HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 г.

Ыман Тву

Клюв

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 7.04.2020
Иллюстрация. Название: «Грифон». Автор: Мартин Шонгауэр (1435/1440/1450/1453–1491). Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

Паскуалия сперва и не думала скандалить с продавцом овощного ларька, но та вела себя слишком уж вызывающе – мало того, что она была обоняемо пьяна, так и виноград в пакет она набирала, надменно повернувшись к Паскуалии спиной. То есть, наверняка клала ей гниль. И чем старательнее продавец пыталась заслонить своей вытертой телогрейкой суть совершающегося действа, тем более нарочитым и наглым оно выглядело. К тому же, нужды в подобном маскараде не было – поздним вечером в утробе жестяного ларька и без того разглядеть ничего толком не получалось. Но, видимо, у продавца срабатывал инстинкт. Мелкий, пошлый, и при этом совершенно непреодолимый.

– Я вообще-то ребёнку виноград покупаю, – попыталась призвать продавца к совести Паскуалия, когда та протянула ей в пакете грамм шестьсот обмороженной гнили, на месте которой должен был находиться уверенный килограмм винограда.

– И чё?! Хороший виноград! Я ж вот ем! – надменно ответила продавец и, словно в подтверждение своих слов, вбросила чумазой ладонью в свой перекошенный рот несколько виноградин.

И если до этого момента природная сдержанность Паскуалии ещё позволяла ей хоть как-то терпеть наглое поведение продавца, то теперь, когда та в открытую декларировала равенство между собой и пятилетней дочкой Паскуалии, это терпение не выдержало.

– А покажите-ка мне разрешение на торговлю, будьте добры! – решительно потребовала Паскуалия.

– Какое разрешение? Темно уже! – лениво всполошилась продавец и тут же принялась передвигать в темноте какие-то пустые ящики.

– Я разгляжу, не волнуйтесь! – настояла Паскуалия.

Глубоко вздохнув и неторопливо покопавшись под прилавком, обладательница несвежей телогрейки нехотя протянула Паскуалии зашитый в целлофан лист бумаги.

– Женщина, ну и что вам эти документы дадут?! Печати все на месте... К тому же я ж не заставляю вас брать свой товар. Насильно, как говорится, не сую...

– Я вижу, что и как вы мне суёте. Поэтому и хочу поговорить с владельцем торговой точки. Может быть, этот ваш... (Паскуалия старательно всмотрелась в промёрзлый лист) Ахрем Георгиевич Вылупель объяснит мне, почему его продавцы работают в состоянии алкогольного опьянения и, к тому же, занимаются таким наглым обвесом.

– Что ж вы это из-за каких-то двух рублей начальство беспокоить будете? Это ведь потом всё ещё доказать надо – обманывала я вас или нет…

– Доказывать, я уверена, ничего не придётся. Здесь и полкило нет. А в комиссию по защите прав потребителя я позвоню сейчас же, сразу после того, как переговорю с вашим нанимателем…

Паскуалия не шутила. Если ты целый день слушаешь, как в большинстве своём недаровитые дети лениво извлекают из фортепиано гаммы, из которых, по активному мнению их родителей, в самом обозримом будущем с гарантией должна была родиться музыка успеха и всеобщего восхищения, а под вечер тебе ещё пытаются всучить полкило некондиционного винограда, чувство юмора очень легко уступает место усталому поиску справедливости. И если уж не в отношении всего мира, то хотя бы в отношении самой себя. Поэтому Паскуалия действительно достала свой мобильный и принялась набирать номер, указанный контактным в разрешении на торговлю.

– Женщина, не звоните никуда, я перевешу! – пошла на попятную продавец, однако отступать Паскуалия по-прежнему не собиралась.

– Перевесите, никуда не денетесь. Только в присутствии представителей потребнадзора...

– Ты бы сама постояла вот так целый день на морозе, я бы на тебя потом поглядела…

– Попрошу мне не тыкать! Я вас, между прочим, сюда не ставила и мёрзнуть здесь не заставляла…

– Много ты понимаешь! – на этот раз уже открытой агрессией прохрипела продавец, опершись о прилавок двумя решительно-чумазыми кулаками. – Ходят тут целыми днями, с жиру бесятся! Иди, вон, в гипермаркете тогда покупай, если хочешь чистого… Так ведь нет – сюда припёрлась! Ишь ты…

– Я сейчас ещё и милицию вызову, – спокойно ответила Паскуалия и даже сама удивилась тому, насколько она не шутила. Вариант обложить наглое хамство продавца одновременно неким Вылуплем, потребнадзором и милицией выглядел весьма заманчивым, но самое главное – честным.

В свою очередь, подобная спокойная решительность явно выбила из равновесия продавца. Краем глаза Паскуалия заметила, как та, не переставая изрыгать нелицеприятные и теперь уже вполне оскорбительные фразы, протянула в её направлении десяток своих подрёберных щупалец. Не слишком длинных, метра по полтора, бледно-серых, местами обмороженных. Они нервно вздрагивали, временами свивались в клубок, затем снова неуверенно распрямлялись, ощупывая весы и холодную жестяную столешницу ларька.

Продавец явно готовилась к схватке и теперь ожидала от Паскуалии малейшего повода к тому, чтобы эту схватку начать. Для распоясавшегося в своей наглости чудовища, как поняла Паскуалия, это был самый надёжный способ вернуться в привычную плоскость своего обитания – некий эмоциональный тупик, в котором она и без того, кажется, провела порядочную часть своей жизни, и в котором наверняка чувствовала себя куда увереннее, нежели в среде нормальных человеческих отношений.

Но Паскуалия не испугалась. И даже когда основные гербальные щупальца продавца показались по обеим сторонам ларька, это не произвело на Паскуалию устрашающего впечатления. Аморфные, неухоженные, студенистые, способные вызвать, скорее, отвращение, нежели чувство страха, они неуверенно ощупывали холодную жесть продуваемой будки, словно в попытке отыскать опору понадёжнее, нежели нелепое желание замёрзшей алкоголички выглядеть грозной и решительной.

Впрочем, сдерживаться дальше Паскуалия также не могла. Слишком уж отталкивающим было впечатление, которое в данный момент производила продавец, да и вся ситуация в целом.

– Чудище поганое! – сказала Паскуалия распадающемуся на всё новые отростки продавцу, прекрасно осознавая, что даёт той такой долгожданный повод выпустить всю мутную агрессию наружу. Но сейчас Паскуалия ждала именно этого. Более того, она точно знала, как ей следует поступить дальше.

И как только прямо перед ней широко распахнулся зев орущего в своём оскорблённом неистовстве чудовища, усеянный сотнями острых и мелких зубов, Паскуалия, широко размахнувшись пакетом некондиционного винограда, метко запустила свёрток прямо в разверзнутую, пышущую опытным перегаром пасть.

Подобного продавец явно не ожидала. Потеряв равновесие и попутно опрокинув с прилавка на землю несколько кочанов капусты, она рухнула на пол и, продолжая выкрикивать проклятия, принялась исступлённо колотить щупальцами по ящикам с обмороженной зеленью, ворохам газет и картона.

– Подавись ты своим виноградом и моими двумя рублями! – сухо и жёстко процедила сквозь зубы Паскуалия (точно так, как она и собиралась), после чего резко повернулась и пошла прочь, не обращая внимания на утробные крики, доносившиеся из глубины будки.

Конечно, Паскуалия понимала, что попросту поддалась секундному порыву, а значит, в чём-то поступила необдуманно. Гораздо цивилизованнее было всё же сдержаться и, заручившись поддержкой потребнадзора, добиться увольнения распоясавшегося чудовища на самых законных основаниях, с занесением всех соответствующих статей в документы и аннулированием санкнижки (вид и состояние щупалец продавца не оставляли сомнений в том, что ни одну официальную медкомиссию пройти повторно она наверняка не смогла бы). Да и разбрасываться своими рублями (пусть и в таких незначительных суммах), было не самым лучшим решением – ранняя осень обещала разразиться такой же ранней зимой, и покупка зимней обуви детям уже уверенно переходила из области ближайших планов в область срочной необходимости, а любая попытка включить их старенькую стиральную машину каждый раз превращалась в рискованный, непредсказуемый и совершенно невесёлый аттракцион.

Но всё же Паскуалия чувствовала, что поступила именно так, как следовало, потому что была твёрдо уверена – ни одно опустившееся чудовище просто не в состоянии воспринять официоз правового порицания как должное. Оно от своей природы наделено совершенно удивительным умением переваривать любые личные проблемы совершенно без участия совести.

И в случае с продавцом злосчастного ларька Паскуалия не сомневалась – завтра она всё так же будет торговать всё тем же (только ещё более перемёрзшим) виноградом, будет всё так же обвешивать и обманывать покупателей, подогревать свою телогрейку порциями дешёвого алкоголя и при этом ощущать ту самую непрошибаемость собственной правоты, которая для самой Паскуалии всегда будет оставаться чем-то совершенно недостижимым, даже несмотря на вполне цивилизованную профессию и давно заученные гаммы общих представлений о счастье, которое на поверку всегда оказывается сотканным из бесчисленного количества забот, переживаний и разочарований.

А вот прямое унижение могло заставить чудовище хотя бы на мгновение задуматься о смысле своего бытия и действительном калибре его внешних проявлений.

Паскуалия даже устало улыбнулась, отметив про себя, что культурный человек всё-таки способен хоть на секунду одержать победу над открытым хамством, хотя для этого ему всё равно нужно съездить своему оппоненту по физиономии и никак иначе.

«Мир несовершенен…» – думала Паскуалия, поднимаясь на свой второй этаж и вытирая сапоги о коврик с задорной, но почему-то теперь казавшейся слишком наивной надписью «Welcome!».

– Мама пришла! Мама! – вылетела навстречу Паскуалии дочурка. – Мама, а ты винограда купила или нет?

– Нет, доченька, не купила, – вздохнула Паскуалия. – Мама поздно с работы возвращается, нормальный виноград уже не продают... Я тебе лучше конфетку дам, хорошо?

– Жена, не давай ей никаких конфет! – подал из комнаты голос супруг. – Ей и так уже клюв болит! Затупился совсем... Сегодня сама жаловалась, котлету есть не хотела...

– Что, доченька, клюв беспокоит? – встревоженно спохватилась Паскуалия и, осмотрев ребёнка, разочарованно добавила. – Да, переборщили мы со сладостями... Прямо завтра, наверное, к врачу и пойдём, зайка, а то на выходных окончательно затупится.

– Не хочу клюв точить, не хочу! – запротестовала дочка, спрятав своё веснушчатое лицо в складках холодного, отдающего морозной уличной свежестью пальто Паскуалии.

– Надо, лапушка, надо! Это не страшно... Вот когда он по-настоящему болеть начнёт...

– Всё равно не хочу! – всхлипнула дочка и ещё крепче обняла Паскуалию своими нежными, розовыми и ещё такими беззащитными щупальцами.

 

 

2017

 

 

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

02.08: Юрий Сигарев. Грязь (пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!