HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 г.

Надежда Залоцкая

Страсти по Дракону. На роман Павла Крусанова "Ворон белый. История живых существ"

Обсудить

Рецензия на книгу

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 28.08.2012
Павел Крусанов. «Ворон белый. История живых существ». Обложка книги

 

 

 

Роман выпущен издательством «Эксмо» в 2012 году по оригинал-макету санкт-петербургского «ИД «Домино». Кратко формулировать его содержание – некорректно. Если обобщённо, это роман-аллегория. При попытке уложить данную аллегорию в узнаваемый образ некой условной фабулы, у меня получается приблизительно так: Семеро Смелых, чья геройская миссия – Убить Дракона.

 

На обложке изображён, очевидно, тот самый ворон, что заявлен в названии книги. Он сидит на кряжистой ветви дуба, нависающей над тропинкой дремучего леса. Перспектива уходит в туман. Вдоль тропинки натыканы колья, увенчанные человеческими черепами. Сказочно. Мрачно. Вкупе с подзаголовком – «История живых существ», – плюс неброский ярлык – «русский интеллектуальный бестселлер»,– оформление книги настраивает на вдумчивый лад с явным привкусом гарантированных неприятностей.

Первая ассоциация, вызванная названием, повлекла меня, прежде всего, в сторону «белой вороны» – идиоматического выражения, которым принято нарекать человека, резко отличающегося от всех остальных, отщепенца, изгоя. С другой стороны, инверсивная формула «ворон белый» больше похожа на обозначение биологического вида. Ворон символизирует долголетие, мудрость. Чёрный ворон – кружение смерти. Неоднозначность будоражит, драматизирует мысль. С самого начала автор не обещает простого прочтения. Лично моё восприятие усложнилось ещё и тем, что мне припомнился талантливый польский писатель Анджей Стасюк с почти одноимённым романом «Белый ворон», вышедшим в Польше в 1995 году и дошедшем до нас, русскоязычных, в 2003-м. Кроме того, у Валентина Пикуля, у Юлии Шиловой, у Ольги Никитиной и у Аллы Иошпе имеются книги с «Белой вороной» в названии. И это – лишь то, что обнаружено мной на «Озоне». Довольно востребованное, надо заметить, пернатое. Не впадая в занудство, что-де «ворона» и «ворон» – разные вещи, приходится констатировать широкое представительство этой птицы в современной литературе.

Так что же это у Павла Крусанова: неосведомлённость? беспечность? Что-то не верится... А может быть, выбор такого названия – осознанный вызов? конфликт?

Интрига – лучшая презентация...

 

Жили-были семеро неразлучных друзей: Нестор, Рыбак, Брахман, Князь, Одихмантий, Мать-Ольха и Гусляр. Такова экспозиция. В ней рассказчик (Гусляр) живописно рисует портретную галерею привлечённых для его истории персонажей. Каждое имя – это и компанейское прозвище, и метафора характерологического архетипа. Их содружество именуется «белой стаей». Их тотем, селективное божество – белый ворон.

При некоторой былинности, даже сказочности введения, это вполне земная такая, современная питерская компашка, состоящая из людей, в общем, среднего, а местами – выше среднего, возраста, объединённая баней, регулярными возлияниями и философскими размышлениями. Постепенно из летописи их деяний становится ясно, что они – не просто резонёрствующие любители, а ещё и профессиональные музыканты, и художники, и религиоведы, и социологи, и политологи, и историки, и ботаники. Одним словом, творческая интеллигенция в широком смысле. И вот однажды на индивидуальном горизонте рассказчика, который подвизался в ту пору на телевидении, возникает антигерой со странным именем Льнява, а по сути расклада – Командор ТВ-предприятия «Вечный зов». Тот намекает на возможность хорошо заработать, включившись в новый проект, засекреченное реалити-шоу – экспедицию на поиски не какой-нибудь там пиявки, а ни много ни мало, Жёлтого Зверя. Рассказчик в смятении. Брахман (эксперт стаи по эзотерике) даёт справку, что Жёлтый Зверь был предсказан еще Нострадамусом в качестве главного экзекутора грядущего Апокалипсиса. Мир современности меж тем изменился, и по мысли автора, изменения апокалиптичны. После дискуссии в кругу белой стаи (не без участия алкоголя) Князь (вожак) подытоживает: они должны принять этот вызов. Ведь их девиз – «Мы там, где трудно». Все последующие героические перипетии сюжета – движение навстречу ужасающей неизбежности...

 

Впрочем, сюжет у Павла Крусанова – лишь условная нить, на которой нанизаны композиционные блоки. Каждый из блоков – вполне автономное рассуждение, достойное отдельного разворачивания в форме эссе. Вкупе они формируют мозаичный текст, художественно сложенный по полифокальному принципу. Вот несколько фокусов поднятой автором проблематики, угодивших в зону моего осмысления:

– Проблема алчности и деградации телевидения.

– Проблема «экологического маразма».

– Проблема отсутствия политической перспективы у колоссоподобного государства при «имперском самосознании», но без «имперского самочувствия». 

– Проблема, как и всегда, места интеллигенции в обществе.

– Проблема, как и всегда, закручивания гаек верховной властью.

– Проблема необходимости утверждения доктрины «нового консерватизма» как единственно зрелой идеологии, противостоящей сползанию общества в хаос.

– Проблема ощущения, что конец света фактически наступил, ибо «прежний эон взорван неторопливым взрывом». «Идиоты думали – прогресс, а это разнесло в клочки мир». Мы – осколки старого доброго мироздания.

– Проблема взаимоотношений автора произведения и реальной действительности.

– Проблема взаимоотношений творческой интеллигенции и верховной власти.

– Проблема дебилизации литературы посредством политики современных издателей, проповедующих оптимизм для массового читателя и маскирующих сверхзадачу рубить бабло для себя.

– Проблема утраты человеком духовной внутренней цельности.

– Проблема мельчания мужчин и упадка патриархальной цивилизации.

– Проблема принципиальной непостижимости жизни и тупиковости поисков смысла без возвращения к религиозному сознанию и смирения перед Богом.

– Проблема восстановления Темницы в качестве символа анти-анархии; иными словами, всё тот же «новый консерватизм».

– Не столько проблема, сколько констатация объективного чередования зоострат в результате периодического космогенного катаклизма, а стало быть, и неизбежности уничтожения нынешнего доминирования млекопитающих, во главе с человеком, посредством стирания небесным ластиком с лика Земли.

– Не столько проблема, сколько констатация вырождения интеллигентских исканий, которые принимают всё более абсурдистские формы, неуклонно превращаясь в модный перфоманс, по сути мало чем отличающийся от заведомо идиотских реалити-шоу.

Ну и, кажется, хватит.

Потому что все эти, вычлененные мною из текста идеи, а равно и те, что ускользнули от пристального внимания, в конечном счёте, сводятся к одному:

– Не столько проблема, сколько констатация пришествия к нам Дракона; в терминах Павла Крусанова – Жёлтого Зверя.

 

Не люблю метафикцию. Не люблю, когда окольным путём, через аллегорию, причудливо выстроенную на сугубо фантастическом материале, мне рассказывают о вещах, вполне для меня очевидных, предлагая разделить упоение автора собственной «необычностью». Я люблю, когда автор опирается на реальность, на самую обыкновенную, хорошо знакомую мне действительность, которая в произведении становится аллегорией, раскрывающей нечто такое, что таилось, мной неосознанное – и вдруг полыхнёт обжигающим откровением.

Однако метафикция метафикции рознь. Не будем сваливать в кучу. При кажущейся фантастичности романа Павла Крусанова, это, по сути, реалистическая история, поскольку она не только могла приключиться, но и приключается на наших глазах, в нашей реальности, в том или ином воплощении. Собственно, от метафикции здесь только осевой вектор сюжета: семеро взрослых людей прутся чёрт-те куда чёрт-те зачем. Ощущение неправдоподобия. Но если вдуматься, разве не этому самому, бредово-романтическому устремлению на известном этапе посвящает усилие жизни каждый из нас? Сюжет как реалити-шоу – неплохая метафора. Наша жизнь гораздо более шоу, чем нам того бы хотелось. И коль уж так складывается, то, разумеется, «шоу маст гоу он» вплоть до момента, когда на нашем пути встанет Дракон – Жёлтый Зверь. Вы скажете, в реальности нет никакого Жёлтого Зверя? Позвольте не согласиться. Это как с Богом: то, что он невиден воочию, ничего ещё не доказывает. Так же как и отсутствие ядерной войны или астероида на подлёте к Земле не отменяет реальности апокалиптического ощущения нашего современника. Вообще, то, что мир катится в пропасть, не ново. Можно сказать, избито. Можно сказать, эта популярная паранойя давно превратилась в общее место. Но можно сказать и иначе: идеологическая установка «на позитив», радужные пузыри, эйфорически замыливающие реальность, никак не решают проблем и лишь приближают критическую черту. И если есть писатели, которые борются с ложью, это хоть какая-то, да надежда.

 

Ладно, хватит страшилок. Павла Крусанова можно читать и просто удовольствия ради. Это прекрасный современный русский писатель. У него безупречный собственный стиль: ненавязчивая интеллектуальность, деликатная сквозная ирония, ритмическая и фонетическая музыкальность синтагм. Это славная проза. Отдельное эстетское удовольствие мне доставило множество непонятных словечек, которыми автор, в порядке доброй издёвки, там-сям украшает текст. По давней привычке я выписываю такие слова, дабы обратиться к толковому словарю и тем расширить всё ещё зауженную мою образованность. У Павла Крусанова мне пришлось выудить 23 термина. Из них 4 Интернет мне не смог объяснить, ибо искомое слово не найдено. Остальные тоже, я знаю, вскоре забуду за неупотребляемостью в ежедневной рутине, и всё же, спасибо Павлу за пользу цереброваскулярной (я тоже знаю словечки) гимнастики.

Словом, улыбайтесь, господа, улыбайтесь. Самые большие глупости на земле совершаются... Ну, вы знаете, с каким выраженьем лица. Мне ли подсказывать интеллектуалам.

Но только помните: каждого ждёт свой Дракон. Он может выглядеть и называться по-разному. Его придётся узнать.

И самое трудное, как и всегда, – Убить Дракона В СЕБЕ.

 

 

 

____________________________________

 

Дополнительная информация.

 

Купить книгу Павла Крусанова «Ворон белый. История живых существ»

вы можете в интернет-магазине «labirint.ru» (слева) или «ozon.ru» (справа), нажав на изображение обложки:

 

       

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.12: Константин Гуревич. Осенняя рапсодия 5 (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!