HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 г.

Виктор Парнев

Белокурая бестия против нацизма

Обсудить

Эссе

 

к юбилейной дате Марлен Дитрих

 

  Поделиться:     
 

 

 

 

Купить в журнале за октябрь 2021 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

На чтение потребуется 22 минуты | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 20.10.2021
Марлен Дитрих

 

 

 

Вот как изобразил её в художественном произведении человек, хорошо, и даже очень хорошо её знавший:

«Это была она. Только она умела выйти так из машины, деловито и легко, и красиво, и в то же время так, будто она оказывала большую честь тротуару, ступив на него ногой. Вот уже много лет все женщины старались походить на неё, кое-кто даже не без успеха. Но стоило появиться ей – и становилось ясно, что это лишь жалкие подделки. Сейчас на ней была военная форма. Она улыбнулась швейцару, о чём-то его спросила, он ответил, сияя от удовольствия, и она прошла прямо в бар…». И дальше ещё:

«Она сняла пилотку и тряхнула рассыпавшимися волосами… и он увидел знакомый открытый лоб и знакомую колдовскую волнистость волос всё такого же цвета спелой пшеницы с серебристым отливом, и высокие скулы, и чуть запавшие щёки…

– Как я выгляжу?

– Сама знаешь». (Эрнест Хемингуэй, «Острова в океане»)

Конечно, она знала, как она выглядит, и знала, что это знают другие. Выглядеть как надо – неотъемлемая необходимость всякой кинозвезды. Но она не была «всякой», она была уникальной для того времени, она оставалась такой, когда её время, казалось бы, безвозвратно прошло, и она остаётся такой по сей день. Уникальность была и во внешности, и в уровне таланта, но, скорее всего, в личности, в её масштабе. Для кинозвезды он был нехарактерен. Вот поэтому-то женщины, которые старались походить на неё, оказывались, может быть, и не столь жалкими, как утверждал неравнодушный к ней Хемингуэй, но всё-таки подделками.

Можно навскидку назвать не менее полудюжины голливудских кинодив, как ушедших уже, так и здравствующих, явно позаимствовавших у неё образ статной, подтянутой, нордически холодноватой пышноволосой блондинки с магнетическими, широко распахнутыми голубыми глазами.

Кстати, эта белокурая бестия от природы была вовсе не белокура. С детских, с юношеских и даже с ранних молодых, уже артистических фотоснимков и кинокадров на нас смотрит плотненькая, почти полненькая, шатенка с мягкими округлыми чертами лица и слегка вздёрнутым носиком. Такой тип женщины был тогда в моде, и она по молодости этой моде тогда следовала. Но вскоре нашла для себя безошибочно свой, подходящий ей образ, и не выходила из него уже до самого конца.

Где-то можно прочесть, что этот ставший классическим образ придумал для неё голливудский режиссёр Джозеф Штернберг, снявший её в классическом же фильме «Марокко». Знавшие её в те годы друзья это решительно отрицают. Нет, говорят и пишут они, всё, что имеет отношение к ней, к её образу, она придумала и сделала сама, потому что была личностью, переделать которую не было под силу никакому режиссёру. Тем более что перед «Марокко» тот же Штернберг снял её в «Голубом ангеле», а там она явилась зрителю в образе всё ещё довольно-таки полненькой, игривой шатенки.

Но давайте по порядку.

 

 

*   *   *

 

Мария-Магдалена Дитрих родилась в семье армейского лейтенанта Отто Дитриха в Берлине 27 декабря 1901 года. Родилась в рождественские дни первого года нового века – в этом можно усмотреть нечто знаменательное, а при желании и мистическое. Берлин – столица Пруссии, следовательно, по рождению она не только немка, но и пруссачка, да к тому же из офицерской семьи. Безупречная родословная в глазах будущих идеологов германского национализма.

Тот факт, что по рождению она была стопроцентной, чистокровной немкой, впоследствии разными сторонами ставился ей как в заслугу, так и в упрёк. А одна из сторон ставила ей это вначале в заслугу, а затем в упрёк, и даже в вину. Этой стороной была нацистская Германия, точнее, режим, установившийся в ней с 1933 года.

Доподлинно известно, что сам Гитлер был поклонником её таланта, любил фильмы с её участием, хвалил её и сожалел, что такая эффектная фрау, подходящая по всем статьям к его режиму, не ценит ни его режима, ни его самого, живёт и работает не в фатерланде, а в еврейско-буржуазных Соединённых Штатах. Этой своей слабости к Дитрих фюрер не афишировал. А вот рейхсминистр Геббельс говорил о том вслух. Он не просто хвалил её, он ею восхищался. И, поскольку кино находилось в его ведении, неоднократно предпринимал попытки вернуть беглянку на родину, обещая ей все блага. И в первую очередь – статус главной кинозвезды великой Германии. Но вернёмся немного назад…

Берлинская киностудия UFA, где начинала свою карьеру Мария-Магдалена Дитрих, не особенно благоволила к ней. Несмотря на успех фильма «Голубой ангел» (1930 г.), продюсеры и режиссёры студии не видели в ней большого таланта и большой перспективы. Поэтому, получив предложение от Штернберга поехать в Голливуд и сняться там, она раздумывала недолго. В сентябре 1930 года отбыла через океан в США. К этому году она уже была замужем за одним из сотрудников UFA[1] Рудольфом Зибером, и у них была дочь Мария. Ещё раньше она сократила своё длинное двойное имя, соединив его в одно; Марлен – производное от Марии и Магдалены. В официальных документах она именовалась «фрау Зибер», но все знали её только как Дитрих, и она оставила себе эту фамилию для общественной и сценической жизни.

Фильм «Марокко» был снят поразительно легко и быстро, и в конце всё того же счастливого для неё 1930 года вышел на экраны. Успех был полный. Здесь она уже подтянутая, стройная, и здесь она уже в том образе загадочной, своевольной, слегка порочной, но при этом честной, прямой и бесстрашной женщины, который стал её визитной карточкой на долгие полвека. Последовали другие фильмы, большей частью успешные, и как результат, безоговорочный статус звезды Голливуда. Гонорары, автомобили, вилла, журналисты – всё, как полагается.

 

 

*   *   *

 

А на её родине начинался большой фильм в тринадцати (по числу лет) сериях под названием «Тысячелетний рейх», с подзаголовком «Гитлер – наш рулевой». И вот здесь начинается самое главное в её жизни, как считают некоторые её биографы. Начинается следование по выбранному ею пути. Выбор был сделан без колебаний и долгих раздумий. Она хорошо знала свою страну и свой народ. Восхождение Гитлера к власти происходило на её глазах, когда она была уже достаточно взрослой, всё видела, слышала и делала из этого выводы. Поэтому на риторический клич фюрера и его присных «с кем вы, мастера культуры?» она немедленно ответила: «С кем угодно, только не с вами, и катитесь вы знаете куда!..» Буквально в таком тоне она несколько раз отвечала на примирительные в отношении неё призывы нацистов типа «вернись, мы всё простим».

Ошибочно было бы думать, что она не хотела в Германию потому, что ей было так сладко в Америке. Не всё и не всегда было у неё хорошо в Голливуде. Приливы успеха сменялись отливами неудач, не все фильмы приносили кассу, не все режиссёры жаждали снимать её после того, как разладились её отношения со Штернбергом. Кто-то завидовал ей и потому вёл под неё подкоп, кто-то считал её ненастоящей, случайной звездой, которая вот-вот закатится. И действительно, к 1937 году в её карьере обозначился застой. Впереди замаячила неопределённость и, возможно, безденежность. И при этом при всём она была иностранкой…

И вот, в этот непростой для Дитрих период нацисты предприняли очередную, последнюю, как оказалось потом, попытку перетянуть её на свою сторону. И на каком ведь уровне была эта попытка! Сам министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп лично обратился к ней с предложением о «сотрудничестве». Сотрудничество должно было заключаться в том, что она с семьёй возвращается в Германию, снимается там в немецких фильмах у немецких кинорежиссёров, а государство гарантирует ей все условия, в первую очередь материальные – не менее 200 тысяч рейхсмарок за участие в каждом фильме. Цифра огромная для того времени, в масштабе тогдашних цен.

Ответ был немедленным, решительным и вполне в духе Марлен: «Катитесь вы в … !».

И чтобы ни у кого больше не было сомнений насчёт её отношения к режиму, установившемуся на родине, и к людям на службе у этого режима, она в том же 1937 году подаёт прошение о предоставлении ей гражданства США. Это было сжигание последних мостов.

Сегодня нам, знающим, что было дальше, кто оказался плохим, кто хорошим, кто кого победил и на чьей стороне оказалась правда, легко принимать такую позицию как естественную. Но не всё было так просто в годы, предшествующие началу войны. Да и воевать США стали с Германией только через два(!) года после начала Второй Мировой. И вспомним, что не США объявили войну гитлеровской Германии, став против неё в один ряд с Англией, деголлиевской Францией и СССР, нет, это Германия объявила войну США в декабре 1941 года после нападения Японии на Пёрл-Харбор. А настроения в американском обществе были далеко не у всех антифашистские. Существовало сильное прогерманское и даже прогитлеровское лобби, и до декабря 1941 года оно имело заметное влияние на президента и конгресс.

Гражданкой США она стала в начале июня 1939 года, а через три месяца Германия начала Вторую мировую войну. Удивительно вовремя подоспело это новое гражданство, ведь теперь путь на родину ей был закрыт окончательно, а когда и чем закончится война, никто тогда знать не мог.

О настроениях в Америке того времени свидетельствует сам Голливуд. В фильме «Ключ» 1958 года, где речь идёт об американских и британских моряках в Атлантике, один герой звонит по телефону другому: «Только что сообщили, что Америка, наконец, вступила в войну!»«Правда?.. А на чьей стороне?» – иронически уточняет собеседник, американский морской офицер. В другом, относительно недавнем, фильме «Чёрная орхидея» один из героев, он по сюжету является голливудским продюсером, говорит за беседой своему гостю: «Конечно, Гитлер слегка перегнул палку, но я думаю, мы ещё пожалеем, что в этой войне были не на его стороне». И много других подобных свидетельств можно найти в американском кино и литературе.

Но многие люди – как правило, это были незаурядные, творческие личности – поняли всё очень рано, а если не поняли, то почувствовали кожей, всей своей натурой. «Есть только одна политическая система, которая не может дать хороших писателей, и система эта фашизм. Потому что фашизм – это ложь, изрекаемая бандитами». Догадайтесь, кто это сказал во весь голос в 1937 году… Эрнест Хемингуэй, речь на Конгрессе американских писателей. Мужчины, которых любила Марлен Дитрих, неизменно были и её единомышленниками. Возможно, потому и были ею любимы.

 

 

*   *   *

 

Одним из таких её мужчин был Эрих Мария Ремарк. Соотечественник, земляк (пруссак, как и она), такой же творческий человек, ну и, что самое важное, единомышленник. Оба они твёрдо и бескомпромиссно отнеслись к тому, что произошло на их родине. Но ведь мало отнестись к чему-то тем или иным образом, главное, в чём у тебя это выразилось, поговорил ты об этом с друзьями, пожаловался маме, или же заявил во всеуслышание. Они – заявили. Каждый по-своему, но без обиняков и очень громко. А поскольку оба были мировыми знаменитостями, их декларативная позиция стала известна всем и сослужила свою службу, кого-то поддержала, укрепила его дух, кому-то раскрыла глаза, кого-то подтолкнула к борьбе против зла.

В том, что нацизм есть зло, не сомневались ни Хемингуэй, ни Чарли Чаплин, ни Ремарк, ни Марлен Дитрих, ни Лион Фейхтвангер, ни Бертольд Брехт. Но Чаплин был англичанином, Хемингуэй американцем, а Брехт и Фейхтвангер – евреями. Их анитифашизм был делом понятным. Но вот эти двое – чистокровные немцы, не обиженные судьбой, обласканные публикой и прессой, не нуждающиеся ни в чьей и ни в какой поддержке. Чего им не хватало?

Они отважились на то, на что не отважился тогда ни один другой немец. Они осудили и обвинили весь свой народ. Это было необычно, непривычно и не всем понятно.

 

Марлен Дитрих

 

Незыблемая советская идеологическая догма того времени гласила, что народ не может ошибаться, не может быть виновен и наказуем. Вся вина ложится на правящую страной политическую верхушку. Вот сам Гитлер, его партия и, конечно, конкретные исполнители преступлений, они да, могут быть и виновны, и должны быть наказаны. А народ – он жертва, он был обманут, подвергнут частично насилию, частично оболваниванию, он запуган, он загнан в свои жилища, и вынужден молчаливо терпеть беспредел. Именно так трактовалось общественным мнением происходящее в те годы в Германии.

Увы, это не так, с грустью констатировали Ремарк и Дитрих. Немецкий народ не был обманут нацистами, он сам обманул себя. Он не просто поверил лозунгам и обещаниям нацистов, он их одобрил, он охотно стал следовать им и работать на них. А лозунги эти были открытые и циничные: Германия только для немцев, инородцев долой, в первую очередь, конечно, евреев; несогласных в концлагеря, а упорствующим виселица; Германия перестаёт быть парламентской республикой, становится рейхом с фюрером во главе; окрестные страны должны подчиниться воле Германии и поделиться с нею своей территорией, а кто заартачится, тот почувствует на себе силу германского оружия; немец – высший тип и олицетворение белой, высшей, расы, все другие нации, не говоря уже о низших расах, должны служить ему… и т. д.

Всё это было громогласно сказано и написано чёрным по белому, и всё это пришлось большинству немцев по вкусу. Народ Германии пошёл за Гитлером без принуждения, по собственной воле, вот главная шокирующая многих мысль, высказанная Ремарком и Марлен Дитрих. Ремарк говорил об этом во многих своих публикациях, но убедительнее всего выразил эту мысль в романе «Тени в раю», где описывается жизнь в Америке во время войны беглецов из Германии, среди которых был и он сам.

Главный герой романа, под которым явно подразумевается сам автор, то и дело возвращается мыслями к своей стране и к происходящему в ней. Как это могло случиться? Откуда вдруг взялось и захватило немцев это преступное безумие? Откуда взялись те, кто стоит сегодня во главе новой, невиданной прежде Германии, кто завладел умами и душами культурного, казалось бы, народа? Эти люди – Гитлер, Гиммлер, Геббельс и вся их преступная шайка – они ведь не с Марса высадились, не на парашютах заброшены к нам какой-то враждебной державой в качестве диверсантов. Нет, они немцы, такие же немцы как я, как другие. В их биографиях нет ничего необычного. И они никого не обманывали, они прямо обещали немцам то, что происходит сегодня. И мы, немцы, это с радостью приняли. Правда, сейчас эта радость омрачена, Германия терпит на фронтах поражение за поражением (действие происходит в 1944 году), но никаких признаков разочарования в Гитлере не заметно. Там лозунги висят на каждом доме: «Фюрер – это Германия, Германия – это народ». И как вывод из этого лозунга: фюрер – это и есть народ. По-видимому, так оно и есть. Но тогда народу и отвечать за всё содеянное вместе со своим фюрером. Это будет справедливо, и так быть и должно…

 

 

*   *   *

 

Марлен Дитрих не писала ни романов, ни публицистических статей, ни эссе. Но она давала много интервью, в которых высказывала всё, что считала нужным, а после начала войны стала выступать по радио, участвовать в разных собраниях, митингах, форумах. Все её заявления, все её выступления содержали ту же мысль, что высказывал её друг-писатель: Гитлер преступник и негодяй, но народ Германии, который привёл его к власти, тоже несёт ответственность за происходящее.

Позже, когда в начале 1945 года Марлен ступит на очищенную от нацистов землю Германии, увидит руины разбомблённых союзниками городов и немногих оставшихся в живых измождённых, оголодавших жителей, она произнесёт самые жестокие слова в адрес своей родины:

«Да, немцам досталось от этой войны, они словно прошли через ад, но они это заслужили».

Эти слова её бывшие соотечественники будут потом припоминать ей до самой смерти и даже после неё.

До вступления США в войну с Германией (по «приглашению» Германии, напомним) Марлен Дитрих продолжала сниматься в голливудских фильмах, но с изменением обстановки полностью переключилась на общественно-политическую деятельность. Всё, что она могла делать, используя свою известность и свои связи, она делала. Она объездила всю страну, агитируя население за поддержку армии и флота, призывала подписываться на военный заём, и делала это намного эффективнее других агитаторов. Выяснилось, что она умела не только петь, танцевать и разыгрывать по сценарию роли, но и говорить без бумажки так, что тысячные толпы аплодировали ей и кричали: «Браво, Марлен, ура!».

Вскоре и этого ей показалось недостаточно. Её дочь Мария утверждала: «Она так ненавидела нацистов, что сама хотела воевать, и, если бы ей позволили, взяла бы в руки автомат и отправилась бы на фронт».

Автомата ей не дали, но на фронт она, к её радости, всё же отправилась. К 1943 году в армии была создана и успешно действовала Служба организации досуга войск, этакий аналог нашего Управления фронтовых концертных бригад. Дело это было вовсе не безопасное, и её отпускать не хотели, но она настояла. Там Марлен нашла себя и своё место в этой войне. В действующей армии США она прошла весь отрезок войны от начала 1943 года до мая 1945-го. Позже она утверждала, что этот отрезок был самым счастливым в её жизни, самым значительным и дорогим её сердцу.

 

 

*   *   *

 

Весной 1943 года она морем прибыла в Северную Африку, где объединённые франко-англо-американские войска добивали и выдавливали прочь экспедиционный корпус Эрвина Роммеля. Здесь и началась та её работа (или служба?) в составе действующей армии, подобрать определение которой будет непросто. Разумеется, она часто пела для солдат их любимые песни, но ещё чаще просто общалась с ними, разговаривала со сцены, вернее, с того, что заменяло в этот раз сцену – с кузова грузовика, с наспех сколоченного помоста, со штабеля ящиков, просто с какого-нибудь пригорка. С нею было несколько музыкантов-аккомпаниаторов и несколько коллег артистов, но звездой, конечно, была она, солдаты и офицеры собирались, чтобы видеть и слышать именно её.

Неизвестно почему, вскоре распространилось мнение, что приезд Марлен Дитрих – хороший знак для боевой обстановки, что если приехала она, значит, неприятель не будет бомбить и обстреливать. «Марлен приехала, и будет петь у нас? Ну, значит, сегодня будет тихо, значит, разведка что-то узнала про фрицев. Ведь её не послали бы туда, где опасно, правда же?» – говорили друг другу солдаты.

Военный люд боготворил её. Для них она была своя. Конечно, все они знали, что она знаменита, что снималась до войны в Голливуде, но здесь, на фронте, она была одной из них. С фотографий и хроникальных кинокадров тех лет смотрит на нас, улыбается, машет нам рукой, другой рукой обнимая какого-нибудь счастливца сержанта или капрала, Марлен в пилотке, в фуражке, в каске, в форменной рубашке, в мундире, в бушлате, то есть, в армейской одежде по обстановке или погоде. И всё это выглядело на ней совершенно естественно, всё ей, что называется, шло. А что могло бы не пойти Марлен, такое и представить трудно. «У неё фигура манекенщицы», – сказал один её поклонник, и это был не Ремарк, не Джон Уэйн и не Юл Бриннер, – это сказал Пьер Карден, который, согласимся, разбирался в манекенщицах и в их фигурах. В одном из её элегантных приталенных мундирчиков и встретил её, а потом запечатлел в романе её друг, поклонник и единомышленник Эрнест Хемингуэй.

На военную форму у неё было самое что ни на есть законное право – она имела офицерское звание капитана. Конечно, это было не вполне настоящее звание. Оно было присвоено ей и ещё нескольким артистам на случай плена. С той и с другой стороны к пленным офицерам относились гуманнее, нежели к рядовым. Будем помнить: для Марлен оказаться в немецком плену означало куда большую беду, чем для любого из её коллег.

 

Марлен Дитрих

 

 

*   *   *

 

Из Северной Африки она вслед за армией… хотя, нет, почему «вслед», вместе, только вместе с армией, в её составе, высадилась на Сицилии, затем после боёв – на материк в Италию, на её «сапожок», а там с долгими боями до самого Рима. В самих боях она, конечно же, участия не принимала.

В начале 1944 года она улетает в США, но ни в какой не в отпуск, не на отдых, ей было поручено подобрать состав артистов для новой программы. Уже весной Марлен с коллегами плывёт через океан в Европу с остановками: Гренландия, Исландия, Ирландия, Англия. Остановки были запланированные, рабочие, они везде давали концерты на базах союзных вооружённых сил, а базы эти были по всей Северной Атлантике, где разбойничали германские подводные лодки.

 

 

*   *   *

 

6 июня 1944 года. Легендарный день «Д». Долгожданная высадка союзных англо-американских войск в Нормандии. Марлен с первой волной, разумеется, не высаживалась, в этот день там весь берег был устлан телами погибших солдат и металлом сожжённой, покорёженной техники. Но уже был пятачок освобождённой от нацистов континентальной Европы, и пятачок этот с каждым днём расширялся. Вскоре он расширился настолько, что появилась возможность перебазировать из Англии вспомогательные службы, к каковым относилась и Служба организации досуга войск. Продолжилась работа Марлен в прифронтовой полосе действующей союзной армии.

К концу 1944 года практически вся Франция была очищена от немцев. Союзные войска, двигаясь с боями на восток, подошли к границе Германии. Теперь уже опасность нависла над самим рейхом. С востока к нему приближались советские войска, с запада – англо-американские. Вплотную к германской границе союзники подошли на северо-востоке Франции и в Бельгии, в Арденнах.

 

 

*   *   *

 

Арденны – малонаселённая гористо-лесистая местность на стыке Голландии, Бельгии, Германии и Люксембурга, в правом верхнем углу карты, если перед вами карта Франции. Здесь союзники замедлили своё продвижение и остановились для передышки, накопления сил и, заодно, празднования Рождества. Прибыла сюда и группа артистов из Службы досуга с Марлен Дитрих в их числе. Все приготовились комфортно и весело встретить праздник, отдохнуть и набраться бодрости в этой живописной сельской местности перед новым своим наступлением и новыми военным успехами.

И тут произошло то, что прошляпила союзная разведка и чего не ожидали ни английские, ни американские генералы. Именно здесь и именно в этот момент германская армия перешла в контрнаступление. Оно было хорошо продумано и тщательно подготовлено. Добиться победы в этой войне Гитлер уже не надеялся, но остановить союзников, предотвратить их вторжение на свою территорию у него шансы были.

16 декабря немцы ринулись вперёд тремя расходящимися танковыми колоннами. За танками следовали моторизованные части, пехота, артиллерия и всё прочее, что полагалось при крупномасштабном наступлении. Застигнутые врасплох союзники, большую часть которых здесь составляли американцы, беспорядочно отступали, гибли, тысячами сдавались в плен. Всю первую неделю это походило на катастрофу.

Немецкая разведка, в отличие от американской, работала грамотно. В числе прочих сведений у немцев были сведения о нахождении где-то здесь их знаменитой бывшей соотечественницы. Однофамилец Марлен генерал СС Зепп Дитрих, командовавший одним из передовых танковых корпусов, приказал разыскивать её, а при обнаружении схватить и доставить к нему... [...]

 

 

октябрь 2021 г.

 

 

 



[1] Немецкая компания по производству фильмов (прим. ред.).

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Внимание! Перед вами сокращённая версия текста. Чтобы прочитать в полном объёме этот и все остальные тексты, опубликованные в журнале «Новая Литература» в октябре 2021 года, предлагаем вам поддержать наш проект:

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года в полном объёме за 97 руб.:
Банковская карта: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина» и введите ключ дешифрования: 1KREiYCtRGAQvNdRvAcEHw
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению октября 2021 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

 

 

  Поделиться:     
 
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за август 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!