HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 г.

Сергей Жуковский

Ми-бемоль мажор

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 15.03.2013
Иллюстрация. Название: «муха». Автор: Владимир Горохов. Источник: http://www.photosight.ru/photos/4624196/

 

 

 

Весёлым солнечным весенним днём перед гудящим трубно-скрипичной какофонией многоколонным зданием консерватории остановился беленький зашторенный пазик. Из автобусика выкатилось с десяток закамуфлированных, с прорезями в чёрных масках, автоматчиков и нырнуло в украшенный выцветшими барельефными греческими музами зев подъезда.

А через несколько бесконечных минут по длинному коридору две пятнистые гориллы пронесли под белы ручки седенького, дрыгающего худенькими ножками ректора, быстро спустились по мраморной лестнице, почти пробежали мимо остолбеневшей гардеробщицы к выходу и обдали прямоугольным полуденным светом прохладное пространство большого фойе.

Пазик бесшумно закрыл двери, чихнул сизоватым выхлопным газом и медленно покатил прочь.

Консерватория, как по взмаху невидимой дирижёрской палочки, онемела.

И сразу стало слышно, как с крыши, залитой ослепительным теплом, капают – кап-кап, кап-кап-кап, кап… – подтаявшие хилые сугробики.

 

Назавтра группа несколько одутловатых, в костюмах цвета мокрого асфальта, граждан наткнулась на Игорька Бронштейна, который, уперев шпиль контрабаса в поцарапанный плинтус лестничной площадки, уныло пощипывал толстые струны.

– И что?.. – вдруг перестал тренькать Игорёк. – Самуил Абгамович вашему гезиденту попегёк копчика стал?..

«Костюмы» поднялись на второй этаж консерватории, сдёрнули с массивной двери пластилиновую печать, вытянули из кабинета ректора системный блок компьютера, несколько пухлых папок, позолоченный скрипичный ключ, красного дерева дирижёрскую палочку и металлическую плетёную урну с порванными бумажками.

 

– Ромочка… – хрупкая темноволосая девушка чуть тронула тарелку с остывшим картофельном пюре. – Ромочка, поешь… Нельзя же так, господи… Ну, забрали… Разберутся… И отпустят… Куда денутся?.. Самуил Абрамович же – святой… И – величина… Мировая… У кого рука поднялась?.. Какие деньги?.. Что у тебя спрашивали?..

– Да ты понимаешь, что произошло?!! – мужчина оглушительно хлопнул ладонью по столу. – Что вообще происходит, ты понимаешь?!!

Роман вскочил из-за стола. Распахнул форточку. Несколько раз щёлкнул зажигалкой. Резко выпустил в ночную темень тонкую струю дыма.

– А что происходит?.. – тихо спросила девушка. – Я не понимаю. Объясни. И не кричи так. Весь дом разбудишь…

– Я не кричу, Инночка… – мужчина стрельнул окурком в чёрный прямоугольник и аккуратно прикрыл форточку. – Я не кричу… Я три часа просидел… В жёлтом дворце том…

– А при чём здесь ты?.. – Инна пожала плечами. – Что они от тебя-то хотели?.. Ты же просто тромбонист… В оркестре… Просто преподаёшь студентам…

– Короче, они… – Рома снова закурил. – Они подписку с меня взяли…

– О невыезде?! – выдохнула Инна. – Боже!.. Мы же хотели с тобой через месяц… За что?! Тебя-то – за что?!

– Да о каком выезде?! – поморщился мужчина. – О каком выезде?! Сунули мне бумажку, что… Одним словом, я через строку прочитал… Как-то в глазах двоиться стало… Нет, я не испугался… Просто… Просто собраться сразу не смог… А, может, и испугался… Да, испугался… Конечно, испугался…

– Ромочка, милый… – девушка обняла мужчину. – Ты не волнуйся так… Родненький мой… Всё закончилось… Ты – дома… Ты – со мной…

– Да… – Рома осторожно поцеловал жену в макушку. – Дома… С тобой… А у нас есть выпить?..

– Выпить?.. – Инна замерла. – Да. Конечно, есть. После моего дня рождения осталось. Водочка. Я её в баночку перелила. И в холодильник поставила. Мало ли что?.. Вдруг кому компресс ставить… Или настоять что понадобится… Ты хочешь выпить, Ромочка?.. Тебе налить?.. Я сейчас достану…

 

Девушка нырнула в холодильник.

 

– Короче… – мужчина потёр ладонью лицо. – О неразглашении… Подписку о неразглашении… Какой-то тайны… Тайны следствия, вроде… У меня как в тумане всё было… Кому что я могу разгласить?.. Маме?.. Тебе?.. Твоим родителям?..

– Ты подписал?.. – Инна, крякнув, вытянула из холодильника запотевшую стеклянную баночку из-под горчицы. – Ты подписал, Ромочка?..

– А что мне было делать?! – Рома снова достал сигарету. – Подписал… Чёрт… Ведь, когда вызвали… Когда шёл к ним, поклялся себе: ничего не буду говорить, ничего не буду подписывать… Кто их знает, как потом твою подпись обернут?.. Каким макаром?.. Против кого-то?.. Против тебя самого?..

 

Девушка медленно наклонила баночку над гранёной стопкой.

 

– Выпей, Ромочка… Выпей, мой хороший… Дай бог – не выдохлась…

– А ты?.. – мужчина поднял стопку. – Что, я один пить буду?..

– И я – с тобой… – чуть улыбнулась Инна. – Как же ты – без меня?.. У нас всё – вместе… Правда?.. Ну?.. Давай?..

Рома кивнул.

– За Самуила Абрамовича… Вот гады… Ни за что ни про что деда нашего – в кутузку… Хоть бы за возраст пожалели… Ему ведь под восемьдесят… Так нет… Как бандита какого: в наручники и потащили…

 

Мужчина выпил и гулко поставил стопку.

 

– Сволочи… Звери… Ни стыда у них нет… Ни совести… На глазах у всех… Преподавателей… Студентов… Гардеробщицы… Показательно, так сказать… Человек пять вот таких бугаёв!.. Как шкаф наш!.. Заслуженного!.. Профессора!.. Старика!..

 

Девушка замотала головой.

– Ромочка… Я ничего не понимаю… За что?! За что его арестовали?! Что у тебя спрашивали?! Почему ты не говоришь?! Тебе нельзя говорить?! Потому что подписку дал?! Ромочка!.. Не молчи!..

Мужчина закурил.

Инна, пристав, быстро открыла форточку и переставила пепельницу с подоконника на стол.

– Сиди, Ромочка… Сиди, милый… Кури так…

– Обо всём спрашивали… – Рома стряхнул пепел. – О концертах… О гастролях… В Германии… В Прибалтике… О школе музыкальной нашей… О детском хоре… О командировочных… О гонорарах… О подарках… О банкетах… Обо всём… И на камеру, гады, снимали… Я, как в кабинет зашёл, сразу и не увидал… А потом немного в себя пришёл, смотрю – точка красная горит… И в дальнем углу камера на треноге стоит… Прямо на меня смотрит…

– Господи… – девушка положила ладонь на запястье мужчины. – А при чём здесь ты?.. При чём к тебе – хор этот детский?.. И – Германия?.. Ты же не ездил…

– Короче… – Рома понизил голос. – Ты только об этом – никому, слышишь?.. Никому… Даже своим… Ни звука… Короче… Я тоже им сказал: при чём здесь я?.. Я, говорю, ни в какие Германии не ездил… В хоре детском не пою… В Риге у меня только один концерт был: отыграл свою партию, инструмент – в футляр и пошёл по городу гулять… А они…

Мужчина помолчал.

– Что?.. Что – они?.. – Инна потеребила руку Романа. – Говори, не таи в себе… Молю тебя… Я никому ничего не скажу… Никогда…

– Они… – Рома замял сигарету в пепельнице. – Они загоготали так… Гадко… И говорят: мы знаем, что не был… Знаем, что не поёшь… Поэтому напишешь сейчас своей рукой… Сам напишешь… Что лично видел, как Рафалович распоряжался всеми командировочными средствами… Всех музыкантов… Суммы мы тебе назовём… Что договоры на гастроли оркестра за границей были «липовыми»… Что вся валюта от билетов  шла чёрным «налом»… Что большая часть оседала в кармане ректора… Что налоги со всей концертной деятельности платились не в полном объёме… Что…

– Боже… – шепнула девушка. – Какие мерзавцы…

– Что государственные консерваторские помещения, – продолжал Рома, – втихаря сдавались в аренду частным фирмам… А плата шла опять же в карман Рафаловича… Что инструменты, концертное оборудование приобретались на средства государства по завышенным ценам… А разницу преступник Рафалович снова присваивал себе… Что, возглавляя жюри многих конкурсов, брал взятки с родителей детей – участников этих конкурсов… За лауреата – тысячу баксов… За места – пятьсот…

– Ромочка… – побледнела Инна. – Они что там: рехнулись все?..

– Мало того… – мужчина посмотрел на баночку с водкой. – Плесни-ка мне ещё, Ин…

 

Девушка дрожащей рукой налила стопку. Рома выпил. Крякнул. Поморщился.

 

– Мало того… Оказывается, что Самуил Абрамович – не просто взяточник, расхититель государственных средств, мошенник и злостный неплательщик… Оказывается, что Рафалович – ещё и насильник!.. Который, пользуясь своим служебным положением, своим авторитетом, угрожал девочкам и мальчикам… Принуждал их к половым сношениям… Совершал над ними развратные действия…

– Как?!! – крикнула Инна.

– Вот так!.. – округлил глаза мужчина. – Они сказали, что у них уже есть показания!.. Якобы, двадцать с лишним детей признались в этом!.. И, якобы, даже подробно описали: как, где, когда и при каких обстоятельствах Рафалович их насиловал!.. Ты представляешь?! Инка?! Сами признались!.. Сами написали!.. Старик надышаться не мог на деток этих!.. И баловал их!.. И пестовал!.. А эта сволота ему статью шьёт!.. За то, что детки эти и в Европе потом гремели!.. И – в Штатах!.. И – в Японии!.. Развратные действия… Падлы… У кого вообще язык повернулся такое сказать?..

– Ромочка… – Инна помолчала. – Слушай, Ромочка… Неужели они не понимают, что всё это – бред… Что не может такого быть?.. Что никогда такого быть не может?! Ром… А, может, это специально кто-то… Может, нарочно кто-то на старика вашего весь этот кошмар придумал?.. Враги… Завистники… Недоброжелатели… Ромочка?..

– Да какие у старика враги?! – мужчина встал с табурета. – Откуда?! Он что – бизнесмен?! Воротила какой-то?! Олигарх?!

– Ромочка… – девушка тоже поднялась. – Ты не волнуйся так…

– Музыкант – от бога!.. – Рома заходил по маленькой кухне. – На таланты – нюх!.. По всей стране рыскал!.. Сам искал!.. Поступать уговаривал!.. Общагу новую построил!.. Стипендии выбивал!.. Буратин богатеньких находил!.. Гранты – всякие!.. А сам, как ездил на «Волге» допотопной, так и… Мы с тобой уже вторую машину поменяли!.. А у старика рукава на пиджачке вечно блестели!.. От носки круглогодичной!.. И живёт в конце географии!.. В «двушке» панельной!.. Взятки!.. Он и слова-то такого, небось, не знал!..

– Так чего ты так распалился тогда?.. – Инна сзади обняла мужчину. – Значит, ошиблись… Или оклеветал кто… Разберутся и отпустят…

 

Рома медленно высвободился из женских рук.

– Знаешь, я когда домой ехал… Подумал… Вспомнил, то есть… Что Рафалович – единственный, кого этот…

Мужчина поднял вверх указательный палец.

– …персонально на должность не утверждал… Сейчас же все – директора заводов, ректоры вузов, академики разные, министры и прочие шишки – им лично утверждаются… На должность… На звание… Смотрит он: достоин ли кандидат?.. Лоялен ли?.. Не болтает ли лишнего?.. Не якшается ли со всякими подонками из оппозиции?.. Скоро и директрис школьных будет утверждать… И – постовых… И – дворников… И – начальников сортиров… Чтобы всё под его контролем было… Чтобы никто даже чихнуть не мог без его ведома…

А когда старик на себя взвалил всю консерваторию, этого утвердителя ещё в помине не было… В восьмидесятых-то… И перевыборов тоже не состоялось пять лет назад… Пришла, вроде, из министерства образования бумага какая-то… О демократии… О выборности… О прочем таком бреде… А какая, к чёрту, может быть демократия в искусстве?.. Кто должен кого выбирать?.. Поцеловал тебя бог в темечко… Или – нет… Вот и весь выбор… Ну, плюс – авторитет, конечно… Признание… Вес, так сказать… А у старика всего этого в избытке было… И – слава мировая… Как скрипач он – ой, как гремел… А после – и как дирижёр!.. И – опыт полувековой… И наград всяких – море… Ещё со сталинских времён… Так и похерилась тогда эта выборность… Никто не посмел на Рафаловича замахнуться… Так и остался он… При своём… Белой вороной… А сейчас… Не знаю… Может, у них терпелка кончилась… Там, наверху… Думали, может, старик сам скоро загнётся?.. И мы уже своего… назначенного да одобренного… в кресло ректорское посадим… А Рафалович живучий оказался… Крепкий старикан…

– Ромочка, ты считаешь, что… – девушка зачем-то оглянулась на дверь кухни.

– А что?! Думаешь, консерватория – так… Обитель лунатиков воздушных?.. Скрипачей в очёчках розовых?.. Придурков заоблачных?.. И на музыке можно столько наварить, что и внукам останется!.. Концерты заграничные!.. Гранты!.. Премии!.. Дотации!.. Спонсоры!.. Меценаты!.. Стажировки в ла скалах всяких!.. Да и само здание – ещё какой кусок лакомый!.. Прибыльный!.. Центр столицы!.. Помещений – куча!.. Сдавай – не хочу!..

Старику наверняка…

 

Рома нервно вытряс из пачки сигарету.

 

– Не может быть, чтобы старику не предлагали… Либо бизнес какой совместный  закрутить… Либо на пенсию свалить… С почестями… С наградами… Место сытное, так сказать, освободить… Для молодых… Энергичных… Предприимчивых… И к своим лапам волосатым всё дело прибрать… Раскрученное, доходное, брендовое чужое всегда проще отнять, чем с нуля своё начинать!.. К тому ж, консерватория – не частная лавочка… А – госучреждение… Со всеми вытекающими… Должно, значит, подчиняться… Указам, приказам, декретам, циркулярам, ноздрям всяким алчным государевым!.. А Рафалович, видать, их к такой матери послал… Он на язык всегда острый был… За словом в жилетку не лез… Мог и пятиэтажным обложить, если причина была!.. Я сам слышал, как он завхоза однажды «строил»!.. Тот чуть по коленки в доски половые не врос!.. Словом…

– И они решили вот так… – шёпотом заговорила Инна.

– А почему бы и нет?.. – Рома поднял брови. – Сколько можно?! Нафабриковали всяких гадостей… С потолка… Из пальца высосанных… А сейчас и коллектив под это дело хотят подписать… Мол, голос народа… Гнев, так сказать… Чтобы, якобы, – не по указке свыше… А – руками коллег… Учеников… Их родителей… Приём старый… Известный… Проверенный… Вспомни все эти процессы тридцатых годов!.. Врачи-вредители… Лжеучёные… Оппортунисты-уклонисты… И – прочие враги народа… Всей страной их судили… Показательно… От имени всего возмущённого рабочего класса и колхозного крестьянства!.. Так и у нас – нынче!.. Смастерят томов пятьсот!.. Все наши показания подошьют!.. Своих бредней добавят!.. Нарисуют старику взяток на миллиарды!.. Ущербов – на триллионы!.. Да – сотни деток попорченных!.. И влепят ему «вышку»!..

– Да как «влепят»?!! – возмутилась Инна. – И все молчать будут?! Он что – букашка?! Никто за него не заступится?! Ни Европа?! Ни Америка?!

 

Рома захохотал.

– Ага!.. Ща-а-а-а-с!.. Кинутся заступаться!.. Весь мир кинется!.. Кому мы нужны?! Очнись!.. Старик что – Ростропович?! Солженицын?! Да и время уже не то!.. Все по своим хатам сидят – деньгу делают!.. Воюют!.. За нефть!.. Газ!.. Мир пилят!.. Кому нужен старый еврей Рафалович Самуил Абрамович?! Сенату США?! Премьер-министру Израиля?! Японскому императору?! Никому, Инночка… Ни-ко-му!.. Никто никому на этой Земле нынче не нужен!..

– И я тебе не нужна?.. – вдруг тихо спросила девушка. – Да, Ромочка?..

Рома опешил.

– Инка… Да что ты такое говоришь, глупенькая?.. Как это ты мне не нужна?.. Когда ты – единственное… Самое дорогое… Самое нежное… Самое любимое… Что у меня только…

– Рома… – девушка приложила ладошку к губам мужчины. – Скажи… Ты написал?.. Написал то, что они тебе сказали?..

Роман прикрыл глаза.

– Короче… Я сначала посмеялся… Когда они мне весь этот бред вывалили… Со взятками… С детками… Сказал, что чушь всё это… Собачья… Ересь несусветная… Сказал, что ничего этого и в помине быть не может… Сказал, что ничего писать не буду… Что ищите себе других сволочей, которые такого человека оговаривать станут…

– А – они?.. – шепнула девушка.

– А они… Они опять заржали… Хором… А потом сказали, что и без меня у них достаточно свидетелей… Свидетелей преступной деятельности Рафаловича… На сто приговоров, мол, хватит…

– И отпустили тебя, да?.. – девушка медленно выдохнула. – Божечки… Слава тебе, господи… Я так и знала, что ты у меня… Самый сильный… Самый честный… Самый-самый…

– А после… – Рома поднял влажные глаза. – После, как оторжали… Сказали, что можешь, парень, на карьере своей поставить крест… И что с педагогической работы меня турнут… После суда… Над стариком… Из оркестра – тоже… С волчьим билетом… Никто, мол, никогда тебя никуда не возьмёт… Ни в один коллектив приличный… Будешь, сказали, только на похоронах дудеть… В трубу свою… И добавили, что на какой-то учёт меня поставят… Как неблагонадёжного… Что обязан я буду теперь каждый месяц отмечаться у них… Что выехать никуда не смогу… Дальше дачи…

– Ромочка… – замерла Инна. – Я не пойму… Ты что?.. Ты…

– Сказали ещё… – мужчина утёр ладонью влажный лоб. – Сказали, что Трегубов, виолончель, дал показания… Вайнштейн, альт, написал… Качарян, композиция… Нина Васильевна, отоларинголог наша… Либерман, настройщик… Пожарник даже… Дядя Сёма…

Инна замерла.

– А потом… – Рома отвернул лицо. – Потом добавили… Что у тебя, дурачок, жена молодая есть… На третьем месяце… Как они узнали – ума не приложу… Про работу твою вспомнили… Мол, бухгалтеров – пруд пруди… Опять же – в отчётах, мол, напортачить ты можешь… Не те цифры написать… А это дело подсудное… И ещё бате твоему скорого выздоровления от инфаркта пожелали… Я сидел и думал: сейчас они скажут – в каких позах мы в постели с то…

– Ты написал? – тихо спросила девушка.

 

В густой, звенящей тишине утробно запел водопроводный кран.

 

– Значит, написал…

– Да!!! – заорал мужчина. – Да!!! Да!!! Да!!! Написал!!! Всё написал!!! Что видел!!! Взятки!!! Подлоги!!! Миллионы!!! Лично!!! Своими глазами!!! Ты это хотела услышать?!!!

 

За дверью квартиры с глухим скрежетом поехал лифт.

 

– Это?!!

– Не кричи… – поморщилась девушка. – О, господи…

– Ты пойми… – громко зашептал Рома. – У них уже всё решено… Давно решено… Окончательно… И мои слова абсолютно ничего не меняют… Ничего не решают… Всё равно будет суд… Старика упекут… Надолго… Уже и приговор есть… Наверняка… И мы ему ничем не поможем… Понимаешь?.. Ничем… Ему никто уже не поможет… А свои жизни загубим… Они наши жизни загубят… Для них наши жизни ничего не значат… Ничего, пойми ты это… Мы для них – никто… Я – никто… Ты… Наш маленький…

– Не будет… – вдруг качнула головой Инна. – Не будет… Ничего не будет… Нас уже нет…

– Как – нет?! – заморгал мужчина. – Я не понимаю… Что это ты такое гово…

– Нет… – улыбнулась девушка. – Уже – нет, Ромочка… О, боже… У меня сейчас сердце лопнет… Как ты… мог?.. А теперь… Ромочка… И тебя не стало… И меня не стало… Ничего не стало… Я просто… Я… Я не смогу дальше жить… Понимаешь?.. С этим… Не смогу с этим жить… И ты не сможешь… Тебе кажется, что сможешь?.. Не-е-е-ет… Не сможешь… Ты будешь каждую секунду проклинать себя… И – меня… И – весь мир… А ничего вернуть уже нельзя… И ничего исправить уже нельзя… Потому что… потому что…

 

Инна замолчала.

 

– Давай спать… – наконец, сказал Рома. – Уже – первый час… Мне завтра рано вставать… Надо с утра на сервис подъехать… «Коробка» стала стучать… Когда со второй на третью переходишь… Тихо так: тук-тук, тук-тук…

 

Конопатая круглолицая девица нечаянно смахнула с блокнота шариковую ручку, и громадный, пустой на три четверти, зал Суда ответил гулким эхом.

Один из четырёх громадных милиционеров, окружавших малюсенькую, метра полтора на два, пустую клетку, судорожно проглотил зевок и красными слезящимися зенками посмотрел на дородного белокожего адвоката, который приподнялся, поправил правую штанину и снова опустил могучий зад на стул.

Очень тощий, стриженый под ёжик обвинитель скосил глаза на часы. Открыл чёрную папку и уставился в белоснежный, абсолютно чистый лист бумаги.

Громко скрипнула дверь.

С бирюзовой полоски закрытых жалюзи сорвалась сонная муха. Сделала несколько вялых кругов над блестящей теменной залысиной адвоката. Прилипла к рифлёному пруту клетки. Потёрла друг о дружку передние лапки. Густо жужжа, перелетела на высокую спинку кресла председательствующего. Замерла. Снова взлетела и, покружив над амфитеатром, села прямо на блокнот конопатой. Девица, чуть приоткрыв ижицу рта, подняла пухлую ладонь и оглушительно хлопнула по листу. Медленно убрала руку. Посмотрела на размазанное красное пятно. Аккуратно вырвала страницу. И, брезгливо скомкав, кинула под сиденье кресла…

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

23.04: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

08.05: Сергей Жуковский. Дембельский аккорд (рассказ)

05.05: Дмитрий Зуев. Хорей (рассказ)

01.05: Виктор Сбитнев. Звезда и смерть Саньки Смыкова (повесть)

30.04: Роман Рязанов. Бочонок сакэ (рассказ)

29.04: Йордан Йовков. Другой мир (рассказ, перевод с болгарского Николая Божикова)

27.04: Владимир Соколов. Записки провинциального редактора. 2008 год с переходом на 2009 (документальная повесть)

25.04: Бранислав Янкович. Соловей-пташка (рассказ, перевод с сербского Анны Смутной)

22.04: Александр Левковский. Девушка моей мечты (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!