HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Елена Зайцева

О статье Лачина “Медведь и юноша” (№17)

Обсудить

Критический обзор


Критический обзор №17
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 17.04.2007
Елена Зайцева. О статье Лачина “Медведь и юноша”. Иллюстрация

 

 

 

Медведь – Лев Толстой, юноша – Лермонтов, а мысль такая: казалось бы, парадоксально, что “юноша, не сумевший покорить многих и помельче Толстого” покоряет этого малочувствительного к чьим-то авторитетам “первого – и наиболее внушительного – нигилиста русской классики”, однако никакого парадокса в этом нет, напротив, это закономерно, в этом сила Толстого. И в этом сила Лермонтова, “в покорении не сотен тысяч подростковых сердец, а сего кряжистого тяжеловеса, неудержимого никем. В этой вневременной, надвременной встрече медведя и юноши – их звёздный час. В момент этой встречи – нет никого с ними вровень. Выше – нет никого”.

На таком вот подъёме вся статья и идёт, написана очень высокопарно, выспренне, я бы сказала, – уходящее слово, а жаль... Но сначала о самой мысли. Не согласна, конечно. Отнесла бы эту лермонтовскую победу к каким-то “вкусовым флуктуациям”, к пристрастиям. При-страстие, маленькая страсть, что-то иррациональное. Можно, конечно, попробовать её объяснить. “Пристрастить”, например, могла лермонтовская кавказская тема (Толстому – напомню, автору кавказских повестей, рассказов, воспоминаний – совсем не чужая). Или лермонтовская утрированность, сказочность (мрачная сказочность) – тут уж, конечно, чужая и даже противоположная (толстовскому виденью), но ведь противоположности могут и притягивать... В общем, объяснять пристрастия можно, но, боюсь, тут сколько врачей, столько и диагнозов будет. В таких случаях, кстати, наиболее верным обычно признаётся наиболее красивый и ясный. Лачин же туманно, загадочно даже, произносит, что “...Будто в Лермонтове он (Толстой. – Е. З.) понял, уловил нечто такое, что его придавило – раз и навсегда”, и это, собственно, вся версия. Потом ещё, правда, говорится о том, что, увы, в Лермонтове видят “красиво-романтичное”, лишь “первичный слой его достоинств”, а надо бы увидеть, надо бы понять... ЧТО надо бы увидеть и понять – опять не говорится. Вторая часть статьи, казалось бы на это объяснение отведённая, опять уходит на описание “медвежести” Толстого (на что уже была пущена вся первая часть, и весьма щедро).

“Медведь”. “Косолап!” “Он грузен, тяжёл”. “Он увалень”. “Мужиковат”. “Всеподавляющая медвежья мощь, напор тарана”. “С несокрушимым упорством и выносливостью”. “Величаво-размеренно”. “Безыскусно, неказисто”. “Неустанно и бесповоротно”. “Медвежья хватка”. “Медлительный напор”... Слов ОЧЕНЬ много, они друг друга дублируют, синонимируют, получается какой-то фейерверк, за ним уже трудно что-то разглядеть... Наверно, и автору – тоже, поэтому и двусмысленности, поэтому и неточности, поэтому и “странности”. Не странно ли слышать от человека с художественным образованием: “Само слово “красота” настолько мало применимо к Толстому, насколько это вообще возможно в высоком искусстве”? У красоты столько лиц (столько лап и морд, если угодно)! Разве медведь не красив?.. Некрасивого (да и не красивого) стиля не бывает, будь он воздушным и афористичным или тяжёлым и неуклюжим.

...Или вот: можно ли сказать, что “...донимать булавочными уколами ядовитой издёвки на манер Набокова; надавать звонких оплеух с выкриком “Нате!”, вроде Маяковского – всё это совершенно непредставимо для Толстого”? Для Толстого ведь это действительно непредставимо, в прямом смысле, а не потому что “нигилизм его особого рода – медвежьего”, для него это хронологически непредставимо – в год его смерти, напомню, Маяковскому было 17, а Набокову 11...

Можно ли назвать “беспримерным” “ отношение Толстого к Иисусу”: “Нагорная проповедь Христа, его заповеди – пишет он с медвежьим простодушием – ведь они элементарны: не будь Христа, я сам бы написал за него всё то же самое”? (Можно ли назвать беспримерным то, чему примеров предостаточно, примеры громкие, но не буду шуметь, у меня, честно говоря, сборник цитат под рукой, а у Лачина, получается, его нет :).

“Человек неординарный идёт не всегда от Лермонтова к Пушкину, зачастую – наоборот”. О, уверяю вас, человек неординарный может и вовсе не ходить от одного к другому, самый же что ни на есть ординарный – в обе стороны...

И так далее, и так далее, – всё то, что и назвала неточностями/странностями. Странным – поначалу – показалось и вот что: любопытное, притягательное в прозе (оно и продолжает интересовать и притягивать, тут ничего не изменилось; последнее, что прочитала, – “Павел Дон-Кихот”, с чистой совестью рекомендую), в статье почему-то не смотрится. Утомляет этот “высокий штиль”, раздражают эти инверсии – “облика внешнего”, “к нему в применении”, “фехтовальщика позу”, “дискуссии манеры”... “Потребно лицезрение” – уже много, тем более, что с этой экзотики всё свободно переводится. Почему “облика духовного – Толстого Льва”, а не “духовного облика Льва Толстого”, я, честно говоря, не понимаю, статья ведь разговор, зачем же говорить наоборот?.. Видимо, поэтому и не смотрится. Я на эту “дискуссии манеры” пять минут смотрела, пока на “манеру дискуссии” ни перевела. Конечно, не догада я, как говорится, и всё таки...

И всё-таки: есть в статье что-то, не бросала бы я её пока (ни в Интернет, ни в корзину). Я бы её сократила: освободила бы, хотя бы частично, от фауны (от зайцев/слонов/муравьёв – да, есть ещё и они), убрала бы вообще всё, чего много (а много, прежде всего, описаний; стоило ли “метафорить” медведем, чтобы потом всю статью описывать, какой он мощный, упорный, медлительный и т.д.?). Обязательно бы перевела большую часть “наоборотов” и “экзотизмов”. Прояснила бы мысли – повторю, прежде всего мысль о том, ЧТО ЖЕ, по мнению автора, ошеломило “медведя”, это может быть действительно интересным (а не то, что Толстой мужиковат или что любовь к Лермонтову главнее “Войны и мира”). И получился бы, наверное, черновик для новой статьи...

А напоследок хочу привести две, и довольно большие, цитаты. Всё-таки когда Лачин говорит про “обывателя”, примечающего “и порой любящего” в Лермонтове, увы, не самое глубокое и ценное... хотела бы я посмотреть на этого обывателя. Вероятно, это какой-то обыватель-лермонтовед. А если каждый из нас припомнит, когда в последний раз к классикам на огонёк заглядывал, то...

 

“...Графине было уже за шестьдесят лет. Она была совсем седа и носила чепчик, обхватывающий всё лицо рюшем. Лицо её было сморщено, верхняя губа ушла, и глаза были тусклы.

После так быстро последовавших одна за другой смертей сына и мужа она чувствовала себя нечаянно забытым на этом свете существом, не имеющим никакой цели и смысла. Она ела, пила, спала, бодрствовала, но она не жила. Жизнь не давала ей никаких впечатлений. Ей ничего не нужно было от жизни, кроме спокойствия, и спокойствие это она могла найти только в смерти. Но пока смерть ещё не приходила, ей надо было жить, то есть употреблять своё время и свои силы жизни. В ней в высшей степени было заметно то, что заметно в очень маленьких детях и очень старых людях. В её жизни не видно было никакой внешней цели, а очевидна была только потребность упражнять свои различные склонности и способности. Ей надо было покушать, поспать, подумать, поговорить, поплакать, поработать, посердиться и т.д. только потому, что у ней был желудок, был мозг, были мускулы, нервы и печень. Всё это она делала, не вызываемая чем-нибудь внешним, не так, как делают это люди во всей силе жизни, когда из-за цели, к которой они стремятся, не заметна другая цель – приложения своих сил. Она говорила только потому, что ей физически надо было поработать лёгкими и языком. Она плакала, как ребёнок, потому что ей надо было просморкаться и т.д. То, что для людей в полной силе представляется целью, для неё был, очевидно, предлог...

...Это состояние старушки понималось всеми домашними, хотя никто никогда не говорил об этом и всеми употреблялись всевозможные усилия для удовлетворения этих её потребностей. Только в редком взгляде и грустной полуулыбке, обращённой друг к другу между Николаем, Пьером, Наташей и Марьей, бывало выражаемо это взаимное понимание её положения.

Но взгляды эти, кроме того, говорили ещё другое; они говорили о том, что она сделала уже своё дело в жизни, о том, что она не вся в том, что теперь видно в ней, о том, что и все мы будем такие же и что радостно покоряться ей, сдерживать себя для этого когда-то дорогого, когда-то такого же полного, как и мы, жизни, теперь жалкого существа. Memento mori, – говорили эти взгляды...”

 

( Л. Н. Толстой, “Война и мир”)

 

              * * *

 

Как в ночь звезды падучей пламень,

Не нужен в мире я.

Хоть сердце тяжело как камень,

Но всё под ним змея.

 

Меня спасало вдохновенье

От мелочных сует;

Но от своей души спасенья

И в самом счастье нет.

 

Молю о счастии, бывало,

Дождался наконец,

И тягостно мне счастье стало,

Как для царя венец.

 

И все мечты отвергнув, снова

Остался я один –

Как замка мрачного, пустого

Ничтожный властелин.

 

(М. Ю. Лермонтов)

 

Может быть, не такой уж и “медведь”, не такой уж и “юноша”?..

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!