HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Яна Ка'ндова

Заимствования в болгарском языке

Обсудить

Статья

 

Купить в журнале за февраль 2017 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года

 

На чтение потребуется полчаса | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Елена Астахова, 2.04.2017
Оглавление

2. Глава I. Турецкие заимствования в болгарском языке
3. Глава II. Туркизмы в произведениях болгарских писателей


Глава II. Туркизмы в произведениях болгарских писателей


 

 

 

Сохранение славянской первоосновы родного языка было предметом горячей заботы ранних деятелей просвещения и литературы в Болгарии. С самого возникновения новой болгарской литературы забота о защите и развитии национального языка оказалась в центре её внимания. «Ти болгарине не прелщай се знай свои род и език», – взывал первый болгарский просветитель, автор «Истории славяноболгарской» (1762 г.) Паисий Хилендарский. Он горячо укорял «отцеругателей», людей, презирающих свой народ и его язык, и возмущался тем, что они оказывают предпочтение греческому языку. Глубокое негодование у него вызывали люди, стыдящиеся своего народа по той причине, что на нём говорят только «простые и бесхитростные пастухи и землепашцы».

Как известно, во времена Паисия церковь и школа в подчинённой Турции Болгарии были в руках греческого духовенства. К «деятельности» турецких ассимиляторов присоединилась в качестве вторичного явления «деятельность» греческих ассимиляторов, главным образом, из числа греческого фанариотского духовенства, также рассчитанная на сохранение подчинённого положения болгарской «райи», что значит по-турецки «стадо» (этим словом турки называли всё славянское население, подчинённое Турции), лишённой прав свободного пользования своим языком в государственных, церковных и школьных учреждениях. Паисий Хилендарский прекрасно понимал, что корень зла – турецкое господство, и он негодовал, указывая на то, что опорой греческих ассимиляторов служит «турецкая помощь и насилие».

Сам Паисий, обращаясь к широким народным массам, старался писать «на простом болгарском и славянском языке». В его языке много книжных выражений, много церковнославянских, русских слов и форм, но туркизмов мало. Его вдохновенное историческое повествование – один из замечательнейших памятников борьбы за сохранение славянской основы языка своего народа. Чтобы уяснить языковую позицию Паисия как противника туркизмов, надо учесть их чрезвычайное обилие в болгарском языке его времени и даже позднее. Об обилии туркизмов в болгарском языке XVII – XVIII вв. позволяют судить так называемые «дамаскины» – рукописные сборники проповедей и житий, пользовавшиеся тогда большим распространением. Церковнославянский язык в дамаскинах сочетается с преобладающим в них народным болгарским языком, засорённым туркизмами и ещё лишённым того национального единства, которое вырабатывается позже, в меру складывания литературной нормы.

Для защиты болгарского языка от влияния турецких и греческих ассимиляторов очень много сделали ранние болгарские просветители I половины XIX века, такие деятели, как автор первого букваря (1824 г.) Петър Берон (Берович, 1797–1871 гг.) или одесский купец Василий Априлов, один из основателей знаменитого училища в Габрове. В то время, когда болгарский народ был совершенно лишён культурной жизни, все попытки добиться её создания были большим шагом вперёд.

Букварь П. Берона (известный «Рыбный букварь», вышедший в 1824 г.) был по существу маленькой энциклопедией: наряду с началами грамматики и арифметики он содержал нравоучительные рассказы из жизни людей древнего мира и разнообразные сведения из естественных наук. Такое разностороннее содержание книги требовало большого запаса слов, и Берон использовал некоторые старые, малоупотребительные болгарские и отчасти русские слова, но, что характерно для его эпохи, многие из них он пояснил в скобках более привычными туркизмами.

То, что туркизмы он поставил только в скобках, а не в основном тексте, подразумевало желательность их изъятия из оборота. Вот некоторые слова, данные Бероном в 2-х вариантах:

художество – занаят, причина – себеб, слон – фил, кораб – гемия, овощи – емиш, древоделец – дюлгерин и другие.

Борьба с туркизмами была предметом большого внимания другого выдающегося просветителя, современника Берона – Неофита Рилского (1793–1881 гг.), автора первой болгарской грамматики, изданной им в 1835 г. и составленной в учебных целях для только что открытого Габровского училища.

Грамматика Неофита Рилского открывается обширным «Филологическим предуведомлением», в котором говорится о необходимости очистить болгарский язык от чужеземных, в частности, турецких слов. Подчеркивая важность борьбы с туркизмами, Н. Рилский приложил к своей грамматике словарик: «Турецкие и некоторые греческие слова, употребляющиеся в настоящее время во всей Болгарии, по возможности истолкованные равнозначащими славянскими или русскими».

Словарик содержит 16 греческих и более 200 турецких слов. Рилский предлагал изъять из оборота даже такие прочно укоренившиеся в болгарском языке туркизмы, как пазар, тютюн, куршум. Хотя в собственной переводческой практике он далеко не вполне следовал своей программе.

Василий Априлов (1789–1847 гг.) был одним из самых настойчивых сторонников очищения болгарского языка от туркизмов. «Будучи под владением турков, – с сожалением признавал он, – болгаре необходимо должны были принять многие турецкие слова, тем более потому, что у них не было народных училищ, где бы посредством учения могла сохраняться чистота родного языка».

Признавая болгарский язык засоренным туркизмами, В. Априлов считал одной из важнейших задач училищ, таких, как созданное при его участии в Габрове, укрепление и развитие славянской основы родного языка. Отрицательное отношение Априлова к туркизмам нашло наиболее отчётливое выражение в его оценке перевода «Нового завета», выполненного Неофитом Рилским и напечатанного им в 1841 г. в Смирне. В этом переводе туркизмов очень много, и часть из них – слова, в то время довольно прочно укрепившиеся в болгарском языке. В. Априлов не отрицал распространённости употреблённых Неофитом туркизмов и всё же возражал против их сохранения. Он писал: «Отец Неофит принуждён был употреблять турецкие слова, вошедшие уже в народное употребление. По моему мнению, однако ж, он сказал бы лучше, если бы употребил настоящие болгарские слова; а чтобы простой народ столь же легко мог понимать их, означил бы оные в паренфесе турецкими. Это побудило бы болгар изучить свои собственные слова, долженствующие со временем войти в общее употребление».

Русский язык сильно повлиял на болгарский язык, пополняя его словарь новыми словами, означающими различные явления политической и культурной жизни, особенно необходимыми в условиях развития национально-освободительного движения в Болгарии. Вытеснение отдельных туркизмов русскими заимствованиями можно наблюдать по словарю, приложенному А. С. Кипиловским к его переводу «Всеобщей истории» И. Кайданова на болгарском языке (1836 г.) и озаглавленному: «Словарь или лексикон славянских слов, которые необходимо усвоить в нашем языке». Вот некоторые слова, приводимые Кипиловским в этом словаре: върховни – вместо най-баш, независимост – вместо кендинбашалък.

Посредством русского языка входили в болгарский язык и интернационализмы. Так, в том же словарике Кипиловского находим следующие, по тому времени новые для болгарского языка слова с их объяснениями:

министерство – реджаллик

революция – баш калдърмак

фабрика – керхан да правят сукна и сякак

ви други еспапи и матафи

архитектура – занаят, дето учи как да

кордисва – човек добре къщя и т. д.

Как ни стремились ранние деятели болгарского просвещения к развитию и обогащению родного языка, в условиях сохранения турецкого феодального гнёта в Болгарии результаты их деятельности оставались ограниченными.

Турция не отказалась от попыток воспрепятствовать развитию литературного болгарского языка во II половине XIX века, т. е. в те годы, когда болгарские школы на родном языке стали уже распространённым явлением. Одним из упорных сторонников ассимиляции был видный турецкий государственный деятель, основатель младотурецкой партии Митхад паша (1825–1884 гг.). Русофоб и враг роста национального самосознания среди болгар, он в 60-х гг. XIX века выдвинул проект слияния болгарских школ с турецкими, который угрожал полным поглощением болгарского просвещения, но который реализовать турецкое правительство не решалось, боясь серьёзного сопротивления со стороны болгарского народа.

Если говорить о болгарской литературе нового времени, то видное место в ней занимает борьба её зачинателей и классиков за права родного языка. Болгарские литературные деятели, добиваясь создания и расцвета литературы на родном языке, принимали непосредственное участие в создании школ и в развитии просвещения, отстаивали достоинство своего языка, боролись против засорения его туркизмами. Эта борьба за сохранение и развитие своего родного языка началась ещё в условиях чуженационального господства и была одной из сторон национально-освободительного движения в Болгарии.

В Болгарии накануне освобождения по отношению к Турции определились три главных общественных течения: туркофилы, просветители-либералы и революционные демократы.

Социальной опорой туркофильства было реакционное «чорбайджийство» – болгарская буржуазия, приспособившаяся к турецкой системе политического гнёта и добивавшаяся сохранения своего привилегированного положения ценой предательства своей нации. Туркофилы выступали в защиту установленных Турцией порядков, тем самым вредя национально-освободительному движению. Многие из них занимали видные должности на турецкой службе, другие занимались публицистикой, третьи выпускали учебники для болгарской школы, в которых восхваляли Турцию.

Среди туркофилов особо выделялся публицист Н. Михайловский (1818–1892 гг.). Он был членом совета в Турецком министерстве и, кроме того, цензором болгарских книг. Михайловский был противником развития самостоятельной болгарской культуры и поддерживал проект турецкого правительства о слиянии болгарских школ с турецкими. Он даже отрицал славянство болгар и придерживался версии об их тюрко-татарском происхождении. Другим видным туркофилом был редактор газеты «Турция» (1862–1874 гг.) Н. Генович (1835–1912 гг.). В своей газете он публиковал гневные статьи, направленные против болгарских революционеров – Васила Левского, Хаджи Димитра, говорил о бесполезности национально-освободительной борьбы. Туркофилом был и автор учебника «История Османской империи» И. Груев.

Просветители-либералы, в отличие от туркофилов, прилагали все усилия для развития болгарской культуры и языка, отстаивали славянскую самобытность болгарского народа. Однако, зная, что власть на стороне Турции, они сохраняли компромиссную позицию и соглашались хотя бы на подчинённое, неполноправное положение своего языка.

Виднейшим либеральным просветителем середины XIX в. был первый значительный болгарский поэт П. Р. Славейков (1827–1895 гг.). Он боролся за права народного болгарского языка в литературе, в школе, но, опасаясь цензуры, высказывался в легальной печати очень робко, соглашаясь, что официальным языком должен быть турецкий.

Одним из самых ярых сторонников очищения болгарского языка от заимствованных слов был И. Богоров (1818–1892 гг.). В своих работах он настойчиво указывал на возможность замены турецких слов чисто болгарскими. Так, его книга «Първичка българска граматика» (Бухарест, 1844 г.) имеет приложение в виде словаря подлежащих устранению греческих и турецких слов. В этом словаре приводятся, в частности, такие слова:

боя – цвят «цвет, краска»;

кюше – кът «угол»;

каиш – ремък «ремень»;

боклук – смет «мусор»;

фурна – хлебарница «печь для выпечки хлеба» и другие.

Аналогичные перечни имеющихся в болгарском языке туркизмов содержат и отдельные выпуски более поздней работы Богорова «Чистобългарска наковалня за сладкодумство» (I-VIII, 1878–1879 гг.); они в изобилии входят в раздел, озаглавленный придуманным им самим словом: «Людскодумник».

Плодотворность борьбы Богорова за очищение болгарского языка ограничивалась его буржуазно-националистическим пуризмом. Богоров выступал как противник решительно всяких заимствований из иностранных языков. После освобождения Болгарии от турецкой зависимости он направил все свои усилия против сближения болгарского языка с русским.

Отвергая заимствования, обогащающие национальные языки новыми политическими, научными или техническими понятиями, Богоров заслужил печальную славу своим неудачным словотворчеством, давшим повод для возникновения насмешливого выражения «богоровщина», подразумевающего ненужные неологизмы на пуристской консервативной основе.

Суть богоровщины – в попытке обойтись старым запасом слов для выражения новых понятий, связанных с развитием и усложнением культурной жизни. Отсюда такие слова, как бивалица вместо история, самобърза вместо телеграма, тикни-валка вместо билярд, достойник без носилистик вместо министър без портфейл, бащинар вместо патриот и многие другие. Так, взамен туркизмов Богоров предлагал не только существующие болгарские синонимы, но и ряд своих собственных неологизмов. Например, адаш («тезка») у него едноимец, комшия («сосед») – близосед.

Знаменит его тяжеловесный неологизм, предназначенный заменить туркизм кибрит («спичка») – драсни-пални-клечица, буквально черкни-зажги-палочка.

В целом язык Богорова был слишком искусственным. Вместо того, чтобы действительно очистить болгарский язык, он засорял его своими неологизмами. Классики болгарской литературы – Ботев, Вазов – не разделяли его увлечения словотворчеством. Хотя Вазов считал, что, несмотря на неудачное словотворчество, его деятельность усиливает внимание болгарского общества к задаче развития родного языка.

Самыми последовательными противниками турецких и греческих ассимиляторов были болгарские революционные демократы. Они были чужды национализму. Призывая болгарский народ к восстанию против турецкого ига, они не смешивали правящие круги Турции и её народную массу. Известными революционерами были Г. С. Раковский, Х. Ботев, В. Левский.

Первым защитником болгарского языка как языка славянского был зачинатель организованного революционного движения в Болгарии Георги Раковский (1818–1867 гг.). Он интересовался языкознанием и написал несколько работ, в которых с полным основанием говорил о славянской первооснове болгарского языка («Ключ болгарского языка», 1858 г. и «Древность болгарского языка», 1865 г.)

Другой революционный демократ, Христо Ботев, был противником турецких ассимиляторов и в то же время мастерски пользовался всеми богатствами живого языка своего народа. Слова турецкого происхождения он употреблял относительно редко, в случае необходимости, когда речь шла о соответствующих явлениях жизни.

 

Иван Вазов

 

Последователем Ботева в развитии языка болгарской литературы был Иван Вазов (1850–1921 гг.). Его творчество достигло своего расцвета уже в эпоху после освобождения Болгарии. Вазов придавал огромное значение влиянию русской культуры на Болгарию. Для него, как и для всего народа, русский язык стал источником обогащения родной речи.

Самым значительным произведением И. Вазова является роман «Под игото» («Под игом», 1888 г.) Этот роман является эпопеей национально-освободительной борьбы болгарского народа против турецких завоевателей. Крупный прозаик и драматург, Иван Вазов создал свой роман «Под игом», находясь в эмиграции в России. Говоря об истории создания романа, Вазов писал: «Я поставил перед собой цель изобразить жизнь болгар в последние дни рабства и воссоздать революционный дух Апрельского восстания. В основу многих эпизодов романа легли мои личные наблюдения и воспоминания. Большая часть действующих лиц – это подлинные жители Сопота, выведенные под собственными или изменёнными именами».

В центре романа находится образ профессионального революционера Бойчо Огнянова (Ивана Кралича), бежавшего из турецкой тюрьмы Диарбекир на родину и развившего бурную деятельность по подготовке вооружённого восстания.

Повествуя о жизни и деятельности своего главного героя, автор вводит в роман многих представителей провинциального города, крестьян и турок из соседних деревень и воссоздаёт духовную атмосферу времени. Роман «Под игом» – это широкое художественное полотно, запечатлевшее жизнь различных слоёв болгарского народа в период, когда борьба за освобождение Болгарии от турецкого господства достигла своей кульминации.

Иван Вазов прекрасно знал жизнь, быт и живой язык населения провинциальных городов и сёл – болгар и турок. Язык болгар в описываемую в романе эпоху изобиловал туркизмами, что, естественно, нашло свое отражение в языке произведения И. Вазова.

В тексте романа было выявлено около 506 различных тюркских заимствований. К ним относятся: турецкие слова, сохранившие свою первоначальную форму (хабер – «новость», гюл – «роза», палабуюклия – «человек с длинными, густыми усами»; слова арабского и персидского происхождения, заимствованные посредством турецкого языка (перде – «занавесь», килим – «ковёр», джанъм – «душа моя»); слова-гибриды, в которых к тюркской основе присоединены славянские аффиксы (бакалница – «бакалейная лавка», хубавелка – «красавица») или же, наоборот, болгарские слова, к корням которых присоединены турецкие аффиксы (биволарче – «пастушок», ловджия – «охотник», лошотия – «злость») и другие лексические единицы, вошедшие в болгарский язык через турецкое посредничество.

Сразу же после освобождения Болгарии турецкие элементы в болгарском языке стали отмирать, поскольку был уничтожен закреплявший их чуженациональный гнёт. Уже на склоне жизненного пути Иван Вазов написал стихотворения «Болгарский язык» и «Родная речь», в которых он вспоминает о гонениях, пережитых родным языком, и с чувством удовлетворения говорит о творческом расцвете болгарского языка, о его возрождении:

 

 

 

«Език прекрасен, кой те не руга

И кой те пощади от хули гадки?

Вслушвал ли се е някой досега

      В мелодьята на твойте звуци сладки?»

 

 

 

Алеко Константинов

 

Видным представителем критического реализма в болгарской литературе конца XIX в. был Алеко Константинов (1863–1897 гг.). Одна из новых особенностей использования туркизмов в языке его произведений состояла в том, что он иронически оттенял их грубость, вульгарность и тем самым подчеркивал их роль как антикультурного пережитка в болгарском языке. В собственном авторском повествовании у Константинова туркизмов мало, зато он широко вводит туркизмы в речь сатирически обрисованных персонажей. Пользуясь этим приёмом, он показывает сущность болгар-ренегатов, предателей своей нации. Туркизмы – немаловажная деталь в созданном им образе преуспевающего торгаша бая Ганю. Книга «Бай Ганю. Невероятные рассказы об одном современном болгарине» вышла в 1895 году. Это своеобразное произведение. Оно состоит из серии небольших рассказов – анекдотических эпизодов, которые рассказываются разными лицами. Все эти небольшие рассказы раскрывают образ, характер центрального героя – бая Ганю. Спутники бая Ганю едут в европейские страны с целью познавательной. Но баем Ганю движет лишь стремление к наживе. Он везёт с собой флакончики с розовым маслом – товаром для европейцев редкостным и дорогим. Сбережённые копейки, выгодно проданный флакончик розового масла, неоплаченная кружка пива, даровой обед – всё полезно, всё приращивает новые суммы к «капитальцу» энергичного мелкого предпринимателя, выбравшегося на международную арену. Он – начинающий капиталист, и его мечты и намерения беспредельны. Ощущение свободы частной инициативы ошеломляет его, толкает на такие поступки, которые ставят его в трагикомические ситуации. Писатель прозорливо уловил именно эту черту болгарских буржуа, ещё не вышедших из своей первородной патриархальности и уже пытающихся освоиться с «европейским» образом жизни. Рассказы эти не просто анекдотичны. Бай Ганю в них не только смешон. Первые его шаги на торговом спекулятивном поприще – это и первый опыт политической демагогии. На родине он с бешеной энергией принимается за общественную деятельность – становится депутатом, издателем, проповедником, и всё – ради наживы. Самое главное – вовремя пожать руку «вышестоящему» и вовремя гаркнуть «ура».

Недаром о бае Ганю сообщается, что он по-турецки говорит, как турок. Туркизмы, вроде ругательства кьопоолар («сукины дети»), придают речи бая Ганю и некоторых его собеседников отпечаток особенной вульгарности. «Разве есть в европейских языках слова, соответствующие этим по значению?» – насмешливо восклицает Алеко Константинов, приводя два особо выразительных словечка, оба турецкого происхождения: кьораво (от турецкого кюр «слепой, тёмный, невежественный») – полученное путём наглого обмана у одураченного человека и келепир – вещь, купленная по дешёвке, по случаю, за бесценок.

Сатирически использованные туркизмы часто встречаются в публицистических фельетонах Алеко Константинова, в которых он разоблачал антипатриотизм болгарской буржуазии, её чуждость народным интересам. «Добро сме си с турците – гледайте си кефа» – «Нам и с турками хорошо – будьте спокойны» – озаглавлен один из фельетонов Константинова, направленный против сторонников раздела Болгарии и сохранения независимости части её на территории Турции.

«Угнетени? Кой е угнетен, българите? Има си хас!» – «Угнетённые? Кто угнетён, болгары? Хорошее дело!» – возмущаются в этом фельетоне буржуазные сторонники турецких порядков. Один из фельетонов А. Константинова написан в виде письма бая Ганю к Константину Величкову, бывшему в те годы министром. Письмо представляет собой ироническое сатирическое «одобрение» установившейся в Болгарии буржуазной лжедемократии и выражает мысль самого автора о том, что свобода, ожидавшаяся после падения власти Турции, осталась недостигнутой. Многочисленные туркизмы, введённые в фельетон от лица бая Ганю оттеняют сходство доосвобожденческих и послеосвобожденческих порядков. Бай Ганю с восторгом пишет: «Аферим бе, бай Величков! Виж, тъй те харесвам. Защо да мамим младото поколение, нека си открием картите. Идеали! Бош лаф!» – «Браво, бай Величков! Вот таким ты мне нравишься. Зачем обманывать молодое поколение, откроем карты. Идеалы! Пустые слова!»

За свою смелость и резко негативное отношение к правящим кругам Болгарии А. Константинов был зверски убит. Он разделил судьбу немалого числа болгарских писателей-борцов за свободу и справедливость.

 

В дальнейшем туркизмов в языке болгарских писателей становится всё меньше и меньше. Один из ярких представителей болгарской литературы XX века Елин Пелин (1877–1949 гг.) использует туркизмы мало.

Если классики критического реализма избегали слишком широкого использования туркизмов и изгоняли их в качестве словарного пережитка эпохи турецкого господства, то писатели-народники относились к ним терпимее. Туркизмов много в рассказах Михалаки Георгиева (1854–1916 гг.), Тодора Влайкова (1865–1943 гг.), много их в поэме Пенчо Славейкова «Кървава песен» («Кровавая песня»), которая посвящена Апрельскому восстанию 1876 года, причём не только в прямой речи, но и в собственном авторском повествовании.

Постепенное освобождение болгарского литературного языка от наследия турецких ассимиляторов отразилось в составленных в разные годы словарях болгарского языка. Для болгарских языковедов, составителей словарей, характерно настойчивое указание на необходимость возможно более полного изжития туркизмов и на достижимость этой цели при помощи использования и развития славянской основы родного языка.

Составитель первого в Болгарии монументального научного словаря болгарского языка (т. I-V, 1895–1904 гг.) – Найден Геров. В предисловии к I тому своего издания он специально подчеркнул, что очень многие туркизмы употребляются без всякой надобности и легко могут быть заменены равнозначными болгарскими словами. Словарь Н. Герова отразил в себе не только богатство основного словарного фонда и словарного состава болгарского языка, но и очищение и развитие словарного состава в результате огромной работы, проделанной первыми языковедами-просветителями, и особенно классиками болгарской литературы XIX века.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению февраля 2017 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

2. Глава I. Турецкие заимствования в болгарском языке
3. Глава II. Туркизмы в произведениях болгарских писателей

Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Стиральная машина узкая gorenje стиральная машина gorenje w65z23a s. . Лечение геморроя в спб удаление геморроя. . Все про уход за автомобилем.
Поддержите «Новую Литературу»!