HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Анатолий Сквозняков

Гитлер в мае

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за февраль 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2018 года

 

На чтение потребуется 1 час 50 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

21+
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 17.02.2018
Оглавление

5. Часть 5
6. Часть 6
7. Часть 7

Часть 6


 

 

 

Я снимал комнату у Артура восьмой месяц. По утрам я варил крепкий кофе, и мы слушали Баха. А вечерами вели длинные беседы о красивой, описанной в книгах жизни, не имея возможности увидеть красивую жизнь. Спорили об Америке Фолкнера, Италии Манна, Африке Боулза. Только мне всё равно казалось, что грубые подонки одни живут настоящей жизнью. Я ведусь на таких типов, как ведутся на них женщины, и начинаю подражать. Ещё год назад я считал себя будущим автором. Устроюсь, думаю, работать на ТВ, чтобы с голоду не сдохнуть, а по вечерам буду писать. Где уж! Вечерами я лежал на диване и смотрел в потолок. Даже в столярке, когда я по десять часов в день прогонял дубовые доски через циркулярку, чтобы потом склеить из них дубовый щит, я писал больше.

В столярке была жизнь, некрасивая, но жизнь. Спина моя не разгибалась. Глаза уставали от напряжения – я с ужасом следил, как кисти рук приближались к блестящему диску электропилы. Большинство моих знакомых столяров имели не полный набор пальцев. У дяди Коли не было двух. У старого вора Радика из соседней бригады – фаланги мизинца. Я знал, что это и моя судьба. Я просто не хотел пропустить зрелища. Но всё казалось мне полезным опытом.

То ли было дело, когда я воспитанным добрым мальчиком носил стихи на проверку в Дом литератора. Не был, думаю, на литературных вечеринках, сто лет не был, а вот схожу, «подраконю» кого-нибудь.

 

В этом антикафе на входе нужно было снимать обувь, как в мечети. Сорок лбов, девочки и мальчики, молодая поросль областной литературы, выставили на обозрение миру свои носки: светлые и тёмные, с узором и без. Большую часть этих носков покупали заботливые мамаши. Незримо присутствовали мамаши, воплощённые в носках.

Кто-то притащил с собой тапочки. На бесформенных креслах-мешках они сидели и с грустными лицами внимали чтецу – тощему брюнету в очках и клетчатой рубашке, похожей на рукав вентиляции. Голос внутри шептал мне проклятья в сторону свежих писателей.

За столиком, справа от сцены, освещённой прожектором, сидела, откинувшись на спинку квадратного кресла, крупная рослая девица. Светлая кофта с просторным горлом открывала плечи, туфля висела на большой ноге. Возраст девицы определить было трудно: двадцать – двадцать, тридцать – тридцать.

Я обратил внимание, что почти все в зале сидели парочками. Не обнимались, как это делали малолетки в ночных двориках, нет: между ними была таинственная связь. Они чувствовали, когда стоит засмеяться, когда стоит вздохнуть, когда сделать серьёзное лицо. Поступай так, как хочешь, чтобы поступили с тобой.

Подошла моя очередь читать свои рассказы. Я поднялся с оранжевого мешка и взобрался на сцену. Глаза молодых поэтов уставились на меня, как пузыри мыльной пены, – в каждом отражался софит. Отвык я от подобных выступлений. Листы в моих руках превратились в мокрые тряпки от пота. Я подал голос, но не услышал себя, слова ушли в живот, а не вырвались наружу. Темнота зала поплыла. Я застыл. Захотел извиниться и уйти, изобразив обморок, но почувствовал чью-то руку на своем локте.

– Самая большая дорога начинается с обычного маленького шага, – сказала вневозрастная на весь зал и рывком вытащила листы из моих рук. Я кивнул ей, улыбнувшись, и вернулся на свой мешок. Позор мне, позор.

Она процокала по златолиту вглубь сцены, отражаясь, села в круге света на высокий табурет, что торчал из темноты, потом пересчитала одним движением стопку моих листов, выбрала интересное название, закинула ногу за ногу и стала читать.

– Кто это? – сказал я тощему брюнету, когда меня немного отпустило, а она приблизилась к развязке истории.

– Подожди, интересно! – ответил он, состроив недовольную мину.

– Кто эта мегера? – спросил я, изогнувшись, у седой девочки, чуть прислонившейся копчиком к розовому мешку за моей спиной.

– Алесинья,– ответила она и закрыла лицо руками.

Это Алесинья? Та самая? Я слышал про неё много чего. В Доме литератора два года назад обсуждали её отъезд. Тогда по рассказам завсегдатаев она показалась мне звездой. Персоной номер один литературной тусовки. Смелой, недостижимой, переросшей своё провинциальное окружение. Не моего уровня мадам, – был уверен я.

По имевшимся у меня обрывочным сведениям, она жила три года где-то в Европе. В Турции, в Германии. Там она не нуждалась в общении с янгельскими гениями. Это понятно, в Турции были свои отдельные гении. Изысканная и элегантная, она вернулась в родной город, устав неврастеническими зигзагами колесить по плодородным землям Старого света. Русский человек слишком деликатен, чтобы присосаться к колыбели собственной культуры надолго. Рано или поздно приходится уезжать.

 

Дочитав рассказ, она глазами нашла меня и отметила выдающим интерес взглядом. Потом встала, шагнула со сцены и, получилось, оказалась передо мной. Я смотрел на её чуть выгнутый живот, он был на уровне моих глаз.

– Влад, принеси кресло, – сказала она брюнету, не поворачивая головы.

Усевшись слева, она помолчала, потёрла висок, а потом протянула мне листы, как мастер протягивает отремонтированный сапог беспомощной тётке. Листы успели высохнуть. Я хотел сказать ей что-то, но выступления завершились, и все кинулись врассыпную, так как время поэтов подошло к концу. В дверях зала толпились патлатые подростки, которые должны были музицировать на сцене следом.

– Спасибо, – говорю и пихаю стопку в рюкзак.

– Что ты делаешь дальше?

– Иду в магазин за сигаретами.

– И я иду, – говорит и крутит в руке пачку.

 

Через полчаса – сидим в баре. Диско-шар пробегает по её лицу ворсистыми кляксами.

– Ты единственный, кто здесь пишет так же хорошо, как я, – говорит и ждёт реакции.

Я молчу. Моя мать научила меня, что хамить – плохо.

– Откуда ты вылез?

– Из-за горы досок.

Усмехается, мол, и не такие сычи у меня были:

– Давно пишешь?

– Рассказы-то? Первые.

Я вру. Я с пятнадцати лет говорю: «эти рассказы – первые». Какая разница?

– Я работал в столярке, в магазине, на стройке. Там некогда было писать.

Она задумалась на секунду, отхлебнула пива и говорит:

– Я работала здесь. И у меня за этой барной стойкой был секс.

– Это панцирь, – говорю. – Не рассказывай мне про свой секс. Хуже нет, чем ревновать к прошлому.

Бармен смотрит на неё нагло.

– Ты умный мальчик, – говорит она. – Я тебя сейчас изнасилую прямо здесь. За шторкой.

Бархатную портьеру колышет ветерок с улицы, тянет дождём. За воротом её кофты виднеется лямка кофейного бюстгальтера. Поднимаюсь и шагаю по чёрному кафелю к туалетной комнате.

В любом городе, заслужившем отдельной точки на карте, есть эти номера. Набираешь, говоришь:

– Нужна квартира. Двое. На сутки, а там как пойдёт.

Другая бы начала: не пойду, как б…дь, в съёмную квартиру. А тут понеслось. До встречи с ключником – полчаса. Коротаем время. Сидим и пьём.

– Аккуратнее, – говорит, – я привыкла пережёвывать людей. А то будешь, как профессор в своём рассказе, бегать по пустыне с безумным взглядом. А детишки будут привязывать консервные банки.

– Мне так не интересно, без любви, – отвечаю.

– Не встаёт что ли, старикашка?

– Встаёт.

На круглой деревянной доске – крошки от пиццы. На стенках её бокала сохнет пена. Контролирует себя. Нервничаешь ты, думаю, хоть и строишь из себя тут.

– Если я влюблюсь, это страшно, – говорит и смотрит на своё кривое отражение в чёрной клеёнчатой стене. Там не она, Джозеф Меррик, отражение её души.

Я много раз в жизни убеждался, что звёзды ближе, чем кажется. Что они так же неуверенны в себе. Что они так же не могут найти своего счастья, так же страдают. Только ведут себя иначе. Мы становимся тем, чем хотим стать. Она стала человеком, говорить с которым было неприятно.

Я представлял, как задаю ей сотни вопросов. Не мог же я их ей задавать. Не мог сказать, что и спать с ней не хочу. Что только говорил бы с ней всю ночь. Уж так устроен мир. Чтобы развязать женщине язык, нужно доказать свою состоятельность и дать ей то, чего она хочет: позволить продемонстрировать свои таланты.

 

Мы вышли на улицу, в дождь. Начинался вечер пятницы – такси было не достать. А нам – ехать в спальный район, чёрт знает куда. В центре города найти квартиру за полтора часа не так уж просто.

– Этот дом не совсем в центре.

– Слушай, мне ужасно всё равно, хоть на ливнёвке.

 

Когда мы подбежали к дому, что стоял на отшибе, хрен знает где, на задворках областной ГИБДД, которая в любом городе старается построить контору, как аэропорт, подальше от человечества, сутулый мужичок, вовсе не походящий на устроителя оргий, был на взводе. Он устал ждать, пока мы искали эту чёртову шестнадцатиэтажку.

– Меня люди на другом объекте ждут. Ключи. Четвёртый этаж, квартира семнадцать. Бельё в шкафу. Разберётесь.

Я сунул ему в ладонь мокрые деньги, и мы нырнули в подъезд.

 

Хромированный лифт дёрнулся, и мы качнулись. Её глаза горели, как круглые кнопки на панели, подсвеченные по радиусу красными светодиодными колечками. Вода капала с нас на металлический штрихованный пол.

– Послушай, – говорю, – в соседнем подъезде – магазин. Сгоняю?

– Я больше не хочу пива, – говорит.

– Вермут пьёшь?

– Ненавижу.

Попав в квартиру, она, будто жила там сто лет, бросилась к телевизору.

– Спутниковое есть, это хорошо, – перекрикивала она диктора, который рассказывал, как правильно покупать морепродукты, когда я вытирал голову застиранным бесцветным полотенцем.

– ЯТВ там есть?

– Какое ТВ?

– ЯТВ. Там сюжет мой.

– Ты журналист?

– Подрабатываю.

– Интересно, – наглый кошачий голос.

Когда мы вышли на улицу, сумерки густели, словно соус на огне. Было тепло. Сирень пахла дешёвыми духами. Вода с неба кончилась, она вся была уже на земле.

По магазину были расставлены стеллажи с прозрачными стенками. Чтоб достать зубные щётки, продавщице пришлось от кассы с маленьким ключиком выходить в торговый зал. В конце концов, попереминавшись с ноги на ногу в хорошенько кондиционированном помещении, мы взяли бутылку Martini, консервированных олив, чипсов, пива и сигарет.

 

Попрощавшись с миром до утра, она вдруг стала очень хозяйственной. Хотела показать себя со всех самых лучших сторон. Устала ты, думаю, секс видеть единственным своим оружием, и при любой возможности рада показать, что в тебе ещё что-то есть. А главных своих достоинств не видишь, потому что никто их в тебе не видит. И сама ты перестала верить в эти достоинства.

Перед тем как нырнуть в койку, которую она ловко застелила, мы сели в обветшалой кухне с грязными окнами, налив в найденные коньячные бокалы больничный вермут. Так сидят с проститутками в саунах. Все понимают, что это не для общения и длиться долго не будет. Но сразу тащить бабу, хоть и проститутку, в постель – хамство. Пятнадцать минут из оплаченного времени подарить женщине, сделать ей приятно, – так принято. Чем с проституткой заниматься час?

Когда окончательно стемнело, и мы успокоились, настало время откровений. Чего ж не поделиться с хорошим ёб…ем душевными страданиями? Мы сидели в кухне, кран капал, картофельные крошки рассыпались из пакета.

– Думаешь, я такая, да?

– Панцирь, защитная реакция, – повторяю.

– Я не такая.

– Я всё вижу.

 

Мы курили на балконе, смотрели на дальний, через дорогу, блестящий огнями «Бургер Кинг». Внизу была мини-футбольная площадка: высоченные жерди, натянута сетка, и бегают в темноте мальчишки. Три коротышки и один долговязый, постарше. Загорелся прожектор на угловом столбе. Она подумала, облокотилась резко на раму и говорит:

 

– А живёшь ты где?

В баре ты трахалась, думаю:

– У любовника. Переезжаю, в центр. Приходи в гости.

 

Не мог же я привести её в квартиру Артура. Может быть, в первый и последний раз мне достался такой экземпляр. Может, это и был единственный экземпляр. И что, что влюбился? И что, что слушать про её приключения, пока она не поймёт, что не за коллекцию ухажёров любят женщин. Послушаю.

Конечно, Артуру я объяснил это по-своему. Он считал, что это первые ласточки. Что после того, как я стал человеком из телевизора, у меня начала формироваться психология победителя, и «интересные девицы» будут прыгать на меня одна за другой. Только он ошибался.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению февраля 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

5. Часть 5
6. Часть 6
7. Часть 7
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!