HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Анатолий Сквозняков

Гитлер в мае

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за февраль 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2018 года

 

На чтение потребуется 1 час 50 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

21+
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 17.02.2018
Оглавление

8. Часть 8
9. Часть 9
10. Часть 10

Часть 9


 

 

 

Над крышей-пирамидой стало темно.

– Так что это за Алеся? – повторил он, поняв, что я улетел далеко за пределы торгового центра.

– Ох, Артур. Я не собирался заводить никаких интриг.

– Вы спали?

– Тут другое. Мы знакомы с ней неделю, а я схожу с ума.

– И что ты будешь делать, приведешь её к нам?

Я пожал плечами.

– Или будете, как школьники, целоваться в парке?

– Я снял квартиру.

Он трясётся.

– Пьёте в квартире чай?

– На что ты намекаешь?

– Я не намекаю. Я недооценил тебя. «Людочка» уже появилась!

– Это другое, – говорю.

– Не вижу ничего необычного.

– Я знал о ней давно, но и представить не мог... Хоть месяц. Хоть неделю. Дня мне недостаточно.

– Тебе раньше много кто казался недоступным. Но теперь ты изменился, и эти «открытия», новые возможности – будут каждый раз поражать тебя. Так и бывает. Поживи с моё.

– Артур, я с ней за неделю увидел больше, чем за последние десять лет.

– Две квартиры?

– И логово баптистов.

– Что?

– Баптистов.

Я обманул его. До логова дело не дошло.

 

Однажды я общался с проституткой. Она была глубоко религиозной женщиной. По тому, как Алеся вела себя в постели, я понял, что она может быть очень верующей. И не ошибся.

Выпрыгнув вечером из автобуса на остановке «Ноябрьская», я вспомнил, как утром, прощаясь со мной у пустого «Бургер Кинга», она насмешливо сказала:

– Ты знаешь, кто такие баптисты?

– Слышал.

– Вечером я пойду на собрание местной общины. Хочешь? – она ждала, что я, получив всё, что мне требовалось, соскочу.

– Боюсь, у них задымится святая вода, как в «Адвокате дьявола».

– У них нет святой воды. С ними интересно. Я ездила с ними на природу. Обычные люди. Песни пели, африканские барабаны притащили. Шашлыки жарили.

 

Она была уверена, что я не приду. А я пришёл на полчаса раньше и принялся искать это чёртово здание. Прошёл по улице Новой от второго дома до двадцать шестого, но «14/2» так и не нашёл. К назначенному времени я вернулся на остановку. Она вылезла из автобуса в накрахмаленном платье, марафет, волосы колокольчиком.

– Я думала, не придёшь. Спал хоть чуть-чуть?

– Не спал.

– Это, наверное, старческое.

– Думал о твоём бармене.

– О, это не самое яркое моё впечатление, поверь. Я посмотрела на карте этот дом. Он должен быть где-то здесь, за школой.

Продукт бездумной эмансипации. Вижу, что хочет взять меня за руку, но держит марку, самостоятельная. Мы обошли трижды по вязкой грязи забор, заросший кустами. За решёткой – никаких признаков жизни, только лампочки сигнализаций мигали. Прошли через двор к зданию, единственному не похожему на жилой дом. С заднего фасада были дебаркадер и чёрная пожарная лестница. Она постучала в бронированную дверь. Не открыли.

– Долбанные сектанты. Хер на них, поехали дальше.

– Сегодня, – говорю, – футбол. Есть одно место.

 

В автобусе было битком. Сидим на задней площадке. Под ногами – чёрный пол в чёрный горошек.

– Я играю в карты.

– В преферанс?

– Нет, в дурака. Я азартная.

– А я нет.

– Поставь на счёт.

– 2:0.

– А кто играет?

– Чехи с финнами.

– Финны выиграют.

– Скандинавы?

– Ох, эти скандинавы.

– Приятные воспоминания?

– Мой первый мужик был финн. Вообще все эти стереотипы по поводу того, что русские женщины самые красивые, – бред. Голландки – вот это красивые. В Чехии красивые. Немки – страшные, француженки тоже, но одеваются.

– Финн?

– Да, мне было двадцать два. Мы сидели в баре. Я надела самое блядское платье. Ты бы видел.

– Вечно всё самое лучшее – евреям и армянам.

– Я думаю, если не сейчас, то никогда. Говорю, пошли. Он так удивился. Не верил, пока кровь не увидел.

– Я бы тоже не поверил.

– Ты обиделся?

– Я не люблю девственниц. Спектакль одного актёра.

– Финны выиграют.

Она посмотрела в окно и покачала головой: ой-ой-йо.

Центр города был перекрыт кордонами полиции всех возможных подразделений. Полицейские стояли на каждом перекрёстке, патрульные машины перегораживали движение каждой второй улицы. Полицаи на лошадях проплывали мимо автомобилей, морящихся в пробке. Шла полным ходом репетиция 9 Мая. Взволнованная толпа тянулась по тротуарам. Из-за угла доносились приглушённые многоголосые выкрики.

 

Пьяные малолетки разбили одну из букв вывески кафе «Андеграунд». Мы прошли в конец зала и сели боком к огромному окну, на котором полукругом, задом наперед было наклеено название. Тонкий мальчик в фартуке с апломбом свободного художника оставил нам два меню, положив их на грязный стол.

Темнеющая улица загоралась огнями. Мимо нашего окна сновали одиночки и бродяги. Город успокоился. Кафе медленно оживало. За соседним столиком расположились клерки и заказали пива с чипсами. Для них эта вылазка была сродни бунту.

Я в этом баре сидел неделей раньше. С вором Радиком. Он не хотел идти. Ему надо было в мечеть. Я пообещал, что будут петь «Кино». Я приврал, потому как проводить вечера с Артуром, который только и думал о том, почему мир живёт не по законам полифонии Баха, я уже не мог. На облезших стенах были написаны тексты дебильных российских групп. Пели песни Чижа. Я ронял слёзки в пиво и рассказывал Радику, как мне плохо без женщины. Как бы я хотел, чтобы на твоём месте сидела хоть какая-нибудь, говорил я ему. Теперь женщина сидела и рассказывала мне свою историю.

Она познакомилась с врачом самой высшей в мире категории, который водил её на концерт какой-то группы. Потом она бойко перепихивалась в загородном доме с мажором из Башкирии.

– Понятно, не продолжай. Ты, подруга, на помойке себя, что ли, нашла? – бесился я, поддав пива. Я не хотел её обидеть, но знал, что самое обидное в такой ситуации – не произносить свои мысли вслух. Она же видела, о чём я думал. Даже клерки видели по моему лицу, что думал я о том, почему каждая, кого я по-человечески приглашаю на свидание, норовит познакомить меня с армией своих любовников. Я ведь отнёсся к ней хорошо. Вечер был шикарный.

Она достала телефон и стала показывать мне страницу. Там был жирноватый бородач. В глазах – баскетбольные мячи. Стоял на фоне надписи «Кругом – шлюхи и пидорасы».

– Мне кажется, он тобой пользуется, – говорю.

– Зато не врёт.

– Большое дело.

– Он мне говорит, что я чисто русская красавица. Может, женится. Правда, я с его другом спала, когда он пропал на две недели.

– Точно женится, – говорю.

Что я мог ещё сказать ей. У меня в двадцать три, а ей было двадцать три, у самого за душой ничего не стояло. Меня по-настоящему волновало другое. Беседа не складывалась. Не о её любовниках я собирался вести диалог. Встать бы да уйти – но я не мог.

– В начале двухтысячных глянцевые журналы стали матовыми, – сказала она, потрепав уголок меню.

Я посмотрел пристально в её лицо и в зрачках увидел французских солдат, бегущих в атаку, в штыки, в своей форме цвета грязной лужи.

– Музыку любишь? – сказал я.

– Когда ты влюблён, все песни про тебя. А ещё, если все песни про тебя, значит, ты отупел.

Я не понял.

– Начал узнавать себя в песнях, значит отупел. Так в Снобе пишут.

Я испугался картонной тигриной головы. Как Эдгар По испугался своего ворона, твердящего «Никогда, никогда, никогда». Я в этом недоразумении тут же увидел насмешку судьбы и поступил, как поступаю всегда, разочаровываясь в окружающих, – стал вести себя естественно.

– Журналы стали матовыми, потому что «мат» приятней глянца. С глянцем, будь он неладен, связаны лучшие годы журналистики. Ты знаешь, кто печатался в глянцевых журналах? Ты знаешь, кто печатался в «Плейбое»? Сегодня никто не оценивает произведения по их качеству, глубине. Их оценивают по репрезентативности.

– Может и так.

– Сегодня – мат. Какую музыку, я говорю, ты слушаешь?

– «Пикник» слушаю.

– Что через сто лет подумают о нашем времени, если послушают твой «Пикник»? Нужно слушать через сто лет «Ленинград», чтобы получить представление о нашем времени. Современное искусство превратилось в СМИ, понятно? Ханыга на сцене кричит о своей любви к алкоголю, женщинам, о том, что ему плевать на всё и на всех. И это нравится людям. Почему? Люди глупы? Нет, люди сейчас умны, как не были умны никогда. Двести лет назад люди не умели читать. Дело в том, что человек на сцене честно описывает реальность. В искусстве принципиально важно, чтобы художник понимал, что такое мимесис.

– Я знаю, что такое мимезис.

– Художник, который чувствует суть происходящего, всегда будет популярен, даже отражая неприглядные стороны современной ему жизни, даже выкрикивая со сцены мат.

Я в пылу махнул рукой и снёс пустой бокал. Сейчас, думаю, встанет и уйдёт. Сто раз у меня так было. Взрослый мальчик, я не научился продаваться за малоинтересный мне секс с пустой девкой. Со спортом я завязал давно, и любовью занимался не для статистики.

Но она не ушла. Посидела, потёрла нос, поковырялась в стойке с салфетками, достала сбоку бумажную трубочку сахара и сказала:

– Знаешь, как правильно открывать сахар? Раньше все открывали обычные пакетики, отрывая уголок. А один чувак додумался сделать пакетик, который одной рукой можно надломить посередине, – она надломила и высыпала сахар в пиво. – Он запатентовал метод и стал жить счастливо. Но через год пришёл в любимое кафе и обнаружил, что все открывают его волшебный сахар неправильно, с краю, и вытряхивают, как раньше. Он не выдержал этого и покончил жизнь самоубийством. Не поняли его.

– И что? – сказал я.

– Это тебе не наш человек. Тряпкой в мазуте морду вытер и дальше пошел коммунизм строить.

– Тебе нравится здесь? – сказал я. Должна была она раскрыться в других, удобных для неё условиях. Чем-то она зацепила меня и продолжала держать. Она несла чушь, но говорила так, будто работала ведущей детской программы на радио.

 

– Это место из двухтысячных, – покосилась она на сцену, где хвостатый тип гнусавым голосом вытягивал «Три полоски на кедах».

– Туалет тут шикарный, из девяностых.

– Давай проверим? – нащупала она общую тему.

– Пойдём.

 

На фаянсовой раковине – волосатое мыло. Сушилка для рук висит криво.

– Оторви, – говорит, – туалетной бумаги.

Я вышел первым. У двери с понимающим терпением стояли три панка. Один похлопал меня по плечу. Я опёрся лопатками на крашеную стену и с горечью выдохнул. У меня припадок случился. Она вышла из туалета и прошла мимо меня в зал. Я достал телефон.

– Мы задержались в городе, – говорю. – Квартира ещё свободна?

 

 

Традиционные похороны включены в число стандартных ритуальных услуг. Похоронный дом №1 в Санкт-Петербурге возьмёт на себя скорбные заботы даже в случае финансовых затруднений. На сайте http://rityal.pro/tradicionnye-pohorony/ указаны расценки на разные виды погребений.

 

Спустя час мы стояли на балконе и курили. Я совсем опьянел. Стемнело. Дети бегали по площадке. Они всё колотили и колотили. Мяч бился о сетку. Алеся спросила тогда:

– Ты думаешь, я такая?

– Защитная реакция, панцирь, – сказал я и вылил остатки пива в раковину. Она подошла и открыла кран. Пиво смешалось с водой и ушло в слив.

– Когда я была маленькая, в Александровке, я хотела себе новую форму в школу. Знаешь, какие дети жестокие. Если ты не так одет, у тебя не тот пенал. Я мечтала о платье. Мы переезжали в город, продали дом. У нас на кухне в стене было лишнее окно. Его завесили ковром, к нему поставили шифоньер – получилась стена. И когда продавали дом, получилось много денег. Моя мать, изобретательная женщина, придумала прятать деньги между ковром и шифоньером. Она любила их доставать оттуда и пересчитывать. И как-то раз деньги пропали. Такой был скандал. Мать ревела, отец молчал. Я вышла на улицу со своей куклой. Посадила её на покрышку, в которой была дождевая вода, как на край бассейна, поворачиваюсь, смотрю: там эти деньги рассыпаны между стеклом и ковром. И вся улица на них смотрит. Я зашла в дом и говорю: «А если я найду деньги, какая будет моя доля?». Мать сказала, что новое платье – и будет моя доля. Тогда я повела её на улицу. Такой счастливой я её никогда в жизни не видела. На следующий день отец забухал, и я разозлилась. Кричала: «Папа, это же мне на платье деньги!». А потом вылила водку в траву. Странно, но теперь я не люблю, когда выливают остатки алкоголя.

Она прижалась плечом к отсыревшей раме.

Я не смог раскусить фисташку и положил её на окно.

– Ты похожа на эту фисташку в панцире. Хочешь, буду называть тебя «Фисташка»?

– Мой бывший называл меня «Чипсинка». Он был похож на папашу, только врач. Придумай что-нибудь получше.

Пацаны на площадке сели на линии ворот и стали бить друг друга по плечам. Я подумал и сказал:

– Когда я был маленький, отец ездил на рыбалку. Я просился с ним, хотя рыбалку терпеть не мог. Там было холодно. «Буханка» стояла на пригорке, мы уходили на середину озера по льду. Бурили там лунки и сидели на пенопласте часами. Была такая рыбка – ряпушка. Отец вытаскивал её из маленькой дырки. Эта лунка меня больше всего удивляла. Я в мультиках видел, что лунка должна быть широкой, а лёд тонким. А там вот такая, как труба, длинная ровная нора. Я опускал туда леску, она путалась. Отец всё тягал этих рыбок и ждал щуки. А мне было стыдно, что я ничего не могу поймать. И я так мечтал хоть об одной этой мелкой рыбке. Я называл её «Рапушка». Я ещё не соображал ничего. На собак говорил: «Гам-гам». На рекламу – «Написка». Когда стемнело, а щуки всё не было, я сказал отцу: «Ночь-имно». Я переживал, что стемнело, а я не успел поймать рыбу до отъезда. Он подумал, что я устал, и сказал: «Скоро поедем, мальчик». Жалко, что тебя не было тогда рядом. Так я тебя буду называть. Рапушка. Так достаточно оригинально?

 

Она ответила что-то, но я не услышал. За окном проплыл Олег. Я отчётливо увидел его лицо. Оно было не таким, как в палате. Словно облеплено мокрыми салфетками. Я потянулся через раму. И от неожиданности нарушил ход событий воспоминания. Что-то пошло не так. Это были уже не воспоминания. Леся замерла, а потом автоматом стала повторять фразу:

– Ты думаешь, я такая? Ты думаешь, я такая? Ты думаешь, я такая?

Я бегал глазами по небу, пытался увидеть его. Меня поразило не то, что он оказался в моей памяти, а его страшное лицо. Если он выглядел не как в реальной жизни, мог быть уродцем и я.

Я не нашёл его и бросился в ванную. Вечер пошёл совсем не по сценарию. Это было не видение, не сон. Я контролировал себя. Я стал изменять свою память. Я пялился на себя в зеркало.

– Ты думаешь, я такая? – доносилось с балкона.

В зеркале был не я. Что-то было не так. Глаза мои были поставлены чуть шире или нос больше. Отражение походило на меня, но это был не я. И на скуле моей цвёл зелёной хризантемой гнойник.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению февраля 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

8. Часть 8
9. Часть 9
10. Часть 10
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!