HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Виктор Герасин

Убит в побеге

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Карина Романова, 29.11.2011
Оглавление

7. Часть 7
8. Часть 8


Часть 8


 

 

 

Виталию снился сон. Он будто оказался в своём селе. Возле школы. Пустынно. Ни души нет вокруг. И вдруг из подвального помещения котельной по ступенькам поднимается его мать. Увидела Виталия, остановилась и долго глядела на него. Глядела так, будто просвечивала его всего взглядом. А Виталию от её взгляда сделалось не по себе, неуютно как-то, будто он постепенно становился не самим собой, будто растворялся постепенно в этом взгляде. Ему сделалось страшно. Он заплакал, как иногда плакал в детстве, и совсем жалобно запросил:

– Мама, не надо.

А что не надо – этого не знал. Наконец мать вздохнула и сказала печально:

– Сынок, ты устал. Как ты устал, сынок. Иди ко мне, сынок, отдохни.

Она протянула к нему руку. И он пошёл к ней. Он взял её руку, и она повела его за собой в подвал.

– Мама, но там ведь плохо, – сказал Виталий.

– Глупенький ты мой, – всё так же печально улыбнулась мать, – там очень хорошо, там ты отдохнёшь. Ты ведь устал?

– Да, мама, я очень устал, – вздохнул Виталий.

Они вошли в какое-то призрачное помещение. И было там так тихо, как ещё ни разу в жизни не было тихо вокруг Виталия…

Он проснулся с внутренней дрожью. Вслушивался, ловил слухом ту необыкновенную тишину, которая ему только что снилась. Но тишины не было. По кустарнику легко пробегал ветерок. Вспархивали, щебетали, возились в гущине птицы. Не было лишь тишины.

Вновь над краем леса летел вертолёт. Вновь призывал Виталия к благоразумию. Вновь предупреждал население об опасности, которая может подстерегать их со стороны вооружённого преступника, бежавшего два дня назад из колонии, захватившего заложницу. Тому же, кто укажет место нахождения преступника, обещалось вознаграждение в десять тысяч рублей.

– Как они надоели, однако, – сказала Зоя, которую разбудил гул вертолёта.

– Надоели, – согласился Виталий.

Виталий устал лежать в тёмной и тесной пещере. В ней, как ему казалось, могильно пахло гнилью и землёй. Захотелось выбраться наружу, к тёплому предзакатному солнышку, погреться вволю, подставиться лёгкому ветерку, набегающему с лугов. Он сказал о своём желании Зое.

– Ой, у меня что-то так на душе тревожно, так тревожно. Может, пересидим ещё часика два, а когда стемнеет, тогда и выйдем.

– Нет-нет, – заторопился Виталий, – я просто не могу здесь. – Глухо как-то. Будто вся жизнь вокруг закончилась, остановилась.

Он находился под впечатлением и воздействием увиденного сна. Но Зое об этом не говорил.

Они тихонько выползли из укрытия, зажмурились от солнышка, бьюшего им в глаза, замерли, вдыхая луговой ветер, настоянный на перезрелых травах.

– Давай во-он там, под кустиками посидим, – предложил Витаний и пошёл первым. – А у меня нога почти не болит. Надо же. Вроде как одервенела. Это, наверное, от дубовой коры.

– Помнишь, в сказках встречается липовая нога? А у тебя теперь дубовая.

– Хоть сосновая, лишь бы не болела.

Уселись под кустами. Под ногами лежал чистейший, промытый песок.

– Разуться, что ли? Как я любил в детстве бегать босиком по сыпучему песку! – Виталий прижмурился от сладостного воспоминания.

– И я любила. Да ещё как! Особенно вечером, когда воздух сделается прохладным, а песок тёплый-претёплый.

– Где это тебе удавалось? На свиданьях, что ли? – нечаянно для себя спросил Виталий. И сам же насторожился от своего вопроса.

А Зоя, уловив в вопросе Виталия признаки ревности, с грустью ответила:

– С папой на рыбалке. Он меня часто брал с ночёвкой. Он тогда был… Очень хороший. Как мы его любили! И я, и мама. А потом его понизили в должности. Без его вины. Назначили начальником одной колонии, потом другой. И он покатился вниз. Стал много пить, сделался дерзким. И мама уже с ним измучилась. А теперь вот я…

Виталию совестно сделалось за свой неуместный вопрос. Мало того, что кругом виноват перед Зоей, так он ещё начинает ревновать её. Она же отказала тому Жене – старлею, она выбрала его, зэка, она оставила родителей, а под какой удар она подвела отца. Если, как она говорит, он катился вниз, то теперь ему пропасть уготована.

– Прости меня, Зоенька. Прости, я вовсе не хотел тебя обидеть.

– Знаю, что не хотел. Наверное, это у всех бывает. А у тебя были женщины?

– Ну вот, и ты о том же. Так мы и поругаться можем.

– А ты хотел жить так, чтобы даже с женой своей не поругаться. Не скучновато ли будет?

– Не знаю.

– Ну, были или нет?

Ни «да», ни «нет» не ответил Виталий. Он пожал плечами, склонил голову набок, приподнял брови.

– Вот мы и квиты. А теперь ты меня прости за мой глупый вопрос. Об этом ведь не спрашивают. Так мне подружка говорила: не спрашивай мужчину о его женщинах. Ответит неправдиво – оскорбит. Ответит правдиво – жестоко обидит. Правду за близкими людьми не всегда надо знать? А? Скажи? Её лучше вовсе не знать? По родителям знаю – лучше не говорить и лучше не знать. Однажды мама сказала папе: «Я хочу знать всю правду о тебе от тебя самого». Знаешь, что он ей ответил? Он сказал так: «Зачем она тебе нужна? Без неё жить легче. Да если ты обо мне, не дай бог, когда-либо всё узнаешь, то тебе жить не захочется, ты в петлю залезешь. Вот какая она, правда, обо мне. И больше не спрашивай меня. Никогда не спрашивай. Не можешь жить со мной – уйди. Препятствий чинить не стану». Страшно, правда, Виталик? Вот говорю, а самой боязно делается. И папа кажется мне каким-то великим злодеем и преступником. И маму осуждаю в душе, зачем она продолжает с ним жить, если он сам о себе такое страшное говорит.

Виталий слушал разговорившуюся Зою, помалкивал и думал о своих родителях. Как они жили? Они жили свободно. И в то же время преданно. Ненавязчиво преданно. Они, наверное, ни разу в их короткой жизни не спросили друг друга о верности. Зачем? Это же допрос! Каждый должен сказать о себе то, что он считает нужным сказать. И столько, сколько нужно. И всё. И достаточно. Допросы во взаимоотношениях близких людей, особенно мужа и жены, – это же элементарное неуважение друг к другу.

Матери твоей, наверное, не надо было спрашивать, – заключил Виталий, – а отцу не следовало так жестоко отвечать. Он сказал о себе много больше, чем мог сказать. Он посеял в душе жены страшные подозрения, с которыми жить не так-то просто, они сломают любую стойкую душу. Так я думаю.

– Ты хорошо думаешь, миленький, ты вон какой умный, – Зоя потянулась поцеловать Виталия. Он привлёк её к себе, пошутил:

– Вумный, как вутка.

Из-за лица Зои он увидел солдат. Четверых. Идущих вслед за офицером. Они шли вдоль озера, уходили от того места, где сидели Виталий и Зоя. Они не видели беглецов. Виталий стиснул голову Зои и тихонько повалил её, повалившись и сам с ней рядом.

– Тихо, милая, солдаты, – горячо прошептал в самое ухо. Зоя дёрнулась было, но он силой удержал её.

– Не шевелись.

– Где они?

– Идут вдоль озера.

– К нам?

– От нас.

– Говорила тебе, не надо нам показываться. Не послушался. Теперь вот…

– Ничего, ничего, Зоенька, лежим спокойно. Пронесёт. Уходят вон. Прав был мужик, здорово обложили.

Солдаты ушли, скрылись из вида. Виталий поднялся.

– Уходим и мы в своё убежище. Ну, пошли.

Они не успели и шага сделать, как услышали голоса прямо перед собой, за кустами.

– Цепью идут! – сжал зубы Виталий. – Лес прочёсывают.

Кровь ударила в голову. Сделалось горячо и душно. Мелькнула

мысль: мужик предал, навёл.

«Что делать? Отстреливаться? Зачем? Зачем кровь? Да и не уйду же я с больной ногой. Присесть здесь? Ждать? Ну что, возьмут как курицу. Нет уж! Давай-ка вот так поступим!»

Виталий жёстко взял правой рукой Зою за ворот штормовки, взял так, что и ворот спортивного костюма оказался в его кулаке, развернулся лицом к лугу и, превозмогая боль в ноге, пошёл вперёд.

– Что ты делаешь? Что делаешь? Зачем? – завертелась, задёргалась Зоя, почти вися на вытянутой жёсткой руке Виталия.

– Вперёд! – грубо крикнул он, отчего Зоя сжалась, растерялась.

– Прощай, миленькая. До тех пор мы с тобой и шли, до тех пор и любились. Спасибо тебе за каждую минуточку, подаренную мне.

– Пусти, Виталий! Зачем ты это делаешь?

– Да ты же моя заложница! Ну, будь же ей! Тебе же жить легче будет! Дурочка!

– Пусти! – рванулась Зоя.

– Не пущу. Не рвись. Я так решил, так оно и будет.

Зоя пыталась обернуться, заглянуть в лицо, в глаза Виталию. А лицо у него сделалось бледным до белизны. Глаза сузились, мерцали каким-то кошачьим огнём. Губы плотно сжались.

Он вышел на луг. Он делал всё так, чтобы показать Зою именно заложницей и ничем иным. Чтобы все подозрения с неё были сняты. Он только теперь оценил подсказанный ему с вертолёта вариант с заложницей.

Виталий увидел идущую к озеру пожилую женщину с беленьким узелком в руке и понял, что это жена того мужика, что идёт она к ним. Понял и нервически всхлипнул: молодец, мужик, не предал, напрасно подумал о тебе плохо.

Он хотел сейчас только одного, чтобы его скорее увидели и скорее взяли. Чтобы все были убеждены, что Зоя – это заложница. Обернувшись, он увидел солдат, которые вышли из леса на край луга и остановились, наблюдая за беглецом. Он не выпускал Зою, держал её правой рукой. В левой же держал автомат. Повернулся к солдатам, крикнул:

– Ну, подходите, берите!

Зоя навзрыд плакала. Она уже не вырывалась из его руки.

Из-за леса неожиданно налетел вертолёт. Наверное, уже успели сообщить по радио о том, что выгнали беглеца на открытое место. Он, шипя винтами, завис над Виталием, чуть в сторонке. В нём открылась дверца, из темноты проёма выступили двое: один – в военной форме. Это был Женя – старлей. Другой – в гражданской одежде.

Виталий отбросил от себя Зою, сделал несколько шагов в сторону, опустил дуло автомата в землю, очередью растрелял патроны. Когда автомат замолк, он откинул его далеко от себя. Поднял лицо к вертолёту, хотел крикнуть: «Всё! Берите меня!» Но не успел крикнуть. Он даже ничего не понял, когда из темноты дверного проёма блеснул огонёк. Всего один. И того всего до конца Виталий не увидел, а только часть какую-то огонька. Не успел ни понять, ни удивиться. В голову ему ударило что-то каменно-тяжёлое. Падая, он увидел Зою, бегущую к нему. И всё. В голову хлынула темнота, сметая всякую мысль, всякое видение.

Зоя выстрела почти не слышала. Так, будто что-то щёлкнуло в механизмах вертолёта. Но она увидела, как Виталий вдруг стал заваливаться назад, развернулся при падении на бок, а упал же лицом в землю. Она рванулась к нему. Подбежала и сразу поняла: его убили. Из раны пониже левого виска толчками выбивалась толстая струя крови. Она упала на Виталия и дико закричала:

– Уби-и-или!..

Из проёма вертолёта скатилась лестница, по ней сбежал мужчина в гражданском костюме, подбежал к Зое, подхватил её, почти бесчувственную, на руки, вернулся к лестнице, не выпуская Зою, схватился руками за верёвки, и тут же лестницу потянули в тёмное нутро вертолёта, поднимая заодно мужчину с Зоей на руках. Вертолёт круто развернулся и полетел. Стало тихо. К лежащему ничком Виталию одновременно подошли с одной стороны солдаты, с другой стороны пожилая женщина. Из раны под левым виском уже медленно стекала тёмная густая кровь…

 

 

 


Оглавление

7. Часть 7
8. Часть 8

Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Капсульная кофемашина дольче густо запчасти капсулы для кофемашин remochka.ru.
Поддержите «Новую Литературу»!