HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Ыман Тву

Три

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 12.09.2020
Иллюстрация. Название: «Избушка в Красноярской тайге, в которой несколько дней жил художник». Автор: Борис Смирнов. Источник: https://www.perunica.ru/russkie_xudozhniki/9444-kollekciya-risunkov-borisa-vasilevicha-smirnova-1904-god.html

 

 

 

– Как думаешь, эта верёвка меня выдержит?

– Вряд ли. Вон пузо какое наел!

Агафья вывернула ведро грибов в таз с водой, и Цуцакин, наблюдая, как зонтичные равномерно заполнили весёлой цветастой рябью всё отведённое им пространство, с удовольствием про себя отметил, насколько щедра бывает к человеку природа, если только отнестись к ней со всем собирательным уважением. Всего какой-то час в лесу, и вот тебе – столько еды!

– А с чего надумал-то? – поинтересовалась Агафья. – Вон Сашка мой, старший – тоже всё повеситься хотел. То любовь, понимаешь ли, у него несчастная вышла, то цепью сухожилие перебило, хромой на всю жизнь остался... Только петля-то, если так разобраться, ни от любви, ни от хромоты вылечить не может. Не её это дело – лечить.

– А Сашка, это тот, который предатель, что ли?

Агафья тяжко вздохнула.

– Предатель, не предатель... Уехал он, только и всего. Мне кажется, что порой остаться – не меньшее предательство. Только уже по отношению к себе самому.

Ополоснув особенно жизнерадостный подосиновик, Агафья ловко покромсала его в чугунок.

– Ну а пишет-то хоть? – поинтересовался Цуцакин.

– Может, и пишет, – пожала плечами, – да только писем отчего-то не получаю.

Цуцакин ещё раз осмотрел верёвку. Хорошая верёвка. Видно, что изготовлена ещё в те времена, когда люди надёжно связывали свою совесть с лучшими планами на будущее.

В сарае у Агафьи вынашел, когда за дровами ходил. Брать поначалу смысла не видел, но одумался вовремя – на небо взглянул, высь взглядом ощупал. Вот и надумал…

– А я на Ленку и Максимку своих не сержусь! – разговор продолжил, верёвку ещё раз уважительно осмотрев. – Ей-богу, не сержусь! Взрослые они, со своими заботами, семьями. Что им о трёхногом доходяге печься? Тут уж как ни старайся – жизнь к молоду не повернёшь. Сам пожил – самому и доходить! Да и здесь я уже обвыкся. И нужна мне была эта квартира в городе?

А квартиру детям он уступать обязан не был. Закон полностью на его стороне в том деле находился – кооператив, вовремя и с совестью уплоченный, приватизированный, потом повторно у государства выкупленный. Справки медицинские, полноценность его, как владельца, утверждающие.

Только растерялся, когда дети колёсами безразличия по нему прокатились. Заявили, что пора бы ему о родине малой задуматься. Мол, всем старикам по холмам детства загибаться положено, зов некий особенный испытывать.

Дочь особенно упорствовала, серьгами поблёскивая. Парикмахером она получилась. Педикюр, маникюр, фольксваген-гольф подержанный. Мужики в знакомствах, на баб похожие. Так сразу и не поймёшь – кто, чем, кому?

А Максимка, младший, спокойствием характера в сисадмины выбившийся, по привычке своей только плечами подёрнул и произнёс тихо: «А вообще – да!».

А вообще – да! Долго повторял про себя эту фразу Цуцакин, чемоданы собирая и с картой сверяясь. Брюки, рубашка, три троицы туфель…

Приехал. Вместо дома родительского – бугор, ветвями всяческими разросшийся. Если бы не Агафья, волосы на себе рвал бы.

«Избу печника занимай! Третий год пустует, – сказала. – Рядом с моей, километра за полтора, а то и ближе, если волка не бояться».

«Так не моя же изба!» – смущался Цуцакин.

«А в безысходности любая изба – роднее поля голого!»

Объяснила потом, от каких буераков добра ждать, а в которых погибель выжидает, какие грибы в пищу употребляемы могут быть, а в коих дурман, с жизнью несовместимый, природой предусмотрен. Как лопату в землю вставлять, как любить всё, что из земли после этого проявится.

Да и вообще многое объяснила. Иногда даже и без слов. Вот и сейчас молчит.

– А если бы сын написал вдруг, к себе позвал – поехала бы?

– Коли бы позвал, вот на этой же самой верёвке и удавилась бы!

Да уж… Много в человеке всего такого спрятано, чего кроме как в человеке и не спрячешь. Вот и сам Цуцакин – всю жизнь внешности боялся, не подозревая, что бояться стоит совсем другого.

А так... Долго по избе метался как полоумный – всё решить не мог, как и с чем далее жить. В огород ничего закапывать не получалось – городскому жителю в земле везде смерть мерещится. Тем более, когда и до настоящей немного осталось.

Да и окружающие, по хуторам ближним и дальним судьбою рассованные, сперва настороженно отнеслись. Мало ли – городской полудурок решил с природой поспорить? Такие встречаются – в глушь заберутся и давай эту глушь всеми силами в город превращать. А вот только зачем? Зачем?!

– Завтра того и гляди – заворонеет! – Цуцакин в бороду улыбнулся, верёвку на локоть наматывая.

– Да нет, – рукой Агафья махнула. – Морозец будет. Тучи успокоились!

– Да уж… Зима, того и гляди… За сапогом надо бы в райцентр. Не слыхала – из наших никто не собирается? Пешком далековато.

– Да кто ж теперь поедет? Только как пенсию переведут…

– А младший твой наведаться не планирует?

– Да уж лучше бы и не наведывался!

Младший у Агафьи так же не задался. Вроде по рукам, ногам чётный, а вот головой... Как приедет – мать тёткой называет. И кто бы знал – почему? Тут уж и Агафья не всегда удержится – всплакнёт украдкой.

– Родные, родные, – почесал бороду Цуцакин. – Все чужие, на самом деле! Каждый чужой каждому! И глупо в том кого-нибудь упрекать.

– Огонь бы прибавил! А то до третьего пришествия вариться будут.

Агафья грибы дочистила, чугун на печь внешнюю водрузила. Из кирпичей, по округе подобранных, Цуцакин ей сложил, чтобы в погоду ясную избу лишний раз жаром не тревожить. Просто так сложил, от нечего делать. Ну, а если от нечего делать – значит, и от всей души.

Агафье понравилось. С тех пор так на дворе и кашеварит. На себя, на Цуцакина, на кого-то ещё, третьего, неизвестного. С кем увидеться не судьба, но без которого и самой судьбы быть не может. Тут уж Цуцакин подробностями не интересовался.

– И что бы без тебя делал? – спросил, запах грибной, вкусный ощутив.

– Сдох бы, понятное дело! – Агафья засмеялась, руки об подол утерев.

Если бы кто со стороны сейчас посмотрел, решил бы, что вместе живут. Но ведь не вместе, а так – рядом. Да и то – случайно. Агафья сама и родом, и мыслями из других мест – южнее, из-под болот разгула Юрьевского. Если бы не старший, с мест бы тех и не снялась. Сама рассказывала, как дознавались насчёт Сашки – почему уехал, какие планы имел, что в голове своей утаивал, с кем в сговоре состоял? А что матери делать оставалось? Только бежать. Да вот только ногами от мыслей своих далеко не убежишь. Кому уж, как не Цуцакину, это и понимать?

С колоды встал, ветвей в огонь подбросил.

– А волков-то тут и нет! За столько лет так и не увидел хоть одного. Врала, что ли, тогда?

– В лесу и мысли свои – те же волки!

И снова права. Мог бы и сам додуматься.

– А я всегда дураком и был! Сам признаю! Мне бы детей в строгости содержать, а я... Жена померла, я и раскис. Лишь бы, думал, отпрысков на ноги поставить. Волновался, переживал… Вот, называется, и поставил!

– Вот сам бы грибы и варил, чем мне о прошлом своём высказывать!

С виду Агафья до сантиментов и вправду нечастый ходок. Но всё же, что-то и в ней проскальзывает порой, словно упрёк солнцу. Мысли о будущем, которым всё прошедшее поперёк горла становится. Вроде и слушать не хочет, молчит, но только в глуши тишина тем самым вниманием и оказывается, на которое в иных местах набрести едва ли получится.

– А отрезать отчего не решился? По молодости, наверное, мог бы? – спросила вдруг.

– Да чёрт его знает...

Как уж тут объяснить? Хоть и лишняя, а всё-таки – часть себя. В молодости всеми силами пытался окружающим и встречным доказать, что трёхногий человек от двуногого ничем и не отличается. Ничем! Шагал дорогой общей, старательно лекал принятых придерживался. Вроде по жизни и не спотыкнулся существенно, от других сильно не отстал. Но только ног как было три, так и осталось.

А вообще – что значит эта третья нога?! Просто третья нога – всего и делов! Жаль, что понять это возможным сделалось только на склоне лет, да с верёвкой в руках.

– Ладно, к себе пойду! По пути, глядишь, дров припасу. Полено, другое. А как доваришь грибы, может, сама и принесёшь?

– А рожа не треснет?

– Вот и посмотрим!

– Калитку затвори!

– Да от кого запираться-то, в глуши?

– Да от волков тех самых...

Отошёл от двора, третьей ногой пень старый по пути ковырнув. В щепки разлетелся, как и подобает всему старому.

Весело Цуцакину стало. Не такая уж и бесполезная, эта третья! Для пней пинания – в самый раз!

Оглянулся с пригорка – Агафья в чугунке помешивает, песню беззвучную губами напевает.

– А верёвку эту я не для шеи примеривал! – крикнул ей, чтобы разговор на правде закончить. – Качели смастерить хочу! В детстве ни разу не катался, хочешь верь, хочешь нет. Ног всё своих стеснялся – больно уж на качелях видны. А вот теперь и решил. Как вечером придёшь, так и тебя покатаю! Обязательно! Ну так как?

– А если кто увидит – что подумает?

– А что подумает, то правдой и будет!

Улыбнулся, тропинкой в лес пошёл. Не оглядывался более – и без того понятно, что придёт Агафья. Точно придёт. Как есть придёт. Тут уж и сомневаться нечего...

 

 

2020

 

 

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.11: Художественный смысл. Зависимость (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!