HTM
Кто победит в Конкурсе грязного реализма?
Проголосуй до 15.07.2024
Выбери лучшие рассказы!
До конца голосования осталось:

Интаргико

Незрячая экстремалка Юлия Васильева: Я хочу жить так, чтобы дух захватывало!

Обсудить

Интервью

Опубликовано редактором: партнерский материал, 2.03.2024
Юлия Васильева

 

 

 

Вы когда-нибудь катались на американских горках? А с парашютом прыгали? Или, может, погружались с аквалангом? Ну хорошо, хотя бы по горам на велосипеде колесили или по скалам лазали? А вот эта незрячая девушка занималась не только всем вышеперечисленным, но также бегала марафоны, играла в боулинг, ходила под парусом и много ещё чего попробовала. О невероятно красочной жизни и необычных увлечениях Юли Васильевой читайте в нашем интервью.

 

– Ты с детства такая спортивная? Откуда у тебя тяга к экстриму?

 

– Не могу сказать, что я всерьёз увлекалась каким-либо спортом, потому что росла в маленьком сибирском городе и училась в интернате, и у нас с сестрой просто не было таких возможностей. Тогда даже о голболе[1] ещё никто ничего не знал. На физкультуре мы занимались всякой ерундой, даже нормативы не выполняли, максимум ходили зимой на лыжах. Но у меня всегда было стремление к подвижному образу жизни, и просто сидеть, читать книжки или смотреть телевизор мне было скучно. Я рвалась играть с мальчишками, лазать везде, где можно и нельзя, падать оттуда, откуда падают все дети, набивать шишки, разбивать колени, играла в казаки-разбойники и прочие подвижные игры со здоровыми сверстниками. Тогда я очень завидовала детям, которые могли играть с мячом, например, в футбол, ну а когда подросла, тут уже появились возможности, и я стала пробовать всё экстремальное, что только могу. Я вообще мало оглядываюсь на то, что делают незрячие, и обычно делаю то, чего хочу сама.

 

– Ты даже с парашютом прыгала! Расскажи, как на это решилась?

 

– О прыжке с парашютом я задумывалась давно, но никак к нему не готовилась. В итоге друзья на день рожденья подарили мне сертификат на прыжок с инструктором. Тогда даже в Новосибирской области стоило это недёшево, особенно для студентов, но друзья скинулись целой компанией и подарили мне мечту. Я до сих пор считаю этот подарок на день рожденья самым необычным!

Естественно, прыгала я в тандеме, потому что незрячим и слабовидящим самостоятельно прыгать запрещено, а вот с инструктором – пожалуйста! Достаточно много моих друзей и знакомых прыгали в разных местах, и никто им никаких препон не чинил, если, конечно, у тебя нет каких-то серьёзных сопутствующих проблем со здоровьем, которые обычно перечислены в специальной брошюрке. То есть для незрячих противопоказаний точно нет. Инструктору совершенно без разницы, с кем прыгать в тандеме. Кстати, в нашей компании был ещё один молодой человек без руки, и отказывать ему никто не собирался – просто он тоже прыгал с инструктором.

 

– Наверное, эмоции били через край?

 

– Тот день я помню очень хорошо. На лётное поле мы приехали с утра, но прыгнуть смогли только во второй половине дня, потому что там была какая-то внеплановая тренировка спортсменов. Но скучать нам не пришлось. Пока мы ждали, для нас провели подробный инструктаж, рассказали, как правильно раскрывать парашют, на какой счёт, что в этот момент происходит, как поступать, если первый парашют не раскрылся, и как открыть запасной, как управлять стропилами, если чувствуешь, что тебя куда-то не туда сносит. Например, мою подругу сносило в сторону завода, и приземлиться на него было бы, мягко говоря, неприятно.

Конечно, когда ты прыгаешь с инструктором, тебе практически ничего этого знать не нужно, он сам всё делает, парашют один на двоих, вы прицеплены друг к другу, инструктор был у меня за спиной. Меня, кстати, всё время пытались напугать. Кто-то из ребят очень волновался, а у меня была такая эйфория и любопытство, а если и волнение, то только положительное. Совершенно никакого страха не было! Там нужно пройти формальную проверку у врача перед прыжком, тебе измеряют давление, пульс, что-то ещё. Все думали, что я просто делаю вид, что не боюсь, но все показатели у меня были в норме.

 

– И никто из вашей компании не передумал?

 

– Прыгать нужно строго друг за другом и через определённые промежутки времени, так что если ты оказался в самолёте, ты уже не можешь передумать. Одна девушка запаниковала, но инструктор её просто вытолкнул, потому что другого выхода не было. Там невозможно поменяться местами или развернуться – даже времени на это не хватит. Ребята, которые были со мной, прыгали с тысячи метров, я – с трёх тысяч. Знаю, что сейчас прыгают уже как минимум с четырёх тысяч.

Когда ребята спрыгнули, и мы, набирая высоту, остались вдвоём с инструктором, он тоже всячески пытался меня напугать, очень красочно описывал, как мы проходим облака, поднимаемся над ними… А потом просто вытолкнул меня. Мы вылетели фактически головой вниз, это было незабываемое ощущение. Позже я летала в аэротрубе, многие говорят, что это чем-то схоже с прыжком с парашютом. Это не так. Аэротруба – это прикольно, весело, забавно, но когда ты в свободном падении, ощущение совершенно иное.

Сразу, как мы выпрыгнули, я вообще не понимала, где верх, где низ – полная дезориентация, ты не понимаешь, где у тебя руки, где ноги, голова, ты чувствуешь себя просто пушинкой, воздух очень плотный, вокруг тишина. Пока ты в свободном падении, ты не слышишь ничего, кроме шума ветра. Воздух настолько плотный, что ты его будто бы вдыхаешь, а выдохнуть не можешь, и кажется, что сейчас просто захлебнёшься. И когда первые секунды этой то ли паники, то ли эйфории проходят, наконец-то начинаешь понимать, что именно с тобой происходит, и наслаждаешься этим ощущением. Главное – успеть его поймать, потому что свободное падение длится недолго. Ты летишь, немного сгибаешь руки и держишь их ладонями вперёд. И вот этот тугой воздух прямо бьёт в ладони. Не лёгкий, как мы привыкли, воздушненький ветерочек, а реально твёрдый. Кажется, что сейчас сожмёшь кулаки, и у тебя между пальцев останутся комочки. Это ощущение отдалённо похоже на то, когда в детстве летаешь во сне. Пожалуй, это единственное, с чем я бы могла его сравнить. Я, например, дважды ныряла с аквалангом, там тоже нереально крутые ощущения, но всё же совсем другие.

Потом, когда раскрылся парашют, я ощутила так называемый динамический удар, это похоже на то, что тебя во что-то втряхнули. Дальше мы летели гораздо медленнее, я уже чувствовала и себя, и инструктора, мы с ним общались, он спрашивал, как я себя чувствую, описывал происходящее и показывал разные финты. Например, выполнял быстрые вращения, из-за которых ощущалось сильное давление на уши, демонстрировал, как можно переворачиваться в воздухе вокруг своей оси и вперёд-назад. Когда мы приближались к земле, я, как и было велено, приняла позу эмбриона, инструктор, очень опытный человек, у которого за плечами десятки таких прыжков, погасил удар, и я упала едва ли не ему на руки. После приземления мне не было плохо, хотя некоторых укачивает. Первое время, конечно, было ощущение нереальности, а потом, когда адреналин схлынул, возник единственный вопрос: «Что, и всё?». Когда ты долго чего-то ждёшь, и это свершается, чувствуется какая-то опустошённость.

 

– А что такое аэротруба?

 

– Это такой аттракцион, который имитирует свободное падение и, как выяснилось, используется даже при тренировке космонавтов. Аэротрубы бывают двух видов: закрытые – в помещении – и открытые – на воздухе, правда, только при хороших погодных условиях. Мы были в закрытой. Сначала ты проходишь инструктаж, потом на тебя надевают шлем, комбинезон, очки и беруши, потому что там очень шумно. Дальше ты вместе с инструктором заходишь в помещение с чем-то вроде решётки на полу, откуда подаётся очень мощная струя воздуха, на которую ты будто бы ложишься, и, если ты всё делаешь как надо, этот воздух тебя поднимает на какую-то разумную высоту, и ты паришь. Оператор постоянно регулирует подачу воздуха, поэтому ты то приподнимаешься, то опускаешься. При этом инструктор следит, чтобы ты правильно держал руки и ноги, потому что, если какая-то часть тела перевесит, можно упасть, и помогает, если у тебя плохо получается. Обычно сеанс длится по две с половиной минуты, но у нас с мужем были сертификаты на пять минут, и, по-моему, этого вполне достаточно. Тут, в принципе, бояться нечего: тебе не нужно шагать в открытое пространство и думать, раскроется ли парашют, тебя не крутит, не переворачивает вниз головой – ты просто спокойно лежишь на воздушной подушке. В общем, экстрима мало. Даже не знаю, хочу ли повторить. Если ещё раз подарят сертификат, наверное, можно, а сама вряд ли и соберусь. Не то чтобы мне совсем не понравилось, но с прыжком я бы не стала сравнивать. Это куда более спокойное развлечение, может, как раз для тех, кто боится прыгать, но хочет что-то подобное почувствовать.

 

– Расскажи, пожалуйста, о своём увлечении велоспортом!

 

– Это, пожалуй, один из моих любимых видов спорта! Горным велосипедом я всерьёз увлеклась, когда на протяжении нескольких лет жила в Израиле. Сразу оговорюсь, что это велотандем, и, поскольку я совсем не вижу, то езжу не одна, а со зрячим напарником. Не сказать, что это проще, чем в одиночку, потому что в тандеме очень важна слаженная работа пилотов. Нужно не просто сидеть и крутить педали, а где-то ускоряться, где-то, наоборот, замедляться, на подъёмах – нажимать, на спусках – как на лошади, балансировать телом. Конечно, когда видишь, ощущения гораздо круче, но и вслепую можно научиться чувствовать пространство. Во-первых, работает твой вестибулярный аппарат, потому что ты всем телом ощущаешь вибрацию от велика, во-вторых, зрячий пилот тебе по возможности описывает окружающий ландшафт, предупреждает о ветках, от которых нужно уклониться, о камнях и прочих препятствиях. Чтобы успешно проехать по песку, например, нужно очень быстро и синхронно крутить педали. Если этого не сделать, упадёшь обязательно. Мы и на спусках падали, не в пропасть и не в обрыв, слава богу, но коленки обдирали. Мне везло – серьёзных травм у меня никогда не было, но потом я купила защиту на локти и колени хотя бы для сложных маршрутов, ведь шанс упасть есть всегда, это случается даже с профессионалами.

 

– И каков твой личный рекорд в этом виде спорта?

 

– В Израиле каждую неделю мы выезжали на маршруты разной сложности и протяжённости. В Москве такой возможности, увы, нет, поэтому приходится заниматься на крытом велотреке. Иногда у нас были поездки на два-три дня по пустыне. Мы катались фактически целыми днями: утром выезжали и только поздно вечером возвращались на базу. Самое большое расстояние, которое я преодолела – это шестьдесят километров, но надо понимать, что одинаковые расстояния по обычной дороге и по горам сильно отличаются. Это был маршрут средней сложности, потому что сложные, как правило, – довольно короткие, максимум двадцать-тридцать километров. Бывали случаи, когда протыкалось колесо или рвалась цепь, и нам приходилось этот не очень лёгкий велосипед тащить на себе. Среди напарников у нас, кстати, в основном были мужчины, женщин-пилотов я помню всего двух. Напарники постоянно менялись, и было очень прикольно ощущать вот эту разницу: кто-то посильнее как спортсмен, кто-то – послабее, кто-то раньше был профессиональным велогонщиком, кто-то давно занимался любительским спортом, а кто-то – вообще новичок. Мы с одним безбашенным товарищем даже по ступенькам ездили, хотя это тот ещё экстрим! Да и велосипеды, к слову, тоже разные, как и машины, и к ним так же нужно привыкать.

 

Юлия Васильева

 

– Ты несколько раз погружалась на дно Красного моря. Как созрело такое решение?

 

– Плавать я научилась довольно поздно, так что никаких достижений у меня в этом плане нет – просто плавала в своё удовольствие и ничего больше. Но когда я гостила в Израиле, знакомые рассказали, что погружались, и мне тоже захотелось. Мне достался очень классный инструктор, он параллельно делал фото и видеосъёмку под водой, а ещё он мне показывал разных морских обитателей. Трогать их, конечно, нельзя, но для меня он сделал исключение. Мне удалось очень аккуратно потрогать медузу, морского ежа, осьминога в его норке, я прямо засовывала туда палец, он там шевелился. Теперь я знаю, как выглядит морской огурец, который относится к червям, но на самом деле он огромный, и когда я держала его в руках, он сокращался и становился каменным. Он большой, твёрдый и может растягиваться, а на червя он совсем не похож. Инструктор мне и кораллы показал. Понятно, что разговаривать под водой мы не могли, но он мне потом объяснил, что именно давал в руки. Общение с инструктором происходит исключительно через прикосновения. Если он давит тебе на руку или ногу, значит, надо её как-то опустить или повернуть. Иногда он просто держит тебя за руку, и вы плывёте. Иногда опускаетесь на дно и там перемещаетесь. Понятно, что если люди обучаются дайвингу, то они начинают с бассейнов, а это было погружение для туристов, доступное абсолютно каждому, неважно, зрячий он или нет, умеет или нет, главное, чтобы противопоказаний не было, например, болезней ушей, носа и более серьёзных вещей.

 

– И как впечатления?

 

– О, я будто попала в родную среду! Может, потому что ребёнок в утробе матери находится в жидкости, и ему там комфортно. Вот и у меня было ощущение, что где-то это уже было, но где, я не помню. Это было очень необычно. Вода тебя окутывает и убаюкивает, там так спокойно, несмотря на то, что это всё-таки адреналин. Единственное, что мне немного закладывало уши – всё-таки глубина несколько метров, а вода тяжёлая, но перед погружением инструктор объясняет, как минимизировать неприятные ощущения. Вообще, в воде я чувствую себя довольно свободно: когда ты идёшь, такой свободы нет, когда едешь на велике – зависишь от зрячего пилота, а плыть можешь и одна. Но тут, конечно, доверие к инструктору должно быть колоссальным. Мне, например, было сложно опустить голову в воду и начать дышать, потому что, как обезьянки и все млекопитающие, человек не верит, что может дышать под водой. Я первый раз опустила голову и тут же вынырнула, так как была абсолютно уверена, что сейчас вдохну солёную морскую воду. А когда второй раз я всё-таки решилась и вдохнула кислород из баллона, это было таким открытием, таким инсайтом: я под водой, я погружаюсь всё глубже и глубже! Для новичков, не проходивших обучение, разрешается погружение на глубину не более шести метров. Это не с маской, а с баллоном на спине, в гидрокостюме и загубником во рту. Разумеется, инструктор заранее обучил меня знакам, которые я могла ему показать в случае, если мне станет плохо или что-то не так. Поначалу мне в рот постоянно попадала вода, и когда мы в очередной раз вынырнули, инструктор мне говорит: «А ты меньше улыбайся! Тебе так хорошо, ты улыбаешься, и из-за этого вода в рот и попадает!».

 

– Как близкие относятся к твоим экстремальным увлечениям?

 

– Главное, что муж во всём поддерживает, а родные уже давно привыкли к моим причудам. Сестра гораздо спокойнее меня, она всегда тяжело вздыхает, когда я озвучиваю очередную свою дурацкую идею. Маме я про прыжок с парашютом заранее не говорила, а рассказала уже постфактум. Когда мы с мамой ходили в аквапарк, и я выбрала какую-то самую страшную горку, мама пыталась меня отговорить, мотивируя тем, что в очереди стоят одни мужчины, но меня это ни капли не смутило. Та горка была короткой, но очень высокой, и получилось, что я с большой скоростью слетела с высоты и вертикально упала в воду. Я каталась и на разных американских горках. То, что я видела в России, меня не очень впечатлило, они не такие страшные, а вот в Израиле – огромные, достаточно крутые горки, приятные в том смысле, что там летишь так летишь, обрыв так обрыв, переворачивает и так, и сяк, и этак… Я уже попробовала и виндсёрфинг, и водный мотоцикл, и яхтинг, хотя многие меня уверяли, что для незрячего человека это нереально! В общем, все более или менее страшные аттракционы давно пройдены, а теперь я мечтаю полетать на воздушном шаре, хотя это менее волнительно, чем прыжок с парашютом, хочу спрыгнуть с моста на верёвке, но сложно найти людей, которые на такое согласятся. С тарзанки я прыгала – было ощущение: и что, это всё? Ну вообще ни о чём! А ещё я мечтаю погладить живого тигра, хочу попробовать лягушачьи лапки и змеиное мясо, говорят, очень вкусно и необычно. Я пока даже в Таиланде не была и не пробовала этот знаменитый вонючий дуриан.

 

– Не боишься так рисковать?

 

– Честно говоря, для меня не существует такой вещи как риск, потому что, если уж так рассматривать, абсолютно всё в этой жизни рискованно: и из дома выйти, и даже дома оставаться – мало ли что случится. Моя учительница английского языка поливала цветы, встала на мягкий диван, неудачно упала на него и сломала руку. Другой пример. У моей подруги на кухне зазвонил телефон, она побежала туда из комнаты, а до этого помыла полы, в итоге она поскользнулась на линолеуме и получила открытый перелом ноги. То есть риск для меня – это неотъемлемая часть жизни, способ испытать эмоции, которые в повседневной жизни ты больше нигде не испытаешь. Я хочу жить так, чтобы дух захватывало, а после этого оставалось море ярких впечатлений! По натуре я – гедонист, поэтому считаю, что нужно по максимуму получать удовольствие от всего, что ты делаешь. Лично я не люблю завтракать одним и тем же, не могу подолгу жить на одном месте – мне постоянно нужно пробовать что-то новое, необычное. Поэтому я не понимаю людей, которые годами пашут на работе и не позволяют себе куда-то съездить, сходить и так далее. Я, например, не собираюсь дожидаться старости, чтобы возвращаться к приятным воспоминаниям – много о чём мне уже сейчас приятно вспомнить. Чаще всего люди сами себя ограничивают, потому что гораздо удобнее сидеть дома и говорить: «Ну, я же не могу, я же не вижу, у меня денег нет. Вот вы – да, а у меня так не получится». Это реально проще, чем поднять свою тяжёлую попу и пойти что-то делать. У меня есть тотально незрячие знакомые, которые в новогодние праздники самостоятельно поехали в автобусный тур по Испании. На их фоне условно здоровым людям вообще грех жаловаться!

 

Беседовала Анастасия Павлюченкова

 

Источник: интаргико.рф

 

 

 



 

[1] Голбол – командный вид спорта для людей с нарушениями зрения.

 

 

 

443 читателя получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.04 на 24.05.2024, 13:55 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

17.05.2024
Особенно радует наличие в журнале редакторского отбора. Это как огранка алмаза, что придает ему большую ценность в глазах искушённой публики.
Александр Жиляков

09.05.2024
Журнал отличный. Подход к рукописям отменный. Обложка прекрасная. Словом, есть, что смотреть и читать.
Валерий Рыженко

07.05.2024
Блестящий номер. Вы большие молодцы!
Валерий Соловьев



Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Где лучше купить квартиру в крыму интерстрой.рф. . Описание смартфон купить луганск тут.
Поддержите «Новую Литературу»!