HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Ирина Касач

Стерильный мир

Обсудить

Рассказ

 

Четвёртое место в конкурсе фантастических рассказов «Коронавирус. После»

 

  Поделиться:     
 

 

 

 

Купить в журнале за февраль 2022 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2022 года

 

На чтение потребуется 15 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 12.02.2022
Иллюстрация. Автор: Amanda Miller. Название: «Субботний вечер на краю света». Источник: https://www.pinterest.ru/pin/211174966134770/

 

 

 

Сообщения о странных заболеваниях в центральных вихрях Токио, Нью-Йорка и Будапешта мелькнули в сети, взбудоражили подкасты и тут же исчезли.

Я ещё подумал, что за глупый флэшмоб. Но когда подавился слюной (оказывается, до этого я глотал её автоматически), а в горле провернулись и застряли медные щётки, начал вспоминать симптомы из проекций.

Кто-то убрал эту информацию из сети. Информацию убрал, а вирус – нет. Он пронёсся по всем континентам, по полной используя сезон скидок на групповые перемещения в AirPipe.

Я запустил медскан в надежде, что, помимо коктейля с нужными мне аминокислотами, белками и антидепрессантами, получу какое-то лечение.

«Биологическая опасность» – выдал сканер и противно завизжал, формируя отчёт для главной базы «АйМед».

Я не хотел лишний раз связываться с корпорацией, но сенсор «отмена» отсутствовал.

«Сканер не отключается, он интегрирован в стену ячейки», – успел подумать я и вспомнил, как пару лет назад он заблокировал дверь, когда я забыл сделать вакцинацию. Тогда я прождал ботов три дня с отключёнными коммуникациями. Повторять этот опыт желания не было.

Я схватил скаф и бросился к выходу. На дверь уже заползли красные полоски, когда я выпрыгнул на взлётную площадку. Скаф зажало дверью.

Вой сканеров слышался повсюду. Из ячейки пятью этажами выше, которую я планировал купить, когда дела на работе наконец пойдут хорошо, боты грузили жильцов в скайлет корпорации. Главу семейства транспортировали на тележке, он, запертый в своём двухсоткилограммовом теле, не возражал, в отличие от супруги, которая выгибалась и материлась, рассчитывая вырваться из металлической лапы. В ячейке рядом сосед барабанил по стеклу, раскрашенному в красные полоски.

Боты меня заметили. Я перестал дёргать дверь и запрыгнул на скай. Благо, что за ночь он зарядился полностью.

Я свернул за угол, пару раз вильнул между мостами и направил скай строго вверх, рассчитывая, что успею пролететь все этажи и выскочу на трассу раньше, чем меня найдут. Вся Москва, как моногирлянда, пульсировала красными лампочками биологической опасности.

Повезло. Я вывернул на трассу, когда основной поток стоял в пробке. Перескочил на крайнюю высокую и дальше к границе вихря, где не было ни ограничений скорости, ни желающих летать, потому что вихрь не только защищал стерильную атмосферу города, но и непредсказуемо миксовал воздушные потоки, превращая полёт в скачки.

Впереди группа на тюнингованных скайлетах пыталась оторваться от ботов корпорации. После второго предупреждения бот ликвидировал лётчиков, бесхозный транспорт осыпался в предусмотрительно выпущенную сеть. Боты заботятся о жителях города.

Я рванул назад. Нужно немедленно выбираться из города.

Сомнений в этом у меня не было. Когда корпорация благородно решила переселить жителей маленьких вихрей в мегаполисы, меня вместе с другими счастливчиками отправили забирать оборудование. На нас натянули белые скафы повышенной защиты и заставили подписать бланки о неразглашении. Технику мы складывали в специальные боксы, хлюпая в толстом слое антисептика, которым был залит город. В ячейках работали мониторы, воняло расплавившейся едой, играла музыка – как будто жители бросили всё и убежали.

Только вот ни о ком из этого города я больше никогда не слышал. Говорили, что произошла вспышка ветряной оспы, который никто не болел уже лет сто, и жителей уничтожили. Любой вирус в нашем стерильном пространстве может выкосить всю популяцию. «АйМед» просто не успеет среагировать. Профилактика – это наше всё.

Да, мы не болеем, и наше поколение по прогнозам будет жить не менее ста шестидесяти лет, а может, и больше, если в массовую продажу поступят модернизированные органы.

После пандемии начала XXI века был создан СанЭпидСовет, который не только ликвидировал последствия коронавируса, последнего свободно гуляющего по Земле вируса, но и пролез во все правительства, определяя единую Эпидемиологию. Постулаты которой ограничивают все направления развития. Тогда же появилась корпорация – компания, которой доверили производство вакцин и противовирусных пищевых добавок.

В течение полувека человеческая популяция была вакцинирована от всех известных вирусов. Крупнейшие мегаполисы накрыли вихревыми куполами, воздух под которыми ежесекундно проходит двадцать степеней мощной очистки. Личные капсулы и ячейки оборудовали медсканами и встроенными в системы вентиляции автоматическими санитайзерами.

Цена за квадратный метр в таких городах подскочила до космических величин, поэтому ячейки с каждым годом становились меньше, и постепенно вытеснились личными капсулами. Они, как гора слипшихся лакричных конфет, протянулись в небо, поддерживаемые воздушными подушками и мощными стабилизаторами.

Вдоль капсул до самого дна били ультрафиолетовые излучатели. Туда, на нижние этажи, где расположены заводы и логистические центры, я и направил скайлет. Если мне повезёт, я пристроюсь к рабочим, которые околачиваются у теплицы в надежде если не заработать, то съесть что-нибудь свежее. Их часто отправляют за вихрь, потому что других желающих махать утилизатором в жарком скафе немного.

А иначе, без пропуска, который остался в ячейке, из города мне не выбраться.

Я думал, однажды всё может закончиться таким образом, но всё-таки считал, что у меня будет время подготовиться: пару часов или дней.

В пятистах километрах от города дед моего прадеда построил дом из бетона и металла.

«На века», – говорил мой отец, когда каждый год клялся туда уехать. Но не уехал, не захотел обменять комфорт ячейки на трёхметровые потолки. И теперь мне предстояло выяснить, о каком конкретно количестве веков шла речь.

Пересижу спокойно, пока «АйМед» не придумает, что делать с новой заразой, если, конечно, не сдохну раньше. Но это будет не сегодня, не в лаборатории корпорации. Такой был план.

Рабочие покосились на моё домашнее трико. Они ждали заказ на тестирование новых опылителей, поэтому, кроме меня, желающих сортировать биоотходы не нашлось. В течение пятнадцати минут я был обеспечен потёртым скафом и инструкцией.

– Самоходом, – порадовал меня мужчина в окошке и выдал пропуск.

Я забрал скай и с плоской миной полетел мимо поста.

Когда ровные ряды очистительных бассейнов остались позади, я остановился. Погони не было. Рядом вообще не было никакого движения, как будто я попал в кадр, застывший на паузе – неуместное солнце, сочные поля и бирюзовое небо с единственным раскормленным облаком, которое присело на город, да так и не смогло подняться.

Оптимистичный адреналин потихоньку покидал моё тело. Пространство неприятно давило, сплёвывать слюну мешал скаф, дышать стало сложнее.

Плюс оставался открытым вопрос – даже если я сумею добраться до точки N, и дом всё ещё стоит на месте, то как долго я проживу под открытым небом? Запасных фильтров и набора противовирусных бадов у меня нет.

Стоило подумать об этом заранее, а теперь всё, что осталось – это нестись вдоль грузовой трубы AirPipe, пока не разрядится батарея, и надеяться, что по ходу найдётся какое-то решение.

Через два часа навигатор сообщил, что я на месте.

Подо мной был лес. Я завис над макушками деревьев, но ни дома, ни прохода не увидел. Бросил скай на опушке и побрёл вдоль цветущего белого поля. Оно клином врывалось в лес и потом в тени замирало. Я бы оценил эту картину раньше, но сейчас было не до того. Гораздо больше меня заинтересовало поплывшее в сторону деревянное строение, из которого, казалось и тянется поле. Возле него стоял старенький четырёхместный скайлет.

Перебегая от дерева к дереву, я добрался до строения. Внутри никого не было. На полу валялась грязная балаклава от скафа и покорежённые пластиковые контейнеры с выгравированной надписью: «Гречиха. Год выпуска: 2020».

От строения в лес уходила свежая тропка. Я, прячась за деревьями, пошёл вдоль неё. Сосны чередовались с яблонями и малинником. Впереди мелькнула бетонная стена.

Лес рос перед домом, на плоской крыше дома и за домом. Между деревьями суетилось двое мужчин без скафов.

– Тащи сюда, сейчас запустим! – кричал один из них.

Второй разматывал бобину с проводом и ругался.

Этот второй напоминал моего двоюродного брата Валерона, с которым мы не общались по причине его тупости и дурного характера. Нет, он не просто напоминал Валерона, он ещё и ругался в точности, как Валерон.

Похоже, мнительность у нас в крови. Не я один решил пересидеть тёмное время в старом доме.

На террасе хозяйничала моя тётка, от гриля шёл дымок.

– А вот и родственники пожаловали! – сказала она, когда я вышел из-за деревьев.

– Как мухи на шашлык! – пошутил первый мужчина, который, наверное, был моим зятем.

На их с сестрой свадьбу я не поехал, сославшись на командировку или что-то другое, сейчас уже и не вспомню. Не хотел тратить время.

– Снимай скаф, чего жаришься? Сегодня не помрём! – убедительно похлопал меня по плечу Валерон. – Мы как услышали, сразу сюда и махнули, – объяснил он. – Первую ночь костры жгли, а сегодня генератор нашли. Будем жить.

– Похоже, я заразился, – ответил я, прикидывая, что если сейчас меня прогонят, то идти больше некуда.

– Так все уже… – сказал зять. – Нинка первая заразу притащила.

Сестра в обществе трёх детей разного роста показалась из дома.

– Славик?! Ты! Ничего себе! Знакомьтесь, – сказала она малышам, – Это дядя Слава, он в Москве живёт.

Дети спрятались за Нинкой и присматривались ко мне издалека.

Мне стало неловко. Я впервые их видел.

– Да проходи, что стоишь. Места всем хватит. Дедов дом. Это тебе не ваши ячейки.

Я подумал, что терять уже нечего, фильтр нужно было заменить ещё час назад, и стянул балаклаву. Запахло жареным мясом и мёдом.

Генератор затарахтел. В доме зажёгся свет. Тётка с Ниной накрыли на стол.

Впервые за десять лет наша семья собралась вместе за одним столом. И если бы не ощущение, что ты вот-вот вычихаешь мозг, я бы прослезился.

– Если зараза не смертельная, то выживем, – уверенно заявил зять Илья. – Вода, еда есть, даже сеть – всё есть!

В отличие от меня они держались бодрячком.

– Всё потому, что вы там одни коктейли жрёте, – сказала тётка, накладывая мне картошечку.

– Мы прочнее сделаны, – заметил Илья.

– Одинаково мы сделаны, сейчас оклемается, – обнадёжил Валерон.

Двухэтажный дом неплохо сохранился. Вода, закачанная из скважины, обеспечила меня ледяным душем.

– Завтра починим котёл, – пообещал брат.

Мне отвели комнату на первом этаже, бывший кабинет деда. Недосягаемая в детстве зона. Всё как было: запертый стеллаж, грамоты на стенах, громоздкий стол и софа в углу.

– Скромненько, но жить можно, – сообщила Нинка. – Штукатурка немного осыпалась – подметём, а выбитое окно доской заставим и занавески снимем – пылища. Знали бы, что ты приедешь…

– Спасибо!

Я не стал говорить, что по сравнению с моей ячейкой это – хоромы.

К утру я почувствовал себя лучше, если не считать того, что нос стал каменным бесполезным отростком, внутри ещё что-то щекотало, но функция дыхания целиком легла на рот.

– Захочешь, найдёшь, через что дышать, – прогундосил неунывающий Валерон.

Дети сопели, чихали и сплёвывали, но на их активности это никак не отразилось. Они разворотили кладовку и прыгали в дырявых шляпах через трубку от старого анализатора. Потом заметили меня и поскакали навстречу. Сегодня я их уже не смущал. Они расспрашивали про мосты, скайлеты и капсулы. Трещали и кривлялись, требовали покатать на скае, угощали меня зелёными яблоками и отвели к реке. Я пожалел, что не познакомился с ними раньше.

– Лекарство вроде бы нашли, – сообщила тётка с раздувшимся носом и красными глазами, когда мы вернулись.

Я включил наручный проектор.

– Процесс разработки вакцины займёт ещё некоторое время, но корпорация «АйМед» уже презентовала уникальную разработку. Выпущена первая партия лекарства. Желающие могут приобрести его во всех представительствах корпорации. Если начать лечение после появления первых симптомов, то болезнь удастся победить в течение семи – десяти дней. Так утверждает пресс-секретарь СанЭпидСовета профессор Геннадий Напильский.

В проекции появились белые ампулы с золотистым логотипом корпорации и дядька в дорогом костюме.

– Значит, вакцина будет нескоро, – заметил я, – пока из лекарства не вытянут всю прибыль.

– Было бы что вытягивать, – пробурчала тётка. – Одна ампула стоит как всё, что есть, а может, и больше. А у нас дети.

Нина отвернулась к окну.

– Сколько? – спросил я.

Тётка назвала сумму.

«Если продать ячейку, выпотрошить счёт, то должно хватить».

– На всех? – уточнил я на всякий случай.

– На одного, – ответила Нинка и разревелась.

– Что?!

– Заработать решила твоя корпорация, вот что, – огрызнулась тётка.

К вечеру в Москве объявили чрезвычайное положение. У представительств корпорации начались погромы. Многие вихри целиком исчезли из сети.

По течению заболевания ситуация немного прояснилась – гнойный очаг появлялся в носу и без лечения быстро распространялся на горло, добирался до мозга, потом гной твердел, перекрывал дыхательные пути, и человек переставал дышать.

– Есть разговор, – сказал мне Валерон.

– Ты же работаешь на корпорацию? – спросил он, когда мы вышли из дома. – Я без наезда.

– Работаю.

– Погрузки, разгрузки, упаковка… Да?

– Логистика, – уточнил я. – Им плевать на сотрудников.

– Я не про то, – он замолчал.

Потом вздохнул, пнул ногой металлический остов скамейки и продолжил:

– В километре за рекой – грузовая кишка AirPipe, тянется от фармзавода в Москву. Как думаешь, ампулы по ней пускают?

«Хороший вопрос, – подумал я. – Завод крупнейший. Возможно, единственный в этом регионе. Если допустить, что на нём выпускают именно это лекарство, и у кого-то есть доступ к транспортировочной сетке, то можно узнать с точностью до минуты, когда груз застынет на развилке у нашего участка трубы. А у меня есть доступ», – впервые обрадовался, что на пять лет застрял в этой должности.

– Как вскроем трубу? – спросил я.

– Можно по старинке, конечно. Взорвать да и всё. Но тут сосед, обходчиком работает…

Через час и выпитую бутылку мы договорились с соседом. План простой: я назову время, он сдвинет ручную стрелку, груз вылетит в трубу закрытой ветки. Пока корпорация опомнится, мы все уже будем далеко и с лекарством.

Я выбрал одиночную поставку с минимальным весом и максимальной страховой суммой, прикинув, что если лекарство действительно поступает с этого завода, то это – наиболее подходящий груз.

Когда мы пришли к шахте, там уже собралось человек пятнадцать: половина из них женщины и дети. Все молчали.

Валерон махнул рукой:

– Не гнать же их.

Обо всём мы подумали, кроме того, какую скорость разовьёт груз. Он не остановился у обломка трубы, как почему-то мы ждали. Он снёс пару сосенок и развалился на части, вспарывая расплющенными ампулами поляну не хуже трактора.

У единственного целого контейнера тут же началась свалка. Нас было трое крепких мужчин, поэтому контейнер мы отвоевали.

– Будем делить на всех, – сказал Валерон.

В порванной майке, с разбитыми костяшками и короной из чьего-то проектора он выглядел очень убедительно.

Мы вскрыли контейнер и пересчитали целые ампулы. Разделили. Вышло по четыре на человека.

– Разберёмся, – сказал брат, когда мы пошли домой.

Одну ампулу я оставил себе, остальные отдал Нинке.

Я взял свою дозу, расковырял проход в гнойном носу, наклонил голову набок и, как написано в инструкции, вылил половину лекарства. Чуда не случилось. Оно затекло в рот, в ухо, но пробиться через застывшую массу не смогло.

– Будем колоть, – сказал Валерон, проделав примерно те же действия, что и я. – Идём в подвал.

Там со времён пандемии хранились сгнившие запасы на все случаи жизни. Надо было пополнить, но кто ж знал.

– Ищи шприцы, – сказал брат, – пластик не гниёт.

– Надо в лоб, прицельно между бровями, – заявил Илья и постучал меня по лбу.

– Вот же ж молодец! – съязвила тётка. – Додумался! Нужно в пазухи.

Я не вслушивался в эти дебаты, дырявить лоб я не собирался, а в плохо вентилируемой голове крутилась надоедливая мысль – что-то это лекарство мне напоминает. Что-то из тайского вихря. Из отпуска на море.

Илья нашёл шило и задумчиво крутил его в руках, вероятно, оценивая габариты своих носовых проходов.

– Ждите, – сказал я.

Позвал детей, и через пять минут они принесли все части допотопного дедовского анализатора.

Семья собралась вокруг. Я налил половину оставшегося лекарства в пробирку и нажал «вкл». Прибор скептически фыркнул, но заработал.

Через минуту он выдал... [👉 читать далее...]

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Внимание! Перед вами сокращённая версия текста. Чтобы прочитать в полном объёме этот и все остальные тексты, опубликованные в журнале «Новая Литература» в феврале 2022 года, предлагаем вам поддержать наш проект:

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2022 года в полном объёме за 97 руб.:
Банковская карта: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина» и введите ключ дешифрования: MMsUNGi3v9d0Qa4CN-f0LQ
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению февраля 2022 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

 

 

  Поделиться:     
 
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

https://don-massazh.ru дон массажио петербург telegram contact donmassagiospb дон. . Ручки для холодильника: ручка для холодильника бош купить. . сайт Логопатики
Поддержите «Новую Литературу»!