Форум журнала "Новая Литература"

29 Май 2022, 12:32:30
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 г.

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 г.
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Обсуждение: Краткая повесть «Дни недели»  (Прочитано 3585 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Ибрагим Ибрагимли
Модератор
Новичок
*****

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 0


Просмотр профиля Email
« : 16 Июнь 2011, 21:24:19 »

Ибрагимли Ибрагим. Краткая повесть «Дни недели».

...Дул ветер с дождем (это продлится несколько дней, потому что небо было затянуто черными тучами). Я смотрел в окно веранды. Значит, хочу я того или нет, четверг я должен просидеть дома, так и провести весь день. Как, не знаю. Я был погружен в прорву времени, а это как раз и есть одна из ненавистных мне вещей на свете, быть в тисках необъятного количества времени. Сколько ни пытался я найти себе занятие, развлечься, мне не удавалось растратить даже половину того времени. Может, начать писать? Нет, неохота. Что бы я ни делал в этот день, оставшись дома, чем бы ни занимался, не находил ничего, вызывающего у меня желание писать. Странно, этот день мой имел отношение лишь к тому, что было снаружи, ко двору, улице и даже к дождю. Оттого ли, что ритм дождя с ветром совпал с моим сердечным ритмом, пульсом, но мне казалось, что дождь льет или на день мой, или на жизнь. Нутро мое так настроилось на дождь, что он лился на мой день, и на жизнь мою, и оттого чувствовал я, что все внутри меня, и в жизни моей, и в судьбе, все, к чему имел отношение льющийся дождь, уже вымокло. Осталось лишь выбежать наружу, чтобы намокла и моя осязаемая, внешняя оболочка. То ли по нерешительности своей, то ли боясь простудиться, не знаю, почему, но этого я делать не стал. А еще нутро мое так настроилось на дождь, что я испугался того, что выйди я под дождь, все, что есть в моей жизни, смоется им прочь, и жизнь моя потеряется в воде. И останусь я без жизни, без судьбы. Аллаху же разве больше нечего делать, как писать мне заново жизнь и судьбу? А может, и напишет, не знаю... Напишет, не напишет, но, клянусь, такое возможно. С моим счастьем от него можно ждать, чего угодно, даже того, чтобы я в дождь обратился. Я верил, что судьба способна обратить меня в дождь, но представить себе не мог, куда я в таком случае буду литься. Это было плохо. Не двигаясь с места своего у окна, я стал размышлять, куда бы пролился, будь я дождем... Я прерываю свои думы ... найдя в дожде нечто такое, что смывает и уносит мое нутро.

Я. Может, пролиться мне на самую заброшенную, самую позабытую во вселенной могилу? Нет, какой смысл заставлять дрожать под дождем такую могилу, если она и так уже продрогла от своей безхозности и заброшенности. Может, полить мне на какое-нибудь другое место на земле, где бы не было ничьих следов? Да нет, разве оставили люди на земле такое место, везде грязно, мусорно. Мне бы хотелось пролиться дождем в таком месте, чтобы и после остаться чистым. Может, пролиться на кристально чистого человека? Нет, пока найду я того человека, себе дороже станется. Лучше найти Аллаха, и пролиться на него. Все равно все в этом мире, в конце концов, приходят к нему. Если прольюсь дождем на Аллаха, никто и ничто не будет на меня в обиде. К тому же Аллах возрадуется (вероятно, обратившись в дождь, я смогу его лицезреть, как же его хоть раз не увидеть, если ты станешь блуждающим дождливым облаком на небесах). Ведь Аллах никогда не попадал под дождь, в который обратился человек. Что с того, что он Аллах, и ему ведь хочется дождя. Хоть однажды, попадя под дождь обратившегося в дождь человека, спокойно порадуется он, забыв обо всем во вселенной. Или нельзя, ему нельзя оставлять нас без надзора? Имейте совесть, не хватайте тотчас же все подряд во вселенной. И так Аллах многое позволяет вам, людям...

Сообщить модератору   Записан
Булава Мандрагора
Пользователь
**

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 31


Просмотр профиля
« Ответ #1 : 09 Июль 2011, 20:22:55 »

Автор силён. Давно не встречалось такой мощной постмодернистской поэтики. И переводчику - низкий поклон. Работа по высшему классу!
Сообщить модератору   Записан
Рулет
Новичок
*

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 12


Просмотр профиля Email
« Ответ #2 : 13 Июль 2011, 16:24:21 »

а я ничего не понял  Плачущий  Непонимающий
Сообщить модератору   Записан
Лачин
авторы
Ветеран
******

Рейтинг: 4
Offline Offline

Сообщений: 4800


Просмотр профиля Email
« Ответ #3 : 27 Июнь 2019, 14:39:24 »

     Булава вдвойне права, похвалив переводчика, НадИра Агасиева (здесь он почему-то Агасыев). Дело в том, что ИбрагимлИ очень труден для перевода. Именно потому Агасиев в конце концов спихнул его на меня. А потом и я стал его избегать. Ибрагимли то есть. (Впрочем, в НЛ его пригласил я, и не жалею). Ибрагимли хороший парень, но - не пьёт, не курит, в бордели не ходит, и вообще весь такой правильный, что повеситься можно. Прямо как Борода. К тому ж предлагает снова переводить его, а то перевода таких текстов голова квадратная. 
     (Да, Булава, ты сейчас скажешь, что у Ибрагимли хотя бы яйца есть, и с Бородой его равнять не надо http://newlit.ru/forum/index.php?topic=6235.0, но в данный момент я не собираюсь развивать эту тему, уж извини...) 
 
     Приведу здесь один из своих переводов данного автора, с предисловием, написанном сразу после перевода.

                                                                     ИБРАГИМ ИБРАГИМЛИ

                                                                             ВНЕ  МИРА
                                                                             (БЕЗМИРЬЕ)
     
         Предисловие переводчика.
         Ибрагимли – человек и автор странный, чудаковатый. В данном рассказе это особенно хорошо чувствуется. Перевёл я из него немало – киносценарий, 31 стихотворение в прозе и ряд рассказов. Эта вещь мне запомнилась больше всего. Я отнюдь не в восторге от её стиля и сюжета, но… вроде что-то в ней есть. Что-то ненормальное, болезненное, но интересное. Это едва ли не единственная причина моего обращения к нему – он очень сложен для перевода, настолько, что два занимавшихся этим литератора от него отказались (в том числе очень опытный переводчик Надир Агасиев), физически его избегая. И не случайно в данном случае приведены два варианта названия – его словотворчество точно передать по-русски очень трудно.   

           Раздевшись, я улёгся в кровать. Устраиваясь поудобнее, подумал – хорошо что утолил жажду, вдоволь напившись чаю. Не придётся вставать посреди ночи, дабы выпить ещё. Правда, напившись до отвала, испытывал проблемы: приходилось, просыпаясь, идти в туалет. Но это занимает куда меньше времени, чем заваривать чай и пить. Вставая и подогревая чай – неподогретый не пью, и вообще не пью ни воды, ни холодного чая, от холодного у меня болит горло – я отходил ото сна, и потом долго пытался заснуть. В результате зевал день напролёт, во всяком случае, до полудня. Подобной бессоннице я предпочитал выпить чаю побольше и, пробудившись, идти в туалет. В чрезмерном потреблении чая был ещё плюс:  я просыпался голодным, а так как я наедаюсь только утром , чтобы не полнеть, то по вечерам пил чаю побольше (признаться,  одна из причин этого – скудный ужин). Правда, домашние не советовали этого, мол, нарушается сон. Сравнив, каково пить чай перед сном много или мало, заметил: напротив, большое количество чая   навевает сон. Порою столь крепкий, что, пробудившись, я медлил идти в туалет. Множество раз, вновь засыпая, просыпался вторично от обжигающей мочи, тогда приходилось вставать. Впрочем, нарочно посещение туалета не откладывал: обжигающая моча вызывала дурные сны (видимо, влияя на психику).  Проверял неоднократно – поленившись помочиться, обязательно видел тяжёлые сны, претворявшиеся в реальность вплоть до мелких деталей (приятные сны не сбывались). Потому, видно, жизнь моя и переживания  не отличались от извергаемой мочи. И что приятные сны не реализовывались – уточню: тяжёлые сновидения от мочи ничем не отличались – объяснялось тем, что они на мочу походить не хотели. Казалось, тяжёлые сны, претворившись в жидкость, цветом и запахом совпадут с мочой. После них возникало ощущение, что тело, мозг, глаза чем-то запачканы. И все это знают, тактично не подавая виду. Замечу – меня волновало не мнение окружающих. У меня сложилось убеждение, что в момент смерти ночные кошмары, пребывающие в теле, мозгу и глазах, претворятся в мочу, и друзья с близкими, придя на могилу, увидят её залитой жидкостью цвета мочи. Позор. Иметь такую могилу всё равно как обмочиться. Казалось, если при жизни не испущенная моча преображается в кошмары, они преобразятся в жидкость цвета мочи и зальют могилу. Если могила будет в жидкости подобного цвета – моча у меня жёлтая – душа никогда не вырвется из тела. Это не давало  покоя. И вот я сделал интересный, скажем так, неожиданный вывод:  пребывание души в теле после смерти может навести бога на критические размышления. Например, бог помыслит: как же этот человек прожил жизнь, что душа от тела не отрывается. Видно, у покойного в теле и прожитой жизни  укромного уголка не осталось, не запятнанного грехом, потому и душа от неё неотрывна. Думаю, подобное мнение бога окажет на мою загробную жизнь отнюдь не положительное влияние. Пожалуй, бог не даст мне – ни телом, ни душой – пребывать в ином мире. Останусь без обоих миров. Может, это наиболее болезненная смерть, вроде того, когда негде схоронить тело, уже лишённое души, ни в одном из миров. А это одно из наиболее оскорбительных положений. Правда, если для тела это оскорбительно, то подобным мне лишиться захоронения выгодно: если тело  вне миров, немногие узрят могилу, залитую жидкостью цвета мочи. А увидевшие, подобно мне, оставшиеся вне миров, умерев той же мучительной смертью – по-моему, людей, чьи тела пребывали в столь оскорбительном положении, от сотворения мира наберётся не менее ста пятидесяти – не выкажут ко мне того отношения, что остальные, ни в этом мире, ни  в том. Мне требовалось именно такое пространство, его атмосфера, дабы пребывать в спокойствии. Казалось, там избавлюсь от тягостных сновидений. От них хотелось избавиться любым способом. Как можно быстрее. Ибо они были столь несхожи с реальностью, что порою казалось: живёшь двойной жизнью. В этой жизни и хаотических кошмарах. Отмечу, что проживаемые жизни – в кошмарном хаосе снов и в реальности – то есть реализация кошмаров вследствие несвоевременного мочеиспускания, даже, я сказал бы, вторжение иного мира посредством снов в реальность, показывало, что сны, претворившись в жидкость цвета мочи (загрязняя тело, мозг и глаза), зальют мою могилу и до  отбытия в мир иной. Значит, во избежание этого желательно проживать, переживать виденное в  хаосе снов, пускай неприятном, исключительно в снах, иной реальности. Да не то чтоб желательно, а очень важно. И, откровенно говоря, я не хотел размышлять о виденном в снах, осмыслить его (главное, что тамошнюю  мою могилу не заливала жидкость цвета мочи, в отличие от здешней). Меня интересовало лишь несколько деталей иного мира. В неизвестном мире тягостных снов – не то чтоб совсем неизвестном, кое-какие сведения были, хотя только из снов – для спокойной жизни мне требовались пространственный простор и малое, очень малое количество людей. Последнее меня интересовало по двум причинам. Если сны преобразуются в жидкость цвета мочи (что весьма вероятно, почему я и хотел переменить мир, где пребывал, но не путём смерти), они осквернят тело, мозг и глаза, и тамошние люди будут меня сторониться (всё могло быть). Потому присутствия вблизи людей (даже схожей судьбы) я решительно не хотел. Был убеждён: чем дальше держаться от людей, тем дольше продолжится моя тамошняя жизнь, из хаотичных снов. Это убеждение связано со второй причиной. Малое количество людей – человек сто пятьдесят – мне выгодно, так как бог, думается, ввиду этого не дарует им смерть, а выждет, пока их количество не возрастёт до известной степени, лишь потом написав на их лбах их сроки. Из-за немногочисленности тамошних жителей (и моего среди них нахождения) написание сроков на лбах в ближайшем будущем им не грозит. Поэтому я надеялся прожить там очень долго и реализовать одну мечту. Я надеялся пережить многих, оставленных в мире этом, увидеть их смерть – мне казалось, что потребляющий много чая, не опорожняющийся  вовремя и видящий из-за этого кошмарные сны, чем-то болен, может скоропостижно умереть, и во избежание этого требовалось переселиться в мир этих снов, плохо представимый (в его подробностях нет нужды, достаточно, чтобы могилу не залила жидкость цвета мочевины и жизнь была очень долгой, а это там возможно; добавлю: если человек сможет там жить, значит, тот мир от этого не очень отличается), –  и чтобы переживаемые при этом эмоции значительно увеличили бы срок моей жизни. Я был убеждён, что получу удовольствие от их смерти и лицезрения всех мелких деталей этого; эти детали, мелкие и крупные, удлинят мою жизнь до бесконечности . Это равнозначно утоплению могил интересующих меня людей в моей моче. Вот одна из главных причин, побуждавших переселиться в хаотично-кошмарные сны. Возможно, помри я там, кошмары снов, преобразившись в мочу, не зальют могилы. Это несколько успокаивало, убеждая:  выбор правильный и в том мире мне ничто не помешает. В том числе и мои грехи, прошлые и могущие быть в мире ином. По моему, численность его населения (сто пятьдесят человек) и отсутствие на их лбах срока смерти решало эту проблему. Ведь грехи людей в этом мире, по меньшей мере, влияли на сроки и уровень жизни. Я считал, что численность  в сто пятьдесят человек, и что видеть их я буду один-два раза в год, уменьшало вероятность содеяния мною грехов (грешишь больше по отношению к другим, не себе). Но хотя вероятность мала, я побаивался, как бы грехи в отношении себя и тех людей не затопили бы и там моей могилы мочеобразной жидкостью – и хотел пореже встречаться с тамошним населением. К тому же казалось  – если согрешу в мире дурных снов, то, куда бы ни попал для смытия грехов, и там от них не отделаюсь. И ещё казалось: согреши я в том мире, не спасусь от мучительной смерти. Несмотря на немолодой возраст, мучительной смерти я страшился и, думая о вероятности этого – из-за грехов – молился о смерти во сне. Я считал, что переселение в мир хаотичных снов увеличивает шансы на это (мир этот  назывался безмирьем). Это лишний раз подтверждало, что  шансы на желаемую жизнь – только в тягостном хаосе снов, в безмирье. Моя жизнь предназначена для безмирья иного мира.

                                                                                                                              перевод с азерб. Лачина, нач. 2010-х
« Последнее редактирование: 27 Июнь 2019, 15:47:19 от Лачин » Сообщить модератору   Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  


Powered by SMF 1.1.4 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Manuscript design by Bloc
Поддержите «Новую Литературу»!