HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 г.

Алексей Горшенин

Морские волки

Обсудить

Рассказ

 

Купить в журнале за июль 2020 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2020 года

 

На чтение потребуется 35 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

 

16+
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 1.07.2020
Иллюстрация. Название (предположительно): «Признание старого морского Волка». Автор (предположительно): Топкин Сергей. Источник: https://arts.in.ua/artists/SergeyT/

 

 

 

Паром, ткнувшись носовым кранцем в причал, опустил аппарель. Машины начали съезжать на городской асфальт, а толпа пассажиров ринулась вверх, к трамваю.

В полдевятого утра на пароме смена вахт. Женька чуть припоздал, но ничего страшного. Павлуха, которого он сейчас меняет, бывает, и сильнее задерживается.

Павлуха скороговоркой бросает: «Чава-хкакава!», суёт Женьке повязку вахтенного матроса и припускает за толпой.

Женька скатывается по крутому железному трапу в кубрик, быстренько переодевается, натягивает на рукав красно-белую повязку и выбирается обратно на палубу. Теперь он здесь хозяин.

– Автомашины, заходите на паром! – раздаётся из рубки, возвышающейся над палубой, зычный с картавинкой голос.

Это капитан. Сегодня его вахта. Вон и капитанова легковушка на своём привычном месте, под самой рубкой, стоит. Кэп – любитель автораритетов. И машина у него – советских ещё времен 24-я «Волга» – тоже раритет.

Тяжёлые грузовики медленно вползают на паром. Один, второй, третий… Восемь грузовиков и четыре легковушки может увезти за раз паром. Женька распределяет их по палубе, потом делает отмашку, давая знать, что паром к отплытию готов. Поднимается аппарель, похожая на подъёмный мост старинной крепости. Поплыли…

Женька поднялся на верхнюю палубу. До конца маршрута ещё час. Можно и посидеть, пока капитан за руль не поставил. Женьке нравилось сидеть в свободное время среди пассажиров и вместе с ними разглядывать знакомые берега. Однако, хоть они и были ему хорошо знакомы, но каждый раз можно было находить что-то новое: то земснаряд под левым берегом появится, то плавбаза в рыбпорту под разгрузку встанет, то белоснежный пассажирский красавец-теплоход, как сказочный принц, у причальной стенки морского вокзала нарисуется. Женька поискал свободное местечко. Вон, кажется, возле той девушки…

– Не занято? – спросил Женька.

– Нет, – повернулась к нему девушка и окинула взглядом с ног до головы.

Разглядывать особо-то и нечего: русый, голубоглазый, неширокий в кости, и руки с некрупными ладонями и тонкими пальцами, явно не мужицкими. В общем, явно не из тех, кто с морем на «ты».

– Вы дежурный? – спросила девушка, глянув на его повязку. Была она если и не ровесницей двадцатилетнему Женьке, то не намного старше.

– Я вахтенный матрос, – пояснил он, краснея.

– А… – качнула девушка снизу вверх головой и неожиданно поднялась со скамейки.

Женька испугался, что она собралась пересесть на другое место – как-то не так, видимо, себя повёл, вот и…

Но девушка завела руки за голову, грациозно, слегка выпятив рельефную грудь, потянулась всем телом, обрисовывая свою ладную фигуру в светло-синих обтягивающих джинсах, голубенькой под стать им блузке и бежевой ветровке. Женька не отрывал с неё восхищённых глаз. Она казалась ему сейчас мифологической нимфой-нереидой из морской пучины, чудесным образом оказавшейся на палубе парома. А девушка тем временем, опустив руки, зябко передёрнула плечами и подтянула «бегунок» молнии на ветровке почти до самой шеи.

– Свежо, – сказала она, опускаясь на пассажирскую скамейку.

– Это с утра. К обеду жарко будет, – с облегчением вздохнув, пообещал Женька.

Ничего не ответив, девушка отвернулась. Паром шёл вдоль правого берега. Суда и судёнышки разных калибров, доки, склады проплывали мимо него, как по ленте транспортёра.

– Смотрите, сколько кораблей! – воскликнул Женька, пытаясь привлечь к себе внимание девушки. – Вон тот, – показал он на теплоход, надстройка которого была смещена ближе к корме, – сухогруз «Зеленогорск». Рядом, с зелёными бортами – банановоз «Одесса», фрукты тропические возит. А за ним, – протянул Женя руку в сторону судна, на палубе которого почти не оставалось места от штабелей брёвен, – лесовоз «Эльтон». Может, помните, песня такая была: «Опять несёт по свету лесовоз дурман тайги и белый снег берёз…» – напел Женька.

– А вы романтик. – Девушка оторвалась от созерцания береговой панорамы и с любопытством уставилась на него.

Женька смущённо потупился.

– Хотя моряки, наверное, все романтики? – играя ямочками на щеках, улыбнулась Женькина соседка. – Шторма, «солёные волны, солёные дни» и всё такое…

– Видите ли… – окончательно смутился Женька. – Я… я не совсем моряк. Вообще-то я студент-филолог, в универе учусь. А на пароме подрабатываю. Сейчас у нас каникулы. Самое для этого время!

– А на берегу разве негде?

– Ну почему? Только здесь интереснее. Тут море! Такая красота вокруг! Я люблю море. В ясные тихие дни оно волшебно-синее, как глаза любимой девушки.

– Да вы, оказывается, не только романтик, а ещё и поэт!

– Почему вы так думаете?

– Очень уж красиво говорите. – Лукавство во взгляде Женькиной соседки мешалось с лёгким кокетством, женской снисходительностью к восторженному мальчику, но в то же время неподдельным к нему интересом. – Наверное, и про море стихи сочиняете?

– Пишу, – подтвердил Женька, чувствуя, что краснеет.

– Так прочтите что-нибудь.

Женька выдержал короткую паузу и, чуть приклонившись к уху соседки, начал:

 

Тихая нежность и лёгкая грусть

Меня посещает у моря,

Час расставанья всё ближе и пусть –

Ловлю наслажденье в миноре…*

 

– Нет, лучше вот это послушайте! – прервав сам себя, воскликнул Женька:

 

Что может сравниться с ласкающим морем?

Медлительный блеск бирюзовой волны,

Оранжевость солнца и шёпот прибоя,

О грёзах любви романтичные сны…**

 

– Красиво! – одобрила девушка и со смешком констатировала: – Я же говорила, что поэт. Поэт и морской волк.

От похвалы Женьке стало так хорошо, словно по душе ангел босиком прошёл. Но всё же он счёл нужным частично не согласиться со своей собеседницей:

– Нет, до морского волка мне ещё далеко. А вот в команде у нас и правда сплошь морские волки. Взять хотя бы моториста Жучкина. Он раньше в полярные рейсы ходил. Арктика – страна суровая…

 

…Кэп, а почему меня без премии оставили? Хуже всех, что ли, работаю?

– Не хуже. Но дебоширишь ещё лучше.

– Кто дебоширит?

– Ну не я же в кафушке скандал с мордобоем устроил. У меня вон в каюте по этому поводу официальная бумага из ментовки лежит: гражданин Жучкин, будучи в состоянии сильного алкогольного опьянения, нецензурно выражался, приставал к девушке, а когда её молодой человек пытался заступиться, устроил драку…

– Да я только потанцевать с ней хотел! Ему, козлу, жалко, что ли?

– …Оказал сопротивление прибывшему наряду, продолжал буянить и в отделении…

– Так с кем не бывает, Алексей Фёдорович! Можно подумать, сами не употребляете?

– Все мы, Жучкин, употребляем. Да только пить надо уметь. Не нажираться до поросячьего визга, чтобы потом собаки морду лизали, а подвиги твои в ментовских протоколах отражались и коллектив позорили. Ты, Жучкин, скажи спасибо, ещё легко отделался. Имел я тебя полное право и с работы турнуть.

– Ой! – обиженно махнул рукой Жучкин. – Напугали зайца морковкой! Я и сам брошу эту лоханку к чёртовой матери!

– Опять в Арктику подашься?

– И подамся. Там хорошо… красиво. Над головой северное сиянье, как абажур, под ногами льды сверкают – аж глазам больно… И платят будь здоров!

– Да кто ж его, Фёдорыч, в полярку возьмёт! – хмыкнул стоявший рядом с капитаном старший механик. – Таких алканавтов только портофлот и подбирает…

 

…Или Михалыч, «дед» наш, – продолжал представлять пассажирке свою команду Женька. – Наверное, все моря и океаны избороздил. Механик от бога! И мужик замечательный! У нас на пароме три дизеля. За каждым глаз да глаз нужен. Но у Михалыча в машинном отделении всё работает как часы, и чистота прямо больничная. Дизеля как фарфор сияют – залюбуешься!..

 

– …Жучкин, долго ты ещё в рубке будешь ошиваться? В машине твоё место – забыл?

– Так всё там – хоккей, шик-блеск красота!

– Сейчас, может, и хоккей, а через минуту-другую без догляда, глядишь, такая ли ещё «шайба» вдруг прилетит – жизни рад не будешь!

– Да жарища там, Михалыч, свариться можно.

– Ты, Жучкин, жары-то настоящей ещё не видел. Вот когда в тропиках идёшь – да! Хот веником стегайся!

– Зато загранка!.. – мечтательно закатил глаза Жучкин.

– Загранка… – мрачно повторил Михалыч и присовокупил: – Будь она неладна! Болтаешься по тропической жаре, как это самое в проруби. От духоты спасения нет. А тут ещё жена, семья… Всё-таки месяцами не видишься – тяжело. Но тебе, Жучкин, кобелю холостому, этого не понять.

– Ну, так, Михалыч, шёл бы на завод. Ты ж механик! Какие проблемы?

– Э-э-э, Жучкин, думаешь, просто от моря оторваться? Это такая зараза!.. Только портофлот и выручает. Здесь ты и моряк, вроде бы, а в то же время и на земле. Да и сутки через трое – что не работать!..

 

–…А наш электромеханик Сергей – в прошлом китобоец…

 

–…Всем привет!

– Привет, Серёга, привет! – обрадовано сказал капитан. – Что-то со светильниками в моей каюте не так. Половина горят, а половина – нет. Глянь!

– Хорошо, Алексей Фёдорович, посмотрю.

– Да, тут кореша тебя спрашивали.

– Что за кореша?

– Сказали – со «Стремительного».

– И что надо?

– Обратно на китобоец твой зовут.

– Нет уж… Из-за китов я жену потерял. Пока за китами гонялся, она мужиков ловила.

– Ты ж, вроде, другую нашёл?

– Да нашёл-то, Михалыч, нашёл. Только вот та, прежняя, не отпускает. Осталась ещё, при всей моей страшной обиде к ней, заразе, любовь. Как заноза в сердце застряла, и выковырять не могу.

– А почему она от тебя ушла, как ты думаешь?

– Не уследил, Алексей Фёдорыч.

– На руках много носил, пылинки сдувал. Хотя не ты, а она за тобой бегать должна была. И любил, и зарабатывал.

– Вот я и говорю – любил!..

– Как говорят в народе, любить надо манную кашу, а женщин надо иметь, и чем больше, тем лучше. Вот я… Сами знаете, баб у меня хватает… И жена об этом осведомлена. Но не возникает. Знает, чем это чревато…

 

– …Ну, и капитан ваш, наверное, самый крутой морской волчара! – улыбнулась Женькина собеседница.

– Конечно! – не уловив иронии, пылко подтвердил Женька. – Раньше он сейнерами командовал, траулерами рыболовецкими. В таких передрягах бывал!..

– Представляю вашего капитана. Этакий кряжистый седобородый старик в брезентовом плаще с капюшоном и с неизменной трубкой в зубах. В кино таких показывают.

– А вот и нет, – возразил Женька. – Алексей Фёдорович, мужчина, конечно крепкий, колоритный, но вовсе не старый. Ему сорок, и курит он сигареты с фильтром…

 

…Зачем в таком разе, Фёдорыч, тебе вообще жена нужна, если и так от баб отбоя нет?

– Э-э, Михалыч, совсем без жены тоже не комильфо. Тут, видишь ли, ещё и дело статуса. Я, всё-таки, капитан, а не моторист Жучкин, «облике морале» которого мало кого интересует. А так я, кроме того, что капитан лучшего в портофлоте судна, ещё и примерный семьянин. Два пацана у меня. Все чин-чинарём.

– Примерный… – хмыкнул Дед и поинтересовался: – Жена твоя тоже так считает?

– Считает… Деньги мои. Это она больше всего любит. Без денег ей и муж – не муж. Я ведь давно с ней живу, не раз убеждался. Думаешь, Михалыч, с какого бы перепугу я столько на сейнерах ишачил? Как окончил в девятнадцать училище, так и ухнулся на полтора десятка лет в эту рыбную каторгу. Путина веком кажется, зато отпуск пролетает… Я и как женился, толком не помню – снюхался с ней где-то между рейсами по пьянке, да зарегистрировался на скорую руку без испытательного срока. Зато как деньги она мои каждый раз считала, когда приносил, – хорошо помню. И всё мало, мало! – распалялся капитан. – Одел с ног до головы – мало. Хату трёхкомнатную купил – мало! В квартире только жареной воды нет – всё равно мало! Хоть бы раз, пока плавал, сказала: «Ну, его, Лёха, твоё море! Бросай к едрёной фене!» Что ты! Даже будто ждала, когда в очередной рейс свалю. А однажды – чуть пораньше вернулись – с хахалем накрыл. Прямо в постели. В натуре – картина маслом: «Не ждали».

– И чё вы с ними сделали?.. – сгорая от любопытства, вклинился в разговор Жучкин.

– Чё-чё!.. – передразнил капитан. – Отвозил обоих до полусмерти и выпер, едва очухались, в чём мать родила. А сам квартиру запер и снова в море – чтобы на берегу до «белочки» не допиться, а там – чтобы в работе забыться.

– Ну, а когда вернулся? Разошлись, как в море корабли?

– Какое там, Михалыч! Примчалась прощения просить, на коленях ползала!

– Простил?

– Слаб человек… – вздохнул капитан. – А уж после года морской болтанки тем более. Только простить-то простил, но, кто теперь в доме хозяин, тоже дал конкретно понять. И денежные потоки под свой контроль взял. Без меня – никаких расходов! Всё, шёлковая стала! А то прямо по нашей рыбацкой пословице до тех пор жил: рыбу – стране, деньги – жене, а сам носом на волну. Хреново, что тоже на деньги подсел: не могу, когда в кармане пусто. Хорошо, хоть, паром, кормилец наш, выручает…

 

–…Ой, смотрите, как маковка на церкви горит! – воскликнула Женькина соседка, показывая на конусообразную белую башню, выступавшую, казалось, прямо из моря, хотя на самом деле стоявшую на крохотном скалистом островке в полутора десятке метров от длинной косы.

– Это не церковь – старый маяк. А маковка – его крыша. Она специальной киноварью выкрашена, чтобы и днём маяк издалека был виден. Вот и создаётся ощущение, что горит.

– Красиво, – сказала девушка и вдруг спросила без всякого перехода: – А как тебя зовут, товарищ вахтенный поэт?

Женя сам давно хотел, но не решался задать ей тот же вопрос, и никак не ожидал, что первым отвечать на него придётся ему самому.

– Женя, – представился он.

– А я Лена, – услышал в ответ и увидел её протянутую к нему руку.

Её ладошка – чуть влажная, мягкая, как маленькая подушечка, с эластичной кожей – оказалась в его ладони. Женька слегка сжал её и почувствовал ответное шевеление. И это слабое шевеление, и её вдруг свойское, как к старому знакомому, обращение на «ты» показались Женьке столь многообещающими, что у него перехватило дыхание…

 

– Во, мужики, гляньте: студент наш, пока мы тут «ля-ля – тополя», кадру склеил, ручку ей жмёт! – воскликнул Жучкин, снова нарисовавшись в рубке. Он успел побывать в машинном отделении и вернуться обратно.

– Может, просто знакомая?

– Если знакомая, тогда чё Женька ей выкает?

– Что-то не могу лица разглядеть, – сказал капитан. – Студент загораживает.

– Да ничего тёлка, в поряде. Смазливая и ладненькая – есть за что ухватиться.

– Не целованная, поди?

– Да кто их, этих няшек поймёт, Алексей Фёдорович. Но чёртики в её глазках точно скачут.

– И чёртиков успел заметить? – усмехнулся Дед.

– А то! – самодовольно повёл плечами Жучкин.

– Чёртики, говоришь… Дед, постой-ка вместо меня, в каюту надо на минуту.

Стармех переместился на место покинувшего рубку капитана.

Тот спустился с мостика на пассажирскую палубу, прошёлся мимо Женьки с Леной, коротко, но цепко глянув на девушку. Перехватив оценивающий взгляд капитана, она своим ответно зафиксировала и «сканировала» его самого.

Это был мужчина среднего роста – хорошо сложенный, хотя и начинавший уже полнеть, крепкий, черноволосый, с правильными, погрубевшими до привлекательной мужественности чертами. В серых с прищуром глазах трудно было уловить истинное выражение: то ли смеётся их обладатель, то ли серьёзен. Тем не менее, улавливался в них вполне определённый посыл, который Леной не остался не замеченным и оставленным без внимания.

Увлечённый же разговором Женька капитана не заметил.

 

– …А сейчас мы плывём через пролив Босфор-Восточный, – голосом заправского экскурсовода вещал Женька. – Его так назвали, потому что он похож на пролив между Чёрным и Мраморным морями.

Женька осмелился и коснулся оголённой руки Лены повыше локтя. Начинало припекать, и она сняла куртку. Девушка скосила глаза на его ладонь, но возражать не стала. Более того, Женька неожиданно почувствовал, как сомкнулись их колени. Его бросило в жар.

– А там вон канал…

Женька махнул рукой вперёд и взялся рассказывать, как в начале века по велению Николая Второго в связи с началом Русско-Японской войны прорыли здесь канал, сокращавший путь в бухту внутри острова, где хоронились от посторонних глаз многочисленные военные корабли, предназначавшиеся для участия в военной кампании. Женька говорил и говорил в радостном возбуждении. Чувствовал, что надо бы остановиться, но и рука Лены, которую он машинально продолжал поглаживать, и их сомкнувшиеся колени вливали в него всё новые потоки нежности, возбуждения и красноречия.

Паром подбирается всё ближе и ближе к узкой щели. Канал немногим шире парома, поэтому судно на самом малом ходу осторожно втискивается в створ и осторожно пробирается по нему, едва не скребя бортами по бетонным стенкам, которые из рубки почти не видны, отчего впечатление, что корабль идёт прямо по земле. Наконец паром вырывается из этого тесного бетонного жёлоба и оказывается на чистой воде просторной бухты. Теперь остаётся пересечь её и достичь Подножья, последней точки маршрута.

– Уже Подножье видно, – сказал Женька, показав на чистенькие домики посёлка на той стороне бухты, уютно расположившиеся в дубовых зарослях.

Ему стало грустно. Через каких-нибудь десять минут Лена сойдёт на берег, и увидит ли он её потом ещё?

– Ты здесь живёшь? – спросил Женька.

– Нет. К родственникам в гости. Вечером обратно.

– Значит, можем ещё увидеться, – облегчённо сказал Женька.

– А ты этого хочешь?

– Конечно! – воскликнул Женька.

Лена посмотрела на него со знакомой уже полуулыбкой и сказала:

– Назад я, скорее всего, последним рейсом.

– Буду ждать, – пообещал Женька.

Капитан опять прошёл мимо них, и снова их с Леной взгляды встретились и заискрили в месте пересечения. Завидев капитана, Женька вскочил и бросился вниз к аппарели. Паром уже почти достиг причала. Женька сделал рубке отмашку. Аппарель с глухим ворчанием опустилась на бетон. Паром по инерции ещё громоздился на пирс, до предела сжимая упругий каучук кранцев, но через мгновения, словно бы обессилев, чуть отступил и замер. Обдавая Женьку выхлопными газами, машины стали съезжать на берег. За ними следом покидали паром пассажиры, которых ждал поселковый автобус.

Лену Женька догнал уже у автобуса. Она засмеялась и протянула ему мягкую тёплую ладошку.

– Пока!

– До вечера! – откликнулся Женька, а про себя подумал: «Скорей бы день прошёл!»

Ладошка Лены шевельнулась в его руке. И у Женьки снова перехватило дыхание – таким многообещающим показалось ему это совершенно обычное и естественное для кого-то другого движение… [...]

 

 

 



 

* Автор не известен.

 

** Автор не известен.

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Внимание! Перед вами сокращённая версия текста. Чтобы прочитать в полном объёме этот и все остальные тексты, опубликованные в журнале «Новая Литература» в июле 2020 года, предлагаем вам поддержать наш проект:

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июль 2020 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению июля 2020 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.



Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 


 

 

Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература»
Редакция: newlit@newlit.ru, тел., whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 5.00 до 20.00 мск.)
Реклама: reklama@newlit.ru, тел., whatsapp, telegram: +7 914 699 35 47 (с 2.00 до 13.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!