HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 г.

Александр Ларин

Актёр-любитель

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Карина Романова, 22.12.2009
Иллюстрация. Автор: BoNANKA. Название: "Марионетка". Источник: http://www.photosight.ru/photos/3544702/

 

 

 

Политика, конечно, без театра немыслима, особенно при нашей информационной активности – тут, хочешь не хочешь, а что-то изображать из себя придется.

Но вот вопрос: как изображать-то? – по Станиславскому с Немировичем, добиваясь на публике подлинных чувств? Или – откровенно прикидываться, напирая, как, скажем, Мейерхольд, на зрелищность, когда всем в общем-то ясно – идет для нас, дурачков, красивый, эффектный спектакль?

Да и как понимать сейчас эту самую подлинность? Что есть истина на сцене – хоть театральной, хоть политической?

А завел я этот разговор вот почему. Есть у меня очень старая тетя, бывшая артистка одного теперь уж не звучного академического театра. Артистка она вообще-то была бледненькая, не Вера Пашенная, но вот педагог получилась сильнейший: с десяток, наверное, народных артистов выучила, а уж всяких там лауреатов и лауреатиков и не счесть. Так что толк в театральном ремесле знает.

И вот призвали как-то мою тетю к одному очень влиятельному лицу, чтобы поучить его по-тихому актерскому делу. Фамилию этого деятеля я называть, понятно, не буду – скажу лишь, что учеба проходила на каком-то закрытом объекте, да за такие денежки, которые тетя сроду не отхватывала – в общем, было ради чего старухе из последних сил напрячься.

 

Ну, приступили они к занятиям, обговорили роль, образ. Он у крупного деятеля, известно какой – еще более крупный. Он у нас и жесткий борец с коррупцией, и заступник за обездоленных, и блестящий менеджер – и в то же время наш, родименький, свой...

Начали, как водится, с тела: как большому деятелю следует ходить, на стуле сидеть, чтобы зад не слишком выпирал; мимику, взгляд государственный ему отрабатывали… Потом взялись за голос, дикцию – читали вслух Чехова, басни… Видный деятель, правда, уже тогда начал дергаться – они же там не привыкли, чтобы им гадости в лицо пуляли: и про его сап, и что у него губы с глазами в разные стороны разбегаются… Но самое драматическое развернулось, когда тетя и этот артист-любитель принялись разучивать какую-то его важную речь.

Он ей что-то там бодренько про улучшение, повышение… ну, в общем, любимые их фразы, как же без них? – а она ему тут же "стоп", это у неё вроде знаменитого "не верю" от Станиславского; он – что-то там строго про бюрократию, коррупцию, – а она опять "стоп", и опять на него с критикой; он скорбным голосом – о стариках, инвалидах, – а она и это бракует, в общем, все его программные тезисы раздолбала: то интонация не та, то физиономия, а главное, говорит ему, не захватывает, не верится, что все это его действительно колышет.

Тогда тётя пытается как-то его растрясти. "Вы представьте себе, – говорит, – что эти старики несчастные, инвалиды – ваши родственники…"

Он ей тут же железным тоном: "Не надо трогать моих родственников. У них всё хорошо".

Тётка ему вежливо объясняет, что это просто прием такой актерский – чтобы лучше в образ въехать. "Ну, хорошо, не хотите родственников, пофантазируйте тогда, что в этих людях… скажем, ваш капитал, акции: им плохо – и ваше благополучие тает, им хорошо – и ваше богатство прирастает. Поэтому вам совсем не безразлично, что с ними происходит".

Он ей на это: "Нет у меня никаких акций – что вы тут болтаете!?"

А тетка, видно, уже завелась, думает только о сцене – и снова ему: "Стоп!" Дескать, не годится, звучит совсем неубедительно.

Он тогда вскакивает, побагровел весь, орет: "Всё! Занятия закончены! Вы уволены!" И быстренько ее выпроводил.

Тётка, вся в слезах, – ко мне, как более опытному в реальной политике. Спрашивает: – Разве я была не права?

Я говорю: – Конечно, нет! (Я-то, по правде, думал, что тётка подружится с этим деятелем, что потом, может, и я на него выйду. Начал уже кое-какие проекты набрасывать – а тут на тебе: чуть не подрались на творческой почве). Говорю ей недовольно: – Зря вы так резко с ним – он все-таки тоже художник, артист!

Она: – Так пусть слушает, учится, а не халтурит. Я же не могу пропускать фальшь!

А я ей назло: – Напрасно! Где вы, – говорю, – видели искреннего политика, да еще такого уровня – он что, самоубийца?! Он и должен играть фальшиво, раз у него образ такой… – А сам думаю: а что, неплохая, между прочим, мысль!

Она (озадаченно): – Но играет-то он хорошего, искреннего... Что ты городишь?!

– Но если таких в жизни нет – чего их играть? Тогда он еще больше будет фальшивить! Это уже не реализм, а пиар какой-то получается.

– В жизни пусть врет, лицемерит, а на сцене должна царить правда, какая бы роль ни была.

Я (уже раздраженно): – Вот будет играть какого-нибудь дядю Ваню – там пусть изображает правду. Хотя и тот, наверное, фальшивил. Все люди такие, что вы, тетя, ей-богу! – и даже ваш Станиславский с этим своим театральным "не верю". Не верю я ему, не верю!

Она мне строго: – Не сметь!

А я уже разошелся, не остановишь: – Да вы поймите, тетя, наша правда – это и есть ложь и фальшь, и играть нужно так же…

Мы с ней еще долго спорили, но тётка, как Лютер, стояла на своем: театр не должен уподобляться жизни, он должен быть оплотом правды…

И, как оказалось, не зря…

 

Через несколько дней наш политик и по совместительству актер сам позвонил тёте и, даже не извинившись, вызвал её на очередной мастер-класс. И тётя, добрая душа, не отказала.

С тех пор я прямо с каким-то азартом слежу за творческим ростом ее подопечного, чей рейтинг начал явно обгонять приверженцев условного театра в политике. Однажды он до того взволновал меня своим страстным выступлением против происков наших недругов в футболе, что я на следующий же день побежал подавать заявление в его партию.

Конечно, это успех и тёти, которая добивается от него такой правды, переживаний.

Но это, надо признать, и могучий успех самого Станиславского. Знал бы Константин Сергеевич, что его система, метод через столетие выйдут за хрупкие рамки искусства и востребуются уже в большой, реальной политике.

Порадовался бы, старик.

 

 

 

Акция на подписку до 1 июня

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за март 2022 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2022 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?
Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!