HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 г.

Виктор Егоров

Мужской процесс

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Карина Романова, 5.12.2008
Оглавление

34. Часть 3.13.
35. Часть 3.14.
36. Часть 3.15.

Часть 3.14.


 

 

 

31 августа, в день, когда у меня был запланирован покой, началось явление народа спортивному затворнику, и вместо дня тишины получился, как называл профессор из Голландии любой хаос в квартире – раскардак.

Первым три раза грохнул кулаком по дермантину директор боксерского профессионального клуба Андрей Гальцев.

– Ты чего молчишь? – спросил он, подавая мне руку.

– Здорово! – произнес я бодро и весело, хотя сразу догадался, по какой теме вопрос.

– Нет, ты подожди вырывать у меня руку, ты мне отвечай, почему молчишь?

Андрей был очень прост в общении, но мудер необычайно. Он говорил о себе малознакомым людям так: "Я боксер, у меня вместо мозгов лепешка, поэтому ты мне объясни". Малознакомые велись на такое вступление и начинали умничать, важничать и разъяснять. Андрей легко определял в это время, кто человек серьезный, а кто – дерьмо собачье.

Он получил хорошее образование, общался со многими сильными мира нашего города, и его грубоватая простота была всего лишь манерой общения в тех случаях, когда не надо соблюдать этикет. Со мной его соблюдать было ни к чему, я и сам его редко соблюдаю.

– Молчу, Андрюша, потому что слова пока лишние. Вот сделаю дело, поговорим, обсудим. От тебя у меня нет тайн, ты же знаешь, разве я могу позволить себе утаить от тебя хоть что-нибудь?

Андрей легко врубался в ироничность моей интонации и, разумеется, понимал обратный смысл всех моих слов.

– Это точно, у нас с тобой как на исповеди – правду-матку режем друг другу, разрезаем ее на части, правду – в красный угол, матку – в синий. Когда ты в последний раз прикасался к матке?

– Завтра прикоснусь.

– Что ты не сказал, что моего парня придушить хочешь?

– А он твой, что ли?

– А чей? Я гляжу, сучонок каждый день в зал приходит, лето, у нас ремонт в зале, а он работает. И тренеры в отпуске, а он пашет и пашет. Ты, говорю, почему не в деревне, не в лагере, чего в городе торчишь? А он мне – готовлюсь на область. Ну, готовься, молодец. А сегодня мне рассказывают пацаны, что он старика одного собрался запечатать. Кого? А это тебя, оказывается. Вот сучонок. Я к тебе, а ты молчишь, ну-ка, фокусник, раскрывай секреты, в чем фокус?

Ему нелегко раскрыть секрет этого фокуса, он таких фокусов не понимает. Хочешь подраться нелегально, есть люди, организуют, сделают ставки, поделим деньги. Хочешь официально – тебе промоушен, реклама, зрители, поделим деньги. Но бесплатно и на улице – нет и все.

– Ты пойми меня, – говорил Андрей, – времена другие, у нас клуб профессионального бокса, а не секция любителей– самоучек, будь ты молодой и никому не известный в городе, я все равно бы не разрешил, ты подставишь меня, скажут Андрюха совсем охренел, послал сосунка на разборку со своим другом.

В итоге я ему сказал:

– Хватит, Андрей, дело надо доделать. Ты можешь забыть сегодняшний день, как будто его не было?

– Не могу.

– А ты забудь. Никто тебе ничего не говорил о парне, и ты ко мне не приходил. Если парень завтра не явится к 10 вечера на школьный стадион, ты будешь иметь дисциплинированного спортсмена, но потеряешь бойца.

Андрей постоял около меня, посопел своими расплющенными ноздрями, хорошенько потер ладонями свои уши, пока они не раскраснелись, как комфорки на электроплите.

– На каких условиях схлестнетесь? – заговорил он, не глядя на меня.

– Пока кто-то не упадет.

– Что можно? Что нельзя?

– Сверху – бокс, снизу – все, что смогут ноги.

– Руки голые?

– Да.

– Он – сопляк, в борьбе на ковре – пустое место, условия для тебя более выгодные, – сделал вывод Андрей.

– Пусть поскачет и повертится, чтобы не возится в партере.

– Не подставляй морду, у него удар профессиональный, – заулыбался директор боксерского клуба.

– Не подставлю.

– Ну, удачи, мерин старый! Я буду у "Муравейника" (так называется большой старый дом напротив театра в нашем городе – прим. авт.), в машине, а мои ребята рядом с рингом, вдруг, вас разнимать придется.

Я проводил Андрея на улицу и у подъезда увидел подъезжающий "бумер".

– Чего напрягся? – спросил меня Андрей, заметивший, что я остановился и смотрю на машину, – нежелательный визит?

– Не, сосед приехал, поздороваться надо.

Андрей пошел через двор в сторону центральной улицы города и на всякий случай обернулся и посмотрел, как мы здороваемся с соседом.

Сергей Иванович вылез из машины , сначала сделал ко мне два шага, подал руку а потом открыл багажник машины и стал доставать из него большие мешки.

– Мы уезжаем, меня перевели в Санкт-Петербург, – сказал он мне и пошел с мешками в руках к двери подъезда.

– Значит, все кончилось хорошо и не надо больше сидеть на стуле около секретарши?

– Да, хорошо.

Он подымался на четвертый этаж, я на третий, мы шагали по ступеням, не разговаривая. Когда я остановился около своей двери, он остановился чуть выше на лестничном марше.

– Завтра улетаем, – сказал он, посмотрев на меня сверху, – Дочь забирает документы из школы, мы улетаем втроем.

– Завтра?

– На завтра были куплены билеты, но дочь отказалась завтра, она – послезавтра..

– Тогда, счастливого полета, генерал!

Отец ничего не сказал в ответ и потащил свои мешки на этаж выше.

 

 

Все это было только началом трудного дня. По телефону пришло сообщение, что "свинтили" одного из молодых пикетчиков, надо было бежать к зданию Центрального УВД , около которого уже собирался "комитет спасения". Политически активная молодежь в лице Акбара, Кендера, Удава и Шульца ничего толком не знала, но демонстрировала единство и солидарность задержанному оппозиционеру.

У этих ребят были смешные интернет-кликухи, или "ники", как называют сейчас клички современные молодые люди. Прикрывшись псевдонимом, "удавы" шельмовали власть имущих за их грехи. Они выполняли в информационном пространстве роль виртуальных ангелов, но кто был их Бог, мне никогда не разобрать. У одного, кажется, Бакунин, у другого – Маркс, у третьего – Че Гевара, у четвертого – Троцкий. Мне в этих ребятах нравилось то, что изредка они из Интернета материализуются в человеческую плоть и сообща выручают погибающего в "обезьяннике" политического страдальца.

В тот день на узкой доске вдоль стены "обезьянника" мучился с непривычки Кот Бегемот. У него, вроде как, во время акции нащупали в кармане два грамма марихуаны, но как она к нему попала в карман, было пока неизвестно. Иногда молодым оппозиционерам наркотики подбрасывали, чтобы они отдохнули от своей бурной деятельности пару месяцев во время выборов, а иногда и подбрасывать не надо было, потому что многие интеллектуалы любили подымить травкой.

"Комитет спасения" обсудил меры противодействия разгулу правоохранительных органов и вызвонил самого главного в городе правозащитника. Капитан милиции, знавший всех комитетчиков в лицо, вышел на улицу покурить и сообщил ребятам, что Бегемота увезут скоро в здание госнаркоконтроля. Стало ясно, что Коту Бегемоту на этот раз керосином общественного пожара не поможешь.

Я еще не успел вернуться домой, как поступило другое тревожное сообщение: одного из моих знакомых спортсменов повязали оперативники прямо в спорткомплексе. Уже был создан другой "комитет спасения", но совершенно с иным составом членов. Мое присутствие на заседании тоже было для них очень желательным. Этого парня обвиняли в создании преступной группировки и угоне всех дорогих иномарок, что пропали в городе за последние десять лет. Звали его Георгием, и находился он уже в ИВС.

За мной приехали, и мы помчались на окраину города в спорткомплекс, где собрались лучшие воспитанники легендарной спортивной школы города.

Можете представить заседание чемпионов России, Европы и мира? Сидит группа ребят от восемнадцати до двадцати пяти лет и каждый из них чемпион восточных единоборств. А о чем бурно беседуют? О силе духа, чистоте души и мужестве? Ошибаетесь, беседуют о поиске хорошего адвоката.

Слушаю и молчу, потому что слишком много знаю. Кто много знает по теме, тот мало говорит при большом стечении народа.

Меньше года назад я говорил Георгию, тренеру этих ребят, что он переступил черту. Одно дело дружить с угонщиками машин, а другое дело пользоваться услугами такой дружбы. Это уже не дружба, это – сотрудничество. Говоря сегодняшним языком – деловое партнерство.

Жил бы он сам по себе – занимайся, чем хочешь, сам натворил ошибок, сам за них и отвечай. А если ты чему-то учишь молодежь, в знак благодарности она будет считать своим долгом выручить тебя в беде. Она правильно считает, но выручать она будет уже не тренера и не соратника, а – подозреваемого, обвиняемого и подсудимого.

И с этого момента воспитанники станут соучастниками, а "комитет чемпионов" – подозрительным сообществом, которое спасает своего лидера любой ценой. Не в денежном выражении, а в тех принципах морали и нравственности, которые будут проданы, чтобы выручить своего тренера.

Георгий кивал головой и соглашался со мной, когда я ему это говорил за несколько месяцев до ареста. Он предвидел ожидающие его неприятности с законом, но упорно ссылался на обстоятельства и завершил разговор той же фразой, что и во время предыдущих бесед: "Все понял, я подумаю". Теперь он думает в тюрьме.

Тренером могут работать разные люди. Они вполне могут проводить тренировки талантливо и успешно. Их будут окружать чемпионы. Но учителем они не будут никогда, если их образ жизни не подтверждает это звание. Учитель не работает со стольки-то утра до стольки-то вечера. Он просто живет так, что сама жизнь его является уроком.

Ребята в спорткомплексе обсудили темы поиска адвоката, возможности следователей доказать вину подозреваемого, степень опасности для Георгия вызова в суд того или иного свидетеля. После этого решили выслушать мое мнение.

– Помогайте ему, чем сможете, это ваш долг, пришло время его отдать, – сказал я туманно и неопределенно.

– А вы достанете свой самурайский меч? – спросил один из чемпионов, который, как и все остальные, не знал, что меч у меня давно отобрали.

– Перед кем махать? Кого рубить? Кто враг? – спросил я в ответ. Ребята промолчали.

Я знал ответы на эти вопросы. У Георгия есть один враг – он сам. Ему надо рубить свое желание лгать и изворачиваться в попытках спастись от тюрьмы. Рубить себя, чтобы не изранить души своих воспитанников.

Вернулся домой с окраины города я подавленный и усталый. Выгляжу, как отец Виолетты, подумал я. Плечи опущены, голова болтается, и нет сил смотреть прямо на жизнь, потому что виноват в проблемах Георгия точно так же, как виноват отец Виолетты в проблемах своей дочери. А кто больше виноват, отцы или дети? Кто бы не был из них виноват в большей степени, отцы страдают от чувства вины сильнее.

Знаю, проходили, как говорит один мой товарищ по спорту, который когда-то давно учил и меня и Георгия. В городе его зовут Платоном, потому что с греческого языка слово платон переводится как – широкий. А у товарища как раз фамилия – Широкий.

После 1 сентября я его найду. Я никому не говорил, что предстоит мне 1 сентября, и чемпионам не сказал, и ему не позвонил. Много в городе людей, кому бы я мог признаться в своих грехах. Я признаюсь, но после 1 сентября.

 

 

Добил меня в "день тишины" визит пьяненького Вовы. О Вове я вам еще ничего не рассказывал, потому что он никогда не принимает участия в моих делах, не виновен ни в одном моем проступке, никак с моими грехами не связан. Своих у него нет. Как только протрезвеет, его сразу можно – в рай.

Когда-то он работал бухгалтером, но попал в автоаварию, вылетел через лобовое стекло и расшиб об асфальт голову. Врачи затолкнули ему обратно мозги, что соскребли с дороги, и ждали, когда Вова отлетит на небо, как и все, кто сидел в его машине: друг детства и подруга друга.

Вова пришел в сознание на четвертый день, а через два месяца покинул больницу. Считать, даже на калькуляторе, он не мог, на работу больше никогда не ходил и все свободное время, то есть 24 часа в сутки уделял двум занятиям: знакомству и переписке с дамами по Интернету и употреблению водочки, чаще всего, смешивая эти занятия в один непрерывный процесс.

Как только позволило здоровье, начал ходить на свидания с приятельницами по переписке и приглашать их домой. От родителей Вове досталась огромная квартира, где жил он сам, и штук пять квартир, которые он сдавал в аренду. У Вовы было все, о чем мечтают мужики – безделье, постоянный источник доходов и большой выбор женщин. Мужское понимание свободы очень примитивно.

Вове было 35 лет, не женат, мысли о продолжении рода не тяготят голову, так как они остались на асфальте вместе с мозгами.

Вова являл собой образчик позитивного отношения к жизни: все прекрасно и не о чем жалеть.

Мне он постоянно рассказывал о племени догонов в Африке, которые тысячу лет ни с кем не воюют, потому что никому не нужна пустыня, где они живут.

– Эти люди из прошлого сразу шагнут в будущее, – убеждал он меня. – Они знают о том, что у звезды Сириус в созвездии Ориона есть спутник. Ученые обнаружили его только в двадцатом веке и только после того, как услышали о спутнике от догонов. Это племя сказало ученым: вы – отсюда, а мы – оттуда и показали пальцем на Сириус. Им не нужны спутниковые телефоны, они не смотрят телевизор и не знают электричества. У них нет даже богов! Есть родственники на Сириусе и никаких авторитетов на Земле. Они про нас ничего не знают и знать не хотят. Ни один догон не покинул свою Догонию. Мы все сдохнем от войны и голода, а они – нет. Как крокодилы, которые жили еще во времена динозавров и продолжают жить как ни в чем не бывало вместе с нами. Крокодилы и догоны – вот, кто имеет право жить на нашей планете. Знаешь, почему?

– Почему, Вова?

– Потому что не встречаются друг с другом. Если хоть один крокодил сожрет догона – вымрут все крокодилы, а если догон сожрет крокодила, умрут догоны.

– Легко сохранить жизнь тому, кого не видел и о ком не знаешь, – задумался я.

– Ты не понял, правильно живет тот, кто не воюет и не готовится к войне, кто не знает, что такое война и убийство.

– Подожди, Вова, крокодилы же воюют и убивают, – просил я Вову пояснить нарушение логики выводов.

– Они – дети Земли. Наша планета родила крокодилов, а Сириус послал нам догонов, чтобы у нас было представление о том, как надо жить.

Наши беседы с Вовой заканчивались в шесть утра, когда мы отправлялись смотреть на Востоке восход Сириуса и купить водки, чтобы ему веселее всходилось.

Сегодня Вова у меня бы не загостился даже на минуту, но мне хотелось узнать его мнение по двум вопросам, прежде всего, что он думает о предстоящей завтра драке.

– Ты крокодил, – успокоил меня Вова, – тебя на Сириус не возьмут, но тебе и тут будет неплохо, выживешь, поглядишь на тех, кто появится на Земле через сто миллионов лет.

– Второй вопрос, Вова, о женщинах. Ты без них не можешь, но никого не оставляешь у себя надолго. Почему?

– Женщин, в отличие от догонов, с Сириуса не привезли, они были местные. У них на уме – от кого родить и как ребенку выжить. Элементарные инстинкты всех земных существ. Пока они меня изучают, я пользуюсь моментом, как начнут планировать оставить ребенку в наследство мои квартиры, я их покидаю еще до зачатия этого ребенка.

– Ты как определяешь, зачат он или нет?

– Женщина делает шаг к постели в двух случаях: когда совсем не думает о ребенке и когда очень сильно о нем думает. Я научился различать эти состояния.

– А догоны когда спят с женщинами?

– Им по барабану, но всех детей они делают только в те месяцы, когда Сириус на небе. Каждый с каждой, которая выросла и готова.

– А потом полгода строгий пост?

– У всех до одного. Там нет измен и частной собственности на женщин и детей.

– Хорошую религию придумали догоны, – напел я песню Высоцкого.

– Мы будем сегодня смотреть на Сириус? – спросил он меня и опять поставил на кухонный стол пакет с водкой и закуской.

– Нет.

– Вот поэтому мы живем в болоте, и нас не возьмут на Сириус даже на экскурсию! – Володя намахнул водки, тщательно завернул пробку на бутылке и отправился домой, сказав, что вынужден будет все выпить один, потому что во всем городе нет больше никого, кто его понимает.

 

 

 


Оглавление

34. Часть 3.13.
35. Часть 3.14.
36. Часть 3.15.
1231 читатель получил ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.05 на 19.06.2024, 15:38 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Герман Греф — биография председателя правления Сбербанка

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

17.06.2024
Главное – замечательно в целом то, что Вы делаете. Это для очень многих людей – большая отдушина. И Ваш демократизм в плане работы с авторами – это очень важно.
Виталий Гавриков (@prof_garikov), автор блога о современной литературе «Профессор скажет»

10.06.2024
Знакома с «Новой Литературой» больше десяти лет. Уверена, это лучшая площадка для авторов, лучшее издательство в России. Что касается и корректуры, и редактуры, всегда грамотно, выверенно, иногда наотмашь, но всегда честно.
Ольга Майорова

08.06.2024
Мне понравился выпуск. Отметил для себя рассказ Виктора Парнева «Корабль храбрецов».
Особенно понравилась повесть «Узники надежды», там отличный взгляд на проблемы.
Евгений Клейменов



Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!