HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Николай Пантелеев

Дух внесмертный

Обсудить

Роман

(классический роман)

На чтение потребуется 17 часов | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск            18+
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 23.04.2014
Оглавление

27. Апрель. 4.
28. Апрель. 5.
29. Апрель. 6.

Апрель. 5.


 

 

 

Художник всем должен… Сидит высоко, видит далеко. К примеру, социальные бури, нравственные возмущения. Поэтому, будучи человеком совестливым, должник перегибается из гнезда вперёдсмотрящего, кричит вниз, предупреждает. Там, как правило, его не слышат. Во-первых: кто это сигналит?.. Птенец неразумный, по мнению общества. Во-вторых: далековато до него, звук теряется… Спустись ниже, говорят. Не могу, отвечает он, иначе вы потеряете преимущество моего местоположения! Машут на него рукой, в сотый раз ошибаются с координатами, бьются, ломают головы, шеи, руки… Но наш художник бдит! Упрямо сидит выше прочих, видит дальше, поэтому «всем должен». А вот чего не должен делать художник, по умолчанию, так это оправдываться и объяснять свои действия, то есть, произведения. Иначе, он становится учителем, толкователем, гуру, утрачивает положение над схваткой, взгляд провидца, детскую правоту юродивого, исключительность. Поскольку толковать себя придётся в толпе, спуститься вниз, бросить место глашатая, но кто тогда останется наверху? Пушкин. Кто ж ещё!

Или вот, предположим, художника услышали, но не поняли. Имеет ли он право, при всех табу, без спеси всё-таки объясниться? Бывает, вынужден. Если написал, что «люди полюбили друг друга», то нельзя ли данное предложение расшифровать? Нельзя ли поведать нам, автор, при столь дорогом тебе, лаконичном стиле изложения, – что же конкретно понимаешь ты под словом «любовь» применительно к героям? Нельзя ли хотя бы акварельно, допустим, изложить своё мнение об этом крайне тонком, поэтически истерзанном досужими языками предмете…

Итак, что можно сказать о любви в столь почтенном возрасте, что можно добавить к трудам пытливых предтеч?.. Немного. Тем более что за локоть тебя обязательно схватит начитанный умник и даст грозную отповедь при поддержке Ромео, Ассоль, либо Миллера с Северяниным.

Руку, нас за локоть схватившую, мы, тем не менее, вежливо отведём, да, выслушаем оппонентов, а потом им, с чувством особой внутренней убеждённости, но возразим. И для затравки напомним, что науку любви каждый вновь появившийся на свет, без учёта явных аномалий, проходит самостоятельно, совершенно не замечая, что рядом с ним эту же самую науку, чаще всего под покровом ночи, активно постигает до миллиарда единиц человеческого населения Земли. Остальные к ней готовятся как бы, либо заблуждаются, что любят, поскольку человек склонен выдавать желаемое за действительное… Особенно поэты. Между тем, законно предположить, что способность любить – дар выдающийся, редкий, как талант крупного художника. А хотят его иметь многие, если не все… Включая млекопитающих, водоплавающих, земноводных, рыб, наверное, тоже имеющих свой особый взгляд на этот предмет. И поскольку в любви все, одновременно, пионеры и аборигены, тренеры и ученики, то мы, с безмолвного согласия Эн, поговорим лишь о его частном примере, как поводе для легкомысленных обобщений.

Уже на первых порах здесь, с симпатичной ему женщиной, он вдруг понял, что любит вообще-то в своей жизни впервые… Подростковые и юношеские увлечения не учитываются, а с Эми, как теперь выяснилось, его соединяла отдалённо похожая на любовь, крепкая, семейная дружба, выдержавшая испытание временем… Существует, оказывается, и такой распространённый вид имитации любви. Сердце Эн не радовалось, когда Эми находилась рядом, не обрывалось, если ей нездоровилось, не ныло в разлуке. Теперь важнейшие для художника функции «сопереживания», то есть, нервного, обострённого восприятия партнёра и действительности, были полностью восстановлены. Сердце радовалось, обрывалось, ныло.

А так, увы, всю жизнь приходилось обходиться вовсе без музы в качестве сущности дразнящей, неуловимой, щекочущей нервы. Однако Эн находил в себе для творчества другие возбуждающие мотивы, кроме женщин, был успешен, слыл знатоком человеческих душ и даже певцом любви… Выходит, ловко изображал чувства, как многие в мире искусства, скрывая отсутствие практики богатым воображением, ловким рукодельем. Сейчас без особого стыда можно было себе в этом признаться.

Далее: возраст подсказывал Эн – да и Эл! – что жизнь безумно коротка, что в одно прекрасное утро всё может внезапно кончиться, так что лучше её остаток потратить на добрые дела, на любовь. Причём, не только к человеку рядом, но и к горам, животному миру вокруг, к синему небу, к зелёному камню у калитки, ко всему… Сейчас, после периода личного равнодушия и безвременья, Эн страстно хотелось жить, помогая жить другим, хотелось, чтобы об этом желании знала она, сопереживала ему, умножая этим на два время обладания счастьем… И тогда можно говорить о любви и как о факторе «сохранения» друг друга для многих ещё лет наслаждения солнечным светом.

Добавим, что любовь в преклонном возрасте заставляет человека тщательнее следить за собой, чиститься, стираться, приятно, извините, пахнуть… Вслед за «сохранением лица» идёт не менее значимый фактор спасения от одиночества. Трудно сказать, есть ли он в животном мире, но для человека это следующий по значимости, после нездоровья и чувства голода, надёжный тормоз самой возможности счастья.

Если ты хорошо поел и у тебя не дёргает зуб, не ноет поясница, то тебе непременно захочется поделиться этой радостью с кем-то. То есть, потянет на сладенькое, на десерт, без которого в душе не возникает блаженства. И горе тебе, если этого кого-то не будет рядом. Значит, надо непременно любить, а для этого нужен человек, желательно иного пола, структурно на тебя похожий, вдохновляющий и дополняющий. Это на уровне подсознания хоть крохоткой вложено в каждого, а дальше – случай, умение, ежедневная практика… Потому что любовь, забота о ближнем, провоцирующая взаимность, желание сделать ему приятное, взгляд на партнёра как на законную, но своенравную собственность, обеспечивает тебя экономически выгодной прибылью эйфории.

Теперь Эн ясно понимал, что его нравственные хвори, его решение уйти из жизни, потеря вдохновения, были следствием отсутствия любви как способности извлекать жизненные силы из воздуха и, накапливая их, отдавать в случае перелива для ощущения гармонии. А одиноким он был и с покойной женой, но до поры до времени того не замечал.

О «производственной необходимости» любви здесь, в раю, где всё пропитано любовью, уже говорилось. И пусть вас не смущает соединение этого технического вроде бы термина с поэзией будней, поскольку он не отменяет полёт души, самозабвение, приливы нежности, минуты и часы совместного любования звёздным дождём… снегопадом осыпающихся с веток нежных лепестков в цветущем весеннем саду… Он не отменяет тонкое прикосновение к коже любимой лишь кончиками пальцев, словно к невиданной ценности, без этого хамского: «да не ломайся ты…»

Хотя случались теперь в жизни Эн, честно вам признаемся, минуты особенного приятного озноба, мгновенного забвения логики, когда ему страшно хотелось прямо сейчас обнять Эл, расцеловать, пронести на руках по Оленьему лану в укромное место и там овладеть ею! То есть, освободить высокие инстинкты, чтобы таким своеобразным экспресс-способом сейчас же, немедленно, признаться ей в любви. Но он чудом сдерживал себя и лишь вечером у камина, за музыкой, вдруг садился на пол рядом с Эл, прижимался горячей щекой к её прохладным коленям, словно возвращая отложенное объяснение, а по-настоящему давал себе волю уже позже, в миг интимной близости: обжигался от её объятий, трепетал от прилива адреналина, кусая живую плоть.

Эл, должно быть, не совсем понимала этих волн экстаза, но так же рефлекторно, без стыда и высоких мыслей, отдавалась ему до красных пятен в сознании, как и всякая муза отдаётся бешенному вдохновению ужаленного яркой идеей творца.

Первое время Эн, словно укрепляя положение «счастливой находки» для Эл, нарочно пытался много говорить, актёрствовать, вспоминать, делиться информацией, то есть, общаться, как он сам это понимал на основе прежнего опыта. Она же говорила чаще по поводу, ностальгии предавалась редко, говорила мало… Эн долго не мог понять причины склонности музы к молчанию, но потом, к концу второго месяца жизни в горах, и сам перестал сорить словами, научился слышать природу и сердце. Что, однако, не ставит под сомнение ценность слова. Просто, когда видишь перед собой череду величественных скал с воротничками альпийских лугов, когда отбиваешь атаки туманов, ощущаешь на лице тепло близких звёзд, слышишь рычание грома или болтовню ручьёв, то мысли, слова, музыка – целый поток образов! – сами по себе несутся в складках твоего головного мозга, создавая в сумме неповторимую новую реальность, из которой отделить слово невозможно.

Эн раз, другой, третий пережил шок от бессилия вслух изложить свои мысли Эл, и тоже внезапно, до времени замолчал, памятуя, что художник наиболее точно говорит своим талантом.

Тут следует заметить, что Эн много говорил лишь поначалу, следуя городской привычке озвучивать все свои мысли и расхожему штампу, что женщина любит ушами. Эл же за годы жизни на кордоне вредную привычку утратила, а липу насчёт ушей ещё с юности не воспринимала всерьёз, поскольку имела воспитание, хотя и книжное, но скорее – практическое, широкое, гуманитарное. Любовный роман редко бывал у неё в руках, а наиболее показательная, в этом плане, сказка о Сирано очаровывала её лишь милой детской глупостью.

Словом, период говорливой любви в жизни наших героев сменился порой безмолвного общения, более продуктивного, между прочим, ведь что бы там о себе ни думали язык или уши, но глаза для человека важнее. И поэтому воспринимать общение только как прямую речь, по крайней мере, однобоко, пошло и совсем непоэтично. Молчание, надо признать, много выразительнее, богаче, глубже. Да, человек как существо общественное счастлив только, если его «слышат», хотя он зачастую не понимает, что в любви важно не лукавое красноречие, а бескорыстное слияние всех, заметим, органов чувств… И чем больше мужчина и женщина общаются ими, тем сильнее сама любовь.

Так или иначе, но даже ошибочный вроде период «болтливости» Эн наши герои использовали по назначению: Эл что-то взяла от его умения видеть за частным – общее. Он стал более чувственным, уважающим естественное женское растворение, при условии умеренности, в бытовых мелочах. Она всё больше постигала особенности творца, порой ищущего не только повод для высказывания, но и – сразу же того, кому это высказывание предназначено, то есть, зрителя своего уровня, без которого ставится под сомнения инстинктивная необходимость творить. Эн учился у Эл точнее, без словарей, перенимать мысли природы, сообщая им, лишь иногда, нужное себе направление.

Например, где-нибудь на кругозоре, он, увидев некое чудо раньше, теперь не описывал его в превосходных степенях, а молча обнимал Эл со спины, поворачивал лицом к феномену и чесался носом о её макушку. Ей это было много понятнее, чем сотни слов, а ему такое осязаемое общение приносило вдобавок ещё и ни с чем не сравнимое блаженство прямого контакта, которого он, оказывается, был лишён долгие годы жизни в привычной городской среде.

Словом, они о любви не говорили, а просто любили друг друга без пафоса, навязанных светских условностей, без красивых книжных слов, гуляющих заразой по свету. Они наслаждались всеми формами общения, а лёгкими столкновениями темпераментов придавали, необходимую по ситуации, динамику жизненному процессу…

Как уже отмечалось, Эн любил наблюдать, стараясь не мешать, за действиями Эл, и она с тихой улыбкой смотрела иногда, как он ловко управляется с топором, лопатой, механизмами, как естественно ладит с коровой, как с увлечением моет посуду, чистится, прибирается. То есть, им приятно было видеть друг друга. В лесу Эн не упускал возможности узнать о Эл что-то новое: вот она присела под каштаном на корточки и, пытаясь пальцем раскрыть прошлогодний колючий плод, одёргивает от него руку, как от живого существа… Вот распекает дерзкого кабанчика, перевернувшего корытце, словно мамаша зарвавшегося сына… Или вот, с обиженным детским личиком, отчитывает переменчивую погоду, сующую ей за шиворот свой мокрый холодный нос.

А Эл, доверяя интуиции Эн, всегда увидит значительное в самых ничтожных до этого мелочах, задержится рядом с ним у любопытного трухлявого бревна, чтобы увидеть в возне вокруг него сонма различных насекомых – бездонный неведомый мир, чтобы пощекотать былинкой мелкого жучка, спасти от атаки муравьёв гусеницу…

Как приятное единение, как свою необходимость человеку рядом, как желание сделать его жизнь полнее, ярче, понимал любовь в своём почтенном возрасте Эн. А что значит это слово для кого-то, тянут ли в его глазах их взаимоотношения с Эл на чувства, интересовало его теперь меньше всего… И мнение классиков жанра, от Шекспира до Цвейга, при всём к ним уважении, он не брал в расчёт, поскольку не мог носить чужое нижнее бельё, то есть, примерять на себя чьи-то любовные истории. Он знал одно: его любовь не противоречит любви других, она никого у них не отнимает, но добавляет к миру свежие краски, которые, как знать, понадобятся ещё кому-либо, за пределами рая, для подвига капитального ремонта в сознании. Любовь, как и свет, как созидание, делает мир более удобным, комфортным, добрым, она резко поднимает значимость стремительно бегущих от него минут и дней… Любовь усиливает вкус жизни, как хорошая приправа, если только не перебивает его, не подменяет собой непосредственно пищу. Любовь, в перспективе, должна вернуть Эн к творчеству, поскольку муза его уже привыкала к хорошему, к свежим порциям новинок, скрытых природой от сторонних, но с трудом уступающих их упрямству художника, выискивающему для всех заинтересованных рецепты её красоты.

А в заключение своего невольного объяснения «о любви» надобно сказать следующее: понять её сущность можно, если взглянуть на того, у кого любви нет – он скучен, нездоров, безобразен. У «нелюбви» крылья мокрые, руки опущены, взгляд стоячий, завистливый, обменные процессы находятся в режиме ожидания. Дыхание у «нелюбви» холодное, сердце бьётся через раз, жизненные перспективы обозначены лишь короткими отрезками времени: дожить бы до утра… скорее б на работу… ещё час до обеда… в шесть вечера «Танцы со звёздами». Жизненные ценности «нелюбви» ограничены сухими законами физики, биомеханики и липкой логикой слюноотделения перед приёмом пищи, скорее, чем осмысленной необходимостью держать целебное равновесие.

Однако не стоит падать духом, ведь все эти пустяки, умные теории, опыт предшественников, сказки, густые исторические примеры, полетят однажды к чёрту, когда «нелюбовь» вдруг встретит настоящую любовь и ответит ей взаимностью. Но грамотно сказать – что теперь для неё есть непосредственно «любовь», бывшая «нелюбовь» уже не сумеет, как Эн, ибо станет недоступна для логики, или внятных определений.

Поэтому любовь и называют загадкой, поэтому точно никто не знает – что это такое, но чувствуют изнутри жжение «нелюбви», как ледяного осколка в груди. И никто «до любви» любви не знает, а когда полюбит – ни за что не сможет по пунктам объяснить: как, зачем, почему?

 

 

 


Оглавление

27. Апрель. 4.
28. Апрель. 5.
29. Апрель. 6.
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!