HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2022 г.

Юлия Садовская

Его жена и моя нежность

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 2.11.2012
Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Часть 5


 

 

 

Он ушёл, и мы остались вдвоём, как когда-то не раз на этой же кухне. И, кажется, этот стол мы с ним использовали не только по прямому назначению. Но в данный момент это не имело никакой важности для него. Как странно устроена жизнь: вчера ты был готов умереть за кого-то, а сегодня ты сидишь напротив него и готов умереть за кого-то другого. А этот кто-то напротив, тем не менее, всё так же рядом и всё так же готов тебе помочь. Хотя тоже растерял в ежедневной рутине то, что именуется любовью, но при этом сохранил что-то более важное по отношению к тебе. Я бывала когда-то и по ту сторону стола. Но вернёмся к Соне.

– Слава скоро вернётся, поэтому рассказывай быстро, прямо сейчас, что с ней случилось и как тебе помочь. Не бойся, неважно, что между нами было раньше, я по-прежнему друг, – сказала я.

Он вдруг неожиданно встал со своего места, сел ближе ко мне и с каким-то неистовым блеском в глазах обнял меня очень крепко и притянул к себе так, что моя грудь плотно прижалась к его грудной клетке.

– Ты не бросишь меня? – спросил он вдруг.

– Нет, – ответила я после секундного замешательства. А про себя подумала: «Я не брошу тебя, как бросил меня ты».

Кому-то этот вопрос мог бы показаться странным и двусмысленным, но нам без лишних слов было понятно, что он имеет в виду. Я была для него спасительной соломинкой в данный момент, а Соня – на всю жизнь. В этом была вся разница. Я ещё не знала, что именно произошло в их жизни, но понимала, что «не бросать его» я должна в ближайшие день-два или сколько там нужно, чтобы нормализовалось состояние Сони. Потом он бросит меня сам. Но сейчас, как ни парадоксально, я была нужна ему больше, чем она. Это может продлиться час, ночь или несколько дней. И этот кратковременный триумф навсегда останется в моей памяти: мы сидели на кухне, он обнимал меня и снова был как будто бы моим, хотя давно им на самом деле не был.

 

– Я избил её вчера, – на этот раз ему удалось сдержать эмоции и не разрыдаться. – Она долго провоцировала мою ревность, звонила своему бывшему (это та ещё скотина, кстати), била посуду, кричала, оскорбляла меня…

– За это ты её избил? – переспросила я, имея в виду на самом деле другое. Я хотела сказать ему, что, в общем-то, он не так сильно виноват перед ней и что получила она за дело.

– Нет, не за это. Я стал бить её, когда она попыталась спрыгнуть с балкона. Мне удалось удержать её от падения в самые последние секунды, когда она уже перелезла наполовину через балконное ограждение и отпустила одну руку. У меня от нервного перенапряжения реакция стала замедленная – вот и не сразу спохватился.

То есть, представляешь, ещё секунда – и всё. Я, когда увидел, у меня кровь подступила к голове, я ринулся на балкон и схватил её за руку так сильно, что потом ещё долго, когда она уснула снова, рассматривал её пальцы на предмет переломов. Ты знаешь, у неё такие тоненькие руки, и пальчики, как у ребёнка. Я потом целовал каждый палец, но она уже не чувствовала ничего – спала. Сегодня она несколько раз просыпалась, агрессии уже поменьше, хотя… Как знать. Сейчас она просто со мной не разговаривает. Обиделась из-за вчерашнего. Никак не могу себе этого простить. Как я мог ударить её? А тем более, так сильно. Всё дело в аффекте. Аффект один виноват, – сказал он тихо, не разжимая моей руки.

– Конечно, конечно, дорогой мой, – ответила я и обняла его.

 

– Ты представляешь, я, как только перекинул её обратно, по эту сторону балкона, сам не понимая, что делаю, вдруг повалил её на пол и стал бить ногами, словно вымещая на ней свою злость на самого себя, – говорил он шёпотом.

– Злость на себя… за что? За то, что спас её?

– За то, что не уберёг. Я знал об её проблемах! Знал, что она слабенькая и что она очень любит меня, знал, что она переживает, но все равно поехал в этот чёртов Нью-Йорк. Как же! Думал заработать много денег, купить очередной Мерседес себе и ей какую-нибудь Хонду, и бриллианты от Tiffany, и чтобы ребёнок наш с ней родился за границей. Я оправдывал эту непрекращающуюся гонку за материальными ценностями, участниками которой мы все в этом проклятом городе являемся – я, ты, Слава и все наши ребята из офиса, желанием сделать нашу с ней жизнь лучше, её жизнь счастливее.

А сейчас посмотри, что я сделал, – сказал он и показал рукой на комнату, в которой спала его жена.

– Это не твоя вина. Ты не мог знать, что она так сильно будет переживать разлуку, – возразила я.

 

– Не мог, говоришь? Да что ж я, по-твоему, не видел, на ком женился? Не видел, что она больна? Не видел я что ли, что ей, кроме меня, ничего вообще в жизни не надо – ни шмоток, ни украшений, ни машин – ничего из этих понтов, которыми в современно мире измеряются активы человеческого счастья. Мы с тобой, как и большинство в этом городе, уже давно стали марионетками собственного тщеславия. Живём ради того, чтобы произвести впечатление и вызвать чувство зависти у тех, кого сами тихо ненавидим и покупаем ненужные вещи в сто или тысячу раз дороже, только затем, чтобы соответствовать статусу успешного человека.

А бог или дьявол, кто там создал этот безумный мир, наблюдают за нами, как за слепыми щенками, потерявшими мать и тычущимися в разные углы, скулящими, мёрзнущими и не понимающими, что вместе им будет теплее. В своих попытках обрести счастье, следуя моде и рекламе, мы действуем точно как эти щенки.

Так проходят дни, а потом годы, и мы отсиживаем свой срок жизни в мегаполисе, словно заключённые в тюрьме, и уходим на покой. Кучка визиток и статус в социальной сети – вот конечный знаменатель жизни среднего московского карьериста. И квартира в Москве, в которую потом жена, нелюбимая жена, приведёт нелюбящего любовника. И машина, которая через несколько лет станет грудой металла. Но у меня-то был шанс жить по-настоящему. Соня мне его давала…

 

– По части размышлений о современном меркантилизме узнаю Сонины слова. Она часто что-то подобное мне говорила, когда я звала её пройтись со мной по магазинам, – сказала я.

– Да, это её слова. Иногда, когда она в нормальном состоянии, она говорит умные вещи. А ещё она умеет писать не только рекламные тексты, в отличие от нас с тобой, но и картины в стиле импрессионистов. Я тебе потом покажу. Действительно талантливые работы. Это, кстати, одна из положительных сторон её болезни. Я слышал, что многие с её диагнозом хорошо рисуют. А ещё она много читает, любит хорошее кино… Только почему-то не любит обо всём этом говорить. Точнее, не любит ни о чём говорить с другими, только со мной. Ну, это тоже заболевание… оно делает ее такой… специфической. Но со мной она другая, правда…

– Владимир, чем больна Соня? – я выбрала лучший момент для прямого вопроса.

– В детстве это был аутизм. Знаешь, это такая редкая болезнь. Чаще бывает у мальчиков, но вот и с моей девочкой это несчастье случилось. Она его преодолела, как видишь. Говорит она прекрасно, когда хочет. И по-русски, и по-английски, и французский вот самостоятельно дома по книжкам учит… Кстати, ты знаешь, что такое аутизм? – неожиданно спросил он.

Моя мама работала психиатром, и я хорошо знала, что это такое – ранний детский аутизм. И знала также, что этот диагноз практически не снимается. Из РДА (раннего детского аутизма) он становится либо умственной отсталостью, либо шизофренией. Соня, как только что заметил Владимир, любила серьёзную литературу и знала два иностранных языка, то есть, на умственно отсталую не была похожа.

Впрочем, бывает ещё третий вариант, один на несколько тысяч – человек излечивается, диагноз снимается или классифицируется как расстройство аутистического типа.

 

Когда я поделилась с ним своими познаниями в этой теме, Владимир удивился, а потом несколько обиженно, с торжествующим видом сказал:

– А бывает ещё высокоинтеллектуальный аутизм – синдром Аспергера. Его, между прочим, современные врачи подозревают даже у Альберта Эйнштейна.

– Бывает, знаю. А Соня проявляет какие-то экстра-интеллектуальные способности? Тогда очень может быть, – сказала я, пытаясь скрыть иронию.

Но скрыть её не получилось.

– Экстра-интеллектуальных способностей она, может, и не проявляет. Но чувствовать и переживать умеет побольше некоторых, – сказал он и отстранился от меня.

– Прости, – ответила я и снова села ближе к нему.

Он посмотрел на меня, и я прочитала в его взгляде нерешительность.

– Прости, – повторила я. – Не хотела обидеть Соню.

 

Он смотрел на меня и молчал, смотрел так, как тогда, когда «мы» для него были чем-то большим, чем друзья.

– Это я должен просить прощения. Ты научила меня любить, ты подарила мне столько приятных моментов, ты была любовницей, другом, помощником… Ты…

Я не дала ему закончить, и наши губы соединились в поцелуе. Славик должен был придти с минуты на минуту, а Соня могла проснуться в любой момент и убить себя или нас с ним без единого слова. Ситуация была совсем неподходящей для того, что делали в тот момент мы с Владимиром.

И именно осознание всей порочности и неприемлемости происходящего заставляло нас обоих чувствовать сильнее и больше, чем мы могли раньше. Владимир был хорошим любовником – это факт, не дающий мне забыть его, как мужчину и, наконец, оставить в покое. Между нами давно не было любви, но осталась какая-то страсть, разгоревшаяся в этот жаркий день на его кухне, как потушенный только что костёр от случайно попавшего уголька.

Это была разрядка, необходимая обоим. Я была слишком вымотана своими проектами и неопределенными отношениями с таким хорошим и таким скучным Славиком. Он же был весь на пределе в эмоциональном и физическом плане, и минутная слабость в виде влечения ко мне стала, возможно, его защитным механизмом и барьером, отделяющим его от нервного срыва.

 

 

 


Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.




Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!

Акция! Скидка за отзыв – 15%



Свежие отзывы:

30.06.2022. Хочу ещё раз выразить вам благодарность за публикацию… каждый день мне пишут люди, что прочли рассказ. Сегодня было обсуждение с мастером, он благословил меня на роман:)

Ана Ефимкина


25.06.2022. Благодарен вам за публикацию моего произведения. Благодаря вам мои работы стали появляться в печати!

Александр Шишкин


20.06.2022. Желаю вам огромных успехов в продвижении действительно интересных литературных произведений!

Влада Ладная


14.06.2022. Приехав в Москву, сразу уселся за комп и начал мониторить повесть. Было круто увидеть свой скромный труд среди мастеров.

Gambrinuss.



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!

Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!