HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Владимир Орданский

Жертвоприношение

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 17.02.2012
Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2

Часть 1


 

 

 

Живём мы в селе Лебеди, в старом покосившемся срубовом доме, стоящем на отшибе, на склоне глубокого оврага, по дну которого сочится ручеёк, связывающий большой пруд посреди села с цепочкой озёр. Озёра тянутся через лес далеко, почти до самой трассы. Не знаю, откуда у села такое поэтичное название – никаких лебедей тут, говорят, отродясь не водилось. Да и мы люди приезжие, из Средней Азии, мало что про эти края знаем. Само село стоит на берегу реки Лебядки, довольно широкой в этих местах, но от нашего дома до берега путь неблизкий.

 

 

*   *   *

 

Из показаний Громова Ивана Захаровича, преподавателя средней школы.

 

Дело это было в воскресенье, как раз на выборы. Жара уже настала невыносимая. Ни ветерка, духота такая, не продохнёшь. Собрался я с Божьей помощью травы накосить, пока погода. Чем-то же надо скотину кормить будет. У нас в школе почти все скотину держат, на учительскую зарплату не больно проживёшь. Ещё у кого по две-три ставки, как-то можно. А я что – учитель физкультуры, даже высшего нет, кто мне лишнюю ставку даст? Подходил я к директору, так он своё твердит: «Знаю, мол, твои дела, и скорбь, и нищету. Впрочем, – говорит, – ты богат: у тебя один дом свой, да второй от тётки-покойницы остался, ты его таджикам сдаёшь». А чем им платить, таджикам-то? Самим на хлеб не хватало, обещали только: вот на стройку нас возьмут, заработаем, всё отдадим. Я им говорю: «На какую стройку, кто здесь чего строит?». Если б не говорилось в Писании заботиться о странниках издалека, проживающих среди нас, давно бы выгнал их к такой-то матери, теперь горя бы не знал. Феофилакт, к примеру, что по этому поводу замечает? Гостеприимство, мол, дотоле похвально, доколе оно не отвлекает нас от более серьёзных дел. Истинная правда.

Да, сейчас по существу. В общем, собрался я покосить. Но это раньше был один совхоз «Красная гвардия», где хочешь, там и коси. Теперь у нас село Лебеди, а у них – частное сельхозпредприятие ЗАО «Альфа и Омега», не заплатишь – хрен зайдёшь. Чего сторожат, не знаю. Был бы хоть урожай, а то ведь, что осталось от гусеницы, то съела саранча, оставшееся от саранчи ели черви, а уж после червей доели жуки. Однако же охрана там не церемонится: дубиной по башке отоварят, и стучи копытами по направлению к морю. Моря у нас, конечно, нет, это просто к слову пришлось. Крылатая фраза, как литератор наша говорит, Елизавета Олеговна. Зато есть река. А на реке остров большой, Дубовый называется, и травы там немерено. Так что спросил я у егеря лодку, взял свои припасы и отправился на остров. Зашёл ещё в хлев глянуть, как там животные. А они глядят на меня, как в песне поётся, исполненные очей, – и корова Нюрка, и обе козы, и Тузик. Всем жрать охота. Корову пасти некому, Прошка-пастух пьяный вторую неделю. Настроение ещё хуже стало.

Ну, плыву я на Дубовый, Тузика с собой взял. Молчит, не тявкает – видит, что я не в духе. Хвост крючком свернул и блох из спины выкусывает с остервенением. Вода тихая-тихая. Утро, восьмой час, а солнце уже палит, огнём пылает. Но на воде всё равно приятнее. Добрались. Под деревом уселся передохнуть, тень, прохлада. Сижу, лопухом обмахиваюсь. Всё же не зря остров Дубовым прозвали. И растёт там среди дубов одно особенное дерево, не знаю, как называется, небольшое такое, кустарное. Листья тоже густые, но не это главное. Главное – это сок, из него истекающий, вроде благовонной смолы. Раз я на острове отдыхал и приметил, как Прохор, пастух, эту смолу с табаком мешает и курит. Ну и я попробовал. Сразу в дух вошёл, многое, что непонятно было, прояснилось. Понял, например, почему с женой у меня с самого начала не заладилось – она же, как до свадьбы с зоотехником путалась, так и потом продолжала. Всё стало ясно, как на ладони. Дал я ей время покаяться в любодеянии её, но она не покаялась. Через месяц развёлся с ней и прогнал нахер, прости Господи.

Теперь я, как на острове бываю, всегда пару-тройку затяжек со смолой делаю. Вдохнёшь – во рту сладко, как мёду поел. Зато потом во чреве горечь неимоверная: такое ощущение, будто желчь к горлу подходит. Ну, значит, и в тот раз выбрал я деревце покрепче, ножиком кору надрезал, пузырёк подставил, жду, когда капать начнёт. Тут слышу, в кустах кто-то шевелится. Смотрю, вылезает Прохор. Перегаром от него – задохнуться можно, рожа опухшая, синяк под глазом. Спросонья головой мотает, меня увидел, как сиганёт обратно в кусты, напугался чего-то. Потом снова показался.

– Это ты, что ли, Иван? – сипит еле-еле, от пьянки голос потерял.

– Я, – говорю, – а кто же ещё?

– Да мне показалось, Мишка-агроном. Прячусь вот от него.

– А чего ты прячешься-то?

– Да с женой своей он меня в бане застукал, с Людкой. Помнишь, в прошлом году мы с тобой ему баню строили? Кричит: ах ты, змеюга, ещё ко мне деньги занимать приходишь! И давай меня гонять по деревне, ладно хоть штаны успел надеть. Вот убежал, до острова вплавь добрался, тут заснул. У тебя пожрать есть? Людка обещала привезти что-нибудь, да пока её не видать.

Ну, угостил я его салом, огурцами, что было. Прошка поел, успокоился и давай меня доставать, как всегда:

– Вот ты, Иван, учитель, хотя и хреновый. Разъясни мне, почему у меня все в жизни сикось-накось получается?

Я говорю:

– Во-первых, почему это я учитель хреновый? У меня, между прочим, Колька Домнин из 10 «А» в прошлом году на районной спартакиаде второе место занял в тройном прыжке.

– Да хоть третье в двойном! Чему ты учишь-то? Пацанов через козла прыгать, а девок – на мостике стоять. Ты давай объясняй, что я спросил. Ты же Писание каждый день читаешь, может, оттуда что ко мне подходит.

– К тебе вот что, к примеру, подходит: «Пал Вавилон, город великий, ибо креплёным вином блуда своего напоил все народы».

– Ну, ты даешь! – говорит. – Где я, а где Вавилон?

– Так вот объясняю: и ты пал так низко, потому что у тебя одно на уме – или блудить с кем попало, или напиться как свинья, блин.

Тут я вспомнил про смолу. Смотрю, натекло уже достаточно, ещё и Прохору хватит. Раскрошили мы по сигаретке, смолы накапали, обратно свернули. Я всего-то раз затянулся, и началось. Солнце вдруг стало серое, как примерно Прошкина грязная майка. Ни с того, ни с сего луна на небе показалась, красная такая, кровавая. Молнии, громы, голоса непонятные… Только я на небо взглянул, как все закачалось, затряслось. Такое ощущение, что землетрясение, как на Фудзияме этой. Ветер поднялся жуткий, жёлуди с дубов так по башке и молотят, что твой град. Небо, словно в рулон свернулось, и остров вроде сдвинулся с места и поплыл по реке, медленно так.

Думаю: «Да-а, передозировал я смолы». Гляжу на Прохора, а тот тоже ни жив, ни мёртв: смотрит куда-то в сторону и бормочет что-то, не разберёшь. Взглянул я туда, куда он, а там… Идёт прямо к нам по песку не то ребёнок, не то старик, сразу и не понятно, но росту небольшого. Лицо всё в шрамах, как пашня в бороздах, один глаз аж горит, другой будто слепой. Брови густые, у Брежнева такие были. Рот открыт, зубы наружу вылазят – огромные, гнилые. На лбу татуировка с буквами непонятными, типа еврейских. Волосы во все стороны торчат, что иглы у дикобраза. Ногти на пальцах длинные, острые, прямо лезвия. Одет был сперва в балахон какой-то, но одежда всё время менялась: то вдруг он в пиджаке, и весь в орденах, то в бронежилете с каской, а как поближе подошёл, вообще оказался с голым торсом. Мы с Прохором оба окаменели просто, глаза выпучили и стоим, как бараны, смотрим.

И вот он уже перед нами, взял зачем-то мою косу, перекинул через плечо, протянул к нам руки свои и говорит громовым голосом, по-русски, но, как мне показалось, с кавказским акцентом:

– Слушайте слово моё! Вот, даю вам начертание. И всем, малым и великим, богатым и нищим, госслужащим и предпринимателям, положено будет это начертание, и никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или шестнадцатизначный номер этого начертания, или хотя бы пин-код его.

Тогда узрел я в руках у лжепророка карты типа кредитных, и номер каждой карты начинался на 666. Что он лжепророк, это мне потом войсковой батюшка объяснил. Прошка карту взял, а я только руку протянул, как из уст лжепророка изошли два или три нечистых духа, подобных жабам. Устрашился я и руку отдёрнул; и тут как раз разверзлись воды, и увидел я выходящего из реки зверя с семью головами и десятью рогами, а на боку его был написан всякий экстремизм: вроде, поклонитесь мне от мала до велика, и прочие призывы к свержению законной власти. Имел сей зверь чешую, подобную змеиной, которая сверкала на солнце, подобно тысяче зеркал и ослепляла напрочь. Мерзость же запаха, от него исходящего, нельзя сравнить ни с чем, прежде мною нюханным. И когда я увидел его, то пал к ногам его, как мертвый. И с шипением положил он на меня свою когтистую лапу, а лжепророк сказал торжественным голосом:

– Иди, давай, и расскажи всем, что ты видел. И пусть принесут мне тельцов на жертвенник! Но смотри, праведный Иоанн, лишнего не ври, иначе изолью на тебя гнев мой, как воду!

И захохотал, как в опере, ну, сатана там правит бал. И от смеха его сошёл огонь с неба на землю – такое ощущение, как будто замкнуло высоковольтную линию. Воды реки вдруг забурлили и стали как кровь, и пар кровавый исходил от них. Прохор за это время куда-то делся, и больше я его не видел. Чувствую, зверь, наконец-то, снял с меня свою вонючую лапу (тяжёлая, спину до сих пор ломит), я тогда по-быстрому в лодку запрыгнул, и давай грести. Между прочим, в своё время я по гребле кандидата сделал, на России два раза выступал. Потом, конечно, пьянка, Тамарка эта – дочка старшего тренера… Ну, неважно. В общем, Тузик уже в лодке сидел. Хвост поджал, в глаза мне смотрит и жалобно так поскуливает. Как я грёб, какой техникой – ничего не помню. Оглянулся только раза два, вижу – кусты дымятся, а над деревьями, такое ощущение, как будто воздушный бой идёт: с одной стороны вроде как архангелы с мечами, с другой дракон, как у китайцев на праздник делают, длинный, с крыльями. Бились, ё-мое, только молнии сверкали.

Оставалось до берега нам метров сто, не больше. И, обернувшись, увидел я, как лжепророк вознёс камень, подобный большому жернову, и поверг его вслед нам в воду. И пал камень тот метрах в трёх от лодки, и вызвал страшную волну, крутившуюся подобно гигантской воронке. И подхватила волна нашу лодку и бросила её с высоты, так что разбилась лодка в щепки. Не знаю, что егерю и говорить. В общем, нахлебались мы с Тузиком воды, но всё же вынырнули и поплыли к берегу.

Доплыли, я, весь мокрый, бегом к участковому, он теперь как раз у нас в селе живёт, у жены. Тузик за мной несётся, язык высунул, отряхивается, только пыль позади летит. Прибегаем, участковый дядя Вася с женой и тестем стол во двор вынесли, сидят уже, выборы отмечают. Дядя Вася сам красный, пот со лба утирает, от мух отмахивается, а тесть ему ещё подливает. Время десяти нет, а они уже нарядные все. Развалились, грибочками хрустят, помидоры бочковые высасывают. Невдомёк им, что последние дни настали. Я кричу:

– Дядя Вася! Вызывай, давай, кого следует! Там на Дубовом что творится! Конец света просто! Горе, горе живущим на земле!

Тузик тоже подвывает, поддакивает.

Дядя Вася сурово на меня посмотрел и говорит:

– А ты, Иван, проголосовал уже?

Я опять ору на всю округу:

– Какой хер голосовать, скоро всем нам звездец! Вызывай, говорю, МЧС или там ОМОН! Тут скоро трупы будут на улицах лежать!

Жена его с тестем ржут, как дураки. Такое ощущение, будто в цирке на клоуна смотрят. Вот всегда у нас так! Вместо того чтобы помочь человеку, омыть его язвы и раны кровоточащие, возлить на них вино и елей, они льют на них уксус, сыплют соль и вообще пригвождают к кресту! А дядя Вася прищурился и тихо так, с расстановкой мне отвечает:

– Я, Иван, давно на тебя внимание обратил, но не пойму никак: то ли ты политически неграмотный, то ли наоборот. Ты, вообще, знаешь, что в день выборов всякая агитация запрещена законом? Ты что, из этих, как их… в берлогах которые, что ли? А? И вид у тебя какой-то, как в воду опущенный… А ещё педагог. Может, ты куришь чего, Иван?

Тут я даже растерялся. С одной стороны-то он прав: курнул я от души. Но с другой – не могло же мне все это привидеться? Хотя…

– Дядя Вася, – говорю я тогда уже спокойным голосом, – ты не горячись. Ты давай, дядя Вася, возьми велосипед и до берега проедь просто, да посмотри своими глазами. Считай, я официальное заявление тебе подал о творящемся беспределе. Сам же говоришь: выборы, мол. В такой день ЧП проморгать – с кого спросят-то?

Дядя Вася выматерился так, как он только умеет, с подвывертом, фуражку нацепил, хотя сам не в форме, а в штанах тренировочных и с голым пузом, посмотрел на меня нехорошо так, повесил бинокль на шею, взял велик и говорит мне:

– Ну, смотри, Иван! Если это очередная твоя подстёбка, точно дело на тебя заведу за ложный вызов, это как минимум штраф.

И покатил. Мы с Тузиком бегом за ним, а Нинка, дяди Васина жена, вслед нам разоряется:

– Дурак ты, Иван, и не лечишься! Я к директору школы пойду, пусть уволит тебя к чёртовой матери! Самому делать нечего и людям покою не даёшь!

И всякое такое прочее.

 

 

 


Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!