HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 г.

Александр Ралот

Связная

Обсудить

Рассказ

 

Купить в журнале за июль 2020 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2020 года

 

На чтение потребуется 25 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 14.07.2020
Иллюстрация. Название: кадр из фильма «Место встречи изменить нельзя» (1979 г.). Режиссёр: Станислав Говорухин. Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

Глава 1. Северная область РСФСР. 1950 год

 

 

Нудный осенний дождь загнал будущих пассажиров в здание вокзала, чему была бесконечно рада дородная буфетчица Клавдия. Поезда на станции Ретардово останавливались нечасто, а план есть план. Его к концу месяца вынь да положь. Козырь бесцеремонно согнал с сиденья деревенского паренька и развалился, вытянув ноги. Торговка с кошёлками в обеих руках, чуть было не споткнувшись о них, хотела обложить его трёхэтажным, но, встретившись с ледяными глазами, отошла в сторону. От греха подольше.

Старенький динамик голосом дежурной пробубнил:

«Объявляется прибытие поезда Водрута-Южнореченск. Ввиду задержки стоянка сокращена. Посадка будет осуществляться во все вагоны».

Машинально рука Козыря потянулась к внутреннему карману, где рядом со справкой об освобождении из колонии строго режима лежал билет.

«Пора», – подумал он и рывком вскочил с места.

И тут его взгляд остановился на дамской сумочке, из которой торчал увесистый лопатник[1].

«Секундное дело – и поминай как звали», – пульсировала назойливая мысль. Наторговала. Молодая. Неопытная. А «лохушек» учить сам бог велел.

Минуту спустя натренированная рука уже тянулась к вожделенному предмету.

– Стоять! Не двигаться! – раздалось над ухом.

Щуплый милиционер в помятой форме схватил за рукав, а «лохушка», развернувшись на сто восемьдесят градусов, совала в рожу красную ксиву[2].

«Подстава. На живца, как фраера[3], взяли! Ведь только откинулся[4] и опять! Кореша засмеют!»

Козырь рванулся изо всех сил. Расталкивая толпу зевак, помчался прочь из зала ожидания. С разбегу прыгнул на пути. В голову ворвался пронзительный вой паровозного гудка и скрежет тормозов.

«Успею! Проскочу! А там меня только и видели! Где наша не пропадала».

Душераздирающий женский крик – последнее, что услышал в своей жизни вор по кличке Козырь. Красивое погоняло[5] не помогло. Многотонная махина затормозить не успела. Паровоз словно пушинку отбросил беглеца на десяток метров, а затем всей массой наехал на уже мёртвое тело.

 

 

Глава 2. Южнореченск. Осень того же года.

 

Начальник управления по борьбе с бандитизмом, полковник Тарас Григорьевич Ильяченко оторвал взгляд от оперативной сводки и уставился на стоящего по стойке смирно молодого человека в линялой куртке.

– Старший лейтенант Китаев. Представляюсь по случаю окончания курсов повышения.

– Почему не в форме? – бесцеремонно перебил хозяин кабинета.

– Так ведь оперативная работа предстоит. Никак нельзя. Я прямо с вокзала к вам. На вещевой склад зайти не успел.

– Оперативная, говоришь. Воевал?

– Довелось. В Праге гадину добивал. После демобилизации предложили трудоустройство в милиции. Имею разряды по боксу и борьбе. Служил в Подмосковье. Потом послали на спецкурсы. Там же в моих бумагах всё изложено.

Полковник взглянул на заваленный стол. На сводку, потом опять на лейтенанта.

– Наколки имеются?

– Не понял? Я же офицер, да к тому же спортсмен. Кто же на ринг или борцовский ковёр с такой гадостью выпустит?

Начальник молчал. Сосредоточенно теребил подбородок. Наконец молвил:

– Сколько тебе?

Лейтенант переминался с ноги на ногу, не решаясь переспросить начальника.

– Сергей Александрович Китаев, я спрашиваю, лет полных сколько?

– Двадцать восемь. Скоро двадцать девять будет.

– Вот и ему столько же было. Выходит, ровесники. Почти.

– Кому?

Хозяин кабинета, с минуту порывшись, вытащил фото и протянул лейтенанту.

– Согласись. Кое-какое сходство прослеживается.

– Зэк, что ли?

– Бывший. Убегал от преследователей и угодил под поезд. Улавливаешь?

Сергей не нашёлся что ответить, поэтому просто покачал головой.

– Банда у нас орудует. Предатели и прочее отребье. По всей видимости, этот «фрукт» к ним добирался.

– Так, вы хотите меня вместо него? В логово? А если кто с этим лично встречался?

– Не с первого раза, но всё же усёк. Это радует. Про «сучью войну»[6] слыхал?

Китаев вновь кивнул, соглашаясь.

– Так вот, Козырь, – полковник указал на фотографию, – за убийство сел. По этапу ушёл за неделю до начала войны. И он из тех, которые искупать вину кровью категорически отказывались. Отсидел до звонка. А лагеря, сам понимаешь, и физиономию, и личность меняют до неузнаваемости. Говоришь, с вокзала. Кто-нибудь видел, как ты в здание входил? С кем общался, пока ко мне зашёл?

– Только с дежурным, внизу.

– Ну, Иваныч мужик надёжный. Жаль, староват.

– Не понял. Как это староват? Он же не седой ещё. Почти.

Половник усмехнулся. – Седина, товарищ лейтенант, она не всегда от возраста появляется. В связники – староват. Его в городе каждая собака знает. Ладно, то не твоя проблема. Слушай и мотай на усы. Вернее, на то место, где они у тебя в скором времени вырастут. Первое. Жить будешь в соседнем кабинете. Из него ни ногой. Даже в нужник. В ведро ходить станешь. Общаться только с Иванычем, коль познакомиться успел. И ещё с одним человечком. Он введёт в курс дела, а заодно и татуировки нужные набьёт.

Сергей побелел. Хотел возразить, но не решился. Так и застыл с полуоткрытым ртом.

– Лист как раз из «ссучившихся». Войну со штрафбата начал. Два ордена Славы имеет. Герой Советского Союза, на две трети. Разукрасит под Козыря. Воспроизведёт на твоей шкуре купола и лозунги. Да не переживай ты так. После операции вытравим. Если пожелаешь. А можешь и на память оставить. Как память о лихой молодости. Возражать не стану. С этакой «хохломой» будешь потом колоть преступников на раз-два. Содержание этой папки зазубрить так, чтобы, как говорится, от зубов отскакивало. – Начальник вручил лейтенанту документы. – Отныне эта твоя новая жизнь. Экзамены по ней будешь сдавать лично мне. И в банду пойдёшь только после оценки «отлично». Сам понимаешь, что любая другая, это гарантированная заточка в бок или удавка на шею.

 

 

Глава 3. Две недели спустя. Южнореченск. Городской базар.

 

– Помогите! Милиция! Бандит сумку вырвал! Деньги упёр! Вон убегает! – Дородная тётка вопила что есть мочи. Несколько мужиков бросились в погоню за щуплым парнем, улепётывающим с рынка.

– Развелось жулья, проходу нет! Хорошо, если добро отымут. А ведь могут и ножом пырнуть. Жизни лишить, – сочувствовали бабы. – Да ты не плачь, сейчас его пымают. Наваляют по шеям и в милицию сдадут.

Вор по кличке Крендель всё отчётливее с ужасом улавливал топот приближающейся толпы. Сбросил добычу в надежде, что это остановит погоню. Не помогло. Ещё минута, другая и... Небо в клеточку, а затем зона лет на пять обеспечена.

Неожиданно отборный мат преследователей стал отдаляться. Не веря ушам, Крендель, пересилив себя, обернулся. Метрах в десяти позади образовалась куча-мала. Чертыхаясь и отряхиваясь от пыли, мужики пинали здоровенную, обгоревшую по краям доску.

Сильная рука схватила вора за шиворот и увлекла в подъезд ближайшего дома.

 

 

*   *   *

 

– Вот уж не знал, что ты, Тамара, обладаешь таким артистическим даром. Имей в виду, если попросишься в театр, не отпущу.

Облачённый в поношенный довоенный костюм полковник протянул женщине сумку. – Обед скоро. Не опаздывай. Наш буфет сам себя не откроет. А голодный милиционер – это пол-оперативника.

 

 

*   *   *

 

– Баклан! Ты чего без помощника на дело пошёл?

Рука в наколках отпустила беглеца, но взгляд спасителя был холоден.

– Сп-п-па-си-бо, – всё ещё дрожа, пробормотал Крендель. – Если бы не ты, я…

– Дрын благодари. Вовремя подвернулся, – мужик показал на доску.

– Фраера базарные так увлеклись погоней, что под ноги не смотрели. Вот я их и наказал. Под Лютым ходишь?

Вор молча кивнул.

– Так что же он тебя сявкой не обеспечил? Из-за этого чуть в стойло не угодил. Ладно. Топай. Стукани, кому следует. Мол, в город вернулся маровихер Козырный. Ищет встречи.

 

 

Глава 4. Южнореченск. Обком партии.

 

Первый секретарь Аким Захарович Акулов окинул взглядом собравшихся.

– Плохо, товарищи коммунисты! Скверно! И это мягко сказано. Пять лет назад сломали хребет захватчикам. Фашистам! А с какой-то нечистью справиться не можем! Или не хотим, товарищ полковник? – хозяин кабинета подошёл к Ильяченко. – Погоны жмут? Так мы поможем. Освободим. Заодно и билет изымем. Не нужны нашей партии люди, не способные обеспечить нормальную жизнь трудящимся. Через месяц будем праздновать день Великой Революции. Гости из столицы обещали быть. Колонны пойдут. Транспаранты понесут. А ваши подопечные их грабить станут и того хуже – убивать? Останьтесь после совещания! Я персонально пообщаюсь. По-партийному! Переходим к следующему вопросу. На повестке дня завершение уборки урожая и подготовка к зимнему отопительному сезону…

 

 

*   *   *

 

– Тарас, мы сколько лет знакомы? – Акулов закрыл дверь за последним чиновником.

– Так вместе же партизанили. Запамятовал, что ли?

– Нет, полковник, не забыл. Но грозил не зря. Твой Лютый у меня уже во где сидит, – секретарь провёл по шее. – В конце концов, кто в городе хозяин? Он со своей бандой или мы с тобой? Только и слышу: дом подожгли, убили, ограбили.

– Захарыч, не могу я даже тебе всё рассказывать. Однако помощи попрошу. Не откажешь бывшему сослуживцу?

– Излагай. Сам же знаешь. Чем могу.

– Связной нужен. Отчаянный. Можно сказать, безбашенный.

– То есть? Какой, к чёрту, связной? За линию фронта, что ли?

– Можно сказать и так. Человек мой уже у них. В банде. Два раза уже условный сигнал оставлял. До зарезу требуется связной. Информацию принять. Рация ему же не положена.

– Полковник. Часом в войну не заигрался? В области всё же советская власть установлена. Он что, до участка добежать не может? Дежурному подробности изложить. А ты тревогу подымешь. Солдаты расквартированные подсобят. Ликвидируем эту нечисть. Как особо опасных преступников по законам военного времени. Без суда и следствия. Именем революции!

– Если бы так просто было, я помощи не просил бы. Мы не знаем, где у них лежбище. Может, в городе обитают, а скорее всего – в соседних станицах. Это во-первых. Во-вторых, Лютый у немцев служил. И не простым полицаем. Научился кое-чему. Терять подонку нечего. На таких негодяев, как он, амнистия не распространяется. Малейшее подозрение, и порешит он моего хлопца не за понюх табаку. Неужто не понимаешь? Для него там самая что ни есть настоящая война продолжается! Так поможешь человеком или как? Я, конечно, Москву запросил. Но когда пришлют? Времени нет совсем. Этих отморозков...

Акулов махнул рукой, показывая, что всё понимает. Подошёл к окну. Нервно поводил пальцем по стеклу.

– Есть у меня кандидатура. Отчаянная до невозможности. Хоть сейчас и в огонь и в воду. Рвалась на фронт. Да по возрасту не взяли. А когда подросла, немцев уже того...

– Девка, что ли? Не. Я на такое не пойду. В бандитское логово? Секретарь, в своём ли уме?

– Ты как с ответственным партработником разговариваешь? Думаешь, я вот так, с кондачка решил? Во-первых, она только завтра в город приезжает. Так сказать, не засвеченная. Во-вторых, не мне тебе объяснять, что любовь – лучшее из прикрытий. Встретились нечаянно. Шуры-муры. Какие уж тут подозрения?

 

 

Глава 5. Станица Ринговская близ Южнореченска.

 

Мужчина в новом с иголочки френче вертел в руках клочок бумаги.

– Серьёзная малява. Тут писано, что на словах суть изложишь. Давай. Начинай. Ходики тикают.

– Лютый. Твой авторитет никто под сомнение не ставит. Меня через всю страну не за этим прогнали. На дворе пятидесятый год.

– Не слепой. Кажный день с календаря листок-другой для нужника дёргаю. Дальше что? Чего припёрся?

– Время разбоя и грабежей заканчивается.

– И кто это такой умный тут объявился? Учить нас! – С места вскочил бандит по кличке Одноухий с немецким «шмайссером» в руках.

– Цыц! Угомонись. А то враз поленом пришибу! Ласты склеить залётному Булану завсегда успеем. Видишь же, дурилка не сам по себе притопал. Его сам Академик командировал. Сиди и не вякай, до поры до времени.

Козырь непроизвольно сглотнул слюну, но взял себя в руки и продолжил.

– Лютый! Город под тобой. И кодле решать, что с ним делать. Но авторитеты просили передать, что барана грохнуть и содрать с него шкуру удаётся только раз! А вот шерсть стричь можно годами. Я это к тому, что на каждое убийство и грабёж в уголовке новое дело образуется. Не завалят вас местные опера, к ним на помощь приедут столичные! Придёт час, накроют и покрошат в капусту....

– Давай, про баранов, подробней! – бесцеремонно перебил главарь. – Про капусту и так понятно. Уйти успеем. Страна ого-го какая. Рассыплемся как горох. Вот только ксивы чистые сварганить надо. С этим косяк. Пока.

Одноухий щёлкнул затвором автомата и глянул на хозяина, мол, не пора ли на курок.

– В городе имеется артель. Пуговицы делает. И обычные, массовые, и на заказ. Станками, из Германии вывезенными, располагает. Как контрибуцию заполучили, то тайна особая. Но машинки классные. На многое способны. И пуговички для дамочек точить. И камушки драгоценные шлифовать. Алмазики в брюлики превращать. Камень с рудника одну цену имеет, а огранённый – совсем другую. Причём заметь! Они, как и рыжьё[7], за бугром[8], в отличие от советских дензнаков, цену хорошую имеют!

– Кончай лекцию травить! Чего, конкретно, предлагает Академик? – Лютый посмотрел на перстень на пальце правой руки.

– Сюда будут приходить посылки. Ты их получаешь, отдаёшь на огранку. После чего отправляешь назад. Ну, или по новым адресам.

– А мне что с этого? Бумажки с Лениным?

– Не всё отправляешь. Часть себе оставляешь. Долю свою имеешь. Солидную. Несколько таких превращений – и можно двигать из города. В тёплые края. Опять же жёны ответственных работников до брюликов охочи дюже. А через них...

– Вот, ты, умник, этим и займёшься. Выгорит. Уедёшь отсюда на своих двоих с карманами полными. А если фуфло гнал, то за базар ответишь. По законам военного времени, – Лютый расхохотался собственной шутке.

 

 

Глава 6. Центр Южнореченска.

 

Китаев в который уж раз обходил афишную тумбу. Он пытался подавить в себе радостное волнение. Получалось плохо. Сердце так и намеревалось выскочить из груди. Условный знак на одной из афиш «кричал»! Связника нашли, и тот готовится к контакту. Использовать для идентификации пароль номер четыре. Настораживало то, что место встречи не указывалось.

«Где же?» – стучало в висках. В кинотеатре? Красочный плакат призывал незамедлительно посмотреть документальную хронику о военных действиях в далёкой Корее, о новых станциях-дворцах московского метрополитена и о возобновлённом спустя четырнадцать лет чемпионате страны по хоккею с мячом. Или в центральном универмаге? Маловероятно. Нечего там делать отбывшему наказание зеку. Уголовник, даже бывший, если и захочет что-нибудь прикупить, то сделает это на базаре. Но там же всё просматривается? А если Лютый послал за ним хвост? От этого подонка и не такой пакости можно ожидать.

Четвёртый пароль подразумевал, что связной знает Китаева в лицо. Вот было бы здорово, если на встречу пришёл кто-то из сослуживцев. Наверное, прибыла подмога из Москвы. Вдвоём они бы… Додумать эту мысль не успел.

– Молодой человек, вас не затруднит подержать зеркальце? В ЦУМе такая давка за «менингитками», я еле-еле оттуда живая вырвалась. Не до примерки было.

Миловидная девушка протянула зеркальце.

– Как считаете, мне идёт? Или пойти сдать обратно? – Она кокетливо взгромоздила маленькую шляпку на копну русых волос.

Лейтенант от такого натиска оторопел и молча хлопал глазами.

– Как вы думаете, когда в городе начнётся продажа ёлочных украшений? На новогоднем балу в таком головном уборе можно появиться?

Продолжая держать в одной руке необходимый каждой женщине предмет, вор по кличке Козырь другой рукой опёрся на тумбу. Дело в том, что первая часть тирады, вылетевшей из красивого ротика незнакомки, была долгожданным паролем... [...]

 

 

 



 

[1] Лопатник – кошелёк.

 

[2] Ксива – удостоверение.

 

[3] Фраер – человек, не имеющий отношения к блатному миру.

 

[4] Откинулся – вышел из мест лишения свободы.

 

[5] Погоняло – воровская кличка.

 

[6] Сучья война – борьба между заключёнными. В конфликте участвовали с одной стороны так называемые «суки» – осуждённые, терпимо относившиеся к администрации «зоны» и пожелавшие «встать на путь исправления», а с другой – «воры в законе».

 

[7] Рыжьё – золото.

 

[8] За бугром – за границей.

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Внимание! Перед вами сокращённая версия текста. Чтобы прочитать в полном объёме этот и все остальные тексты, опубликованные в журнале «Новая Литература» в июле 2020 года, предлагаем вам поддержать наш проект:

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июль 2020 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению июля 2020 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Акция на подписку до 1 июня

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за март 2022 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2022 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?
Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Жд билеты онлайн яндекс - app store ржд пассажирам билеты.
Поддержите «Новую Литературу»!