HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 г.

Ольга Мусин

Перечитывая Чехова (повесть-ремейк)

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Карина Романова, 7.04.2010
Оглавление

4. Часть 4. Попрыгунья.
5. Часть 5. Попрыгунья.


Часть 5. Попрыгунья.


 

 

 

Не будем отрицать, что назревающие в супружеской паре противоречия длятся порой годами, незаметно сигналя нам мелкими ссорами, минутным отчуждением и неожиданными уколами уязвленного самолюбия. Наступающие перемены подкрадываются незаметно, вынуждая однажды признать, что образовавшиеся в наших представлениях о семейном счастье трещины, требуют обоюдной работы по их устранению. Как ни говори, но взаимоотношения – процесс двусторонний, однозначно правых и виноватых в них нет. К сожалению, накопившаяся разница потенциалов в семье наших героев достигла того уровня, когда услышать друг друга им было уже трудно. На внешнем плане отношения супругов ничем не проявляли наступившего в их браке кризиса. Вместе с дочерью Виталий и Лина много путешествовали по Европе, часто фотографировались и не прекращали своей когда-то всепоглощающей страстной близости. Но их сплоченность и единство были лишь видимостью. А если точнее – условным проявлением того договора, который отличается от приговора тем, что подписывается двумя сторонами и исполняется добровольно.

Первое время Виталий скорее интуитивно догадывался, что у его, жаждущей роскоши и приключений жены, периодически появляются «высокопоставленные» воздыхатели. Заведя однажды осторожный разговор о супружеской верности, он неожиданно услышал от своей Крохи столь откровенную реплику, что предпочел «забыть» ее раз и навсегда, вспомнив циничное выражение о том, что не стоит задавать вопрос, если не хочешь услышать на него ответ. Но не на шутку пожалеть об утраченной в их союзе моногамии Виталию пришлось лишь с того недоброго дня, когда увлекшаяся теперь психологическими бизнес-тренингами Лина, встретила на одном из таких мероприятий идеального мужчину из своих расчетливых мечтаний. Сложно оценить объективно, можно ли было назвать ее избранника американским миллионером, но производить надлежащее этому образу солидное впечатление ему удавалось бесподобно.

Не первой молодости американец по имени Брэд был достаточно успешным адвокатом, сочетающим судебную практику с консалтинговыми услугами по купле-продаже недвижимости. Правильнее сказать, что у него было два независимых бизнеса: юридическая фирма и небольшое риелторское агентство, занимающие один, высококлассный офис в downtown – деловой части Манхэттена, неподалеку от площади Всемирного Торгового Центра. Разумеется, умение нравиться, вызывать доверие и располагать к себе людей – неотъемлемые качества «продажной» адвокатской профессии. Но помимо того, предприимчивый адвокат вправе мог считаться cветским львом и отъявленным сердцеедом, отлично чувствующим женскую психологию и безошибочно находящим мотивы для обращения нежных привязанностей в свою пользу. Особенно эффектным был необычный контраст его брутальной внешности и утонченной аристократичности, не свойственной, как казалось, шаблонному американскому типажу. Высокий, представительный, крепко сложенный Брэд со своей ироничной усмешкой и проникновенным взглядом, одновременно походил на импозантного Короля Голливуда Кларка Гейбла в «Унесенных ветром», назидательно актерствующего в президентском кресле Рональда Рейгана и мужественного Эрнеста Хеменгуэя, которого можно было уничтожить, но не победить. От властного облика Брэда исходила непреодолимая энергия мужского начала, заставляющая практически всех, попадающих под его обаяние женщин, искренне верить в его выдающиеся значительность, личностную незаурядность и благородство. Которых на самом деле потом не оказывалось. Но обожающая «влиятельных и знаменитых» мужчин Попрыгунья, влюбившаяся в своего нового кумира со свойственной ей восторженностью, об этом пока еще ничего не знала…. 60-летний Брэд и 41-летняя Лина стали любовниками. Он был женат, она – замужем. Раз в неделю, по четвергам, авантажный адвокат заезжал за Линой на работу на огромном, как бронетранспортер, джипе, после чего они быстро ужинали в ближайшем ресторане и ехали искать уединения в ее маленькую манхэттенскую квартиру… Классическая литература всех времен и народов, а также кинематография, театр и все прочие художественные жанры, отражающие драматические тонкости человеческих взаимоотношений, знают миллионы таких банальнейших историй. Поэтому далее мы постараемся не останавливаться на отвлекающих читателя подробностях, а сухо излагать достоверные факты, продвигаясь к неожиданному финалу. Глядя со стороны на эту беззастенчиво обманывающую свои законные половины, неюную парочку, трудно было сказать, кто за кем ухаживал, кто кого добивался и кому поклонялся. Зато и невооруженным глазом было видно, что на этот раз судьба отправила Лине увесистый бумеранг неразделенной любви в отместку за ее былые эгоизм и равнодушие по отношению к своему мужу – тому первому и единственному мужчине, который преданно любил ее долгие годы не смотря ни на что. И делал для нее все, что было возможно по его представлениям и силам. В то время как лишь внешне напоминающий всесильного и щедрого покровителя Брэд не делал для нее абсолютно ничего – разве что рассыпался в высокопарных комплиментах и сентиментальных признаниях в любви. Ни то ни другое ровным счетом ничего не означало, но говорилось в угоду американским представлениям о хорошем воспитании и любовном этикете. Каждая женщина любит ушами и по сути, Линин boyfriend говорил именно то, что ей хотелось в данный момент услышать. Особенно уместным и попавшим в самые потаенные уголки ее самолюбия, было для Лины оригинальное признание Бредом ее «нобычайности и штучности» – «You are woman with a substance» – волнующе шептал он Лине в минуты их тайных свиданий.…. Являясь изящной игрой слов, дословно эта многозначительная фраза переводилась как: «Ты – женщина с содержанием»… А как мы знаем, именно собственного внутреннего содержания нашей героине с ее узостью мышления всегда и не доставало…Так значит, все наши желания рано или поздно сбываются и мы становимся теми, кем когда-то хотели себя видеть? Лина была уверена, что «да»… Произносимые на каждом шагу изысканные любезности Брэда являлись для одурманенной поздней страстью Лины еще половиной беды. Гораздо более разрушительным было то, что привыкший манипулировать женскими чувствами адвокат нарушал непреложные законы, негласно принятые в сердечных связях, где один, а тем более оба партнера несвободны. А именно: он постоянно убеждал Лину, что их запутанный любовный узел непременно скоро развяжется, а сам Брэд решительно расстанется с прежней женой и предложит своей божественной возлюбленной руку и сердце. И долгожданное завершение их неправедно двойной жизни – лишь вопрос времени… Так что скрываться им придется недолго и Лина скоро сможет спокойно объявить мужу о грядущем разрыве. Обнадеженная его громкими обещаниями, наша героиня даже познакомила Брэда с дочерью и однажды они втроем провели рождественские каникулы во Флориде. Не оставляло сомнений и заботливое стремление Лининого любовника вовлечь ее в свой бизнес: именно в угоду Брэду она получила лицензию агента по недвижимости и даже вполне удачно продала в Фэйр Лоун несколько домов, ловко уговорив благодушных соседей-американцев доверить ей ответственное дело по поиску покупателя, а ее несравненному адвокату – не менее ответственный clos ing (закрытие) сделки. Заработанную от продажи real estate прибыль «партнеры по любви и бизнесу» мирно поделили по взаимному согласию и окончательно покоренный Брэд предложил Лине открыть еще одну фирму специально для нее – не только обворожительно красивой, но и подающей серьезные надежды бизнесвумен. Не сейчас, конечно, а в ближайшем будущем: как только он наконец разведется и станет свободным... Как тут было не поверить в его серьезные намерения: ведь и каждый человек слаб, а слабая женщина тем паче. Между тем, безжалостные годы не шли уже, а летели. Говорят, что на одной из Ватиканских башен есть часы, под циферблатом которых по латыни написана философски – глубокомысленная сентенция, адресованная нашему тленному времени: «Но на самом деле сейчас уже больше»… Еще раз подчеркнем, что не считаем себя вправе подробно пересказывать избитый и растиражированный жизнью сюжет – тем паче, что каждый из нас, переживших подобный опыт, заранее знает его печальный конец. Женатый любовник никогда не разведется, а времени, сил и покоя уже не вернуть.

Прошло 7 лет, Лине скоро должно было исполнится 48. И подобно тому, как Иаков ждал Рахиль, все эти годы она продолжала ждать от Брэда предложения руки и сердца. Биологические законы брали свое и Лина неумолимо старела. Внутри нее снова росла всепожирающая пустота, в которую, как сквозь пальцы песок, ускользали надежды и смысл жизни. Поклонники исчезали, ставшая настоящей американкой дочь выросла и отдалилась, работа была неинтересна… Лишь только что наступивший на ее улице праздник снова оборачивался угнетающей прозой, вспять повернуть которую было уже поздно. Когда-то жизнерадостная и исполненная радужных планов «Renaissance woman» обреченно погружалась в депрессию. Транквилизаторы и психоаналитики помочь ей были уже не в состоянии. Поскольку как и стать счастливым, так и перестать быть несчастным человек способен лишь сам.

По-прежнему преуспевающий адвокат Брэд тоже не молодел, зато с каждым годом задерживал взгляд на все более юных и свежих нимфетках… Их затянувшиеся отношения с Линой продолжались по инерции, становясь для пресытившегося Брэда постылой обузой, а для его слабеющей подруги – ревнивым мучением и источником вечной тревоги. Сдержанного и осторожного к излишним страстям Брэда не на шутку утомляла эта увядающая русская леди – слишком экзальтированная, не умеющая держать себя в руках и принимать жизнь легко. Это была ее проблема, а не проблема мужчины. И если в первые годы их связи Брэду льстило покорное восхищение столь привлекательной, экзотично-чувственной и такой непохожей на мужеподобных американок Лины, то в последующем ему начали досаждать ее необузданная импульсивность, требовательность и завышенные ожидания. Вместо легкого флирта, расслабляющего и вносящего приятное разнообразие в его устоявшуюся семейную жизнь, ставящий превыше всего собственное удобство адвокат получил дополнительную моральную нагрузку, конфликты и лишние обязательства. И вскоре уже всем, кроме самой Лины стало очевидно, что Брэд начал ее избегать. Бесплатных приложений к жизни не бывает, как и наказаний без вины. Возжелавшая чужого мужа «Женщина с содержанием» терпела сокрушительное поражение на собственной территории. Превращаясь подобно Марии-Терезе – одной из несчастных любовниц эксцентричного гения Пикассо, в поднадоевшую и ставшую в тягость своему женатому возлюбленному «Женщину по четвергам».

За совершенные ошибки нам непременно приходится платить, а чаще всего – переплачивать. Необъяснимое для Лины раздражение ее любовника и собственное душевное неблагополучие не становились для нее явными знаками для тщательного пересмотра своего жизненного кредо. Она как будто упрямо остановилась в своем давно уже минувшем прошлом. Молодость, внешняя привлекательность и красивые романы преходящи и всему свое время… Допустимое для юной девушки ожидание вечного праздника как постоянного поклонения, восторгов и комплиментов никак не переходило для Лины в иное, более гармоничное для зрелой женщины и уравновешенное состояние: духовного покоя, осознанной любви к мужу и дочери, радости работы над собой и творческого вдохновения – самых лучших и неисчерпаемых проявлений нашего внутреннего мира. Трудно было сказать, что послужило следствием, что – причиной, но разъедающее душу расстройство Лининой психики со временем приобретало все более болезненные черты.

Привыкший исключать из своей жизни отрицательные эмоции, Виталий в меру сочувствовал «безпричинным» переживаниям жены. Их внутренняя связь исчерпалась ее предательством, перестав укреплять и поддерживать привыкшую к его самопожертвованию жену – как это было все долгие годы их брака. На этот раз помочь Виталий ей ничем не мог, а возможно, уже и не хотел. Конечно, и ему иногда становилось страшно: изредка приезжающая к ним с дочкой в гости, Марьяшина мама могла почти сутками не выходить из своей комнаты, отрешенно забывшись в полуобморочном, опустошающем сне или лежать неподвижно среди бела дня, часами молча глядя в потолок. Однажды они с мужем шли в Нью-Йорке по оживленной улице, вдоль которой у офисных зданий стояли многочисленные припаркованные автомобили. Как только Лина поравнялась с одной из машин, сигнализация немедленно сработала, а вслед за ней жутко завыли и все остальные, установленные на нескольких десятках стоящих рядом автомобилей, сигнализации. Если верить теории тонких миров, складывалось ощущение, что из поврежденного духовного тела угасающей Лины истекала и уходила в космос ее жизненная энергия. Вскоре она была настолько обессилена, что ее голос перестала узнавать по телефону даже мать – не на шутку встревоженная и обвиняющая всех вокруг (а в первую очередь зятя) Амалья Абрамовна.

Наступил август 2000 года. 48-ой День Рождения Лины приходился на выходной и Виталий пригласил всех близких родственников и друзей в уютный итальянский ресторан в Манхэттене, где они часто праздновали семейные праздники. Блистающая своей чуть ускользающей, но все еще грациозной и вызывающей восхищение красотой, именинница выглядела не слишком радостной, но внешне вполне спокойной. Ее ущемленная гордость не позволяла ей никому рассказать о неприятной новости, настигшей ее только вчера: Лину уволили со службы, сославшись на недостаток квалификации и несоответствие должности. Ничего удивительного: работа любого программиста требовала постоянного профессионального роста и изучения новых технологий – ничто так быстро не совершенствуется, как компьютерная техника, электроника и программное обеспечение. Лина же целиком поддалась своим бурным чувствам, работу забросила и получила неминуемо закономерный итог. Конечно, крахом в борьбе за существование для надежно защищенной мужем женщины это не было, но жестоким ударом по ее самооценке – несомненно. Как будто немилосердная судьба готовила Лине на будущее длинную черную полосу, постепенно подкладывая под пышную перину в ее королевской опочивальне маленькие черные горошины – горошины Принцессы на Бобах…

Поздно вечером после веселого праздничного застолья они с друзьями всей компанией дошли до здания New York Times , легко простились и вернувшаяся домой Лина осталась в своей квартире одна. В тот День Рождения Брэд не поздравил ее: он вообще никогда не звонил в выходные, объяснения чему были и так понятны. Собравшись с духом от накопившегося за долгие годы отчаянья, Лина сама набрала его номер, но их последний разговор продлился всего несколько минут. «Я не могу больше ждать, тебе нужно решать наконец: с кем ты, со мной или с ней…» – настойчиво упрекала любовника Лина истерично дрожащим голосом. Ей тоже в свою очередь, как и когда-то ее мужу, не следовало бы в таком тоне задавать вопрос, чтобы не услышать ответ, к которому она была не готова, хотя этот ответ давно был уже известен наполовину. «Ты не можешь так поступить со мной после стольких лет. Ты обманул меня, неужели у тебя совсем нет совести?» – «I can not afford to keep m y conscience » – «Я не могу себе позволить содержать свою совесть» – коротко отрезал Брэд и положил разорвавшуюся длинными гудками трубку.

«Вчера еще в глаза глядел, А нынче – все косится в сторону! Вчера еще до птиц сидел, – Все жаворонки нынче – вороны!» …. Раздавленная тяжестью своего «незаслуженным» унижения, плачущая Лина вспоминала знаменитые цветаевские строчки и ее окончательно покинули силы. Ей было некому рассказать о своем горе, а ничем другим считать свои альковные страдания бедная женщина не могла – более ценного смысла жизни, чем этот чужой и равнодушный мужчина, она так и не узнала. «You never know what Your loosing » – «Ты никогда не знаещь, в чем твои потери». Единственным человеком, с которым она могла бы поделиться, был ее муж и она решила переодеться и позвонить ему: ведь он обязан пожалеть и утешить свою Кроху – а кто же еще и может ли быть иначе? Мобильный телефон Виталия не отвечал. Накинув халат, Лина автоматически проникла рукой в карман, нащупав там маленький комочек ткани, оказавшийся женским нижним бельем – естественно, чужим….Она и подумать не могла, что годами переживающий ее измены супруг может поступить точно также, как скорее всего, поступил бы на его месте любой, перешагнувший 50-летний рубеж, мужчина – попытаться если не изменить жизнь, так хотя бы отвлечься от тягостных мыслей и одиночества, спешно догоняя свой уносящийся мимо лучшей для него части жизни поезд. Хотя кто знает? Возможно, что самое лучшее у Виталия действительно было впереди – за недалеким поворотом на очередном захватывающем вираже судьбы? Но только еще не завтра…

C бросив с себя последнюю одежду, в одночасье подурневшая Лина подошла к раскрытому окну. Был конец августа, в Нью-Йорке только что прошел дождь и жаркая духота дня сменилась влажной и ветреной прохладой. В другие, разделенные столетиями времена и в других странах, в такой же летний августовский день, в возрасте 48 лет ушли из жизни две знаменитые женщины: Пресвятая Дева Мария (Мириам) и гениальная поэтесса Марина Цветаева. Одна из них не смогла пережить смерти своего спасшего человечество и распятого на Кресте сына, вторая – пережить творческое забвение после «маленькой смерти» эмиграции.. Не испытавшая никаких подлинных трагедий, а просто прозевавшая свое неприметное счастье, Лина за четверть века так и не разглядела рядом с собой того «редкого, великого и необыкновенного» человека, который действительно делал ее избранной – избранной его безоговорочной любовью к ней… Пока что не все было потеряно. Но только лишь теперь – утратив доверие мужа, разбив свои любовные иллюзии и лишившись работы, она как будто случайно вновь увидела себя в том самом, актерском зеркале Ермоловой, годами возвышающем ее будущие роли до королевского величия. Увиденное отражение показалось ей страшным и жалким: «The Queen without K ing and kingdom» – «Королева без Короля и королевства»… Все еще можно было исправить и жизнь еще могла быть прекрасной, но для работы над ошибками маленькой Лине нужны были мужество, покаяние и много, много борьбы и труда… Однако же, судьба играет нами так причудливо, а малодушно сдавшихся на поле битвы всегда бывает больше, чем побежденных.

Она разбилась, как дорогая ваза, выбросившись из окна собственной квартиры на 19 этаже Манхэттенского небоскреба. Поздно ночью, никем потом не увиденные ее осколки нашел полусонный негр – хорошо знавший Лину швейцар, много лет подобострастно открывавший перед ней стеклянную вертушку парадного входа в «Executive Plaza». Вызвав полицию, он опознал погибшую Лину по одному из многочисленных украшений, которые обладающая лишь ей присущим стилем, она так любила носить.

Самоубийцу хоронили в закрытом гробу на еврейском кладбище недалеко от Фэйр Лоун.

Участников похоронной процессии оказалось совсем немного и потрясенный непостижимой гибелью жены Виталий счел нужным позвонить своему недавнему сопернику, учтиво сообщив ему печальную весть и пригласив на прощальную панихиду. Адвокат холодно выразил вдовцу соболезнования и пробормотал уклончивое «Может быть»… Отдать дань уважения и сказать последнее «прости» над гробом так нелепо, но все же любившей его женщины, Брэд так и не приехал -.прислав через несколько дней 17-летней Мириам корзину фруктов с приложенной к ней запиской: «I am sorry for Your Lost » – «Я сожалею о Твоей Утрате». Больше о нем никто ничего не слышал.

Виталий выкупил на кладбище небольшой земельный участок и оплатил «бессрочный» уход за Лининой могилой. Будущего места для себя рядом с женой (как это часто принято) в американской земле он не оставил. Через положенное время там появился надгробный памятник, на котором, как и положено по иудейским традициям, не было фотографии. На памятнике было написано : «Renaissance woman. Wife, mother, lover of arts and nature» – « Женщина эпохи Возрождения. Жена, мать, любительница искусства и природы».

Виталий-Ренат снова женился только через 9 лет. Теперь ради любви к своей нынешней жене – москвичке, решившейся прилететь к нему в Америку, но так и не сумевшей полюбить чужую страну, Виталий собирается в следующем году вернуться обратно в Россию. С трудом преодолев воспоминания о 25 годах своей жизни, он продал старый дом, оставляя в США совсем взрослую, но пока предпочитающую оставаться «маленькой женщиной» дочь. 26– летняя Мириам заканчивает очередной колледж и живет в печально известной квартире на 19 этаже, из окон которой открывается потрясающая панорама Манхэттена и как на ладони видна Тайм-Сквер. Вот только сейчас на злополучном окне установлены железные решетки… Миловидная миниатюрность Марьяши удивительно точно повторяет изысканно-элегантные материнские черты. В ее английском щебетанье о поездках в Лондон, неудачных бойфрендах и совсем непонимающем ее отце безотчетно улавливаются знакомые нотки.

Хвативший горя и дон-жуанских приключений за 9 лет одиночества в поисках своей новой половины, Виталий почти не изменился. Он умеет также преданно любить, трогательно заботиться и закрыть своей худенькой спиной жену и дочь от недобрых трудностей внешнего мира. Он по прежнему много работает, живет очень скромно, «хайкает» по воскресеньям все с теми же друзьями, читает Шопенгауэра и Ницше, но все еще не в силах понять, почему перевалившей за сорок женщине столь важно оставить за собой личные границы, иметь свое собственное мнение и внутренний мир и так ли уж обязательно нужно носить высокие каблуки и красить волосы в платиновый цвет.

Иногда, устав от повседневной рутины и случающихся в каждой семье мелких недоразумений, я с искушением смотрю на себя со стороны и мне кажется, что мой муж слегка скуповат, мал ростом и совсем не понимает женщин. Тогда я снова вспоминаю и отчетливо вижу перед собой маленькое еврейское кладбище, где нет оград и куда не положено приносить живые цветы: только камни в знак того, что кто-то помнит ушедшего от нас в иной, но не лучший, мир… Я смотрю на высеченную на памятнике несклоняемую фамилию и каждый раз мысленно кладу на могилу Попрыгуньи новый, чуть поменьше предыдущего, камень – в напоминание самой себе…

 

 

 


Оглавление

4. Часть 4. Попрыгунья.
5. Часть 5. Попрыгунья.

1127 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.05 на 13.06.2024, 17:26 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Герман Греф — биография председателя правления Сбербанка

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

10.06.2024
Знакома с «Новой Литературой» больше десяти лет. Уверена, это лучшая площадка для авторов, лучшее издательство в России. Что касается и корректуры, и редактуры, всегда грамотно, выверенно, иногда наотмашь, но всегда честно.
Ольга Майорова

08.06.2024
Мне понравился выпуск. Отметил для себя рассказ Виктора Парнева «Корабль храбрецов».
Особенно понравилась повесть «Узники надежды», там отличный взгляд на проблемы.
Евгений Клейменов

07.06.2024
Ознакомился с сентябрьским номером Журнала перед Новым годом. Получил большое удовольствие!
Иван Самохин



Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

5 Steps to successful real estate bookkeeping for investing.
Поддержите «Новую Литературу»!