HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2024 г.

Виктория Алейникова

Арлет

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 29.11.2012
Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2

Часть 1


 

 

 

Сумрак, густой, как жирная сметана, и цветом походящий более всего на спелую сливу, обволакивал дорогу, застилая ветровое стекло. Томительным было ожидание заката; небо набухло кровью, и клочьями висели на нём сизые и золотые облака. Но ещё труднее и тревожнее стало ехать, когда солнце скатилось за горизонт. Фары-маяки вонзались в блестящий от вечерней влаги асфальт, и скрипучий шорох шин не убаюкивал, а бередил думы, усталость и неудовольствие долгой дорогой.

Я любил скорость, но не хотел рисковать чужими жизнями: к трассе с обеих сторон лепились посёлки, и случайный ночной путешественник, оказавшийся вдруг на моём пути, но надёжно спрятанный окружающей темнотой от пытливых глаз автомобиля, остался бы для меня незамеченным.

Темнота сгустилась до чернично-чёрных оттенков, и единственными источниками света в ней оставались бликующая дорога да тонкая голубая полоса на ещё не уснувшем горизонте. Ощутив смутную тревогу, я слегка надавил на педаль тормоза и неожиданно увидел на обочине очертания человеческой фигуры, по мере приближения становившиеся всё явственнее. Заметив меня, некто обернулся и суетливо взмахнул рукой, прося остановиться. Я осторожно затормозил, но человек, смотрящий на меня через лобовое стекло, не торопился садиться в автомобиль, видимо, сомневаясь в своём поспешном выборе.

Я посигналил и махнул рукой, поторапливая прохожего. Перегнувшись через пассажирское сиденье, я на всякий случай открыл тяжёлую дверь КамАЗа и приветливо пробасил: «Залезайте же, всё веселей ехать».

Каково же было моё недоумение, когда ко мне в кабину забралась тоненькая девушка лет двадцати… скажем, двух – не проститутка, не гулящая, но одетая аккуратно и скромно, красивая, хотя без косметики и причёски. Вместе с ней в салон тягача ворвался острый ночной запах прелой листвы, жжёного асфальта, пряных грибов и переспелых ягод, а ещё неуловимый аромат молока и кислой капусты. И не пахло больше машинным маслом и копотью.

 

Я таращился на незнакомку, поражаясь несуразности пребывания хрупкого женского тела в грубой кабине тягача, а девушка, оказавшись на сиденье и с трудом захлопнув дверь, скрип и глухой удар которой тотчас же оборвали очарование тёплой ночи, сразу обмякла и уронила голову на грудь, а руки – на колени.

Я осторожно спросил:

– Простите, с вами всё в порядке?

Она подняла голову, посмотрела на меня, устало кивнула. Затем, собравшись с силами, промолвила чуть слышно, но твёрдо:

– Я поеду с вами. У вас глаза добрые; дайте мне возможность помолчать. Я подремлю немножко.

Я кивнул, хмыкнув (зачем только упомянула про «добрые» глаза? подольститься желает? или чтобы в покое оставил?), нехотя отвёл взгляд от странной пассажирки и нажал на газ. Тягач заревел и рванул к горизонту. По-прежнему пахло кислой капустой и молоком…

 

…Спустя пару часов на меня внезапно нахлынула такая дикая усталость, что справляться с ней не было сил. Глаза слезились, а пальцы рук казались хрустальными; ноги опухли и налились свинцом. Я съехал по широкой грунтовой дороге в лес и остановил неповоротливый тягач. Он поворчал немного, посопел, устраиваясь на мягкой хвое, и наконец заснул. Я улыбнулся и вдруг поймал на себе усталый, загнанный взгляд девушки. Она заговорила первая:

– Вы спите, я не помешаю.

Я лукаво прищурился, спрятав волнение, и торопливо ответил, боясь, что девушка снова обмякнет на сиденье, потеряется, уйдёт от разговора в тяжёлую отрешённость:

– Ну уж нет! Вы настигли меня неожиданно, как удар молнии; заняли пассажирское место; тягач вас принял, как свою, и я тоже. Расскажите хотя бы, откуда вы появились такая… – Я запнулся.

Девушка спросила:

– Какая?

Ни вызова, ни любопытства не было в интонации её голоса – только едва заметная усмешка, и мука, и равнодушие.

– Красивая, – уверенно ответил я и, предупреждая её возражения, продолжал: – Я говорю правду. Вы красивая, и тем удивительней ваше появление на дороге, а затем – в кабине моего неуклюжего тягача, который тоже, кажется, обалдел от такого приключения. Посему давайте знакомиться. Очень приятно, Художник, – картинно наклонив голову, я подмигнул нечаянной пассажирке.

Черты незнакомки смягчились, и отголосок болезненной улыбки на миг осветил её умное, но разбитое горем лицо. Девушка смутилась и тихо ответила:

– Арлет… Брат постарался. Неловко, да?

– Мне нравится.

 

Несколько удивлённый, но одобрительно кивая, я внимательней вгляделся в её черты, поражаясь безысходной и отчаянной мольбе, захлестнувшей их, как буря – волнорезы.

У Арлет были медовые волосы, падавшие на плечи густой волной, чёрные брови, хмурые и прямые сейчас, изящный подбородок. Маленькие губы беззащитны, как у растерянной куклы, которая, брошена во дворе, не может сберечь себя от людской злобы. Глаза – тёмно-синие, неживые, и немой ужас застыл в них; мне было страшно ловить взгляд, поражавший и останавливающий, томительно-странный, ледяной и кричавший о чём-то, мне неведомом.

Тонкие запястья, едва заметные морщинки в уголках губ, безвольные пальцы, поникшие плечи – однако не жалость вызывала незнакомка, а сострадание и недоумение. Поражённая, но не униженная горем, отчаянно-смелой отверженной принцессой казалась она, и благородство угадывалось в её молчании и жестах, в её сломленной спине и длинной шее, в самом её присутствии рядом со мной.

 

Я качнул головой, отгоняя наваждение. Арлет снова заговорила:

– Вы упоминаете о своей машине так, словно она живая.

– А разве не так? – возразил я. – Мой КамАЗ и я – больше у нас никого нет, а путь далёк и непрост. Мог ли я преодолевать его, будучи один? Но со мной он, толстяк-тягач, сильный, верный толстяк. Теперь вот с нами и вы…

– Вы странно разговариваете, – заметила Арлет.

– Я? Отчего же?

– Ну… То есть… Я хотела сказать, что странно – для водителя. Для инженера, учителя, музыканта – хорошо, а для дальнобойщика – странно.

Я тихонько засмеялся, расслабляя спину и разминая до хруста пальцы рук:

– А я, собственно, временный дальнобойщик. Я представился вам, кажется? Ну так вот. Ах, кем я только ни был за свою жизнь! – Любопытно было узнать её возраст, и я решил осторожно выпытать его у моей пассажирки. – Кочегаром – раз. На стройке – два. В экспедицию ездил – три. Теперь вот на тягаче капусту перегоняю, – Арлет улыбнулась, не поверила; чуть-чуть оттаяли мертвенно-ледяные черты, чуть-чуть погасла боль в тусклых глазах. Я затараторил с удвоенной силой, театрально взмахивая руками: – Я действительно художник. А знаете, кто это такой? Художник – это продолжение всех профессий на свете. Он всё может и всё будет делать: пилить, стругать, красить, зашивать. Путешествовать… Только искусство не продаст и ломать откажется: душа у него хрупкая, а руки сильные, рабочие. Немало я на свете прожил: сорок почти, даром что не горбат и не смур; а вам сколько?

 

Не надеясь услышать ответ, я обрадовался, когда Арлет заговорила. Сначала негромко, бесстрастно и сухо, но всё больше волнуясь; голос её дрожал.

– Двадцать восемь мне. Я маленькая просто, и по мне не скажешь. А глаза – вы не думайте, я не сумасшедшая какая, просто мне… мне больно, да так, что не осталось стыда и неловкости в душе, всё-всё поведать могу, себя наизнанку вывернуть, вытрясти до последней поры; но души-то, наверное, нет теперь. Не пугайтесь, – снова повторила она, заметив моё смущение, – если хотите, я замолчу, и уйду, и вы никогда обо мне не вспомните, и…

Она заплакала тихо, мелко вздрагивая, а я неловко заёрзал, заволновался, отвернулся к окну. Понял вдруг, что устал и растрёпан; что от меня дурно пахнет потом и пылью; что в животе громко урчит, а позвоночник стал колючим и впивается в кожу. Обернулся, вновь посмотрел на Арлет (как она нежна, беззащитна!), схватил её за руку (но как напряжена, будто в бой идёт!) и закричал зло, уже без пафоса, ненавидя кого-то, кто мог изуродовать, растерзать – обидеть:

– Полно; останься! Не пущу я тебя никуда одну, до утра будешь говорить, слышишь, пока не останется в тебе ни капли смертельной усталости, ни капли страха, пока глаза не станут ясными, пока спину не выпрямишь, Арлет!

Страх её передался мне; я сжимал её руку, пытаясь унять разволновавшиеся нервы. В кабине было жарко, а с неба вдруг упала на лес стена хриплого дождя; завыл ветер, затрепетали деревья, и понеслась вскачь бешеная, неукротимая, яростная ночь.

 

 

 


Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2
208 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.06 на 13.07.2024, 21:52 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com (соцсеть Facebook запрещена в России, принадлежит корпорации Meta, признанной в РФ экстремистской организацией) Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com (в РФ доступ к ресурсу twitter.com ограничен на основании требования Генпрокуратуры от 24.02.2022) Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Герман Греф — биография председателя правления Сбербанка

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

17.06.2024
Главное – замечательно в целом то, что Вы делаете. Это для очень многих людей – большая отдушина. И Ваш демократизм в плане работы с авторами – это очень важно.
Виталий Гавриков (@prof_garikov), автор блога о современной литературе «Профессор скажет»

10.06.2024
Знакома с «Новой Литературой» больше десяти лет. Уверена, это лучшая площадка для авторов, лучшее издательство в России. Что касается и корректуры, и редактуры, всегда грамотно, выверенно, иногда наотмашь, но всегда честно.
Ольга Майорова

08.06.2024
Мне понравился выпуск. Отметил для себя рассказ Виктора Парнева «Корабль храбрецов».
Особенно понравилась повесть «Узники надежды», там отличный взгляд на проблемы.
Евгений Клейменов



Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!