Оклемался. Сидит, жрет кашу.

– Жив, курилка?

– Да, ты знаешь, у меня ведь белая горячка была! В больнице еле откололи. На трех капельницах лежал. Спасибо тебе, что матери позвонил. А то я ведь много бы что натворил. Пьяный – не пьяный, а ноги-то как ласточки летают! Я ведь спорт не забросил. Меня на работу в милицию обратно взяли. Теперь инструктором по рукопашному бою. Во как!..

Во как...

 

Алина удивлялась очень нашему соседу. Определение, правда, еще не дала.

 

Колян на работе вечно пристает:

– Слушай, тебе аппарат Kenwood новый почти не нужен? В идеальном состоянии.

Цена запредельная. Или:

– Я тут свои диски продаю...

Или:

– Купи микрофон профессиональный...

Я однажды у него чуть не купил колонки. Мониторы от пульта Респром – то ли Болгария, то ли Венгрия ("Звучание идеальное, профессиональное, все частоты!").

Туфта оказалось. Чувствую, очень странно звучат эти мониторы. Оставил послушать. Хорошо, приятель зашел.

– Дай-ка, – говорит, – отвертку.

Разобрали, а там половины кишков нет. Туфта. Торгаш-мошенник.

 

Алина, за что ты так любишь Шопена? За что ненавидишь Шнитке? Я об этом пару раз вчера вспоминал: ты в комнате играешь первого, я в спальне верчу пластинку второго. Но не слышно тебе моей музыки, она тиха, но мне-то дикою смесью пресытиться – раз плюнуть. Оба, кстати, на Ш.

 

Александр Гриль. Я бы с такой фамилией сел бы в тюрьму. Или спился бы. А он, вообще-то, все равно сопьется. Я так думаю. А потом сядет в тюрьму. Вот занятно: можно ли посвятить свою жизнь алкоголю? Нет, не в том смысле, что спиться, это лишь частное следствие великого Посвящения. Спиваются и без этого. А вот г-н Гриль наш разлюбезный несет в мир идею: Алкоголь. Несмотря на то, что третьего дня оне опять так укушались, что хоть святых выноси (что, кстати, и было сделано, если Гриля считать святым), мне перед этим довелось выслушать очередную оду укушавшегося его частной жизненной идее. Точнее, очередную главу оды. Она называлась: "Алкоголь как зеркало нашей кривой действительности". Фрагмент:

– ...Я сделал тогда открытие. Можешь себе представить: в институте – тоска, сидишь на паре пень-пнем, вчера не был, ничего не понимаю. В личной жизни голяк. Яичница утром подгорела, вся питательность хрустит...

(общеизвестна теория Гриля о питательности яичницы с помидорами и ветчиной, готовить на медленном огне, сытость на весь день, укроп по вкусу, хлеб – белый)

...в общем, все плохо. А в продуктовом напротив нашего учебного корпуса, помнишь, тогда вино в розлив стали продавать, красненькое такое, из трехлитровых банок, двадцать градусов. Я между парами туда сбегал, махнул стаканчик с горя, возвращаюсь обратно. И – о чудо! – как вдруг преобразился мир! Представляешь, всего только двести грамм, а лица вокруг просветлели, душа согрелась и, кажется, что каждая встречная девушка – писаная красавица! Каждую я готов был обнять и расцеловать. Все краски стали яркими, я вдруг заметил, как хороша погода! Вернулся на лекцию. Все понятно! Все нюансы науки открылись мне в красоте и величии!.. Ну, будем здоровы... Ух, хороша, зараза... Так, о чем я? А, ну да. И так мне это, знаешь, понравилось, что я на следующей перемене еще раз в гастроном сбегал. Все стало еще лучше и красочнее. И я пришел к выводу, что нажираться в сопли нет никакого смысла – достаточно просто слегка брякнуть и просто радоваться жизни...

(Замечу в скобках, что к этому выводу Александр Гриль приходил неоднократно, регулярно и основательно. Вопрос лишь в том, что реализовать на практике это отрытие почти никогда не удается – все время перебарщивает. Исследования продолжаются).

 

Очень по-разному люди относятся к алкоголю. Некоторые его даже боятся и категорически не принимают ни капли. Алина не любит вино, что для меня поначалу было странно. Но зато теперь я сам решительно меньше пью.

 

Копчин, приятель по институту (вижусь с ним все реже) – сверхчеловек. Он тайно признался мне в этом однажды, и все сразу стало на свои места. Сначала я никак не мог понять, что объединяет столь странные и разнообразные идеи, мысли, чувства... Бог знает, что творится в голове у этого человека, но я не могу припомнить ни одного из наших общих знакомых, чье лицо не преображалось бы при упоминании его имени. "Копчин? Как он там? Ты давно его видел? Помнишь, что он вычудил на последний Новый год?.. Помнишь, как в общаге говорили: нажраться в копчина? А его великолепная идея записывать из лекций только оговорки и отступления преподавателя?" Он видел дьявола в тумане опьяненья. Боролся с провалами во времени. Страдал похмельной депрессией. Он спился бы тогда, но высокая Идея Сверхчеловека выкинула его из тянучки ежедневности и вознесла над навозом жизни в запредельное...

Сейчас сверхчеловек Копчин грузит навоз на родительской даче и читает по вечерам Виктора Суворова. На самом деле все не так просто.

 

Рояль как ударный инструмент. Шутка такая в детстве была. Отбивные в дверях. Гуляш по коридору.

Смысл существования рояля – отсутствие акустической пустоты. На первый взгляд – все просто. Но, позвольте, ежели со всего размаху крышкой – пустота заполняется звуком, но реализуется ли Идея? Потом, по клавишам может ходить Маньяна, она любит ходить по клавишам и мяукать во все свое кошачье горло под образующиеся гаммы, пока Алина ее не сгонит гневно-шутливым "Вон с моих клавикордов, пианистка!" Рояль, очевидно, страдает. Он создан для музыки. Человек, в свете текущих рассуждений, – для Идеи. Вот, индивид повзрослел, личность сформировалась и Идея обрела плоть. Жизнь по сроку. Некоторые идеи меняют историю и навсегда остаются в копилке человеческой мудрости. Разум цивилизации. Но большинство все же – прах.

 

Во сколько секунд уместилось все это? Только несколько ее шагов от рояля до входа в спальню. Это просто одна мысль такая пестрая – мысль про Идею, мысль длительностью в несколько ее тихих шагов. Секунды...

Она остановилась в дверях и смотрит в пространство. В пространстве сижу в размышлениях я. Наши взгляды встречаются.

– Чайку не желаете, барин?

Почесываюсь и зеваю. Пояснение:

– Что-то чаю захотелось.

– С медком, сударыня?

– Отнюдь.

Помню, какой-то поэт восхищался одной женщиной за то, что та знала слово "отнюдь". Экие времена. Тогда еще не знали, человек ли женщина. Мы же уже нашли ответ на этот вопрос. Жаль, мед кончился. Люблю мед.

– Ну, что ж, – поднимаю я бровь в поисках высокопарной фразы (удержать равновесие).

Тут грянул звонок в дверь. С лестничной площадки слышен смех и побрякивание бутылок, бок о бок теснящихся в сумках. Это друзья. Чаек откладывается. Сначала – вино. Только вино. Общение в табачных облаках. Очередной вечер столкновения Идей.

 

И только глубокой ночью, когда все разойдутся, Алина уснет под мертвый телевизор, заскребутся ночные звуки, я вновь выйду на кухню, еще в дыму и перегаре погребенную, под Floyd, усталый, в форточку курить курить курить на звезды и бессильно вновь осознавать, что никогда – Идеи в разных плоскостях...

 

 

 

 

11-12.05.2000
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!