HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Кирилл Рябов

Воинствующий пацифист

Обсудить

Повесть

 

 

(маленькая печальная повесть)

 

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 6.02.2008
Оглавление


1. 1.
2. 2.

1.


 

 

 

Выбравшись из лифта, грязного и вонючего, как половая тряпка, я замер от удивления. На площадке сидел голый Ленин! Склонив на грудь плешивую голову в рыжеватых волосках, он как будто разглядывал своё «хозяйство», прикрытое тощими коленями. Спустя мгновение стало ясно, «вождь» спит. Только вот откуда он здесь взялся?

Стараясь его не разбудить, я пробрался к двери квартиры и нажал звонок. По рукам бегали мурашки. Казалось, Ленин, свирепо оскалив зубы, подкрадывается со спины. Не выдержав, я оглянулся. «Вождь» сидел в прежней позе. К тощей ягодице прилип окурок, а по плечу бегала муха. «Может, он мертвый?» – проскочила в голове леденящая мысль.

В этот момент щелкнул замок. Я так и подпрыгнул. На пороге стоял Ромыч, с сонным видом и сигаретой в зубах.

– О, вот и ты! – сказал он с легким удивлением.

– Я, я, и при том не один…

– Да? Чего, бабу привёл? – Ромыч оживленно заглянул мне за плечо.

– Какая баба? Не видишь, что ли? – Я кивнул на Ленина.

– А, это… – Ромыч махнул рукой, как будто там сидел не голый «вождь мирового пролетариата», а валялась ржавая консервная банка.

– Ну, чего стоишь? Заходи.

Я зашёл в квартиру, вырвал у него изо рта сигарету и торопливо прикурил.

– У тебя свои, между прочим, – пробормотал Ромыч и заглянул в зеркало у вешалки. – А я, кстати, ничего…

– Может, объяснишь, что это за хрен у тебя под дверью? – спросил я, пуская клубы дыма.

Ромыч отобрал у меня сигарету и переместил в свой рот.

– Во-первых, не под моей дверью…

– А во-вторых?

– Петрович это, Петрович…

– Какой на хрен Петрович? – возмутился я. – Натурально, Ильич!

– Сам ты Ильич! – он посмотрел в дверной глазок и радостно хихикнул. – Кукует, красавец!

Я почувствовал, что сейчас у меня поедет «крыша». Ильич… Петрович.… Да ещё кукует.… Пришёл к другу поболтать о высоких материях за стаканчиком бургундского, а тут такая фигня!

Мы прошли в комнату. Ромыч с окурком в зубах начал делать приседания. Физкультурник хренов!

Я спросил:

– Слушай, а, может, он мертвый?

– Кто?

– Ильич.

– Да не Ильич, а Петрович. И не мертвый он. Ещё нас с тобой переживёт.

– Очень рад, – сказал я.

– За него или за нас?

– За всех!

Ромыч присел раз шесть, затушил окурок и опустился в кресло.

– Теперь слушай. Петрович – мой сосед. Зовут его Александр Петрович. Бывший научный сотрудник НИИ теоретической астрономии. С девяносто третьего года безработный. Был сторожем, грузчиком, кассиром в платном туалете. Потом отрастил бороду, выкрасил хной, купил кепку и стал на Дворцовой площади фотографироваться с интуристами. Последнее время, в связи с высокими доходами, участились запои. Как напьется, жена раздевает его до гола, чтобы далеко не убежал, и выгоняет из квартиры. Ты как раз стал свидетелем этого. Теперь успокоился?

– Ты сам всё это придумал? – спросил я.

– Если бы… Он сам мне рассказал, раз триста. Хотя, я не спрашивал. – Ромыч ненадолго задумался. – А если бы спросил? Он бы, наверное, историю своего рода до седьмого колена выложил. Ужас!

– А почему я его раньше здесь не видел?

– Так они сюда всего два месяца назад переехали. А ты когда последний раз заходил?

– Ладно, разобрались.

Я облегченно выставил ту самую бутылку бургундского, которая, правда, именовалась «Менделеевской».

– Ух, ты! – обрадовался Ромыч. – Моя любимая! Вся таблица Менделеева в одной бутылке…

Ромыч сходил на кухню, принёс стаканы и какую-то ерунду в тарелке.

– Как там твой роман? – спросил он, наливая. – Звонил в издательство?

– Каждый день звоню.

– И что?

– До Смольного легче дозвониться…

Выпили.

Я спросил о том, из-за чего сюда, в общем-то, пришёл.

– Ты мою повесть прочитал?

– Мм? Мм-хы…

Ромыч, с колбасой в зубах, долго рылся в ящиках стола, вытащил потрепанную рукопись, втянул в себя колбасу и радостно скаламбурил:

– Роман прочитал роман…

– Это повесть.

– Всё равно.

– Кстати, Ленин в подобной ситуации, сказал бы «всё гавно», – сострил я. – И чего? Какое впечатление?

Ромыч вздохнул, налил себе и выдал:

– По-моему, фигня!

Я чуть не упал со стула, но вовремя схватился за бутылку.

– Ты серьезно?

– Ну, конечно, – ответил он радостно, сунул в рот солёный огурец и попытался его прикурить. – Ты ведь хочешь правду услышать?

– Хочу, – ответил я мрачно. Отобрал у него огурец и сунул ему в зубы сигарету. – Но хотелось бы знать конкретно, что именно – фигня?

– В общем, всё…

– Объясни, – заёрзал я.

Он медленно перелистал рукопись.

– Что за трагическая пауза? – не выдержал я. – Давай, говори!

– Я тебя не узнаю, – сказал Ромыч, внимательно глядя на меня.

– Пить надо меньше!

– Что значит – меньше? Я не в том смысле. Я тебя не узнаю как автора этой повести. Я читал и не верил, что это написал ты. Совершенно на тебя не похоже. Начну с языка. Откуда этот идиотизм?

Ромыч полистал рукопись.

– Вот. «Она покраснела, как редиска…». Или: «Его сердце наполнилось радостью, как стакан брагой…». Почему, кстати, брагой? Почему не пивом?

Я озадаченно почесал макушку. Откуда он это выкопал? Что-то я ничего подобного не помню.

– И это ещё ничего, – продолжал Ромыч. – Но вот тут, а… вот. Это ни в какие ворота не лезет: «Они слились в долгом и страстном поцелуе…». Слушай, это даже не штамп. Это преступление против литературы. За такое я бы кастрировал на месте без суда и следствия!

Я передернулся, а он разошёлся не на шутку. Литературовед хренов! Но откуда он всё это выкопал? Неужели я мог такое написать? Убей, не помню.

– И такого добра здесь навалом. В каком бреду ты это написал?

Ромыч отхлебнул прямо из бутылки.

– Теперь сюжет. В принципе, он не так уж и плох. Но, извини, второй свежести. До тебя его уже использовали, и не один раз.

– Как? – крикнул я. – Не может быть!

Ромыч очень медленно пожал плечами.

– Сюжет, где человек превращается в насекомое, по-твоему очень оригинален? Ты вообще-то Кафку читал? То, что у тебя герой становится, конкретно, мелким клопом, а у Кафки нет, ничего не меняет. Всё одно.

«Какой пьяный, а как излагает, собака», – подумал я восхищенно про Ромыча, но тут же вскочил, опрокинув стул.

– Что за хрень?! Какой, на фиг, клоп? Ты чего мелешь? Я про это вообще не писал!

Ромыч моргнул.

– Не писал? Как не писал? А чья это рукопись?

– Откуда я знаю? Как она называется?

Ромыч очень долго пытался прочитать название…

– «Человек с шестью ногами», – выговорил он чуть ли не по слогам.

– Это не моё!

– Уверен?

Я влил в себя немного «Менделеевки», поставил стул и сел.

– Как ты мог подумать, что я написал такое?

– Сам удивился, – сказал Ромыч весело. – За это надо выпить?

– За что?

– За то, что ты не имеешь к этой паранойи никакого отношения.

Выпив, я спросил, а где же, в таком случае, моя рукопись.

– Где-то валяется, – скромно ответил Ромыч.

– Хорошенькое дело, где-то валяется…

– Не заводись, потом найду и прочитаю. Уверен, мне понравится.

– Пусть только попробует не понравиться! – сказал я воинственно. – А кто, интересно, написал вот это?

Ромыч тщательно перелистал страницы.

– Имени автора здесь нет.

– Странно. Кто-то тебе что-нибудь давал?

– Может, давал. Протрезвею, вспомню.

– Ты и сейчас не пьяный, – соврал я.

– Правда? Спасибо. Но я всё равно не помню.

Потом мы допивали водку, листали рукопись и громко хохотали.

– Про брагу, всё-таки, хорошо, – сказал я.

– И про редиску неплохо…

– А кто там сливался в страстном поцелуе?

– Это клоп влюбился в муху…

– Да это же гениальный роман! – закричал я. – Как ты мог говорить о нём гадости?

– Идиот был, – ответил Ромыч.

Я достал вторую бутылку. Что я, дурак – с одной бутылкой в гости ходить?!

– А знаешь чего? – сказал я.

– Чего?

– Давай Петровича твоего пригласим. А то нехорошо получается. Мы здесь пьем, а он там голый на холоде.

– Великолепная идея! – одобрил Ромыч.

Он встал и пошёл рыться в шкафу. Вытащил женское платье.

– Во!

– Это зачем? – спросил я.

– Надо же ему чем-то прикрыться.

– А ничего другого нет?

– Своё я не дам. А жена всё равно нескоро с дачи приедет.

Ромыч ушёл и через минуту вернулся в компании соседа. Мне снова стало не по себе. Уж больно он был похож на Ленина. А теперь, когда двойник «вождя» был наряжен в цветастое платье, мне вообще сделалось дурно. Он, между прочим, из-за этого нисколько не смущался. Опухшее, после пьяного сна, лицо было весёлым.

– Александр Петрович Лебеденко, – представился он церемонно и сделал – нет, мне не показалось – реверанс.

«Дурдом» – подумал я, начиная трезветь от этого зрелища.

– Так, – сказал Лебеденко. – Где здесь коньяк?

И возбужденно почесал жидкую бородку.

– Вот, – я подвинул «Менделеева».

– Тоже неплохо, – одобрил «Ильич» и хорошо приложился к бутылке.

Потом мы сидели за столом. Ромыч вяло жевал и пытался прикурить сигарету со стороны фильтра. Лебеденко рассказывал:

– Я два раза подшивался, и что толку?

– Ага, – сказал я.

– Парни, вы думаете, мне это нравится?

– Чего? Пить или подшиваться? – спросил Ромыч.

– При чём тут пить? Думаете, мне нравится картавого изображать? А что делать? В институте гнить за восемьсот рублей? Я вот благодаря Владимиру Ильичу на квартиру накопил.

– Какому Владимиру Ильичу? – не понял Ромыч.

– Волосы у меня ещё в молодости повылезали, так что с этим проблем не было…

Лебеденко выпил, вытер рот подолом.

– Раньше-то я, парни, Горбачёва изображал. Он у иностранцев большим успехом пользовался. Ко мне очереди выстраивались, чтобы щелкнуться на память. И хлопот никаких. Не надо было бороду отращивать, остатки волос на затылке красить… Нарисовал на лысине йодом «Латинскую Америку» и вперёд, с песнями. Правда, йод быстро исчезал, приходилось по три раза в день в кусты бегать и подкрашивать. Всё бы хорошо… Дай-ка огурец… Но, понимаешь, бить стали…

– Кто? – удивился я.

– Народ наш. Стою как-то на Дворцовой, подходит мужик и говорит: «Это тебе за виноградники». Да как врежет по морде! Я неделю дома с фингалом просидел. А когда вышел – опять! Как сговорились! Одна бабка чуть насмерть клюкой не забила. Не любят наши люди Михал Сергеича! Ох, не любят! Так вот, о чём я? Пошёл я к своей «крыше». Говорю: «Курбан! Чего делать?» Курбан – так бригадира звали. Ну, он думал, думал и отвечает: «Надо тебе, батя, окраску менять. Ещё замесят насмерть в следующий раз. Будешь Хрущёвым!» А вы подумайте, какой из меня Хрущёв? Да и кто его помнит? Ещё бы Берию предложил.… Ну, подумал я, парни, и стал Ульяновым…

– Каким ещё Ульяновым? – оторвался от стола Ромыч.

– Такие дела – закончил речь Лебеденко, закуривая. – Жену хотел привлечь, деньжищи бы гребли… Она же вылитый Геринг! Но не хочет… да.… А денег было бы… Ильича всё же уважают…

Он начал клевать носом и вскоре уснул, ткнувшись лысиной в надкушенный огурец.

– Вот алкаш! – пробормотал Ромыч восхищенно. И через секунду засопел рядом.

Я попытался встать. Очень не хотелось спать, подобно своим товарищам, головой в тарелке. Не получилось…

 

 

 


Оглавление


1. 1.
2. 2.
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!