HTM
Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Виктор Нюхтилин

Мелхиседек. Евреи

Обсудить

Философский роман

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 7.10.2007
Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Часть 3


От верной смерти племя спасло только то, что Египет разрешил ему поселиться в своих пределах, где можно было заработать на кусок хлеба. Об этом Библия пишет очень печально, как о периоде рабства евреев у египтян. Иногда это называют еще и "сытым рабством", хотя, наверное, трудно составить два этих слова вместе без того, чтобы не повеяло чем-то вроде стиля дешевых конферансье, которые отпускают именно такие шутки, типа "заклятые друзья" или "верные враги". Мы не будем это так называть. Рабство сытым не бывает, а сытость никогда не была сколько-нибудь длительным состоянием раба настолько, чтобы он мог это ощущение сочетать со своим социальным положением.

И тут в Библии начинаются такие несуразицы, что нет удивления большего, кроме как от вопроса – как могли все это веками читать всерьез?

Начнем с того, что в этом рабстве племя размножалось до такой степени активно, что фараонам пришлось специальными постановлениями ограничивать его рождаемость. Не рассмеяться вслух при первом же чтении этого просто невозможно. Момент очень интересный – любое рабовладельческое государство всегда было заинтересовано только в увеличении количества рабов. Чтобы заиметь побольше рабов правители вступали друг с другом в кровопролитные регулярные войны, основной целью которых всегда было – навоевать себе у соседа рабов! Это – азбука рабовладельчества. "Рабов! Рабов!" – звучало отовсюду в те времена. Египет строился, развивался, нужна была дармовая сила, которую можно было использовать просто за кормежку, не оплачивая труда. Чем больше рабов, тем более свободны свои граждане, следовательно, тем больше воинов, мастеров, людей свободных профессий. А каждый из этих людей в свою очередь не прочь иметь своего личного прислужника-раба. Рабы нужны везде, всегда, по всякому поводу. Рабами награждают и рабов отнимают в наказание. Рабами меряется личное состояние. Рабами меряются возможности областей (номов), рабами меряется мощь государства.

Тут бы и плясать от радости фараонам, что таким дешевым способом рабы плодятся у них прямо под боком без всяких завоевательных экспедиций! Тут бы и радоваться, тут бы и благодарить своих богов, что такие плодовитые рабы попались, сами батрачат, да еще и новых рабов рожают несметно! А фараоны, наоборот, грустят: "Слишком много рабов!". Разве может быть слишком много воздуха? Очередной миф на уровне бреда. Все-таки, наверное, мы скоро придем к выводу, что "Священное Писание" – это жанр искусства, который позволяет писать все, что только вздумается и даже все, что вообще никак не может "вздуматься", а может только придуматься. По крайней мере, книга Библии "Исход" наводит именно на эти мысли.

Следом за этим, и даже не следом, а непосредственно вместе с этим, в этой книге мы читаем еще один дикий миф – о жестоком притеснении евреев в Египте. В чем было столь жестокое притеснение? "Египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к работам и делали их жизнь тяжкой от работы" (Исход 1:13, 14). Они там толи кирпичи делали, толи еще что-то. А чего хотели сыны Израилевы? Придти в чужую страну, упасть в ноги к правителям и, умоляя спасти от голодной смерти, после этого получать хлеб даром? Тут вообще совершенно ничего не понятно! В то время праздно жили вообще считанные единицы людей, а здесь обида на то, что приходится работать, у целого племени! Не только чужаки, но и сами египтяне весь день от зари до зари занимались только тем, что добывали себе кусок хлеба. То есть, жестоко себя притесняли. Это же они решили преступно распространить и на сынов Израилевых. Изверги! Нет, разум отказывается понимать эту претензию. Это, наверное, одно из тех мест Ветхого завета, о которых говорят, что кое-что в нем невозможно постичь разумом. Надо согласиться, что такие места в этой книге, действительно, есть. Спору нет.

Этот миф имеет еще одну дикую сторону – не бывает рабства в составе племени! Рабовладельцы вообще не знали ничего такого, что заставляло бы их держать рабов на свободном жительстве в составе племени. Это уже не рабство. Рабов брали столько, сколько нужно, туда, куда нужно, не взирая ни на какие племенные особенности, и у рабов не было никакого имущества, никаких семей, дети которых не продавались бы или не принадлежали бы хозяину сразу же после рождения, и у рабов вообще не бывает никакого понятия о компактном проживании с выходом на работу и возвращением в свои собственные поселки. Раб живет там, где ему укажут, среди тех, кого ему укажут, и женится на той, которую ему покажут. Если бы евреи были рабами, то этого племени мгновенно не сохранилось бы даже памяти, оно было бы растащено по местам принудительного труда и потеряло бы свою цельность и связи между собой. Такое передергивание, однако, до сих пор никого не заинтересовало! Еще одно место Священного Писания, к которому не стоит подходить с банальной логикой?

И закончить с этим мифом, пожалуй, стоит еще одним невероятным фактом – жестоко притесняемое племя рабов бурно размножалось! Придумать такое сочетание фактов можно только обладая особыми талантами! Как может невероятно интенсивными темпами размножаться угнетаемый народ? История таких примеров совершенно не знает! Достаточно посмотреть на демографические таблицы истории наций и народностей, как в каждой из них видно, что при факте исторического угнетения одной нации другой нацией, рождаемость угнетаемых катастрофически падает вплоть до исчезновения вообще. Это даже без демографии ясно, просто из самого обычного смысла угнетения – тот, кто плохо ест, подвергаем наказаниям, работает без отдыха ежедневно до того момента, пока его носят ноги, чье положение не отличается от положения скота, у кого нет не то, что будущего, но нет даже и настоящего, вообще не размножается, а не то, что размножается, как кролик.

Чему здесь поверить? Тому, что размножались, как у Христа за пазухой, или тому, что были угнетаемыми рабами? Учитывая все то, что мы знаем о рабстве, следует признать, что рабства никакого не было, даже если забыть про небывалую плодовитость. Уж слишком вздорно все это, чтобы укладываться в историческую правду. Следовательно, следует сказать, что размножались, а, следовательно, жили хорошо и действительно сытно. Бог помог?

Не будем торопиться с выводами. Египет никогда не был пунктом бесплатного питания для неудачливых кочевников. За еду платить пришлось по полной. Сейчас попробуем объяснить.

Во-первых, получается, что фараоны не угнетали этих пришлых кочевников, а наоборот взращивали их. По ошибке? Или руки не дошли навести здесь порядок и определить в рабов тех, кто рабами не был, но мог бы ими стать в одно мгновение, прикажи это фараон? Вряд ли. Уж чему-чему, а внутренней политике в Египте уделяли достаточно внимания. Только это была не внутренняя политика, а, скорее внешняя. Чтобы это понять, посмотрим на карту Египта того времени.

Соперниками могущества Египта тогда могли быть только могучие царства ассирийцев, халдеев (Вавилон) и воинственные мидийцы. При выяснении отношений с любым из них Египту пришлось бы несладко. Но подступы к Египту надежно охраняли Аравийская и Сирийская пустыни. Подобраться к Египту можно было только по узкому коридору Палестины, где в то время жили малочисленные и обособленные друг от друга семитские и другие племена. Их было слишком много, чтобы составить дружественную Египту коалицию с общими интересами внутри этой коалиции, а каждого из этих народов в отдельности было слишком мало, чтобы сделать на него ставку, как на своего союзника. Все эти народы жили по принципу – бей красного, пока не побелеет, и бей белого, пока не покраснеет.

И Ассирия, и Вавилон и мидийцы могли как нож сквозь масло пройти по Палестине в любой момент и наброситься на Египет. Все знают о Великой Китайской стене, но мало кто знает, что у египтян была точно такая же великая стена, и она было единственным оборонительным сооружением египтян, представлявшим собой сплошную крепостную стену из кирпича шириной 3 метра! И стояла эта стена в дельте Нила на палестинском направлении! В этой стороне, по мнению Египта, порядка явно не было. Поэтому Египет не мог быть не заинтересован в том, чтобы этот военный коридор заняло государство достаточно крепкое, чтобы обеспечить сопротивление любому агрессору хоть на какое-то время; и достаточно амбициозное, чтобы бороться за свою государственность, оставаясь буфером между Египтом и другими крупными царствами, но при этом и достаточно дружественное, чтобы самому не повернуть на Египет. Кроме того, несмотря на то, что живущие в Палестине народы воевали каждый со встречным поперечным, не исключена была возможность их какого-то временного объединения против общего врага с целью промыслового набега. Да и хетты нет-нет, да и забредут в Египет с военной экспедицией. Чтобы все они не бегали и не забредали в Египет, надо было дать им общего врага в виде такого буферного государства и занять этим на долгие времена.

Как создать такое государство?

А так, как это описано в Исходе. Эта роль была отведена евреям. Других кандидатов не было. Ведь это был народ, не имевший политического статуса. Подданными Египта они не были, рабами тоже, своей территории не имели, но были уже не кочевыми, а оседлыми. В таком подвешенном состоянии любой народ может откликнуться на идею создания собственного государства по примеру других народов. Вот евреи и откликнулись.

Правда, у фараонов для этого могли быть использованы еще и мадиамитяне. Но с ними все было несколько по-другому. У них уже была своя земля и свое государственное устройство, и они к тому же прикрывали Египет со стороны Аравийской пустыни на тот случай, если кто-то все же вздумает организовать через нее антиегипетский поход. По крайней мере, функцию разведывательного аванпоста мадиамитяне несли и были в полной зависимости от Египта – фараоны в любой момент могли просто вытеснить их своими военными частями в пустыню, где они погибли бы.

Сам Египет не был настолько дураком, чтобы идти укрепляться в Палестину, народы которой будут воевать день и ночь до последнего человека с любым, кто придет на их землю, а на самой земле Палестины земледельческой культуре, основанной на разливе большой реки, делать нечего. Кроме того, занять Палестину – это непосредственно прийти в соприкосновение границами с Вавилоном и Ассирией, то есть подставить себя под прямой удар. Нет, для этого у Египта было это племя, для которого они в коридорах дворца фараона подготовили вождя (Моисея), которому и была поставлена задача – создать на базе еврейского многочисленного и политически неопределенного племени форпост Египта в Палестине в форме обособленного государства.

Фигура Моисея окружена еще более несерьезными мифами, чем сам миф о рабстве в Египте и бегстве из этого рабства. О том, что байка о ребенке, спущенном по воде в корзинке и ставшем царем, перекатана у шумеров, мы уже говорили. Но и без этого археологического доказательства вся история настолько плохо сверстана, что не стоит даже долго вообще на ней останавливаться. Гораздо более интересен по некоторому антуражу другой миф, который говорит о том, что Моисей убив египтянина, обижающего еврея, бежал из Египта и скрылся, (где бы вы думали?) в Мадиаме. То есть мы должны поверить, что фараон искал Моисея, чтобы убить, и не нашел его нигде в Египте, не догадавшись даже заглянуть в единственную граничащую с Египтом общину, которую представляли собой мадиамитяне.

Кроме того, мы должны поверить, читая книгу Исход, наверное, тому, что, уже зная о том, что Моисей у мадиамитян, у фараона оказались слишком короткие руки, чтобы его оттуда достать. Из Мадиама, земля которого, наверное, была видна с крыши фараонова дворца! Беглые преступники и политические диссиденты – не антураж нашего времени. Они были всегда. И решался этот вопрос также, как и сейчас – основами международного права. Вот перед нами договор между Рамсесом II, фараоном Египта, и хеттским царем Хаттусили III. Это мирный договор по окончании боевых действий, в которых Египет взял верх, и по одному из пунктов договора хетты обязуются возвращать фараону египетских политических беженцев, а египтяне обязуются делать то же самое относительно хеттских преступников. Обычный пункт обычного договора. Причем данный договор примечателен тем, что уж дальше, чем хетты, географически от Египта никто, наверное, не находился. Из Египта в Турцию и сегодня не сразу доберешься, а тогда вообще было сродни подвигу. И даже в этом случае беглец возвращался. А Мадиам Моисея не вернул! Библия – интересная книга.

А также мы должны поверить тому, что фигура Моисея была настолько привлекательна для Иофора, вождя мадиамитян, что он взял, да и приютил под боком у Египта его государственного преступника и врага фараона. А чтобы фараон до конца не сомневался в составляющих искренних чувств Иофора к нему и ко всей его фараонской династии вообще, Иофор отдает за Моисея свою дочь! Получи, фараон! Вот это все так написано, как будто читать должны это только те, кто это писал сам. Может быть, так и надо поступить с этой книгой? Потому что даже дебилу ясно, что если бы фараон искал Моисея для наказания, и на него наткнулся бы Иофор, то Моисей немедленно был бы связан и отвезен к фараону в качестве выражения самых добрососедских чувств всех мадиамитян и сейчас, и во веки вечные. Зачем Иофору из-за какого-то беглого неизвестно кого, было ссориться со всем Египтом?

Всю эту околесицу может привести в разумный вид только одно предположение – или Моисей был мадиамитянином по происхождению, или был отправлен фараоном на стажировку в Мадиам, где он должен был под руководством Иофора ознакомиться с принципами существования государства не египетского толка, небольшого, мононационального, образованного бывшими кочевниками в полупустыне и верного Египту. Моисей, скорее всего, проходил в Мадиаме школу управленца, а тут и дочка ректора приглянулась…

Потому что дальнейшие события, когда Моисей с братом Аароном приходят к фараону, могут иметь только один смысл – они пришли, чтобы доложить о готовности идти в Палестину. При любом другом предположении, а особенно по версии Библии, в которой Моисей и Аарон пришли с требованием (!) отпустить рабов-евреев в Палестину, хамили фараону и выдвигали различные политические претензии, разговор Моисея с фараоном не длился бы долго, если бы вообще состоялся.

После доклада фараону Моисей объявляет евреям – мы идем в Палестину. Никакой радости у народа это известие не вызвало. "Нас и здесь хорошо кормят" – сказали удивленные люди. Но это никого не интересовало. За них уже все решили. Сколько народ не возмущался всей этой затеей, ни сейчас, ни потом в пустыне, воля фараона подняла их с насиженного места и погнала в ту землю, из которой их отцы когда-то едва вырвались в сытный Египет! Большинство уже заметило, что мы незаметно перешли еще к одному библейскому мифу о том, что фараон не отпускал евреев в Палестину. Подобное придумать – надо быть еще более гениальным, чем придумать рабство, в котором повышается до небывалых высот рождаемость, рабовладельцев, которые не хотят, чтобы у них было много рабов, или рабов, которые жили отдельными кварталами, а не по отдельности в каморках своих хозяев. Фараон не хотел отпускать евреев, говорит Библия. Простой вопрос – а что могло в то время помешать фараону, чтобы он не допустил того, чего он не хотел? Фараону, живому богу? Пусть Библия на это ответит! Если бы фараон, как владыка земли и небес, не имел возможности в то время отрубить голову любому, кто сказал бы одному из его рабов – "бежим отсюда", то Египта вообще не было бы! Он бы развалился в течение недели, потому что всем рабам было куда бежать, у них была родина, не то, что у евреев, которые Ура Халдейского уже не помнили, а Палестину помнили слишком хорошо, чтобы считать ее хоть чуть-чуть родиной, ведь они сами бежали из нее в Египет!!! Нагромоздить столько глупостей сразу в одном только мифе делает своеобразную честь не только тем, кто писал Исход, но и тем, кто его читал и всего этого не увидел.

Однако, возвращаясь к тому, что фараон не отпускал, а евреи упорствовали в лице двух братьев Моисея и Аарона, мы можем дать домашнее задание третьекласснику следующего содержания: что нужно было сделать фараону, чтобы их упорство сменилось на совершенно противоположное настроение? Можем даже дать варианты ответов:

а) посадить их в темную темницу

б) распилить их тела пополам

в) сжечь их на медленном огне

г) жестоко выпороть

д) жестоко выпороть их руками друг друга под страхом смерти

е) жестоко выпороть их несколько раз в обоих вариантах (чужими руками и руками друг друга)

ж) сжечь их на медленном огне, а потом жестоко выпороть

з) жестоко распилить их тела пополам, а потом медленно выпороть в темной темнице

и) медленно распилить их пополам в темной темнице руками друг друга под страхом порки

к) свой вариант ответа.

Кому приятно побыть немного в роли фараона, может поупражняться со своим собственным вариантом ответа, но итог всех вариантов был бы один – подстрекатели не только забыли бы слово "Палестина" навсегда, но и самих подстрекателей подстрекаемые соплеменники вспоминали бы все реже и реже, да и то в основном шепотом и непослушным детям перед сном.

А теперь главный миф! Самый красивый по оригинальной логике. Наверное, он писался для особых людей, и мы не сможем оценить всех его прелестей, но будет достаточно и тех, которые мы постигнем. Это миф о том, что евреи бежали из Египта, несмотря на запрет фараона. Это – просто высокая поэма, наподобие той, которую рассказывает пьяный прапорщик: "Смотрю, – уходит он от меня! Годы мои не те, чтобы бегать быстро, а он молодой, резвый, так и прет, как олень, и все дальше от меня и дальше. Но я пока не стреляю – может, все-таки догоню? А тут – речка! Он – раз, и на том берегу, а я уже в воде по шейку стою, чувствую, что пока на берег выберусь, он успеет в лесок забежать, а там – поминай, как звали. Дышать нечем, вода глаза заливает, потонуть недолго, течение сильное, а он уже возле первых кустов. Ну, думаю, сам ты, парень нарвался на пулю, пусть Бог меня простит, встал на колено, задержал дыхание, прицелился и засадил ему короткой очередью между лопаток". Если мы внимательно прочитаем Исход, то эпопея прапорщика и беглого заключенного покажется нам не столь уж охотничьей по правдоподобности.

Итак, евреи решили бежать. В это можно было бы поверить, если бы их было двое-трое, и бежали бы они налегке. Однако бежали тысячи, со скотом, имуществом, шатрами, запасами продовольствия, детьми, стариками, беременными женщинами, посудой, утварью, инструментами, больными и калеками, домашними животными и т.д. Одной ночи не хватит, чтобы все это просто упаковать, уложить, увязать, навьючить, унять плачущих детей, собрать с пастбищ блеющий скот, пересчитаться, собраться вместе и прочее, прочее и прочее. А где же ночная стража номархов? Где пограничные заставы? Где полиция и надсмотрщики? Где бдительное население? Мало вероятно, чтобы все они в одну ночь ослепли, оглохли или упали бы в скоропостижный обморок. Бегство даже одного раба – нарушение не только прав собственности рабовладельца, это – нарушение устоев государства. Это столько шуму и переполоха, что лучше этому рабу и не родиться вообще, если его поймают. Если бы рабы могли ночами бегать тысячами, где захотят и куда хотят – то, что осталось бы от государства, скажем, через десять ночей? В любом рабовладельческом государстве прежде всего предусмотрены и обеспечены все меры, чтобы раб не мог убежать. Предусматривается все. Вплоть до наказания того, кто раба упустил. А тут убегает целый народ, а фараону через время докладывают: "Ваше Величество, что-то евреев нигде не видать. Уж не сбежали ли, в самом деле, как грозились давеча?" Вот в такой Исход мы должны поверить, читая Библию! Автору Исхода вполне можно присвоить звание Почетного Прапорщика На Привале.

На самом же деле, естественно, что это было не бегство, а организованный поход. Честное повествование сохранило нам в Исходе одну важную подробность – перед исходом евреи получили от Египта много золота, серебра и одежд. Фараон оснастил их. Левиты, или кто там сочинял Исход, правда, пишут, что Бог на это время сделал всех египтян дураками и "дал милость народу Своему в глазах Египта". То есть, египтяне так вдруг полюбили евреев перед их бегством, что стали, торопясь и ругаясь в очередях, нести им свои деньги и имущество, кто сколько мог. Очевидно, от избытка чувств. Еврейский народ не противился, и скромно принимал все приношения надоедливых египтян. До того скромно, что "обобрал он Египет" (Исход 12:36). Увлеченные люди писали.

Налицо же то обстоятельство, что евреи получили, или выторговали взамен своего согласия на поход в Палестину, большие средства и запасы. Для чего в пустыне золото и серебро в таких размерах? Скорость передвижения по пустыне определяется скоростью пасущегося скота, а если пастись больше негде, то скот бегом гонят к другим пастбищам так, что только успевай. А тут обозы с драгоценным металлом и другим имуществом! Да еще, имея в виду, что в первые часы придется бежать ой-ой-ой как быстро! Естественно, что такие запасы придавались народу для организации оседлого хозяйства и строительства укреплений в завоеванной Палестине. Может быть, и не только для этого, но в любом случае фараон хорошо подготовил этот поход и вложил в него немало средств.

Кроме того, спокойному читателю Исхода не может не броситься в глаза еще одно невероятное обстоятельство – сразу же после исхода из Египта евреи вступают в схватку с отрядом амаликитян и побеждают их. Вопрос – чем евреи сражались с Амаликом? Домашней утварью, тюками одежды или меткими попаданиями золотых изделий в голову? У них было оружие! Откуда оружие у рабов? Да еще в таком количестве, чтобы целый день сражаться с передовыми частями амаликитян? Раб и собственности-то никакой не имеет, кроме набедренной повязки, а тут мечи, щиты, палицы, копья, луки, да и все прочее, без чего тогда нельзя было воевать? Да, окажись у евреев хоть один меч в Египте без ведома номарха – скандал был бы такой, что всем богам на небе жарко стало бы! Оружие, ведь, даже в то время на дорогах не валялось. Каждая его единица стоила неимоверно дорого, дороже волов и прочей дребедени. Оружие в то время – гарантия жизни нации. Оно собиралось и изготавливалось с любовью и тщательностью, и хоть оно было сплошь холодным и не номерным, утеря простого дротика была случаем невероятным. Тогда оснащение проводилось по принципу один воин – одно оружие. Если у тебя пропало оружие – ты уже не воин. Ты – никто. Наказание за такой грех было позорным, а то и смертельным. Где могли взять евреи столько оружия, которое полагалось иметь только воинам, а никак не рабам-поденщикам, или пастухам? Несомненно, что фараон не только оснастил их, но и вооружил.

А вот еще одна честная подробность Исхода. Педантичная Библия пишет, что с евреями вышли из Египта "множество разноплеменных людей". Вы можете себе представить масштабы такого "бегства"? В одну ночь не только евреи, но еще и целые толпы других народов на цыпочках покидают Египет, который спит праведным сном младенца! Авторов Исхода не взяли бы сценаристами даже в самую слабую гонконгскую киностудию. Но это только одна сторона дела. А вот вторая – эти-то народы куда бежали? Что они забыли в Палестине? Их-то Моисей как смог уговорить, если и своих-то уговорил еле-еле? И зачем они ему были нужны? Мы ответим – их придали Моисею, как некоторым воинским частям при выполнении особых задач придают вспомогательные подразделения. Фараон рассудил – не помешают. На войне, чем больше народу с нашей стороны, тем веселее воевать.

Вот такой это был "исход", который продолжился сразу же еще одним нелепым мифом о том, что фараон, узнав о бегстве, погнался за беглецами. Прежде всего, зададим себе вопрос, неужели Моисей, Аарон, да и любой из "бежавших" не предполагали такого варианта развития событий? Конечно же, предполагали бы, если бы думали действительно бежать. Ну и какие шансы оставлял бы им этот вариант по их соображениям? Войско передвигается гораздо быстрее, чем скот. Со скотом, а тем более с молодняком, не убежишь. Следовательно, при погоне надо будет бросить скот. Войско также двигается быстрее, чем дети и женщины. Их также придется бросить. Войско передвигается налегке, а нам надо волочить на себе золото, запасы одежды, драгоценности, различное имущество и т.д. Догонят. И с этим придется расстаться. В войске – молодые крепкие ребята, а у нас – и больные, и пожилые, и совсем старые. Значит, отцов, дедов, ослабленных братьев придется бросить. Итак, остаемся только мы, сильные, здоровые, свободные, не отягощенные ни скотом, ни запасами еды, ни деньгами и ни каким другим имуществом, долго не протянем на такой вольной жизни, но зато нас никто не догонит. Здорово! А, может быть, вместо бегства в какие-нибудь крестики-нолики поиграем? И вы, Моисей с Аароном, садитесь играть с нами, а то, когда мы еще вот так по-простому посидим вместе, если вы все-таки побежите?

О каком "бегстве" вообще мог идти разговор при тех обстоятельствах?! Даже предварительно? Это – коллективное самоубийство. Оптимизм этого народа вряд ли позволяет предположить, что они загорелись бы таким заманчивым вариантом досадить фараону.

Ну и чтобы не только покончить с "бегством", а посмотреть, во что стала превращаться Библия с этого момента, перечитаем еще раз те казни, которые якобы наводил на Египет Бог в отместку за то, что фараон удерживал евреев. На этом надо остановиться. Это – как песня шарманщика! Ни про что, но жалобно. Итак: сначала вся вода во всем Египте, от рек и озер, до сосудов и чашек, превратилось в кровь, вся рыба вымерла, питьевой воды не стало, и везде гнила и смердела только кровь. Веселое было местечко! Впрочем, веселье стало даже более оживленным, когда всю землю Египетскую вслед за этим покрыли жабы. (Почему именно жабы?) Причем жабы сидели не только сплошным ковром на улицах и на полях, они забили все горизонтальные поверхности даже в жилых помещениях. Когда жабы издохли, их собирали в огромные горы, и вонь стояла по всему Египту. На этих двух казнях, кстати, совершенно непонятно – в чем они не коснулись и самих евреев? Что они пили, когда вместо воды повсюду была только вонючая кровь, и что они делали, когда жабы падали им отовсюду за шиворот?

Далее всех людей и весь скот покрыли мошки. Было очень неприятно, и, главное обидно – жабы только что подохли, а протяни они еще хоть немного, так хоть мошек бы пожирали. Только привыкли к мошкам, как появились песьи мухи (что такое "песьи мухи?") в таком же изобильном количестве, как и песьи жабы. Конечно, же, это утомляло. Поэтому, даже и хорошо, наверное, что вскорости весь скот (ВЕСЬ!) погиб от моровой язвы, что значительно уменьшило зону для посадки всем этим мошкам и мухам. Затем, в качестве шестой казни, очевидно, именно эта же язва покрыла уже и всех людей. Только стали узнавать друг друга по язвам и их конфигурациям на лице, как появился такой град, что "побил град по всей земле египетской все, что было в поле от человека, до скота (откуда скот-то взялся, который вымер от моровой язвы?!), и всю траву полевую побил град, и все деревья в поле поломал". Если что-то после града и осталось, то не для людей, потому что следом налетела саранча и все пожрала. Вид, конечно, у природы был унылый, поэтому даже и хорошо, наверное, что следующей казнью стала полная темень, которая стояла три дня. Смотреть все равно больше не на что было, и, наверное, до этого многие даже ворчали на пейзаж, а сейчас, когда тьма рассеялась, были вновь рады видеть даже то, что раньше совсем не нравилось. Даже соседку в язвах. На этом подъеме и пережили десятую казнь, во время которой умерли все старшие сыновья у всех египтян и все первенцы их скота (опять скота??!!). Это произошло в полночь.

Вот такие страшилки. Скажите, если бы даже одна десятая часть одной десятой из этих десяти казней произошла на самом деле – осталось бы это в египетских хрониках? Почему не осталось? Египетский жрец Манефон составил подробную хронику династий фараонов, где вообще ни о чем подобном даже не упоминается. Кстати, его хроники берутся за основу для сравнения многих археологических источников, как вполне достоверные. Все это выглядит очень невзрачно (то, что написано в Исходе), если предположить, что это писалось не как фэнтези, а как реальная история.

Все больше приходится предполагать, что Исход – книга не для широкого чтения. Жанр больно расплывчат. Для анекдота – слишком громоздок, для легенды – слишком примитивен, для сказки – слишком много подробностей, для шутки – вполне то, что надо, но нет какой-то центральной, главной шутки, для эпоса – слишком много невольных шуток, для пародии – нет объекта подражания, в общем, чистое "Священное Писание".

Но самое интересное в этой истории то, что "убегая", никто не убегал!!! Если бы это был конкурс сценариев фильмов абсурда, то за дельнейшие строки Исхода надо было бы авторам давать первую премию – евреи и другие разноплеменные люди вышли из Египта ночью и остановились недалеко, на берегу Моря! Браво! Пожалуйте к столику жюри за чеком!

Если же это не абсурд, то тогда надо прийти к выводу, что любой беглец первым делом предпринимает все для того, чтобы оказаться загнанным в угол: взбирается на высоковольтную мачту, бежит к краю пропасти, лезет в шахту, у которой один только вход, а лучше всего – прибежать к берегу моря и сесть там, ибо лучшей тактики побега, естественно, и придумать трудно, ведь отсюда путь или только назад, или только в море. Преследователей своих тоже надо жалеть и не мучить их своими маневрами. Поэтому, учитывая то, что высоковольтных мачт на каждого беглеца в те времена было не найти, а пропасти в тех местах отыскать трудно, вот и пошли на бережок и разбили там стан. Бежать, так бежать!

Если читать то, что написано в Библии, то никто, естественно, никуда не бежал, а это был первый привал похода. Причем никто в Палестину не торопился. Дружественный Египет рядом, запасов еды много, а недружественная Палестина сама никуда не убежит. На каком-то этапе поход незапланированно притормозился. Очевидно, народ еще не втянулся в задачи, а, может быть, стал что-то выторговывать добавочно у Египта, поэтому фараон, чтобы всем было ясно, что шутки кончились, послал военный отряд, который вытолкал нерадивых переселенцев через проходы в Суэцких болотах на подступы к Палестине.

И тут начались неприятности. Первым движением Моисея было сделать, как договорились: идти в Палестину и создавать там форпост. И вот – первая военная операция. Та самая битва с амаликитянами, которую мы уже затрагивали. То, к чему готовились, началось. Битва показала, что все будет не так просто. Малочисленный отряд амаликитян, по существу первый тренировочный противник, потребовал невероятного напряжения сил. Бой длился целый день с переменным успехом, и лишь к вечеру евреи с трудом победили. Стало ясно, что к войне народ не готов. Если столько проблем возникло в чистом поле с кочевниками, то, что произойдет там, где стоят укрепленные города с регулярным войском? Было все – оружие, достаточная численность, безвыходность положения, боевой задор, но не было умения воевать. Это все же были бывшие пастухи.

И тогда фараон посылает к Моисею его тестя Иофора, у которого Моисей проходил практику руководства народами и с которым к Моисею прибывает его жена и дети: жесткий ход фараона – назад дороги нет. Но главная задача Иофора – сделать из орды войско. Закончить обучение на месте, восполнив упущенное в теории. Иофор, вождь мадиамитян и союзник Египта, конечно же, знал военное дело, и сам был полководцем, вот он и учит Моисея: "усмотри из всего народа людей способных, остальной народ раздели на отряды по 50, 100, 1000 человек, и поставь этих людей начальниками". Если мы почитаем текст Библии, то левиты пишут, что это была не военная мера, а просто организационная. Трудно в это поверить. Ни один народ, ни тогда, ни сейчас не делится на отряды с командирами, которые по субординации подчиняются высшим командирам и так до самого главного командира. Такого нет нигде. Зато так всегда и везде организовывались и организовываются армии. Только так.

Это еще один аргумент в пользу того, что цель исхода – военная, и после оснащения и вооружения, фараон еще и научил евреев военной организации. Фараон или Иофор? Иофору слишком дорога была его голова, чтобы учить военному делу врагов фараона. Это понятно.

Иофор сделал свое дело и уехал. А Моисей остался. Но планы его резко переменились. С ним произошло нечто, что до сих пор делает его великим пророком среди всех пророков – он соединил эхнатоновское единобожие с шумерским откровением и стал другим человеком. Его ценности изменились, а ситуация осталась прежней. Начался бунт Моисея, который называется "хождением народа по пустыне", который продлился 40 лет. От Египта до Палестины – 5 дней пути, но Моисей не преодолел этого расстояния и через 40 лет. Почему? Он не видел будущего для этого народа в Палестине, и не хотел, чтобы этот народ был игрушкой фараона на этой кровоточащей земле. 40 лет он водил по пустыне на узкой полоске между Египтом и Палестиной народ, который то рвался назад в Египет, не зная тайных договоренностей, то пытался свергнуть Моисея и войти в Палестину. А Моисей был против! Он постоянно отговаривал! Они совались, не слушая его, и их там били хананеи и амаликитяне и гнали прочь. Евреи пытались убить Моисея, но вместо этого он убивал их сотнями. Они не знали того, что знал он, а он надеялся, что время что-то изменит в их судьбе. По приказу фараона ни один мелкий царек не разрешал ему просто пройти с его народом по своим владениям, не останавливаясь и ничего не трогая. С каждым ему пришлось воевать и каждого пришлось победить, чтобы пройти к новому пастбищу. Земля горела у него под ногами, не было места его народу, никто не смел нарушить волю фараона и разрешить ему кочевничать в своих пределах. Только в Палестину! Политику эту проводил Мадиам, послушный Египту. В конце концов, он мстит и Мадиаму, родине своей жены, месту, где его сделали вождем. Он сжег Мадиам дотла и убил всех его вождей, но это ничего не изменило в положении народа. Это был просто отчаянный набег, и он отправился кочевать дальше.

Он сдерживал своих соплеменников, как мог, он заранее делил палестинские города между ними, играя с ними в эту игру, лишь бы занять их пусть результатами несостоявшегося похода, но лишь бы не самим походом. Это был необычный человек, Сам Бог нашел в нем то, что не нашел ни в ком другом. Он все понимал. Но как были они от него далеки, его люди, уже замороченные левитами и ничего не понявшие из того главного, что он им принес на скрижалях! Он сделал все, что мог. Сразу же после его смерти евреи ринулись в Палестину. А там произошло то, что и должно было произойти…

Началась новая жизнь, которая рисуется Библией в виде некоего блицкрига, во время которого евреи только и знали, что брали вражеские города и уничтожали под корень их жителей. На самом же деле "блицкриг" длился 200 лет! Двести лет на этот народ обрушивались несчастья войны! В конце концов, эта война оказалась победоносной. Но радоваться этому могло лишь поколение победителей. Люди, жившие в течение полутора сотен лет до победы, знали только одно – или они вырежут всех, кто живет здесь и займут их место, или местные вырежут их. Так и жили. Веселого в такой жизни мало, согласимся. И все это в интересах Египта! Ну и как говорить после этого о том, что евреи имеют счастливую историческую судьбу? Тем более что до конца вырезать никого из соседей не удалось. Удалось просто протиснуться между народами и оборудовать там свое царство, оставив вопрос о том, кто кого перережет, на потом. Образовавшееся царство было реальным знаком победы, но не самой победой. Победы там так никогда и не было ни сейчас, ни потом.

Итак, было государство, и был царь. Теперь можно жить и не тужить? Однако Великое царство просуществовало только 300 лет! Для истории – вообще не срок, а тем более для истории тех времен, где царства существовали тысячелетиями. Двести лет за него воевали, а триста лет оно мужественно падало под ударами врагов все ниже и ниже. Тоже особо выгодный исторический удел?

Поскольку зона наших интересов лежит не в области истории, а нам важна именно суть происшедшего, которая просматривается через то, что еврейский народ подставили, то коротко посмотрим, как это было, исходя из той же Библии. Обратимся к хронике царств. Посмотрим, как жили евреи в земле обетованной, то есть, там, куда, как им говорили, их звал Иегова. Пусть опять говорит Библия.

1-й царь нового государства Саул. Нашествие аммонитян, победа под Иависом. Через год война с филистимлянами, победа при Михмасе. Непрекращающиеся войны с Моавом и Едомом, а также с амаликитянами. Новая война с филистимлянами. Сам Саул погиб в одной из схваток в этой войне.

Царь Давид. Сразу же после воцарения – война с филистимлянами. Победа под Ваал-Перацимом. Не прошло и года – новая война с филистимлянами. Победа под Гаваией и Газером. Затем, сразу же, без перерыва, еще одна война с филистимлянами. Возвращение захваченного ими ранее Мефег-Гаама. Война с Моавом и облагание его данью. Битва с Сувским царством за некоторые земли у Евфрата, победа. Война с Сирией, победа, оккупация и обложение Сирии данью. Война с аммонитянами. Победа. Война с амаликитянами. Победа. Захват и оккупация Идумеи. Война с коалицией аммонитян и сирийцев, победа. Новая война с аммонитянами, победа. Сразу же после этого война с филистимлянами, которая окончилась ничем. Новая война с филистимлянами, победа в Гобе и Гефе. Давид царствовал 40 лет, за это время произошло 13 крупных войн. Везде он одержал победу. Так пишет Библия. Но мы видим истинную цену этих побед, после которых побежденный противник через год начинает новую войну, в результате которой иногда даже приходится отбирать у него свои захваченные земли, утерянные в результате предыдущей победы.

Царь Соломон. Царствовал 37 лет. Это тридцать семь лет мира и довольствия в истории еврейского народа. Всего 37 из тысячелетий. Больше такого никогда не было. Соломон породнился с фараоном, стал его зятем, что и обеспечило ему влияние в Палестине, а с ним и мир. Во время этого мира фараон готовил Израилю сюрприз – в его доме, на его содержании рос и мужал мальчик Адер, сын царя идумейского, который погиб на глазах у маленького сына во время резни, которую Давид устроил в Идумее. Евреи резали идумеян шесть месяцев, пока не вырезали все мужское население. Несколько идумеян и с ними сын царя бежали в Мадиам, откуда их взял к себе фараон. Мальчик был выращен в ненависти к Израилю и был женат на сестре царицы Египта Тахпепсы. Соломон прекрасно знал, что его ждет, если этого мальчика спустят с цепи. Египет умел добиваться послушания простой дипломатией…

Но после Соломона короткое процветание закончилось. Израиль не нужен был Египту в этом виде – сытном и слишком сильном, чтобы безоглядно подчиняться Египту. И Египет навел порядок. Вот как это было.

После смерти Соломона воцарился его сын Ровоам. Перед самой процедурой коронации нового славного царя на славное царство из Египта (!) приезжает … еще один царь! Зовут его Иеровоам, он когда-то сильно повздорил с Соломоном и бежал в Египет (!). Теперь Египет отправил его обратно. Прибывший заявил, что ни он, ни весь другой народ, царя Ровоама не признает и налогов платить ему не будет. И весь народ поддерживает самозванца! Народ знал, откуда дует ветер! Но Иеровоам не свергает Ровоама, как это всеми ожидалось! Он становится вторым царем! То есть, воцаряется параллельно Ровоаму! Так Египет, как когда-то он создал одно царство, теперь создает два царства, у каждого из которых остается та же задача, но порознь. И, главное, эти царства значительно слабее, естественно, чем было бы одно царство. А еще говорят, что это римляне придумали – разделяй и властвуй!

Итак, получилось два слабых царства взамен одного сильного, то есть сразу два форпоста в Палестине. Причем одно царство (Иудея) находится непосредственно под боком у Египта, а второе (Израиль) выдвинут несколько вперед, впереди первого. Форпост получился ступенчатым. Это был сильный ход египтян. С этого момента и возникает Иудея во главе с Ровоамом, сыном Соломона, законным наследником, скрытым ставленником Египта, потому что возникает Израиль с прямым ставленником Египта Иеровоамом. Теперь Египет спокоен – им есть чем заняться на ближайшие сто лет, и это больше на руку Египту, чем непредсказуемое укрепление единого соседа.

И фараоны в новом роде занятий этих государств не ошиблись. Ровоам не был доволен таким положением вещей и стал готовиться к тому, чтобы стать вновь единым царем единого царства, не признавая никакого нового государства Израиль. Поначалу у Иудеи нет сил воевать с самозванцем, но "когда царство Ровоама утвердилось и он сделался силен" настолько, чтобы пойти на Израиль, (на пятом году существования Иудеи), фараоны показали евреям, кто в их доме хозяин – Египет захватил Иудею, взял Иерусалим, разграбил храм Иеговы, задал взбучку Ровоаму и вернулся в свои земли. Все стало так, как и было им задумано – неразумных наказали, преданных поощрили, буфер между собой и врагами привели в соответствие, можно и отдохнуть. И дальше все уже пошло по накатанному сценарию двух пауков в банке.

Следующий царь Иудеи Авия. Правил 3 года. Война с Израилем. Очень кровопролитная. Одних Израильтян погибло до 500 тысяч. Иудея получает Вефиль и Ефрон.

Царь Аса. 41 один год царства. Война с Эфиопией, победа при Гераре. Все сорок лет непрекращающаяся война с Израилем. Война с Ливией.

Царь Иосафат. 35 лет у власти. Война с Сирией. Поражение. Война с коалицией Моава, Аммона и Маонита. В стане врагов произошла междоусобица и те на пути в Иудею перебили друг друга. На этот раз пронесло.

Царь Иорам, сын Иосафата. 8 лет царствования. Восстание в Едоме и отпадение этой провинции от Иудеи. Провальная экспедиция по подавлению восстания. Восстание и освобождение от Иудеи в Ливне. Нашествие филистимлян и аравитян. Поражение и разграбление Иудеи.

Царь Охозия, младший сын Иорама. Правил только год и весьма неудачно воевал с Сирией.

Царь Иоас. Правил 40 лет. Нашествие сирийцев. Взятие сирийцами Иерусалима, разграбление города и храма.

Амасия. Царствовал 29 лет. Воюет с Сеиром, а в это время Израиль опустошает Иудею и истребляет ее население. Война с Израилем, поражение, во время которого израильтяне захватили Иерусалим, разрушили его стены, ограбили храм Иеговы (!!!) и сокровищницу Царского дома!!! Израильтяне! И после этого нам пытаются доказать, что храм был святым местом для всех евреев, независимо от того, где они жили. Как видно из этого исторического примера, храм соединялся в понятиях евреев с Иудеей, а евреи Израиля вполне обходились без него и даже его спокойненько грабили.

Озия. 52 года у власти. Отбил у Израиля Елаф. Война с филистимлянами, аравитянами, аммонитянами. Отбил у филистимлян Азот. Обложил данью аммонитян.

Иоафам. Срок – 16 лет. Война с Сирией и Израилем. Война с аммонитянами, победа.

Иоахаз. Также 16 лет. Поражение от Сирии. Поражение от Израиля. В один день было убито 120 000 иудеев, 200 000 уведено в плен в Израиль. Вот тебе и братство еврейского народа! Нашествие Идумеи и избиение жителей Иудеи. Филистимляне захватывают Вефсалил, Авилон, Гезер, Фимну и Гимзо. Пришла Ассирия и забрала оставшееся – сокровища из храма Иеговы и Царского дома.

Езекия. 29 лет рулил государством. Война с Ассирией. Ассирия дошла до Иерусалима, но на этот раз инфекция поразила осаждавших и они отошли. Война с филистимлянами.

Манассия. 50 лет на царстве. Поражение от Ассирии.

Амон. 22 года. Ничего примечательного. Видно после Ассирии другим завоевателем в Иудее искать уже было нечего.

Иосия. 31 год. Взбунтовался против Египта, которому в то время выгодно было иметь в союзниках Ассирию, обидчицу Иудеи. Потерпел поражение.

Царь Иохаз правил всего 3 месяца, потому что Египет не забыл выходки Иосии и решил провести в Иудее ревизию. Для этого фараон вторгся в Иудею, завоевал ее, поставил другого царя и, как водится, ушел обратно в Египет.

Иоаким. Правил 11 лет. Война с Сирией, Моавом, аммонитянами. В это время Вавилон победил Египет и … Иудея больше никому не была нужна. Наступил закономерный конец. Сначала Иоаким потерпел поражение от Вавилона, затем Иехония, который правил всего три месяца и, наконец, Седекия, который правил 11 лет, и на долю которого выпал финал этой истории – Вавилон окончательно утвердился в Иудее, сжег храм бога Иеговы, а также и весь Иерусалим. Все жители Иудеи были уведены в Вавилон на новое место жительства.

Вот такая печальная история. Войны, войны, войны во имя безопасности Египта, постоянная политическая редакция власти Египтом и бесславный конец на чужой земле.

Судьба же евреев Израиля была не только печальнее судьбы евреев Иудеи, она была еще более закономерной по печальному итогу, чем судьба жителей Иудеи, потому что Израиль находился на более дальних подступах от Египта, чем Иудея, принимал на себя первый удар всех завоевателей на пути в Египет и заранее не имел никаких шансов. Вот что произошло с Израилем после того, как египтяне создали это государство, посадив своего посланника Иеровоама в нем на царство. Хроника Израильских царей.

Иеровоам. 21 год. Египет все эти годы оберегает свое детище, дает ему укрепиться и Израиль живет вполне сносно и благополучно.

Нават. 2 года. Пока тишина.

Вааса. 24 года постоянно воюет с Иудеей.

Ила. 22 года. Война с филистимлянами.

Амврий. 12 лет. Без особых происшествий.

Ахав. 22 года. Нашествие сирийцев. Отбили. Через год новое нашествие. Опять отбили. Мирный договор с Сирией. После этого, как всегда водится после мирных договоров, новая война с Сирией. Поражение. И началось…

Охозия. 2 года у власти. За это время успел потерять Моав.

Иорам. 12 лет. Война с Моавом, попытка вернуть его под себя. Военный успех был недолгим – пришлось отступить ни с чем. Война с Сирией.

Ииуй. Поражение от Сирии. Потерял земли трех израильских колен.

Иоахаз. 17 лет на троне. Разбит сирийцами. У него осталась только личная охрана, 10 колесниц и десять тысяч пеших воинов. Остальные перебиты сирийцами.

Иоас. 16 лет. Войны с Иудеей. Это он ограбил Дом Господень (храм Иегова) и попереломал стены Иерусалима.

Иеровоам II. 41 год. Долгожитель на троне для Израиля. Война с Сирией. Возвращение Израилю Дамаска и Емафы.

Захария. 6 месяцев.

Селлум. Убийца Захарии. Сам протянул всего один месяц. Ни себе, ни людям…

Менаим. Убийцы Селлума. 10 лет. Пришли ассирийцы и забрали все, что было в качестве выкупа за жизнь и свободу.

Факия. 2 года.

Факей. Убийца Факия. 20 лет. Опять пришли ассирийцы, захватили Ион, Авел-Беф-Мааху, Ианох, Кедес, Асор, Галаад, всю Галилею и все земли рода Неффалимова. То есть уже четвертое колено осталось без своей земли. Большую часть жителей увели в Ассирию. Мы об этом рассказывали выше.

Осия. Убийца Факея. 9 лет. Попал под власть Ассирии и платил дань. Кинулся за помощью в Египет, но ассирийцы узнали о тайных переговорах и засадили его в тюрьму. Вслед за этим они, возмущенные таким коварством, вошли в Израиль, сравняли его с землей, а к оставшимся жителям привезли разные народы, которые образовали с местными новую нацию с верой в бога Иегову, которая впоследствии получила название "самаритяне". Об этом мы тоже рассказывали выше.

В общем, из Книги Царств Библии видно, что евреям так досталось в Палестине, что если Иегова и присматривал за ними особо, то делал это весьма халатно, или вообще этого не делал. Второе больше похоже на правду.

Дальше мы наем, что было. Персы создали общину евреев, которые назывались теперь иудеями, но и здесь никаких особых преимуществ для этого народа не образовалось впоследствии. Потому что, очевидно, персы имели на них аналогичные египетским цели. Но здесь появилось уже кое-что новое. Маленький и слабый народ не мог играть больше самостоятельную политическую роль, он мог играть только некую локальную роль и только в тайной политике, для чего, вероятно, и воссоздавался наподобие секты. Если Египет орудовал ими через создание государства, то персы за ними таких перспектив уже не видели. Если Киру они понадобились для исполнения замыслов своих тайных интриг, то это было как раз то, что надо, где орудием явным были бы евреи, а руководителем тайным – он сам. Левиты же соглашались на эти условия, получая огромные средства и полную власть над своим народом, надеясь, возможно, со временем переиграть персов, как Моисей надеялся переиграть фараонов.

Слишком мало осталось евреев, чтобы создавать из них политически самостоятельное образование, но слишком заманчива была эта послушная сила, беспрекословно готовая исполнить любой приказ первосвященника.

Чего мог хотеть Кир и другие Ахемениды от этой пригретой и стреноженной секты? Попробуем предположить. Заканчивалась Эпоха Завоеваний. Если раньше одному мононациональному государству достаточно было захватить земли и истребить коренное население, чтобы затем веками жить спокойно, периодически завоевывая у соседних племен новых рабов, то теперь пришло время союзов, объединений и политических движений с непредсказуемой реальностью, которую нельзя просто истребить и забыть про нее. Вокруг было слишком много мощных соседей, а внутри – слишком много верных союзников, чтобы спать спокойно. Наступила Эра Распространения Влияния, где военный успех мог подкрепляться только политическим успехом. Сам царь Кир объединил два войска – персидское и мидийское. Время родственных интриг внутри двора сменилось временем интриг с политическими противниками внутри собственного же союза. Нужна была сила, которая в самый нужный момент не переметнется к врагу, сила, которая даже не должна осознавать себя силой, чтобы не вступать в торг с соперниками, сила, о которой даже конкуренты не могли бы подумать, что она – сила.

Надо ли говорить, что такой силой должны быть представители чужой нации? Ни один перс или мидиец не понял бы, если бы еврейский первосвященник сверг их царя и предложил им взамен свои услуги. Спасло бы его в этом случае только наличие какого-либо народного обычая, не позволяющего предавать смерти сумасшедших, убивающих царей или претендующих на их трон. За это персы могли не волноваться. На это данная сила покуситься не могла бы, то есть, собственный трон под ее прямой удар не подставляется.

Надо ли говорить, что в случае неудачи какой-либо интриги это опять должна быть чужеродная сила? В этом случае их можно легко отдать на растерзание соплеменникам или соперникам, перед которыми можно от них откреститься. Своих тайных политиков отдавать нельзя – и свои отвернутся, и соперник козырь получит: вы предатели общего дела. Заступиться за своих – свои вроде бы и поймут, но чужие укажут – тебе личное важнее общественного. Нужны те, кого не жалко и за которых, вроде бы, можно не отвечать.

Надо ли говорить, что в любом невыгодном повороте событий можно вообще от всего отбояриться – ничего такого я от евреев не хотел, это их священники меня неправильно поняли. Достаточно было иметь дело только с несколькими представителями секты и достаточно ясно давать понять, что от них требуется. А дальше – их дело. Успех делим вместе, а при поражении друг друга не узнаем при встрече.

И много еще дает преимуществ наличие явного общества, которое может действовать по тайному замыслу, думая, что оно преследует совершенно другие, явные цели, даже не подозревая, что работает своими явными действиями на тайную доктрину. Одним словом это можно выразить просто – подставка. В эту игру с евреями уже сыграл фараон, а теперь решили поиграть персы.

Что и как персы делали с помощью евреев, мы не знаем – давно было. Даже в те времена подготовка тайных операций и их обеспечение хранились в тайне, которую сейчас, к тому же, покрыли века. Например, этих людей можно расставить по хорошим местам по всему царству, и они давали бы нужную информацию, например, своему раввину, и думать не могли бы, что каждый из них – часть раскинутой политической сети. А простой народ будет возмущаться: "Эти евреи все теплые места позанимали!". Точно так же могли финансироваться и различные тайные мероприятия, призванные укрыть прибыль от союзника, от чего верхушка евреев получала долю, а простой народ обирался. Аналогично можно было нечистыми путями сделать деньги через цепочку верных, подчиненных и гарантированно не проболтающихся людей. Мы этого не утверждаем, мы это предполагаем. У нас нет доказательств. Но один эпизод такой работы мы можем привести. Он описан Библией в Книге Есфирь.

События этой библейской книги относятся ко времени правления Артаксеркса. Это смешная и страшная сказка, нелепости из которой выпирают на каждой странице. Смешная – потому что нельзя без искреннего смеха читать ее перипетии, и страшная, потому что рассказывается в ней о резне. Преподана она с самым серьезным и назидательным видом, как абсолютно реальная история, что, конечно же, не должно нас обмануть. Почитаем.

Начинается история с того, что царь Артаксеркс собирает на пир всех князей и военачальников Мидии и Персии, а его жена параллельно устраивает пир для жен приглашенных. В разгар пира, на седьмой его день, царь решает показать свою жену гостям – пусть посмотрят, какая она у него красивая! Как будто до этого никто царицу Астинь не видел! Рояль в кустах. Но красавица царица отказывается идти к пьяным мужикам , и возмущенный царь по совету одного из несдержанных князей дает ей развод и объявляет конкурс на соискание звания новой царицы. На кастинге (смотринах) победила еврейка Есфирь, племянница некоего Мардохея. Есфирь становится новой царицей Персии.

Вроде бы ничего особенного в этой истории нет, но одно обстоятельство сразу вызывает веселую улыбку – Есфирь никому, даже царю, не сказала какого она рода и кто у нее родственники. Можно поверить, что царицей Мидо-Персии стала девушка, у которой даже никто не поинтересовался, откуда она и кто она по национальности? Женитьба, между прочим, готовилась не один год и не в тайне произошла. По этому случаю пир был горой, и случилась налоговая амнистия по всей стране. Однако никто в стране не знал, что Есфирь еврейка. Прочитав такой забавный факт, невольно начинаешь читать эту книгу дальше еще заинтересованнее.

А дальше читаем – однажды Мардохей, дядя новой царицы, сидел у ворот царских. То есть он вхож уже был и во дворец, если у входа в сами царские покои посиживал. Что ж, и это допустимо. Но вот дальше! В то время, как он сидел у входа в царские покои, рядом с ним стояли два стражника, которые эти покои охраняли, и, не стесняясь такого уважаемого человека, как дядя царицы, вслух говорили между собой о том … как они убьют царя! Остановим смех, и пойдем дальше.

Мардохей, конечно же, рассказал Есфири о нехороших людях у входа в царские покои, а Есфирь, конечно же, рассказала об этом царю. Дело было расследовано, найдено верным, и обоих, замышляющих цареубийство, повесили на дереве. Вы представляете себе двух цареубийц-идиотов, которым на следствии достаточно было сказать, что Мардохею все просто приснилось и спасти себе этим жизнь? Но и им, очевидно, жизнь была не дорога, да и царь был совсем идиотом, чтобы поверить в то, что два евнуха-стражника могли бы всерьез замышлять его убить, и получить при этом какую-либо иную выгоду, кроме более медленной и запоминающейся смерти, чем смерть в родной постели или банальное повешение. Такое чтение просто захватывает своим неподдельным очарованием подлинного кретинизма.

Ну, а итогом этого знаменательного события стала скромная запись в книгу ежедневных событий, хроника которых принята во всех дворах. На этом мы с Мардохеем и Есфирью ненадолго расстаемся и переходим к следующему персонажу анекдота.

Это князь Аман, который возвысился выше всех князей Персии и Мидии, и стал к тому времени настолько влиятелен при дворе Артаксеркса, что все служащие царя должны были падать ниц перед ним, как перед самим царем. Они так и делали. А почему бы и нет? Один Мардохей не падал ниц. Рекомендую запомнить это обстоятельство – сейчас начнется одно из самых веселых мест повествования. Читайте внимательно – из-за того, что Мардохей не падал ниц перед Аманом, а оставался стоять перед ним во весь рост, другие царедворцы рассказали Аману, что Мардохей не падает перед ним ниц, а остается стоять перед ним во весь рост, и тогда Аман специально прошелся мимо Мардохея и увидел, что Мардохей действительно не падает перед ним ниц, а остается стоять перед ним во весь рост! Получается, что тщеславному Аману вообще все равно было, падают перед ним ниц, или нет, если он не замечал величавой фигуры Мардохей среди согнувшихся спин придворных? Зачем тогда все остальные падали? А если ему было не все равно, то, как он мог многократно не заметить, пока ему не наябедничали, что Мардохей остается стоять над распростертыми телами, гордо покачивая станом? Но, это только завязка истории, которая началась с того, что Аман на все это очень рассердился и решил убить Мардохея.

И дальше все разворачивается еще веселее! Мы знаем, что Есфирь никому не открыла тайны, что она еврейка. Об этом не знал никто. Могила. Следовательно, и про дядю ее тоже никто не знал, что он – еврей. Вот так прохаживался по дворцу мужичок туда сюда, хотел, падал ниц, хотел, не падал, сидел возле самих Царских ворот, и никто его не спросил: "А какого ты роду племени, добрый молодец будешь, и что ты здесь вообще делаешь?". Мы знаем точно, что этим никто у него не поинтересовался, потому что если бы царь и дворцовые знали, что Мардохей еврей, то они, хоть и с большим опозданием, но вычислили бы и его племянницу. Это произошло бы рано или поздно. Нашелся бы какой-нибудь ученый-звездочет тех времен, который провел бы аналогию между тем, что этот человек еврей, следовательно, его родственники тоже евреи, следовательно, исходя из того, что при дворце он находится только потому, что он дядя некоей Есфири, следовательно, Есфирь его племянница, следовательно, она его родственница, следовательно, она … НЕУЖЕЛИ!!! Но этого, почему-то, не произошло.

Итак, некий безродный дядя царицы, лицо неопределенной национальности, задирает нос перед фаворитом самого царя Артаксеркса, и этот фаворит решает за это наказать его смертью. И тут еще раз внимание: но когда "сказали ему из какого народа Мардохей", то задумал Аман убить всех евреев заодно! Каково!!! Единственный приемлемый вариант объяснения этой несуразицы состоит в очень простой версии – люди при дворце знали, что Мардохей еврей, раз уж они об этом сказали Аману, следовательно, они знали, что и Есфирь тоже еврейка, но они … постоянно об этом забывали и считалось так, что они об этом не знали. Видите, мы уже хорошо научились понимать "Священное Писание". Однако, восхищение от этого текста не оставит нас и дальше. Продолжим.

Аман приходит к Артаксерксу и говорит:

– А ты знаешь, что в Персии полно евреев?

– Да ты что? – удивляется Артаксеркс. – Кто такие?

– Да, родственнички твои. Соплеменники жены твоей и ее дяди полоумного.

– Надо же! – радуется царь, – И что же нам с ними делать?

– А давай их убьем!

– А почему бы и нет? – оживляется царь, – Давай!

Ударили они по рукам и на том и порешили. Конечно, такого диалога дословно в Книге Есфирь нет, но в контексте того, что Аман пришел к царю и предложил за просто так поубивать всех евреев, родственников его жены, было где-то так, как мы написали.

Итак, царь соглашается. И что же делает Аман с ненавистным "Мардохеевым народом"? Он немедленно, не теряя ни секунды, рассылает в самом спешном порядке письма во все области царства, в котором за царской надписью предписывается убить всех евреев от мала, до велика через год. Кто не вчитался, повторим – через год. Уж так хотелось убить Аману Мардохея и всех его соплеменников, что не было у него ни сил, ни терпения ждать хоть немного, и он решил поубивать их всех тут же, на месте, без промедления, сразу, через год. Еще один поворот истории, достойный общего стиля изложения. Очевидно, Аман был кретином (это не национальность). Но даже полный кретин, даже если он второе лицо в государстве, и тот не мог не понимать, что за год от приговоренных не останется никого. Терять им будет нечего, а бороться есть за что, и побегут они с превеликой силой в течение этого года в заморские дали за тридевять земель, туда, где царский циркуляр – не указ. Ну да, ладно, не будем строги. Персонаж то – сказочный! Аманушка-дурачок.

Что же было дальше? А дальше – Мардохей плачет, весь народ плачет, а Есфирь … ничего не знает. Откуда, в самом деле, царице знать, что происходит в государстве? Весь народ траур одел, Мардохей траур одел, вышел из дворца, встал на городской площади, кричит, убивается, а царица людей к нему посылает, мол, найдите дядю, и спросите: "Что это и от чего это?". Нашли его, спрашивают, как царица велела, а он им в ответ слово молвит – "передайте Есфири, одна надежда на нее. Пусть идет к царю, признается, что она еврейка, и просит за народ свой". Донесли верные слуги Есфири ответ Мардохея, а она через слугу ему ответ шлет: "Не в фаворе я, дядя. Вот уже 30 дней, как царь меня видеть не хочет".

А дальше немножко скучно. Все, как в обычной сказке. Есфирь оделась поприличнее и стала мелькать в тех местах, где царь ее увидеть может. И вот он ее увидел, и она ему понравилась, и от красоты ее он тут же сказал ей – "проси что хочешь, хоть полцарства". Ну и она, конечно же, попросила за свой народ и … стоп. Это мы увлеклись. Все было не так. Он, действительно, предложил ей хоть полцарства, а Есфирь в ответ попросила придти царя к себе на пир следующим вечером, но обязательно вдвоем с Аманом, а за это время она подумает, и на пиру скажет царю, чего она хочет – полцарства, или чего другого.

Если до этого мы видим в этой истории отличительно умных людей: стражников, которые громогласно обсуждают на посту планы по убийству царя, Мардохея, который хамит Аману, способному одним щелчком его уничтожить; придворных, которые не догадываются, что племянница еврея тоже еврейка; царя, который подписывает заявку на убийство целого народа; Амана, который назначает для исполнения своей заявки предельно короткие сроки; сам народ, который вместо того, чтобы взять ноги в руки, плачет и носит траур; то Есфирь автор этого сочинения наделил прямо-таки своим уровнем интеллекта. Потому что только особо умная девушка может тянуть с исполнением желаний от мужчины, который еще вчера ее видеть не хотел, а сегодня неожиданно воспылал страстью. Казалось бы – чего ждешь? Проси у него поскорей, пока у него характер мягкий! Ан, нет! Дело-то, пустяковое. До завтра подождет. За рюмочкой, за закусочкой, как принято у белых людей, и поговорим. Ну, а вдруг война завтра начнется? Вдруг ночью царя заговорщики убьют? Вдруг просто своей смертью помрет, или настроение из-за геморроя обострится? Но с таким умом, как у Есфири, она не торопилась. Она знала, что ничего такого непредвиденного уже произойти не может. Ничего не помешает. Она читала сценарий.

Аман же в это время был весел и доволен, но Мардохей опять ему испортил день – "не встал и с места не тронулся перед ним". Перестал кричать и биться, значит. Сидел и не вставал. Тогда Аман решил его повесить сегодня же. Хоть год – это и очень быстро, но сегодня – все же чуть-чуть быстрей. Приготовил злодей дерево для Мардохея, да не тут-то было.

Занемог царь в эту ночь. Бессонница настигла его. Вызвал он слугу своего и велел читать себе что-нибудь усыпляющее. Слуга взял в руки книгу ежедневных событий и стал читать о событиях, которые происходили за 5 лет до этой ночи. Представляете себе такую книгу? Официальный ежедневник царя. Писано чернилами, крупно, каллиграфически, разборчиво и подробно. Обязательно с указанием даты, времени и титулов всех записанных. Как минимум 1 лист на один день. Бумага очень толстая. Формат большой. Если даже книга началась бы именно за 5 лет до этого дня, то она должна была содержать около 4000 страниц. Для сведения – неподъемные старинные фолианты содержат около 300-360 страниц. И эту книжку размером с буфет слуга приволок с собой в царскую опочивальню? Если учесть, что это был 12-й год царствования Мардохея, то книжка должна быть даже чуть больше. Где-то с небольшой экскаватор. Ну, да и Бог с ним. Никто слуге не виноват. Мог бы взять и другую книгу.

Если же брать за предположение, что книгу писали по томам, то, исходя из количества 300 страниц, приемлемых для физически возможного с ней обращения, получается, что к этому времени под рукой у слуги должно быть уже как минимум 160 томов увлекательного чтения. Слуга, конечно же, взял из бибфонда только одну, и тут Мардохею крупно повезло – рука слуги выкопала из хранилища, отерла пыль и раскрыла перед царем именно ту книгу, в которой описывалось, как два идиота стражника хотели убить царя, а Мардохей им помешал. Тут царь встрепенулся, вспомнил, что Мардохей до сих пор не отмечен за свой подвиг, и это обстоятельство спасло дядю от смерти – когда явился Аман, то вместо разрешения на повешение Мардохея он получил приказ оказать Мардохею лично им, Аманом, всяческие почести. Наверное, тому, кто все это придумал, понравилось, как у него получилось. Но Аману это утро совсем не понравилось. А ведь он еще даже не знал, что его ждет ночью…

А ночью состоялась вечеринка у Есфири, куда пришли взволнованный Артаксеркс и Аман с подпорченным настроением. Нетерпеливый царь вновь стал требовать от Есфири – "скажи, чего хочешь, скажи, чего хочешь, а то, если не скажешь, полцарства дам". И тогда Есфирь открывается, что она еврейка, и сообщает царю (!), что через год всех евреев убьют, и ее, наверное, тоже, так что полцарства оставь себе, а мне и моему народу подари жизнь. Тут царь возмутился страшно и потребовал к ответу того, кто "отважился в сердце своем так". "Где он?" – кричал царь, – "покажите мне его!". "Да вот он, сидит с тобой рядом, Аман его зовут, ты его хорошо знаешь" – говорит царица. И тогда окончательно рассвирепел Артаксеркс, просто даже озверел от этой новости (!), прямо как-то даже ожесточился до предела, встал во весь свой рост и … ушел в сад! Когда же царь оттуда возвратился, то застал Амана почему-то в кровати у Есфири, опять ожесточился и повесил его за попытку изнасилования царицы.

После этого дом Амана царь отдал Есфири. Есфирь поселила в нем Мардохея (чтоб не шлялся больше по дворцу). А после этого принялась за дело – начала плакать и еще два месяца умоляла Артаксеркса отменить его царский указ об избиении евреев через год. В конце концов, Артаксеркс так устал от нее, что отдал ей перстень, которым скреплялись все его законы и указы, и сказал – "пиши, что хочешь, отменяй, что хочешь, только меня не трогай".

Ну, дальше, понятно, – дело техники. Позвали Мардохей и Есфирь писцов царских, составили документ, размножили, скрепили царской печатью и разослали по всем областям. А в документе записано было: прежний документ, что в месяце Адаре всех евреев надо убить, считать недействительным, и даже, наоборот, это евреи могут убивать в месяце Адаре всех, кого захотят. И, кончено, когда месяц Адар настал, евреи добросовестно исполнили царский указ и два дня убивали всех, кто их не устраивал.

Вот такая мечта.

Причем одно обстоятельство отмечено особо – убито 10 детей Амановых, которых после их смерти по просьбе тонкой душой Есфири развесили на деревьях. Теперь это событие называется еврейским народным праздником "Пурим". Это послесловие страшнее, чем самая страшная сказка.

У Генри Каттнера есть герои рассказов – семья Хогбенов. Это прототип семьи Адамсов, только в фермерском варианте. Эти мутанты могут практически все, но хотят всего лишь спокойной деревенской жизни, не извлекая никаких выгод из своих способностей. Однажды они задолжали своему соседу, злобному и вздорному старикашке, который в оплату долга потребовал от них предоставить ему возможность на несколько секунд оказаться одновременно и сразу перед каждым жителем Земли. Предусмотрительный Хонк (сынок Хогбенов) за мгновение до исполнение просьбы старика предстал перед каждым жителем Земли и вложил в его руки дубину. Сосед исчез на несколько секунд и вернулся полным калекой. Его единственным желанием было – плюнуть каждому в лицо. Но у каждого после этого была дубина и немного времени…

Чем отличается мечта этого человеконенавистника от мечты тех, кто придумал Есфирь? Только кровавостью.

Ну, вот мы и поговорили о смешном и о страшном, а в конце отметим самое смешное и непонятное – написано, что когда жители Персии узнали, что через три квартала (9 месяцев) евреи их будут убивать выборочно, то многие из них сделались евреями (?), потому что "напал на них страх" перед евреями. Это как? Хорошо это для евреев или плохо? И вообще, как англичанин, например, из-за страха перед испанцем может стать испанцем? И наоборот? Если говорить, что Библия – это книга загадок, то подразумеваются загадки именно такого рода?

Однако, что в очередной раз можно вычитать и здесь? А вычитать можно вот что – у царя Артаксеркса появился сильный и честолюбивый противник, князь Аман. Когда этот князь был во дворце, вообще было не понятно, сколько во дворце теперь царей. Назревали неприятности, и Артаксеркс в одну ночь вырезал всю семью Амана и его сторонников по всей Персии руками боевиков еврейской религиозной общины, предвестниками "зилотов". Поводом для убийства Амана и его сторонников послужила провокация царицы (кто бы она ни была), которая затащила Амана к себе в постель, что было зафиксировано стоявшим наготове царем или его верными сторонниками. Расплатился царь имуществом и домом Амана, который передал Мардохею (или его прототипу), как посреднику между ним и боевиками.

Остается еще один вопрос – чем руководствовалась Церковь, когда, отбирая тексты древних авторов, включила Книгу Есфирь в Ветхий завет, как "слово Бога"? Может быть, затем и включила – читайте, думайте?..

Однако и это положение народа нельзя считать сильно выгодным. Все преимущества тайных сговоров доставались верхушке, а народ как бедствовал, так и бедствовал, и принимал все удары на себя. И главный удар, повторим, он получил от своей же верхушки, которая полностью подчинила его постоянно дорабатывающимися параграфами Талмуда, несоблюдение каждого из которых приравнивалось к преступлению. Помимо этого активно насаждалась доктрина зависимости личного успеха и каждого, и всего народа от лояльности к иудаизму, то есть к особым формам почитания бога Иеговы.

Постоянные чтения книг Писания в синагогах по субботам преследовали одну цель – вколошматить в головы евреев понятие о строгой зависимости между соблюдением постоянно расширяющихся и уточняющихся законов, и между исполнением обещания Иеговы сделать народ хозяином других народов. Для этого, кстати, авторы комментариев и самого Ветхого завета старались не отступать от некоторой исторически, на первый взгляд верной, достоверности. Более того, непосредственно компиляции, поздние вставки и добавления, очевидно, и сохранили эту историчность событий, которая так и лезет, как шило правды из мешка фантазий "Священного Писания". Самая большая польза компиляций и добавлений состоит в том, что, во-первых, опасаясь разоблачения, священники оставляли факты в очень точном изложении, так как особая точность изложения событий отбрасывала глянец достоверности на их компилированно-добавленную трактовку этих же событий. Во-вторых, с самого начала был взят принцип назидательного объяснения исторических фактов своей главной доктриной – исполняете закон, ходите к храму, приносите деньги и жертвы, подчиняетесь священникам, – Иегова будет с вами по-хорошему. А поскольку до возвращения из Вавилона никто из евреев Иегову особо не выделял среди других богов, то именно этим и объяснялось поражение обоих еврейских царств – Иегова рассердился и наказал евреев. Исправьтесь, и все будет по-другому.

Поэтому, повторяем, в Библии легко можно разглядеть истинные события за их неумелой трактовкой и откровенными измышлениями их сути. Но после Книги Есфирь больше в Библии нет никаких сведений о евреях, и, лишившись такой опоры, мы вынуждены плавать в истории уже просто со своими догадками.

Что же было с этим народом, который был порабощен и иноземными властями и своими книжниками, дальше? Дальше персов сменили греки, и мы не знаем досконально, что здесь происходило. Мы знаем только одно – в это время тексты писаний были переведены на греческий язык? Зачем? Нам говорят, для того, чтобы греки с ними ознакомились. Мы зададим новый вопрос – зачем? Разве это для греков писано, что греки такой же нечистый и отвратительный народ среди всех нечистых и отвратительных народов?

Какой интерес был у левитов передавать свои знания язычникам? Да никакого! Даже наоборот! Самаритян, которые разделяли с ними Второзаконие, они за это ненавидели, а греков за это же стали бы любить? Не видно повода. К тому же Талмуд вообще грозит смертью всем, кто будет рассказывать язычникам тайны еврейской веры. А тут вдруг все тайны переводятся на самый распространенный в то время язык! Кроме того, как выяснилось, греки вообще не стали этих переводов читать. Почему? Да потому что не для них писано. Греки – европейский народ, который захватил Азию и Ближний Восток, и считал эти области варварскими и дикими. И что могло здесь греков заинтересовать в смысле каких-то писаний какого-то маленького народа? Наоборот – это весь Восток жадно перенимал греческий образ жизни. Все ударились в театр, в свободные дискуссии, в спортивные состязания, празднования, в изобразительное искусство и т.д. Наступил период так называемой "эллинизации" мира. Каста осталась без дела и народ жил спокойно. Он распался на колонии, самая большая из которых была как раз в Александрии, где говорили только на греческом. И евреи тоже. Они в очередной раз поменяли свой язык и текст писаний, с помощью которых их удерживали в подчинении, стал им недоступен! Вот и пришлось переводить писания на греческий, чтобы размахивать ими перед носом почуявших и полюбивших греческую свободу сограждан.

Это был тяжелый период для верхушки народа. От живущих в Палестине, находящихся в ежовых рукавицах, но очень бедных и неимущих, проку было мало. А самые денежные находились как бы уже не совсем в подчинении. Греческим духом заразились и язык свой забыли. Прикидываются не знающими законов. А знать они должны главное – им нет места среди других народов, они не такие, как все, они избранные и должны всех ненавидеть и ждать того часа, когда отмщение свершится, и Иегова бросит все эти грязные народы к ним под ноги. Это с одной стороны.

А с другой стороны, опубликовав писания на языке всех народов того времени, они дали возможность каждому народу прочитать мнение о себе евреев, и воздвигли между устремившимися в общую семью народов соплеменниками и всем остальным человечеством, стену отчуждения. Теперь ловушка захлопнулась окончательно. Если иноплеменники спросят у еврея – а что, действительно ли вы считаете всех мерзкими, кроме себя?, то, что должен ему ответить бедный еврей, который, конечно же, в большинстве своем так не считает? Если он откажется от этого – его отлучат от общины и он останется нищим и тайно, но весьма эффективно, преследуемым (вспомним трагедию Спинозы и Да Косты). Если же он это подтвердит, чтобы угодить общине, то так и останется навеки вечные в этой общине, поскольку остальные народы, хоть и мерзкие, но гордость свою имеют. Вот так до сих пор они нам и не отвечают толком – мы такие же, как они, по их мнению, или мы недочеловеки? Этот вопрос хитро подменяется его зеркальным вывертом – достойна ли дискриминация евреев для христианина? А ведь каждый еврей должен трижды в день произносить молитву, которая начинается со слов: "Благодарю Тебя, Господи, что ты не создал меня гоем (неевреем)". Если бы немцы или французы произносили такую молитву ежедневно по предписаниям своей религии, то, наверное, в мире появился бы "антигерманизм" и "антифранкизм". Евреи зря думают, что если в их синагоги никто не заходит, то никто не знает, что там делается. Тайн тут нет давно, как бы им не хотелось вообще обойти этот вопрос стороной. Впрочем "антисемитизм" не заслуга евреев, как народа, а заслуга их тайного руководства, которому они до сих пор не могут перечить, хотя каждому видно, как это мучает самих евреев, и как это им самим надоело.

Вот так в период греческого владычества с помощью фокуса гласности раввины между евреями и другими людьми поставили барьер. Дело самих евреев этот барьер убрать, а мы пойдем дальше по истории. Теперь евреям было предписано раз в год являться в Иерусалим со всех концов земли, сдавать деньги в храм, укрепляться в сознании своей избранности и великого будущего. За неисполнение – отлучение. Очень удобно: нет отметки, что такие-то за год побывали в храме – рассылаем указания об их отлучении со всеми вытекающими последствиями. Смешанные браки по-прежнему запрещены, общаться с "нечистыми" и даже входить в их дом запрещено, за попытку перехода в общность других народов наказание вплоть до линчевание. Еще один нюанс особо удачной исторической судьбы?


Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки:
Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки!


👍 Совершенствуйся!



Отзывы о журнале «Новая Литература»:


24.01.2023

Благодарю вас за вашу полезную жизнедеятельность.

Татьяна Фомичева



13.01.2023

Очень приятно. Спасибо!



04.01.2023

У вас в журнале очень много интересных материалов. Не думала, что зависну на сайте надолго.

Любовь Шагалова



29.12.2022

Приятно иметь с Вами дело!

Евгений Духанин



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2023 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Смотрите Лечение мастита у коров на сайте. . Купить диплом в нижнем тагиле: дипломные работы нижний nationaly-diploms.com.
Поддержите «Новую Литературу»!