HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Николай Пантелеев

Дух внесмертный

Обсудить

Роман

(классический роман)

На чтение потребуется 17 часов | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск            18+
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 23.04.2014
Оглавление

49. Август. 4.
50. Август. 5.
51. Август. 6.

Август. 5.


 

 

 

Сугубая серьёзность, с которой люди делают глупые, совершенно бесполезные вещи, возмущает творца. И он, в ответ, говорит о вроде бы серьёзных вещах несерьёзно, ставит их с ног на голову, лишая тем самым ветхозаветной правоты, то есть, сакральности. Но сторонников подобного рода переворота понятий всё же немного: в основном, мудрецы, богема, интеллектуалы – гонимое стаей меньшинство… Разве можно шутить над такими вещами как любовь, домашний уют, родина, материнский долг, божественное, смерть, наконец?! Можно, если они становятся глупыми, эти священные животные, что не редкость в миру, согласитесь. Вот и забавляются по поводу бойкие ребята в сферах искусств и поодаль над этим предметом. Но поэтам тоже в детстве, бывает, так хвост прижмут, что идут они по жизни с лицом мученика, с вещими мыслями о скором конце света. Нам с такими, временно, не по пути…

На шестом месяце жизни в раю у Эн проснулось вдруг, задремавшее было, уж лет двадцать тому назад, чувство юмора. И он вспомнил, что называл и определял себя когда-то белым клоуном, а вслед за этим обнаружил, что Эл тоже клоун, только рыжий. Однако в прежней жизни эти маски были им не нужны, поскольку в супругах у них много лет числились добропорядочные члены общества, боящиеся лишь щекотки. Напомню, что белый клоун происходит от ироничного проницательного ума, а рыжий – от смешливого, возбудимого характера, поэтому первый смеётся по поводу, второй – без, или от души.

Всё началось исподволь, с цитирования киноклассики и литературы. Как-то кормя котов, Эн отмёл их льстивые попытки потереться о его штаны фразой Остапа Бендера, обращённой, по аналогии, к Кисе: «Ну, хорошо. У вас талант к нищенству заложен с детства. Идите. Свидание у источника в полночь…» Эл в этот момент находилась рядом и сразу вспомнила роман, фильмы по нему, и засмеялась – открыто, свободно, легко. А Эн, сам уже включаясь в игру, припомнил свой сон в феврале, где под конец он ловил смеющуюся женщину… И хотя она оказалась внешне совсем непохожей на его теперешнюю музу, Эн вновь услышал тот самый, щекочущий душу смех, похожий на эхо. И ему захотелось слышать этот смех почаще, отдыхать на нём от напряжённых моментов будней. Или даже не захотелось, это не было осмысленным желанием, а являлось внутренней потребностью, наряду с необходимостью дышать и, в паузах между боями, смотреть, не отрываясь, на горы, на огонь.

Сначала Эн шутил нарочито, готовился к импровизациям, но потом, естественно, расслабился, вернул свою манеру общаться ещё из далёкой юности и веселился за цитатами или собственными перлами всякий раз, когда видел Эл, когда вспоминал в разлуке о ней. Поэтому в нужных ситуациях на музу сыпались: «Змеиный-ик супчик…», «Я не узнаю вас в гриме…», «Потрясите вашу бабушку! Брюква не растёт на дереве!», «А на ликёро-водочный есть?!», «С таким лицом ему нужно идти работать ночным сторожем…», «Одну верните, я ошибся…», «Так, так! Отдохни, торопиться некуда. Всё равно без тебя похороны не начнутся…», «И как это можно без начальства лететь?!», «Наживка-то уже на даче!..», «Хотел на божью планиду, а попал в часть…», «Ах, женщины… и жить с ними невозможно, и убить нельзя…», «Позвольте вас спросить, вы почему в ресторан пришли в одном белье?!», «Я тоже ничего не скажу, если вас будут убивать!», «Жениться нужно на сироте!..», «В ожидании отхода поезда обозревал физиономию начальника станции и остался ею весьма недоволен…», «Бди!», «Женщины, оно конечно, вещь хорошая, но на них совершенно нет ни сил, ни времени…», «Плюнь! Пойдём водки выпьем!», «Все говорят: Кремль, Кремль. Ото всех я слышал про него, а сам ни разу не видел…», «За дураков должны думать инструкции!..», «Я бы отдал всё, что у меня есть, за то, чего у меня нет…», «Глупость – это штука скользкая, как мыло в бане…», «Вот, к примеру, я: прожил со своей женой целых тридцать два года – и ничего страшного…», «Какой он национальности? Да лысый!», «И докушал, сволочь. За мои-то деньги…», «Желаю вам больших, творческих узбеков!», «Ка-пи-та-лизм!..»

И в ответ на этот водопад памятных фраз, лишь крохотная часть которых здесь приведена, Эл смеялась и заставляла смеяться Эн. А он, вдохновлённый успехом, выдумывал новые поводы повеселиться и делал это даже без перерывов на ночь. Однажды, например, припозднившись за мольбертом, он спустился вниз, когда Эл уже вовсю спала. Во сне она превратилась в милого поросёнка: смешно похрюкивала и жевала в своей гастрономической грёзе что-то очень вкусное… Ну, разве это не чудо, не комедия с перевоплощением, не шоу!.. Утром, правда, Эл вспомнить из событий ночи ничего не смогла, и только за завтраком невинно краснела на цветастый рассказ Эн, легко смеялась над собой, обещая отомстить Эн, если получится, в ближайшее время.

День пролетел в заботах, в тумане, а вечером, когда она строгала салат для ужина, Эн взялся на веранде листать книгу прозы Рильке. Он восхищался утонченной вычурностью поэта, его затейливой меланхолией и неожиданно споткнулся на изумившей его фразе… «Уже выпал осадок в чистом растворе души. Уже облетела пушистая листва молитв, они поднимаются из уст сухими сучками. Сердце опрокинулось, истекло в окружную муть. Хлыст бьёт нехотя, как хвост, отгоняющий мух…» Ясное дело, он понёс добычу Эл, разгребающей на кухне, в контражуре тёплого света, мирские дела. «Послушай, – обратился он к ней, – вот тебе цитата из Рильке…» И было неясно, поняла его Эл или сделала вид, что не поняла, но она убила его наповал такой фразой: «Нет, вечером не надо никакой такой редьки, потому что от неё ночью живот пучит…» После этого Эн мигом забыл про несчастного поэта, его оторванность от мирского, забыл зачем пришёл на кухню, а потом смеялся весь вечер над столь удивительным союзом поэзии и прозы…

Недаром, наверное, смех похож на медаль для особо отличившихся в деле жизнелюбия. Обременённый скепсисом, болячками, либо долговыми обязательствами человек потешаться не будет. Если на тебе лежит тень родовых проклятий, дурной наследственности или проблем с детьми, то тебе тоже не до смеха. Отец и мать Эн умерли довольно давно, вполне логично и не лезли в душу неприятными воспоминаниями. Родители Эл обосновались – такая судьба! – где-то на юге Африки, присылая дочке изредка лишь благие вести, дети поэта и музы также аппетит особо не портили. Здоровье у наших героев находилось где-то рядом с возрастной нормой. Пантокрин и общий тонус обоих позволял даже употреблять приятные деликатесы интимного характера – отчего же, в охотку, над собой иногда не посмеяться среди трудов праведных!..

Однако возвращению к смешливому, детскому состоянию главным образом способствовало то, что Эн и Эл за полгода так сроднились, что можно было не стесняться в весёлой импровизации… Прожжёнными интеллигентами «в коленах» они не являлись, во всём держались золотой середины, календарного возраста не ощущали, поэтому слова «старость» и «грусть», будто веничком, выметались смехом из их райской жизни, чтобы сменить уже хорошее на лучшее.

Скажем, такие эпизоды: Эл описывает сон, соря восклицательными знаками: «Кошка сама! с разбега прыгает в тазик с молочной лапшёй и купается там! а когда выбирается из тазика, то голодные коты, урча, как самосвалы! с наслаждением её облизывают…» Эн, не совсем поняв рассказ за собственными мыслями, совершенно без сарказма, вздыхает в ответ: «Бред какой-то…» На что Эл находится: «Если ты выдумываешь свои фантасмагории, то выходит произведение, а когда я – бред… В конце концов, я не поэт, чтобы бредить по ночам… Обидно, понимаешь!»

Памятуя, что лёгкая ситуационная импотенция страсти и любви не помеха, Эн, чуть перебрав спиртного, набросился после бани на Эл. Он осыпал её поцелуями, утюжил крепкой рукой белое тело – да столь пылко, что Эл заметила: «Ты так аппетитно меня целуешь, что мне самой хочется себя расцеловать…» Понятное дело, после этого с Эн приключилась лёгкая истерика, едва не сорвавшая очередную занятную авантюру… И вдогонку, к скользкой теме взаимоотношений полов, ещё случай: Эл, осматривая свои рабочие брюки, с удивлением находит там, где сходятся штанины, дырку. На этот сюрприз она строго замечет: «Вот с таких-то маленьких дырочек всё и начинается…»

Вечером у камина Эн отказал, под предлогом заботы о здоровье, Эл в лишней рюмке шнапса, она же внезапно отреагировала так: «Ну, тогда нам и говорить не о чем!..» Впрочем, фраза стала темой полноценной дискуссии на час, спасая ненастный дремотный вечер при отсутствии злободневных поводов. Главным аргументом Эн назначил устоявшееся понимание алкоголя, как энергетического займа у будущего, а Эл била его тузы мелкими козырями жизни здесь на кордоне, когда у неё вовсе не было будущего после смерти мужа, и спасал в этой ситуации, наряду с музыкой, именно шнапс. Смягчившись, Эн вспомнил своё, Эл – своё, а закончился диспут тем, что поэт, злясь на музу, пока не понимающую ещё принцип растягивания удовольствий, сказал ей: «Вот когда ты окажешься в больнице…» – и здесь он на секунду умолк, думая, как бы точнее выразить мысль… Но Эл сходу на это уже отреагировала: «Что, что?! Водка!» Так и не удалось, хоть раз, серьёзно поговорить на тему своевременно умеренной заправки изношенных организмов наших героев топливом нужных для праздников марок.

Ночью после этих мелких событий Эл не спалось, а Эн напротив, сбросив пар, невинно храпел на спине. Муза, легонько толкнув поэта в бок, спросила: «Чего ты сегодня так расхрапелся, мой спаситель?..» Эн, почти не открывая глаз, ответил на вопрос: «А чтоб веселее было…» В результате Эл, напротив, этой же ночью снились мелкие ситуационные кошмары, о которых утром она пробормотала в задумчивости: «Это не сон мне показывали сегодня, а какой-то фильм ужасов!..»

Было и так, что после дойки Эл встретила Эн, слишком быстро управившегося с делом, отличной фразой: «Я испугалась, когда увидела тебя с книгой в руках!» Ожидалось-то, допустим, молоко… А как-то Эн пытался научить Эл свистеть, что неплохо для лесного дела, но она так и не смогла преодолеть себя, на что он вспомнил известную фразу о медведе в цирке. Эл, не моргнув глазом, отреагировала очень просто: «Да, медведя научить и свистеть можно, а меня – нет…»

Женщина есть женщина, в лесу она не «как дома»: передвигается рывками, ставит ногу на пятку, хрустит без удержу ветками, спотыкается, несмотря на двадцатилетний опыт походной жизни. Эн, напротив, сразу выучился ходить, как зверь, – мягко, гладко, неизменно сохраняя во всех ситуациях равновесие. Над неуклюжестью музы он посмеивался и, узнав, что она относительно поздно начала ходить, успокоил её: «Ты, начав ходить с опозданием, учишься этому до сих пор… Но ты не отчаивайся, главное – упорство…» Ждать ответа долго не пришлось. За ужином Эн сгоряча посетовал на усталость – мол, сегодня мне не хватило силы духа… Эл не поняла: «Так силы или духа?» Теперь уже Эн пришлось цитировать классику: «И того и другого… И можно без хлеба…»

По поводу мук творчества за синтезатором, Эл, на ранней стадии, как-то ошарашила: «Эх, я будто нахожусь в прямой кишке, извини за сравнение, и скоро оттуда выйду. Только вот вопрос – куда?» Чуть позже у камина она, не в силах остановиться на финише от дневных забот, предложила: «Давай-ка примем нашей любимой тормозной жидкости…» Следующим утром, глядя в зеркало, Эл с улыбкой заметила: «Сейчас моя голова представляет одну сплошную импровизацию…»

Человек – это животное общественное, а смех, безусловно, – явление общественное. Его нет в сообществах насекомых, млекопитающих, рыб… Им не до смеха, поскольку они заняты поеданием друг друга. Значит, нам, чтобы не есть ближнего своего, надо больше смеяться, отвечать на шутку шуткой, а не ударом сапога в живот. И не красотой мир спасётся, дорогой Фёдор Михайлович, а улыбкой, ибо красота, пока, – это зона конфликтов, место дележа, повод вожделения, захвата, а улыбка мирит даже грубые формы мышления, она их обезоруживает.

За домашней вознёй, Эн предложил Эл о чём-то там подумать… Муза в задумчивости отвечала: «Что значит подумать? У меня не мысли, а мелкие блохи, – прыгают и больно кусаются… Причём, все они сейчас кулинарные». Эн на это отвечал ей в тон: «А я – человек огромных, титанических даже, мыслей, но мои, в отличие от твоих, практических, сплошь эротические и хулиганские…» Утром, Эл как-то подгоняла Эн, работавшего ночью над картиной: «Давай, давай, вставай!.. Дел сегодня по горло!» – «Я ленюсь», – отвечал Эн, ещё не выйдя из ночного зефира. «Ничего, ты всё равно вставай, мы с тобой, на ходу, поленимся!» Под вечер Эн доил Терцию, и его атаковал слепень. Пришлось пожаловаться Эл на волдырь за ухом. Комментарий был краток: «Ты ему понравился, у него хороший вкус…» А вскоре Эн услышал и такое признание: «Комары, как озверелая матросня, налетели, пришлось троих ухлопать…»

Что привлекает мужчину в женщине? Да чёрт его знает!.. Она его, видимо, возбуждает… Причём не как самца, а как зрителя театра одного актёра, склонного от рождения к самолюбованию. Последите тайком за женщиной – она, как правило, естественна и проста, если рядом нет зеркала, но стоит появиться зрителю мужского пола, вы сразу увидите преображение женщины в даровитую, легко читаемую актрису.

Эл для Эн была актрисой гениальной. Так он однажды и сказал: «Из тебя бы могла выйти прекрасная актриса!» Эл немедля спросила: «Куда выйти?!» Но настоящий ответ на комплимент появился через день. Эн похвалил себя за сноровку в лесу, с кратким выводом в конце речи: «Я способный…» – «На что?» – с лёгкой ухмылкой поинтересовалась Эл. – «На многое…» – «Хорошо, что не на всё…» – закрыла тему опытная муза, хотя обычно в подобных ситуациях она просто начинала смеяться как в том февральском сне. И этот живительный смех ставил Эн на место: он вёл себя скромнее в быту и осторожнее в лесу, так как рай героев не любит… Выходит, юмор помогал нашим «небожителям», вдобавок ещё, избегать досадных сюрпризов, оберегал от игры в сугубую серьёзность, присущую глупым людям и лидерам социальных групп, наполнял влагой безбрежного веселья сухую почву зыбучего местами бытия.

Эн частенько вертелся вечером на кухне, вдохновляя Эл на новые выходки и дожидаясь какого-нибудь горячего сдобного пирожка… Разве не забавно, не поучительно увидеть как женщина за стряпнёй, вся без остатка находящаяся в процессе, поднимает крышку сковородки и вдруг чихает прямо в жарящуюся картошку с понятным сердцу замечанием: «Ничего, она всё равно прожарится…» А потом, глядя в окно, молвит: «Давление скачет от одного вида на Олений лан…»

Художник, однако, тоже не промах, он – вахтёр театра домашнего юмора, поэтому, пытаясь оправдать своё желание «заморить червячка» перед «дамой – хозяйкой», Эн заключает: «Желудок-то у меня маленький словно у котёнка, а аппетит – звериный…» Или выдаст на кураже: «От голода нос опух – вот и чихаю, как проклятый!..» Или, вполголоса, но вовсе уж откровенно в тревогах райской суеты: «Выхожу из туалета, эх… с низко опущенной головой, без чувства удовлетворённости содеянным…» А раз поэт и такое заломил удивлённой музе, спросившей его: «Когда ты идёшь в душ? – «Даже, и не знаю… помыться надо, но день был таким медовым, что его не хочется с себя смывать!»

У мужчины и женщины имеется тысяча причин «не быть вместе» и есть всего одна, чтобы «не расставаться никогда» – сходное понимание того, что следует делать через минуту, через неделю, в будущем, то есть, всегда. Народ подобное единомыслие обозначает коротким и ёмким словом «любовь», и нет смысла с ним спорить, хотя краткость не всегда сестра таланта… Особенно в любви, которая ценит продолжительность, постоянство, при наличии регулярных и приятных импровизаций.

Все жизненные афоризмы наших героев нет смысла, наверное, здесь приводить, учитывая их весьма частный характер, и то, что вырванные из той или иной ситуации, они резко теряют в цене. Этими перлами, под закуску постоянно ровного хорошего настроения, пусть разного калибра, но жизнь Эн и Эл, на данном этапе, была переполнена. Можно сказать, что свой сборник весёлой мудрости они только начали писать, и значит впереди ещё немало лет безответственного труда. А вот тогда посмотрим, оценим, сдадим в утиль или в печать. Однако совместная работа надподобного рода изустной книгой уже сейчас позволяла им сохранять нужное по ситуации половое неравенство, поднимать градус шутовского поединка кошки с собакой, провоцировала состязательность, оттачивала природный ум, вызывала приступы смеха и сопутствующий им адреналин. Бодрило, то есть.

 

 

 


Оглавление

49. Август. 4.
50. Август. 5.
51. Август. 6.
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!