HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 г.

Алексей Курганов

Средняя, или По нашей улице с оркестром…

Обсудить

Рассказ

 

Купить в журнале за ноябрь 2020 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2020 года

 

На чтение потребуется 13 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 19.11.2020
Иллюстрация. Название: «Скромное обаяние неразвитого социализма». Автор: Валентин Губарев. Источник: https://kgadalkenehodi.ru/wp-content/uploads/2020/06/13623/nezamenimyh-lyudej-net-odnazhdy-kto-to-obronil-podobnuyu-fpazu-i-vse-ee-podhvatili-

 

 

 

Народ у нас на улице живёт, скажем деликатно, своеобразный. Если проще и понятнее – забавный, и порой до невозможности. Вот, например, Васятка Квакин. Мой сосед, Петя Лидкин, про него говорит, что Васятка это (цитирую дословно) «ложка шила в каждой бочке».

– Ложка дёгтя в бочке мёда, – поправляю я его.

Петя взрывается: умный? Ну конечно! Сейчас все умные! Один он, Петя, дурак! А ливерушка (ливерная колбаса) в «тридцатом» («тридцатый» это гастроном) уже двести рублей! Которая при советской власти, между прочим, стоила пятьдесят восемь или шестьдесят две. И не рублей! Копеек! Вот чего вы, умники, своими умностями наделали! Давить вас надо как собак с вашими консерваториями! При чём тут консерватории?

Доказывать Пете, что я к ливерушечной цене (равно как и к консерваториям) не имею никакого отношения, бесполезно. Даже рискованно. Петя запросто может подумать, что я над ним насмехаюсь, и полезет драться. А кулаки у него, скажу я вам… Он же в кузне работает, на тепловозостроительном, а в кузне без физической силы – никак.

 

Или, например, Вовчик. Ничего плохого не скажу: парень нормальный. И от мороженого всегда давал в детстве откусить, и сейчас всегда папироской поделится. И поведения спокойного, и в школе у него было всего две пятёрки – по пению и физкультуре. Но иногда, как говорится, взбрыкивает. Особенно когда касается проявления к нему со стороны окружающих социальной несправедливости.

Проявилась такая его острая нетерпимость ещё в детстве. Было ему лет пять или шесть, и в гости к ним пришла то ли отцова сестра, то ли материна племянница. Этакая фифа с педагогического института с задатками крупного педагогического спеца. И поэтому эта фифа считала, что если она с педагогического института, то имеет полное человеческое право всех учить и всех наставлять. С чего в её педагогическую голову втемяшилась такая сумасбродная мысль – покрыто, как говорится, мраком и пухом. Но втемяшилось. И крепко. И вот, пришедши к ним в гости и нахлебавшись чаю, она принялась за Вовика. Начала ему в уши дуть, что, дескать, он должен быть и вежливым, и внимательным, и прилежным в учёбе, и сморкаться в платочек, а не в кулак, и не материться, как дедушка Федя… Ну, чего с неё возьмёшь! Одно слово – педагогическая! Вовик слушал-слушал, а потому втянул с совершенно неприличным звуком сопли обратно в нос и совершенно спокойно, но в то же время и совершенно чётко произнёс: тётя, а вас на х…р давно не посылали?

Эту фразу он, конечно же, услышал на улице от местных уркаганов (хотя, может, и от вышеупомянутого дедушки), а детская память, как известно, имеет совершенно и до сих пор необъяснимую особенность: она, в первую очередь, фиксирует в себе всё плохое и даже отвратительное. Чтобы в подходящий (а чаще, в неподходящий) момент выплеснуться наружу. Вот оно и выплеснулось.

 

Все присутствовавшие на тот момент в комнате замерли. Тётка, услышав такое, раскрыла рот и побледнела. Мама ахнула. Бабушка охнула. Дедушка (тот самый, который Федя) закряхтел. Папа сцепил скулы, чтобы не заржать.

 

Эта известная сцена из пьесы эН Вэ Гоголя «Ревизор» продолжалась с минуту, не больше. Потом папа расцепил скулы, подошёл к Вовчику, который непонимающе вертел по сторонам своей ушастой головой, взял его за розовое ухо и сказал тоже совершенно спокойно: «Ну, пошли…». Странно, но почему-то педагогическая фифа в тот момент не стала протестовать против физического наказания.

 

– Между прочим, слово «х…р» – не матерное, – сказал дедушка Федя, пронаблюдав, как папа уводит на экзекуцию его внука. Дедушка был умным, поэтому в воспитание внука не вмешивался.

– Х…р это одна из букв старославянской азбуки, – продолжил он. – Означает «крест», – и процитировал Гоголя.

– Ах, вот вы как! – вспыхнула фифа и поднялась со стула с выражением оскорблённой добродетели. – Уже и Гоголя приплели!

– Гоголя приплести невозможно! – неожиданно возразил дедушка. – Гоголь – классик!

 

Не знаю, по какому поводу, но случай этот вспомнился в их семье лет через десять, когда Вовчик уже заканчивал школу.

– Но она же действительно дура! – сказал Вовчик про фифу.

– Дура, – согласился папа. – Причём набитая.

– А чего ж ты меня тогда…

– А тогог ж… – сказал папа. – Если умному человеку всегда можно сказать, что он – умный, то дуре, что она дура, говорить не рекомендуется.

– Почему? – не понял Вовчик.

Папа пожал плечами.

– Потому что она – дура.

 

Кстати, про Вовчикова дедушку. Это такой оригинал, что, как говорится, ни в сказке рассказать, ни на Гоголя послать. Оригинал из оригиналов. Оригинал в квадрате. Ас метафоры, гротеска и эпатажа. Это…

Вот, например, вы знаете, за что ему в тысяча девятьсот шестьдесят четвёртом годе два года дали? Не знаете. И ни за что не догадаетесь. За Насера. За какого Насера? За такого Насера. Который Гамаль Абдель. Египетский чего-то там. Деятель какой-то египетский. Может, даже царь. А вы говорите: какого Насера! Двоечники…

А дело было так. Зашёл этот хрен моржовый дедушка Федя (тогда ещё, понятно, не дедушка) после работы в «Василёк» (пивная у вокзала). Взял, как и всегда, сто пятьдесят, кружку пива, бутер с ливерной колбасой. Встал у окна, махнул сто пятьдесят, отхлебнул из кружки, откусил от бутера… После чего вздохнул и говорит, вроде бы никому конкретно, а вроде и всем здесь, в пивной, собравшимся: «И за что ж ему Никита Героя дал?». Если уж быть совершенно точным, то сказал он это гораздо образнее, с применением междометий, метафор и нецензурных выражений. Но сказал. Выразил, так сказать своё недоумённое персонифицированное мнение.

Народ услышал, тем более, что этот хрен Федя сказал фразу громко и чётко. Кому дал, спросил народ. И чего? Никита, повторил Федя и снова отхлебнул из кружки. Насеру. Героя Советского Союза. Я вот, например, всю войну прошёл, и мне никто не то что Героя – ни единой медали не дал. А этому дали. Гамалю Абделю. Вот такая йипеня вошь.

И всё, может, в этом международном вопросе благополучно бы и завершилось, но, как на грех, в это время в «Васильке» как раз один хлыщ присутствовал, некий представитель горкома комсомола (может даже, ответственный секретарь), товарищ Зюкин. И на беду он питал к нашему Феде неприязненные чувства, потому что Федя ему однажды нечаянно, пребывая в выпившем состоянии, пару досок из забора у дома сломал и его, товарища Зюкина, выскочившего из дома и начавшего орать на него, далеко послал. И вот этот хренов секретарь, ответственный комсомольский работник, с тех пор затаил на Федю бешеную злобу и, как человек подловатый, только и искал момент, как воткнуть ему, Феде, как говорится, по самое по не балуйся. И тут, в пивной, конечно, мигом сообразил, что вот он, час отмщения-то! Настал, наконец, – и какой час! С политическим, можно сказать подтекстом!

 

– А за что тебе давать-то? – спросил он Федю откровенно насмешливым тоном. – Ты ж всю войну в обозе проковырялся. Лошадям всю войну хвосты крутил. Тоже мне, герой нашёлся!

Федя, конечно, тут же узнал товарища Зюкина и, как всякий благовоспитанный человек, сначала виду не подал, что узнал. Но, тем не менее, культурно возразил.

– А тебя, падлу очкастую, – возразил он, – вообще никто не спрашивает. Думаешь, я не знаю, как твой папаша в сорок третьем годе с хлебзавода два мешка муки сп… (и он произнёс матерное слово, ныне запрещённое Законом к употреблению в печатных текстах)… сдил? Знаю! – и погрозил товаришу Зюкину пальцем. Дескать, закрой своё хлебало и больше не гавкай. Шалун ты этакой. Такой же, небось, как твой игривый папа.

Народ на такое замечание весело хохотнул. Дескать, попался, который кусался! Товарищ Зюкин побагровел. И сделал вид, что о таких папашиных забавах ничего не знал, ничего не знает и про такие папашины фокусы вообще первый раз слышит.

– А вот за клевету можно и на нары угодить, – произнёс он многозначительно и так же многозначительно посмотрел на Федю. Но тот, хотя и действительно всю войну прослужил в обозе (у него с детства правая нога была на пять сантиметров короче левой, поэтому в боевую часть и не взяли), был человеком не робким, а если уж начистоту – выдающейся храбрости.

– А видел я тебя с твоими угрозами на (опять сутрируем и скажем деликатно) одном мужском интимном месте, – заявил он товарищу Зюкину.

 

В общем, сцепились. В результате безобразной драки было повалено два стола, три стула и разбито большое витринное стекло. Вот к этому стеклу судья и прицепился. Нет, может, его разбил не Федя, а сам товарищ Зюкин. Всё может быть, тем более, что он ближе к нему стоял – но, с другой стороны, вешать это стекло на товарища Зюкина… На горкома члена, ответственного секретаря… Это ж какая могла возникнуть совершенно неделикатная идеологическая коллизия… Нет, что вы, товарищи… Партия же наш рулевой… А комсомол это, можно сказать… Это же её верный сынишка… Так что никак невозможно было вешать это ср…ное стекло на товарища Зюкина. Поэтому повесить его пришлось на кого? Правильно, на Федю. Тем более что он в партии никогда не состоял. Значит, можно смело предположить, что тип – несознательный. И может даже, политику партии и прилегающего к ней правительства не во всём одобряющий. В том числе, и в отношении награждения глав иностранных государств высокими (высшими!) советскими правительственными наградами. А конкретно – Насера. Который Гамаль Абдель.

 

Так что съездил будущий дедушка Федя на два года на Северный Урал, попилил там ёлки от души и на славу Родине. Вернулся малость похудевший, но не сказать, чтобы совсем уж недовольный.

– Ничего, – сказал он. – Жить там можно. «Мороз и воздух – день чудесный!». И ребята, которые нас охраняли, тоже ничего. Нормальные. И собаки ихние тоже. На них, главное, резко руками не махать. А то и загрызть могут. Они специально натренированные на резкие движения.

 

Вот такие замечательные люди проживают на нашей замечательной улице! Не люди – герои! С них портреты писать да к стенке те портреты приставлять! И это касается не только представителей славной семьи Квакиных. Есть и другие, не менее выдающиеся. Взять, к примеру, другой почти литературный персонаж – Ваньку Пузырькова. Ванька тоже нормальный мужик, но когда сильно нервничает, всегда произносит странную, сначала непонятную, но при внимательном прослушивании всё-таки угадываемую в смысловом значении то ли слово, то ли фразу... [...]

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Внимание! Перед вами сокращённая версия текста. Чтобы прочитать в полном объёме этот и все остальные тексты, опубликованные в журнале «Новая Литература» в ноябре 2020 года, предлагаем вам поддержать наш проект:

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за ноябрь 2020 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению ноября 2020 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Акция на подписку до 1 июня

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за март 2022 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2022 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?
Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!