HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Джон Маверик

Я, Шахерезада...

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Карина Романова, 15.07.2009
Оглавление

9. Часть 2. Глава 4.
10. Часть 2. Глава 5.


Часть 2. Глава 5.


 

 

 

«Уже пятый день валяюсь на больничной койке и смотрю в жемчужно-тусклое, залепленное скользкой паутиной дождя окно. Уже пятый день мне не становится ни лучше, ни хуже.

Может быть… это еще не конец? Если не умер сразу, возможно, еще удастся выкарабкаться? Слабая надежда! Хотя, почему нет? Честно говоря, я даже не понял до конца, что именно те отморозки со мной сделали. Просто было очень больно… настолько, что все тело свело судорогой, даже дыхание прервалось. Но сознание не потерял. Наверное, все длилось не так уж и долго, не больше получаса. Потому что когда они оставили меня и ушли, в парке было еще светло.

Но мне эти полчаса показались вечностью в аду. Которая навсегда перечеркнула все, что было раньше. О, если только… если я выберусь из передряги живым, моя жизнь станет совсем другой. Я научусь ее ценить, не разбазаривать по пустякам. Как только выпишусь из больницы, сразу поговорю с Алексом и поставлю его перед фактом: я на «штрих» больше не пойду. Попробую получить государственное пособие и поступлю куда-нибудь учиться. Надо спросить на бирже труда, проконсультироваться. На пособие можно худо-бедно прожить, а уж там… с приличным образованием нормальную работу найти не сложно.

Ну, а если Алекса подобная перспектива не устраивает, значит, нам не по пути. Уйду от него, и, вообще, уеду из Блисвайлера. Хватит цепляться за миражи прошлого, уеду туда, где меня никто не знает.

«Nie wieder, – крупными буквами вывожу я поперек исписанной всякой ерундой обложки. Поверх цитат, стихов, карандашных рисунков… поверх всей моей прошлой жизни. – Никогда больше». Пусть случившееся послужит мне уроком. Жестоким, да, но хороший урок – всегда во благо. На всех языках, которые знаю, я даю себе клятву покончить с этим унижением. За бездумную жизнь приходится платить, это справедливо, но… как же не хочется платить самой жизнью. Пожалуйста, – молю я неизвестно кого, – дайте мне еще один шанс!

Вчера седовласый профессор от медицины долго беседовал о чем-то с Алексом… и Алекс был со мной после этого непривычно ласков, даже нежен. Как странно. Неужели врач сказал ему, что я умру?

Но я чувствую себя не так уж и плохо. Лучше, чем в первый день. Если не считать глухой, тянущей боли внизу живота, когда пытаюсь встать. Правда, вставать мне не разрешают. И есть совсем не дают. Только чай, понемногу, маленькими глоточками… холодный мятный чай, который я в другое время ни за что не стал бы пить. Сейчас он кажется мне чуть ли не райским нектаром. Неужели ко всем моим мучениям нужно добавлять еще пытку голодом и жаждой?»

– Почему мне дают только чай? – допытывался Джонни. – Что такое со мной, Алекс? Когда мне, наконец, можно будет есть?
За оконными стеклами уже сгустилась холодная, отчужденная темнота осенней ночи, но в палате царил приятный, мягко-золотой свет «ночника». Маверик попросил друга выключить верхние лампы, противно гудящие и раздражающие зрение. И теперь полулежал, облокотившись на слегка приподнятое изголовье кровати и скрестив ослабевшие руки поверх одеяла.

Алекс вздохнул и прямо взлянул ему в глаза. Прямо и спокойно.

– Боюсь, что никогда, Джонни. Я говорил вчера с врачом, и он мне все объяснил. Ты получил травму, не совместимую с жизнью.

Слезы хлынули из глаз Маверика.

– Значит, – переспросил он беспомощно, – никакой надежды? А ты… уверен? Может быть, они ошибаются?

Но его друг только покачал головой.

– Так сказал врач. Не думаю, что он может ошибиться. Нет, Джон, не в твоем случае. Вообще-то, он советовал не говорить тебе, но… – Алекс пожал плечами. – Мне кажется, что самая печальная правда лучше неизвестности, разве нет? К тому же, у тебя теперь будет немного времени, чтобы… ну, подготовиться что ли морально… подумать там о чем-нибудь…

– Да, Алекс… спасибо, – прошептал Джонни.

– Джон, мне жаль, что все так вышло, правда, жаль…
Алекс чувствовал, что надо сказать что-то подобающее случаю, но, увы, психолог из него был никакой. Он поспешил поскорее закончить разговор. Не из душевной черствости, нет. Просто ему было тяжело видеть партнера больным и плачущим. Он и раньше не выносил его слез, но тогда можно было закатить мальчишке хорошую оплеуху, чтобы прекратить истерику. Сейчас у него, конечно, не поднялась бы рука бить умирающего. Да и персонал больницы мог его неправильно понять, пожалуй.

– Ладно, не грусти, – произнес Алекс, наконец. – Я пойду, а то поздно уже, спать пора. Завтра увидимся, надеюсь, – он безмятежно улыбнулся. – Да, чуть не забыл, – он вынул из кармана и протянул Джонни измятый листок. – Я распечатал последнее письмо твоей подружки. Подумал, что тебе интересно будет прочесть.

– Я не могу сейчас ничего читать, – тихо сказал Маверик. – О чем она пишет?

– Беспокоится, куда ты пропал, – ответил Алекс нехотя. Ему было лень пересказывать письмо, да и не очень-то хорошо он его помнил. Так, пробежал глазами. – Еще рассказывает, что ее бывший муж вернулся с повинной, и она его простила. У тебя, конечно, просит прощения и всякое такое.

– Если бы она знала, что это я виноват перед ней, что это я должен просить прощения, – возразил Джонни, всхлипывая и судорожно комкая в ставших вдруг чужими и неловкими пальцах край одеяла. Плакать ему было больно и стыдно перед Алексом, но он ничего не мог с собой поделать.

– Ты ни в чем не виноват, Джон, – спокойно сказал Алекс, – ни перед кем.

Маверик попытался приподняться на кровати, но сесть не смог; гримаса боли исказала его неузнаваемо осунувшееся за последнюю неделю лицо.

– Алекс, ты только не издевайся надо мной сейчас, но, пожалуйста, ответь… ты любишь меня, хоть немного?

– Ты что, совсем охренел?!

– Алекс, ты видишь, я умираю… Меня никто никогда не любил… за всю мою жизнь. У меня в детстве даже собаки не было…

Но его друг отводил глаза.

Признаться в любви? Кому, этому пидовке? Этому штрихеру? А если он все-таки выживет?!

– Пока, Джон, – произнес Алекс как можно мягче. – До завтра.

– Завтра может уже не быть, – прошептал Джонни, бессильно откидываясь на подушку, – для меня.

Алекс вышел, хлопнув дверью; его шаги стихли в коридоре, и Маверик остался один. Он рыдал, натянув одеяло на голову… от боли, от отчаяния, от жалости к самому себе… от стыда за свою так глупо сложившуюся и так нелепо оборвавшуюся жизнь. И сам не понял, когда забылся, провалился не то в беспамятство, не то в сон.

Маверик очнулся, как от толчка или внезапного звука. Была уже глухая ночь. Ни шороха, ни тиканья часов, ни звезд за окном… тишина и пустота, и все казалось не таким, как раньше. Словно контуры предметов стали четче, а углы заостреннее. И пол странно блестел, как будто по нему расплескали не то воду, не то кровь. Да и «ночник» горел по-другому: его узкая лампочка, подобно пламени свечи, дрожала и вытягивалась. И, истончаясь, хрупким огненным стебельком устремлялась вверх. А смутные желтые тени метались по стенам, трепетали и бились, как знамена на невидимом ветру.

Джонни наугад, точно слепой, протянул руку и взял с тумбочки письмо Кристины. Буквы дергались и прыгали перед глазами, как живые, но ему все-таки удалось разобрать начало:

«Дорогой, Поль! Сегодня ночью мне приснился странный сон, как будто мы оба живем на разных берегах широкой и мутной реки. Совсем не похожей на Оку, другой… И ты был другим, не таким, как на фотографии. Гораздо моложе, почти мальчик. Беззащитный, как заблудившийся в темноте ребенок. И мне так хотелось протянуть тебе руку, через эту пустоту, через ночь, но река…»

«Она права, – прошептал Джонни, роняя листок. – Все так и есть. Спасибо, Кристина».

Он почувствовал, как его уносит, увлекает широким черным потоком. Как медленно, а потом все быстрее и быстрее начинает кружиться вокруг него палата… как мигает и гаснет «ночник», легко, точно догоревшая спичка… Возьми меня крепче за руку. Мне страшно. Я блуждаю во мраке и не вижу пути, по которому иду. Я бреду сквозь туман и холод, сквозь распадающийся и обращающийся в ничто мир. Мой маленький мир, в котором я когда-то жил, и куда мне больше не суждено вернуться… Иду на голос реки.

Все исчезло… а потом неизвестно откуда возник свет. Серое, прозрачное сияние, исходившее не с мутного, словно закопченное стекло, неба; а как будто отовсюду. От черных, неподвижных деревьев, от слабо серебрящихся камней мостовой, от гладкой, точно облитой рыбьим жиром, поверхности воды.

И Джонни увидел, что стоит на берегу Блиса, на знакомой набережной. Только мост куда-то исчез, растворился в зыбком, холодном воздухе и переливах света. Будто и не было его никогда.

Маверик спустился с набережной и подошел совсем близко к воде. Сейчас, когда смерть простирала над ним свои крылья… мягкие и шуршашие, как облетающая к его ногам листва, мысль о том, чтобы утонуть в реке, уже не казалась ему такой страшной. Но по той легкости, которая ощущалась во всем теле, и по странному, звенящему чувству торжества, высокой ликующей нотой зазвучавшему вдруг в груди, он понял, что не утонет. Переплывет. На другой берег, туманный, далекий и недостижимый. Туда, куда он когда-то так стремился попасть.

На этом обрывается дневник Джонни Маверика, а я завершаю свое повествование. Правдивое, а может быть, только похожее на правду. Или вовсе не похожее. Какая разница? Что было – то было, что прошло – то прошло.

 

 

 


Оглавление

9. Часть 2. Глава 4.
10. Часть 2. Глава 5.

Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Запчасти стиральной машины haier hw60 замена подшипников в стиральной машине haier.
Поддержите «Новую Литературу»!